О противолодочных кораблях истинных и "мнимых". О выполнении ракетных стрельб отличным кораблём и кораблём-работягой.

О противолодочных кораблях истинных и "мнимых"

К этому вопросу можно относиться по разному, но мы с вами коснёмся критерия стоимость-эффективность и преемственности корабельной организации от проекта к проекту. Начать лучше всего со второго. Когда самое верхнее командование не только ВМФ СССР но и Министерства Обороны осознало серьёзность ракетной подводной угрозы от верврагов, тогда почти все надводные корабли разом стали “противолодочными”. Но назвать артиллерийско-торпедный корабль противолодочным одно, а спроектировать и построить корабль под конкретную задачу борьбы с подводными лодками – другое, и воспитать экипажи в противолодочном духе – третье.


О противолодочных кораблях истинных и "мнимых". О выполнении ракетных стрельб отличным кораблём и кораблём-работягой.
Пр. 122бис. Водоизмещение: стандартное - 307 т, полное - 325 т


Исторически, по опыту прошедшей войны, всё лучшее от малых и больших охотников за подводными лодками вобрал в себя проект 122, но и задачи сторожевого корабля довлели над ним. В полной мере достоинства этого проекта оценили и морские части погранвойск. Заметим, что он вёл свою родословную от катеров (катерники всегда отличались лихостью и кавалерийским наскоком, что ни в коем случае не умаляет заслуг героев – катерников Великой Отечественной Войны), это существенно для дальнейших рассуждений.


Малый противолодочный корабль пр. 204. Водоизмещение: стандартное – 440 т, полное – 555 т


В чистом виде противолодочным был спроектирован МПК пр. 204, а экипажи на головные корабли проекта набирали с МПК пр. 122, вместе со сложившимися традициями и отношением к службе. Самосознание первых экипажей кораблей новых проектов отставало от возможностей и мощи материальной части и опять переползало в “мелкотравчатые” катерные традиции – а без боевых действий они не устойчивы. Суть их сводилась к тому, что упрёмся – разберёмся. Но прогресс не стоял на месте, появились МПК третьего поколения пр.1124.


Водоизмещение: стандартное 786 т, полное 938 т


И опять первые экипажи формировались из экипажей предыдущего проекта, МПК пр. 204. Это совершенно правильно, но вместе с личным составом на новый проект продолжали переползать традиции организации службы ещё с катеров (это своеобразный вид культуры, как у малочисленных народов и народностей, не имеющих письменности, передаваемый изустно и на личном примере, только в меньшем масштабе). Кстати, если кто не знает, корабль от катера отличается тем, что на корабле невозможно выполнить команду: “Оттолкнуть нос (или корму)”. Масса корпуса такова, что мускульных усилий личного состава уже не достаточно. Это тот случай, когда, независимо от экипажа, количество переходит в качество. В общем, с этой стороны развития кораблей ПЛО развитие организации службы в сторону совершенствования шло по возрастающей и встречало некоторое непонимание участников процесса.


Сторожевой корабль пр. 50. Водоизмещение: стандартное - 1068 т, полное - 1200 т


Зайдём с другой стороны. Экипажи сторожевых кораблей пр. 50 (которые называли карманными крейсерами за паросиловую ГЭУ и 100 мм артиллерию главного калибра) комплектовались из экипажей эскадренных миноносцев, а там всегда пыжились на крейсерскую организацию. При начале строительства истинно противолодочных кораблей проекта 159, экипажи для них комплектовались со сторожевых кораблей проекта 50.


Сторожевой корабль пр. 159. Водоизмещение: стандартное - 938 т, полное - 1077 т


А традиции продолжали просачиваться, но в этом варианте по нисходящей. У них были другие трудности – привести “глобальность” организации в соответствие с уменьшившимся тоннажём. Итог был впечатляющим: если рядом на одном и том же причале встречались уже почти одинаковые противолодочные корабли СКР пр.159 (159А) и МПК пр. 1124 (корабли почти одного тоннажа и с почти одинаковой численности экипажей, только с разными противолодочными возможностями), то и отношение экипажей СКРов к экипажам МПК было снисходительно-покровительственным. Хотя объективно один МПК пр. 1124, по поисковой производительности, стоил бригады СКРов пр. 159 (159А).

Теперь о стоимости – эффективности. Были и другие прекрасные противолодочные корабли. Например: БПК пр.61 и пр. 1135 (1135А), которые впоследствии, скромно перевели в сторожевые корабли второго ранга.


БПК/СКР пр. 61. Водоизмещение: стандартное - 3400 т, полное - 4300 т


Но проект 61 отличался от проекта 159 (159А) только большим водоизмещением, численностью экипажа, прожорливостью газотурбинных двигателей и дороговизной содержания. Вооружение и гидроакустика были почти одинаковыми, численность экипажа почти вдвое больше, ранг второй. Особая гордость – архитектура и газотурбинная силовая установка, он действительно красив – “Поющий фрегат”. Но одними мелодиями бороться с подводными лодками невозможно.

А вот 1135М, кроме подкильной ГАС уже имел буксируемую гидроакустическую станцию (БГАС) “Вега” МГ-325, которая сочетала в себе достоинства подкильной и опускаемой ГАС, потому что антенна БГАС могла буксироваться на заданной глубине (в пределах ТТД). Правда, командиры кораблей очень не любили использовать БГАС из-за опасности потери буксируемой антенны.


БПК/СКР пр. 1135. Водоизмещение: стандартное - 2835 т, полное - 3190 т


Так вот, не случайно их переклассифицировали в сторожевые. Им практически не давали заниматься противолодочной подготовкой, а держали в базах из-за дороговизны эксплуатации. На топливе, которое один корабль с двумя газотурбинными силовыми установками расходовал за суточный выход в море, КПУГ в составе трёх кораблей пр. 1124 мог вести поиск ПЛ трое суток!

В общем, везде и всюду отношение штабов к противолодочным кораблям шло не от их тактико-технических данных и реального вклада в боевые возможности разнородных противолодочных сил флота, а от водоизмещения.

Известен случай, когда летом 1977 года отряд из трёх кораблей: КРУ пр. 68У2 “Адмирал Сенявин”, МПК-36 и МПК-143 (последним командовал я, а в сущности это два моих корабля) в течение трёх суток носился на скорости 24 узла по северной части Японского моря, обозначая отряд кораблей верпротивника, для обеспечения боевой подготовки своих ПЛ. И было немного обидно, после окончания совместного плавания, получить от крейсера наши координаты и курс для следования в базу. На “старшем брате” видимо не знали, что навигационные системы и приборы у нас с ними одни и те же, мореходность не ограничена, а опыта повседневного плавания, пожалуй, побольше. А так как я на этом чуде управления и связи не только служил, но и был прикомандирован к штурманской боевой части, то знал истинные возможности его навигационной аппаратуры, это было обидно вдвойне. У МПК только автономность и водоизмещение меньше, и вообще всего неделю назад мы в этом же районе вели трёхдневный контрольный поиск ИПЛ для подготовки района к учениям, в которых сами же и приняли участие. Успешно вернулись в базу без помощи “старшего брата”.


О выполнении ракетных стрельб отличным кораблём и кораблём-работягой

Первый экипаж для корабля пр.1124 на Камчатке был скомплектован и отправлен за новостроящимся кораблём в июле 1977 года, когда в составе Флотилии уже было два корабля этого проекта, передислоцированных из Владивостока. Командованием Камчатской военной флотилии было сразу принято решение делать его отличным кораблём. Специально для гарантированного вывода кораблей в отличные на КВФ была разработана методика конкретизации задач матросу, старшине, отделению, команде, офицеру, боевой части или службе. В этой методике задача вывода корабля в отличные решалась обратным ходом (по аналогии с решением обратным ходом некоторых астрономических задач). То есть, согласно методике оценок ГШ ВМФ, для того чтобы корабль стал отличным надо, чтобы отличными были 50% боевых частей, остальные не меньше чем хорошими. В отличной боевой части тоже не все команды должны быть отличными, а где-то так процентов 60, остальные хорошими. В отличной команде тоже не все отделения должны быть отличными, а чуть больше половины. И, наконец, в отличном отделении не все матросы должны быть отличниками БП и ПП, а чуть больше половины. А ещё специфика флотской организации такова, что в отделении могло быть от двух матросов, команды тоже могли быть не полного состава. Конечно, ни в каком виде не должно было быть отрицательных оценок. Сам матрос тоже не на 100% отличник, а по некоторым основным показателям, из них политподготовка конечно на первом месте. С целью облегчения задачи для вывода в отличные выбирались не самые большие и трудоёмкие боевые части. Таким образом, если правильно оценить способности подчинённых и оформить поставленные задачи в виде соцобязательств, то с высокой степенью вероятности, по прошествии полугодия боевой подготовки, можно претендовать на звание отличного (матроса, отделения, команды, боевой части и, наконец, корабля). Плюс заинтересованность старшего штаба и, с некоторыми натяжками, корабль становится отличным.

Сам корабль прибыл к постоянному месту базирования летом 1978 года, и с ним до конца года была проделана вышеописанная процедура. Сразу после прибытия корабля Камчатской комплектации, во всём, в отношении к двум предшествующим кораблям и к МПК-145 со стороны командования, начала сквозить полная предвзятость. В снабжении, в укомплектовании личным составом, в условиях боевой подготовки, в несении боевых дежурств в праздничные дни. К примеру, если обычный корабль (не отличник) по каким-либо причинам не уложился бы в 45 минут при съёмке с якоря и швартовных по тревоге, начальство скажет, что уже давно сомневалось в его боеготовности. А с отличником такого просто быть не должно, особенно в праздники, вот и нечего создавать предпосылок к этому, постановкой отличного корабля в боевое дежурство на период этих самых праздников.

Ввиду сложности создания мишенной обстановки для зенитных ракетных стрельб планировщики боевой подготовки старались совмещать стрельбы двух и более кораблей. Так и произошло с ракетно-артиллерйскими стрельбами МПК-143 и МПК-145. Стрельбы спланировали на один день, казалось бы, созданы совершенно равные условия для стрельбы, вплоть до погодных. Ан нет. 143 получил для стрельбы две ракеты, у которых заканчивался гарантированный срок хранения, а 145 получил ракеты из неприкосновенного запаса (НЗ). Как это документально оформляли на базе ракетного оружия, и кто отдавал приказания на эту замену пусть останется на их совести. Гарантийную бригаду от завода изготовителя ЗРК “Оса-М” можно было бы распределить на стреляющие корабли равномерно, но бригада целиком была отправлена на 145. Последовательность выполнения стрельб в обычных условиях определяет тактический номер корабля или первая буква названия корабля по алфавиту, если нет, каких либо “других” соображений. Право первого залпа было предоставлено 145 (видимо были “другие” соображения). Кроме всего прочего на его борту были специалисты двух штабов - бригады и дивизиона, руководителем стрельбы был назначен начальник штаба бригады. На 143 сверх штатного экипажа был только один человек – руководитель стрельбы, командир бригады капитан 2 ранга Головко Л.И. До времени своей стрельбы мы находились на участке закрытия района ракетных стрельб и параллельно вели окончательную подготовку к ракетной стрельбе.

За время “Ч –2” (т.е. за два часа до стрельбы) командир БЧ-2 старший лейтенант Беляков Сергей Николаевич обнаружил неисправность в системе наведения по горизонтали станции визирования ракеты (СВР). Командир бригады воспринял доклад о неисправности почти радостно, со словами: “Я это предчувствовал!” Но радость его была преждевременной, я не собирался отказываться от выполнения ракетной стрельбы. Дело в том, что при выполнении ракетных стрельб обязательно учитывался прогноз пролёта разведывательных спутников вероятного противника и стрельбы производились либо до восхождения спутника, либо после его захождения, а прогноз прохождений РИСЗ давался только на трое суток. Жаль, я в то время не знал, что с 1978 по 1985 год ЦРУ получило всё, что мы так тщательно оберегали при выполнении ракетных стрельб, от одного из своих агентов в одном из наших НИИ. И если не выполнить стрельбу в запланированное время, то неизвестно когда это станет возможным в дальнейшем. А там погода, неисправности, отсутствие обеспечения и т. д. Довольно быстро была обнаружена причина, вызвавшая неисправность: это был таходатчик обратной связи в системе горизонтального наведения станции визирования ракет (ГН СВР). Точно такой же был быстро найден в бортовом ЗИПе. Вопрос был лишь в том, что для перестановки шестерёнки с неисправного датчика на исправный требовалось выполнить ювелирную работу - просверлить в оси исправного датчика (диаметр которой всего 4 мм) отверстие, больший диаметр которого составлял 1.5 мм, с конусностью под фиксирующую шпильку в условиях качки и дефицита инструментов (впоследствии отсутствие отверстий в осях аналогичных приборов было подано как замечание по комплектации ЗИП). Командир бригады без удовольствия принял управление кораблём, по моей просьбе выбрал курс с минимальной бортовой качкой, и отпустил меня с мостика делать это самое отверстие в оси таходатчика. Он и предполагать не мог, что за двадцать минут шестерёнка будет переставлена по полной электромеханической классике и отверстие в оси будет не только требуемого диаметра, но и заданной конусности. Установка исправного элемента и согласование следящей системы заняли ещё минут двадцать. Командир БЧ-2 доложил о готовности к стрельбе. Пока мы устраняли неисправность, МПК-145 выполнил ракетную стрельбу, поразил мишень первой ракетой на максимальной дальности, чем вызвал и нашу радость за боевого товарища.

Сама по себе организация именно этих зенитно-ракетных стрельб была довольно сложной. Достаточно упомянуть о том, что два самолёта ТУ-16 должны были создать помеховую обстановку с помощью пассивных диполей из алюминиевой фольги и, сквозь это облако, производят атаку два самолёта-штурмовика, имитируя налёт СВН вероятного противника. ТУ-16 повторяли постановку помех, носитель ракеты-мишени сквозь облака помех пускал по нам ракету. Про спутники радиотехнической разведки я уже говорил.

И вот, наконец, корабль в точке выполнения ракетной стрельбы, долгожданное обнаружение воздушной цели-мишени на фоне помех, выдача и приём ЦУ. А дальше песня ракетной стрельбы: “Ракетный, Пеленг…, Дистанция…- принять целеуказание”. “Целеуказание принято: Пеленг…, Дистанция…, Наблюдаю, Сопровождаю. Цель в зоне, Протяжка, Пуск первая, Сход, Нет захвата (ракета-то с законченным сроком хранения), Пуск вторая, Сход, Захват, Падение первой, Широкий луч, Средний луч, Узкий луч, Встреча второй, Цель поражена второй ракетой, ЗАК “Добро”. Веду огонь артиллерией”. Вой (4000 выстрелов в минуту!) АК-630 и залпы (60 выстрелов в минуту) ЗИФ-72 подтверждают, что артиллерия работает по крупным осколкам мишени, уничтоженной ЗРК.

Но всё это я рассказал как прелюдию предстоящего разбора РС. Корабли возвратились с моря, разбор был назначен через два часа, после швартовки второго корабля к причалу, в штабе бригады. Как заведено, первыми докладывали штурмана – у них всё отлично, стрельбы двух кораблей обеспечены необходимой точностью счисления и безопасностью кораблевождения. Вторыми докладывали артиллеристы-ракетчики о кораблях в порядке выполнения стрельб. На МПК-145 всё отлично, оценка “отлично”! А вот МПК-143 еле-еле, устраняя неисправности, с большим трудом, да и то только второй ракетой на минимально допустимой дистанции выполнил стрельбу (т.е. почти промахнулся), оценка “удовлетворительно”. Это как раз тот случай, когда в попытке угодить начальству теряется объективность разбора стрельбы. Но нашёлся действительно грамотный и объективный специалист – флагманский артиллерист-ракетчик флотилии, капитан первого ранга. Который объяснил всем остальным (в том числе и Командующему флотилии, присутствовавшему на разборе), что в соответствии с правилами оценки ракетно-артиллерийских стрельб, огневой показатель одинаково высок как для максимальных, так и для минимальных дальностей стрельбы (и тот и другой случай – использование оружия в предельных условиях). Мало того, огневой показатель ещё и повышается за способность устранения неисправностей личным составом при нахождении в море (без посторонней помощи), возникающих в ходе подготовки и выполнении стрельб, а какой ракетой уничтожена цель не важно – их для того и стреляют по две. Напротив, на МПК-145 стрельбу фактически выполнил персонал гарантийной группы от завода-изготовителя ЗРК. И попросил учесть его замечания при вынесении окончательной оценки. Учли: МПК-145 “отлично”, МПК-143 “хорошо”. Ну, как говориться, спасибо за “объективность”.
Автор:
Капитан 1-го ранга в отставке Солдатенков А.Е.
Первоисточник:
http://www.47br-ovra.com/news/kreiserskie-shtuchki-avtor-kapitan-1-ranga-v-otstavke-soldatenkov-ae
Статьи из этой серии:
Обнаружение иностранных ПЛ силами охраны водного района
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти