Императивы нового века

В канун Нового года в Москве увидел свет сборник статей «Новая армия России», вышедший под редакцией М.С. Барабанова. Эта новая работа Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) посвящена проходящему с 2008 года кардинальному реформированию Вооружённых Сил Российской Федерации и их переходу к новому облику. Данная проблематика вызывает повышенный интерес в российском обществе, поэтому сборник статей, авторами которого выступили независимые эксперты (Д.Е. Болтенков, A.M. Гайдай, А.А. Карнаухов, А.В. Лавров, В.А. Целуйко), не может не привлечь к себе внимание.

«В данном сборнике, - отмечает в предисловии член Общественного совета при Министерстве обороны РФ, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, - делается попытка разъяснить широкой заинтересованной общественности России как основные замыслы и принципы осуществляемой с 2008 года военной реформы, так и главные направления её реализации. В статьях сборника по данным открытых источников даются описание и характеристика «нового облика» видов Вооружённых Сил РФ в том виде, как он сформировался по результатам первых этапов реформирования к лету - осени 2010 г.».


Реформа, пишет Пухов, является абсолютно необходимой, а её основные направления отвечают реальным вызовам безопасности государства в начале XXI столетия. По его словам, у России нет иного выбора, как получить в результате реформирования мощные и обновленные Вооружённые Силы, способные эффективно обеспечивать национальную безопасность и достойное место страны в современном мире.

Весьма уместным в связи с этим представляется включение в сборник статьи Вячеслава Целуйко «Мировые тенденции военного реформирования». Он обоснованно указывает, что некоторые факторы, влияющие на реформирование Российской армии, схожи с теми, что определяют развитие вооружённых сил иностранных государств. Вместе с тем эксперт проводит мысль о контрпродуктивности механического перенесения чужого опыта военного реформирования на Россию без учета специфических условий обретения этого опыта иностранными государствами.

В настоящее время, отмечается в сборнике статей, наблюдается трансформация вооружённых сил членов НАТО в плане сокращения числа «тяжёлых формирований» сухопутных войск, боевых эскадрилий ВВС и ударных сил флота за отсутствием для них адекватного противника.

В США до начала глобальной трансформации сухопутных войск (начало XXI века) в составе шести тяжёлых дивизий регулярной армии насчитывалось 52 танковых и механизированных батальона, кроме того, имелось три отдельных бронекавалерийских полка. Лёгкие силы были представлены двумя лёгкими пехотными дивизиями (15 боевых батальонов), воздушно-десантной (9 батальонов) и воздушно-штурмовой (9 батальонов) дивизиями, отдельной воздушно-десантной бригадой (два батальона) и тремя отдельными легкопехотными батальонами.

В ходе реформирования сухопутных войск Соединённых Штатов в составе новых 15 тяжёлых бригадных боевых групп (Heavy Brigade Combat Team) и двух механизированных бригад теперь насчитывается 36 танковых, механизированных и смешанных (в составе 2 танковых и 2 механизированных рот с подразделениями обеспечения) батальонов, кроме того, имеется один бронекавалерийский полк.

В составе шести средних бригадных боевых групп (Stryker Brigade Combat Team) насчитывается 18 пехотных батальонов на бронетранспортерах Stryker.

Лёгкие силы представлены 10 легкопехотными (Infantry Brigade Combat Team), 6 воздушно-десантными (Infantry Brigade Combat Team (airborne) и 4 воздушно-штурмовыми (Infantry Brigade Combat Team (air assault) боевыми группами, насчитывающими соответственно 20 лёгких пехотных, 12 воздушно-десантных и 8 воздушно-штурмовых батальонов.

Таким образом, на данном этапе можно констатировать, что количество тяжёлых батальонов в ходе реформирования американской армии сократилось в 1,5 раза, но вместо танковых и механизированных батальонов на БМП были сформированы 18 средних батальонов на БТР. Потому общее число батальонов на бронетехнике практически не изменилось. Изменения коснулись их вооружения и соответственно боевой мощи и подвижности (в том числе стратегической).

Кроме сокращения числа танковых и механизированных батальонов в сухопутных войсках США также сократилось число самоходных артиллерийских и реактивных дивизионов. В свою очередь количество лёгких батальонов в американской армии несколько выросло.

Таким образом, в реформировании сухопутных войск Соединенных Штатов Америки прослеживается тенденция их переориентации с полномасштабной классической войны на экспедиционные действия, для чего боевые батальоны и дивизионы переводятся на более лёгкую и подвижную технику и расширяются возможности структур обеспечения для придания боевым бригадным группам автономности.

Еще большей, чем в США, реорганизации подверглись сухопутные войска ФРГ и Франции. После перехода с дивизионной на бригадную структуру в сухопутных войсках Франции были сформированы четыре тяжёлые бригады (две бронетанковые и две механизированные) и две средние (бронекавалерийские). В настоящее время во Франции реализуется следующий этап реформы, в рамках которого на базе двух механизированных и двух бронекавалерийских бригад будут сформированы четыре «средние» многофункциональные бригады. Причём механизированные бригады лишатся своих танковых полков и в перспективе сменят гусеничные БМП АМХ-10Р на новые колёсные бронетранспортеры VBCI.

Такие многофункциональные бригады находятся в одной нише с американскими Stryker Brigade Combat Team, но крупнее их по составу и имеется более мощное вооружение у бронетехники.


Бронетанковые бригады усилятся танковым полком из состава механизированных бригад каждая, однако количество танков в танковом полку сократится с 80 до 60. В мотопехотных полках танковых бригад также планируется перевооружение на колёсные бронетранспортеры VBCP.

Таким образом, в составе сухопутных войск Франции планируется оставить лишь две бригады, предназначенные для «большой войны», а количество гусеничных боевых машин должно значительно сократиться.

Сухопутные войска Германии также изменили свою структуру согласно новым угрозам и задачам. Так же, как в американской и французской армиях, в бундесвере произошло сокращение количества тяжёлых подразделений на танках и гусеничных БМП в пользу подразделений на колёсной технике. Так, если в начале этого века в составе сухопутных войск Германии насчитывалось 13 тяжёлых бригад (не считая четырех кадрированных) наряду с 2 воздушно-десантными, одной горнопехотной, одной аэромобильной и одной пехотной бригадами, то сейчас на шесть танковых и восемь мотопехотных батальонов приходится лёгкий пехотный полк (из двух батальонов) и лёгкий пехотный батальон (в составе франко-германской бригады), четыре парашютно-десантных и три горнопехотных батальона. Таким образом, и в Германии произошло смещение акцентов в сторону увеличения удельного веса лёгких и средних формирований, более приспособленных для кризисного реагирования, чем тяжёлые.

Данная тенденция должна ещё более усилиться в ходе планируемого нового этапа сокращения и реформирования бундесвера, по результатам которого, как ожидается, в сухопутных войсках Германии к 2015 году останутся 3 танковых батальона, 4 мотопехотных батальона, 8 пехотных батальонов, один лёгкий пехотный полк, один горнопехотный полк, один воздушно-десантный полк и один десантно-штурмовой полк.

В меньшей степени тенденции по трансформации вооружённых сил в интересах экспедиционных действий затронули китайскую и турецкую армии. В них, как и в России, основу составляют тяжёлые формирования. Причём в китайской армии их удельный вес даже вырос за счёт расформирования в ходе сокращения численности вооружённых сил в первую очередь слабо вооружённых пехотных и моторизованных дивизий и бригад и переформирования их в механизированные.

Так, по оценке западных специалистов, если в 2005 году в составе НОАК насчитывалось 9 танковых и 5 механизированных дивизий, 12 танковых и одна механизированная бригады наряду с 15 пехотными и 24 моторизованными дивизиями и 22 моторизованными бригадами, то на данный момент в сухопутных войсках Китая имеется 8 танковых и 6 механизированных дивизий, 9 танковых и 7 механизированных бригад и 2 отдельных механизированных полка наряду с 11 моторизованными дивизиями и 17 моторизованными бригадами.

Надо также отметить, что под влиянием новых веяний в военном деле в НОАК появились 3 «средние» моторизованные дивизии быстрого реагирования и экспериментальный полк на лёгких боевых машинах.

Так что поиск оптимальной модели вооружённых сил применительно к новым геополитическим и военно-техническим реалиям идёт во многих странах мира. Как протекает этот процесс в Российской Федерации и рассказывается в сборнике статей, подготовленном Центром анализа стратегий и технологий.
Автор:
Сергей МЕДВЕДЕВ
Первоисточник:
http://www.redstar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти