Поспорили летчик с подводником...



В августе 1943 года в Карибском море произошло самое ожесточенное сражение между авиацией и подводным флотом. Мощно стучали «Браунинги» 50-го. калибра, в ответ им с поверхности неслись шквальные очереди зенитных пушек «Флак», за кормой лодки ежеминутно вставали столбы воды. Самолеты проходили на бреющем, расстреливая субмарину из пулеметов и сбрасывая на нее тонны глубинных бомб – бой разгорелся не на шутку.


К удивлению американцев, U-615 не пыталась погрузиться или выбросить «белый флаг» - беспомощная лодка с разряженной аккумуляторной батареей лишь увеличила ход и взяла курс в открытый океан, палубная команда бросилась к зенитным орудиям. И тут началось!

Модернизированный У-бот с усиленным зенитным вооружением оказался «крепким орешком»: взамен снятого 88 мм орудия на борту лодки был установлен комплект автоматических зениток, обеспечивающий круговой обстрел воздушных целей. Первый раунд окончился вничью – прошитая насквозь зенитной очередью, американская летающая лодка PBM «Маринер» задымила и рухнула в воду. Но град сброшенных глубинных бомб сделал свое дело – поврежденная U-615 утратила способность погружаться.


"Либерейтор" расстреливает из 12,7 мм пулеметов немецкий У-бот

За последующие сутки подводная лодка отбила еще 11 атак американской авиации но, несмотря на тяжелые повреждения и гибель командира, продолжала упрямо двигаться в сторону открытого океана, прячась от противника в тумане и дождевых зарядах. Увы, полученные раны оказались смертельными – к утру 7 августа вышли из строя помпы, избитая субмарина медленно заполнилась водой и ушла на дно. Спустя час 43 человека из экипажа U-615 были подобраны американским эсминцем.

Поспорили летчик с подводником...

Пленный экипаж подлодки U-615

Не менее тяжело погибала U-848 под командованием Вильгельма Роллмана – подводный крейсер типа IXD2 продержался 7 часов под непрекращающимися атаками «Митчеллов» и «Либерейторов» с острова Вознесения. В конце-концов, субмарину U-848 потопили; из её экипажа был спасен всего один подводник - оберботсман Ганс Шаде, но и тот вскоре скончался от ран.

Были среди подлодок и настоящие рекордсмены, например субмарина U-256, сбившая четыре вражеских самолета. По три самолета записали на свой счет U-441, U-333 и U-648. Зенитчики U-481 сбили над Балтийским морем штурмовик Ил-2 – единственная потеря советской авиации от огня немецких подводников (30 июля 1944 г).

Среди самолетов союзников серьезные потери понесли морские патрульные модификации B-24 «Либерейтор» (четырехмоторный аналог «Летающей крепости») – всего в ходе войны 25 низколетящих «Либерейторов» жертвами зениток немецких U-ботов.


Морской патрульный самолет дальнего радиуса действия PB4Y-1, он же - Consolidated B-24D Liberator с допольнительной носовой турелью

В целом, открытые схватки немецких подлодок с авиацией носили скорее эпизодический характер – моряки неохотно вступали в перестрелку, предпочитая заблаговременно погрузиться и исчезнуть в толще воды.
Подводный корабль никогда не рассчитывался на открытое противостояние с авиацией – у подводников была совсем другая тактика, основанная на скрытности. Ограниченное количество зенитных стволов, отсутствие автоматизированных систем управления огнем, неудобные условия для работы расчетов орудий, сильное захлестывание и неустойчивость лодки, как артиллерийской платформы – все это ставило лодку в заведомо невыгодные условия, по сравнению с парящим в небе самолетом. Реальный шанс на спасение давали лишь быстрота погружения и ранее предупреждение об обнаружении противником.

В плане создания систем предупреждения немцы добились больших результатов. Особое место занимала радиотехническая разведка – уже к весне 1942 года, после участившихся рапортов подводников о внезапных ночных нападениях с воздуха, был разработан детектор радиолокационного излучения FuMB1 «Метокс», прозванная за характерный внешний вид «Бискайским крестом». Дальность обнаружения прибора в два раз превосходила дальность действия британских РЛС – в обычных условиях лодка получала «тайм-бонус» в виде 5-10 минут, что бы погрузиться и остаться незамеченной. Из минусов – при каждом всплытии антенну приходилось поднимать из отсека и вручную крепить на мостике. Возрастало время срочного погружения.

Тем не менее, применение «Бискайского креста» позволило на полгода лишить эффективности противолодочные силы союзников. В результате за 1942 год «стальные волки океанов» потопили в 1,5 раза больше кораблей и судов противника, чем за все предыдущие три года войны вместе взятые!

Британцы просто так не сдались и создали новые РЛС, работавшие на длине волн 1,3–1,9 метра. В ответ тут же появилась станция FuMB9 «Ванце», что позволило немцам с высокой эффективностью продолжать свой жуткий промысел до осени 1943 года (несмотря на принятые жесткие меры, потери союзников по-прежнему превышали потери 1940 или 1941 годов).

К осени 1943 немцы запустили в серию новый «антирадар» FuMB10 «Боркум», контролировавший диапазон волн 0,8–3,3 метра. Система непрерывно совершенствовалась - с апреля 1944 на подводном флоте появились новые станции обнаружения FuMB24 «Фляйге».

На появление американских сантиметровых радаров AN/APS-3 и AN/APS-4, работавших на длине волны 3,2 см, немцы ответили созданием FuMB25 «Мюке» (контролировала диапазон 2–4 см). В мае 1944 года появился самый совершенный комплекс радиотехнической разведки FuMB26 «Тунис», объединивший в себе все предыдущие разработки по темам «Мюке» и «Фляйге».


Единтвенная сохранившаяся подлодка Типа VIIC - U-995.
Фантастически красивый корабль

Но, несмотря на солидные успехи в области радиотехнической борьбы, примитивные дизель-электрические лодки по-прежнему проводили 90% времени на поверхности, что однозначно требовало повышения их боевой устойчивости, путем оснащения лодок эффективными средствами для отражения атак с воздуха.

В силу уже оговоренных причин (лодка – не крейсер ПВО), создать что-либо принципиально новое было невозможно. Повышение оборонительных возможностей У-ботов достигалось двумя основными путями:
1. Создание новых автоматических зениток с большей скорострельностью.
2. Увеличение количества «стволов» зенитной артиллерии на борту субмарины, расширение секторов обстрела, улучшение условий работы расчетов.

С декабря 1942 года на лодках вместо 20 мм зениток Flak 30 стали появляться новые автоматические пушки Flak 38, обладавшие вчетверо большей скорострельностью – до 960 выстр./мин., к тому же устанавливаемые в спаренном («цвиллинг») или счетверенном («фирлинг») вариантах.


Гибнущая U-848 Вильгельма Роллмана. Хорощо видна платформа с зенитными автоматами, расчет прячется от взрывов глубинных бомб и шквального огня пулеметов "Либерейтора"

Попутно шло оснащение лодок мощными 37 мм зенитками 3,7 cm Flak M42 – изначально армейским орудием, модифицированным под стрельбу в морских условиях, стрелявшим снарядами массой 0,73 кг. Скорострельность – 50 выстр./мин. Двух-трех попаданий из Flak M42 было достаточно, чтобы свалить в воду любой самолет противника.

На некоторых лодках монтировались «нестандартные» комплекты ПВО, например итальянские 13,2 мм спаренные пулеметы фирмы «Бреда». На части подводных лодок IX серии по бокам мостика разместились крупнокалиберные 15 мм пулеметы MG 151. Также, на рейлингах мостика зачастую монтировались несколько пулеметов MG34 винтовочного калибра.

С целью увеличения количества стволов и расширения секторов обстрела конструкторы непрерывно совершенствовали структуру рубки и надстроек лодки. К примеру, «рабочие лошадки» Кригсмарине – подлодки типа VII к концу войны имели восемь различных вариантов рубок и надстроек (Turm 0 – Turm 7). Не менее мощно модернизировались «крейсерские» лодки тип IX – они получили набор из пяти надстроек различной формы и содержания.



Главным нововведением были новые артиллерийские платформы, устанавливаемые позади рубки, получившие среди моряков прозвище Wintergarten («Зимний сад»). На части лодок типа VII вместо утратившего свою актуальность 88 мм орудия стали устанавливаться платформы и станины с 37 мм пушками Flak M42.

В результате, к концу войны стандартным вариантом зенитного вооружения на лодках типа VII стал Turm 4:
- две спаренных 20 мм пушки Flak 38 на верхней платформе рубки;
- дальнобойная 37 мм зенитка Flak M42 в «Зимнем саду» позади рубки (позже заменена на спаренную Flak M42U).

Зенитные лодки Кригсмарине

Как показала практика, всех принятых мер по защите лодок от атак с воздуха оказалось явно недостаточно. Особенно тяжело приходилось при переходах в Бискайском заливе: лодки, выходившие из баз на побережье Франции, попадали под шквальный огонь базовой противолодочной авиации с Британских островов – «Сандерленды», «Каталины», специальные модификации «Москито», бомбардировщики «Уитли», «Галифакс», тяжелые патрульные «Либерейторы» и «Прайвэтиры», «Бофайтеры» и истребительная авиация всех типов –набрасывались на лодки со всех сторон, пытаясь не допустить немцев на коммуникации в Атлантике.

Решение проблемы созрело быстро – создать специальные «зенитные» лодки, для эскортирования строевых субмарин на подходе к базам на побережье Франции, а также для прикрытия «дойных коров» в открытом океане (транспортных лодок Типа XIV, предназначенных для снабжения топливом, боезапасом и продовольствием лодок, действующих на удаленных коммуникация – в силу своей специфики «дойные коровы» являлись лакомой целью для противолодочных сил союзников).

Первая Flak-boot (U-Flak 1) была переоборудована из поврежденной лодки U-441 – в нос и в корму от рубки смонтировали две дополнительные артиллерийские платформы, зенитное вооружение лодки включало в себя два четырехствольных 20 мм автомата Flak 38, зенитную пушку Flak M42, а также множество пулеметов MG34. Ощетинившаяся стволами лодка, должна была стать страшной ловушкой для авиации противника – ведь британцы явно не ожидают такого поворота событий!


U-Flak 1

Однако, реальность оказалась обескураживающей – 24 мая 1943 года U-Flak 1 была атакована британской летающей лодкой «Сандерлэнд» - подводникам удалось сбить самолет, но пять сброшенных им глубинных бомб причинили субмарине серьезный ущерб. Через сутки побитый Flak-boot с трудом вернулся в базу. Следующее боевое патрулирование закончилось еще трагичнее – одновременная атака трех «Бофайтеров» привела к гибели 10 человек из экипажа U-Flak 1.

Идея «зенитной лодки» потерпела полное фиаско – к октябрю U-Flak 1 вернули её первоначальный облик и обозначение, переоборудовав в обычную «строевую» Тип VIIC. Примечательно, что в июне 1944 года U-441, вместе с группой других лодок, была срочно направлена в Ла-Манш с задачей помешать высадке союзников в Нормандии (о, святая наивность!).
7 июня 1944 года U-441 удалось сбить «Веллингтон» ВВС Канады, и на этом её боевая карьера закончилась – на следующее утро U-441 была потоплена британскими «Либерейторами».

Всего по проекту «зенитной лодки» были переоборудованы U-441, U-621, U-951 и U-256 (та самая, сбившая больше всех самолетов). В случае успеха идеи, планировалось переоборудовать в U-Flak еще несколько лодок (U-211, U-263 и U-271), но увы, эти планы никогда не были воплощены в реальности.



Несмотря на бодрое развитие зенитных средств, немецким лодкам все реже приходилось вступать в дуэль с самолетами противника – появление шноркелей (устройств для работы дизеля под водой, на перископной глубине) сократило до минимума время нахождения в надводном положении.

В ходе Второй мировой войны лодки доказали, что способны массово истреблять вражескую авиатехнику (вместе с запчастями, топливом и боекомплектом), пока она лежит в разобранном виде в трюмах транспортных судов. Но если самолеты успеют «встать на крыло» - в такой ситуации лодке делать на поверхности нечего. Нужно срочно уходить на безопасную глубину.

Всего за время Битвы за Атлантику авиация союзников записала на свой счет 348 из 768 уничтоженных немецких подлодок (45% потерь Кригсмарине). В эту цифру включены 39 побед, что были достигнуты совместными действиями самолетов и противолодочных кораблей ВМС. Также, незначительное число лодок подорвалось на выставленных самолетами минах (не более 26-32 единиц, точное значение неизвестно).

Ради справедливости стоит отметить, что немецкие моряки-подводники за тот же период времени потопили 123 боевых корабля и 2770 транспортных судов суммарным тоннажем 14,5 миллионов тонн. Размен более чем справедливый! Кроме того, лодки проводили диверсионные и набеговые операции в прибрежной зоне (например, нападение на советскую метеостанцию на Новой Земле), вели разведку, высаживали диверсионные группы, использовались на кругосветной курьерской линии по маршруту Киль – Токио, а под конец войны эвакуировали многих фашистских бонз и золотой запас Рейха в Южную Америку. Т.е. оправдали свое предназначение на все 100 и даже 200%.

Вместо эпилога

Противостояние самолета и подлодки как никогда обострилось в наше время: начиная с 1960-х годов, массовое появление винтокрылой авиатехники позволило передать вертолетам львиную долю задач по противолодочному охранению отрядов боевых кораблей. Не дремлет базовая авиация – ВМС иностранных государств ежегодно пополняются новыми противолодочными самолетами: на смену устаревшим «Орионам» приходят реактивные P-8 «Посейдон», созданные на базе пассажирского Боинг-737.

Атомные лодки ушли глубоко под воду, но средства и методы обнаружения не стоят на одном месте. На смену визуальному и радиолокационному обнаружению всплывших субмарин пришли гораздо более изощренные приёмы:

- магнитные детекторы, фиксирующие наличие подлодки по локальным аномалиям в магнитном поле Земли (приём плохо применим в высоких широтах);
- сканирование толщи воды лазером зелено-голубого света, хорошо проникающего на большие глубины;
- тепловые датчики, фиксирующие малейшие изменения температуры воды;
- сверхчувствительные приборы, фиксирующие колебания нефтяной пленки на поверхности моря (что имеется практически везде) при вынужденном смещении объёма воды под поверхностью моря.

Я уже не говорю о таких «примитивных» вещах, как сбрасываемые гидроакустические буи или буксируемые антенны ГАС, издавна применяемых на вертолетах ПЛО.


Противолодочный вертолет MH-60R "Си Хоук"

Все это позволяет противолодочным силам, при наличии количественного превосходства, хорошей подготовки и определенной доли везения обнаружить даже самую тихую современную лодку.
Ситуация складывается скверно, подводникам нечем дать ответ вражеской авиации. Наличие на борту нескольких ПЗРК не более чем курьез – их применение возможно только в надводном положении.

Наверное, многим поколениям моряков-подводников хотелось получить какое-нибудь оружие, чтобы прямо из-под воды «огреть» обнаглевших вертолетчиков. Французский концерн DCNS, кажется, нашел эффективное решение – зенитная ракетная система A3SM Underwater Vehicle на основе ракеты MBDA MICA. Капсула с ракетой выстреливается через обычный торпедный аппарат, далее управляемая по оптоволоконному кабелю, ракета несется в направлении цели на дальности до 20 км.

Целеуказание обеспечивают гидроакустические средства лодки – современные ГАС способны точно рассчитать местоположение завихрения на поверхности воды, образуемые винтом вертолета или двигателями низколетящего самолета ПЛО (высота патрулирования «Посейдона» составляет всего несколько десятков метров).

Аналогичную разработку предлагают немцы – комплекс IDAS (Interactive Defense and Attack System for Submarines) от компании Diehl Defense.

Похоже, что лодки вновь уходят в отрыв!



По материалам:
http://wunderwaffe.narod.ru
http://www.u-boote.ru
http://www.wikipedia.org
http://vpk.name
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

94 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти