"Белый генерал". К 170-летию со дня рождения выдающегося русского полководца Михаила Дмитриевича Скобелева

«Мой символ краток: любовь к Отечеству, свобода, наука и славянство!»
М. Скобелев

Самый известный русский военачальник второй половины XIX века Михаил Дмитриевич Скобелев (1843–1882), покоритель Хивы и освободитель Болгарии, Михаил Скобелев вошел в историю под именем «белого генерала». Выдающийся стратег, человек огромного личного мужества, погибший во цвете лет при весьма загадочных обстоятельствах.


По отношению к солдатам и наступательной стратегии, его называли «вторым Суворовым», болгары в дань благодарности называли его «генералом освободителем» и даже предлагали возглавить болгарский народ, а османы говорили с почтением – «Ак-паша» («белый генерал»). Так, его называли за мундир и белую лошадь, а также отношение к людям. Скобелев говорил: «Убедите солдат на деле, что вы о них вне боя отечески заботливы, что в бою - сила, и для вас ничего не будет невозможного». Солдаты его любили и говорили «Он не посылал на смерть, а вёл за собой». В Европе генерала сравнивали с Наполеоном Бонапартом. Его звезда только восходила, несмотря на то, что за 19 лет своей военной карьеры Михаил Дмитриевич успел побывать в огне 70-ти сражений. Путь от поручика до генерала М.Д. Скобелев прошел за удивительно короткий срок – 11 лет (1864 - 1875 гг.). Вызывает уважение и география службы Скобелева – от Средней Азии до Балкан, знание религиозных и бытовых традиций местных народов. Легендарный генерал знал Коран и цитировал его по-арабски, вызывая удивление турок.

Михаил Скобелев прославился не только как военный деятель, но и как выразитель чаяний славянского мира, лидером которого он справедливо считал могучую Российскую империю. Михаила Дмитриевича по праву можно считать одним из идеологов славянства (панславизма), понимаемого как единение родственных по крови и вере народов и стран во главе с Россией. Скобелев был борцом за единство славянского мира. Основой такого объединения были общеславянские корни, традиции, русский язык и русская культура, обладавшие могучими свойствами к единению множества народов вокруг русского народа, ядра Русской цивилизации. Особой объединяющей притягательностью обладала и военная мощь, воинская слава России, которая добывалась, обычно, в борьбе за историческую справедливость. Сила России, направленная на борьбу за справедливость, притягивала другие народы. Так было во время борьбы России за освобождение балканских народов. И с еще большим масштабом это свойство русского народа проявится в будущем, в годы Великой Отечественной Войны, когда героическая борьба СССР привлечёт внимание и сочувствие всех прогрессивных людей человечества. Вполне закономерно, что и Михаилу Дмитриевичу русский народ представлялся ядром обширной и разнообразной евроазиатской этнической системы, дающей безопасность множеству самых различных народов и народностей, способной справедливо решать задачи внутреннего развития, и побеждать любого противника.

Когда русская армия, в авангарде которой шли войска Михаила Скобелева, наступала на Константинополь, «второй Суворов» мечтал войти в древний город, бывший «Царьград», столицу Второго Рима – Византии. Он связывал со вступлением русских войск в Константинополь надежды на возрождение славянского мира и его объединение. Однако, западные державы, и в первую очередь Великобритания, не допустили такого развития события. Связано это было и политической слабостью фигуры императора Александра II, которому не хватило воли, чтобы отстоять плоды победы 1877-1878 гг., выдержать давления Запада и завершить войну блестящей победой России (захватом проливов и Константинополя). Единение славянского мира было страшной угрозой для англосаксонского проекта глобализации. Англия стремилась сохранить обломки Османской империи, в качестве враждебной России державы, буфера, сдерживающего движение русских на Юг. Возможно, именно эти геополитические воззрения генерала, с учётом его огромной популярности, и стали поводом для его внезапной смерти. К сожалению, в годы советской власти, имя «белого генерала» практически вычеркнули из литературы и народной памяти.

"Белый генерал". К 170-летию со дня рождения выдающегося русского полководца Михаила Дмитриевича Скобелева

Скобелев юнкером.

Семья, ранняя биография и военное образование. Первый боевой опыт

Русский военачальник был третьим в роду прославленных генералов (его дед и отец имели немало боевых заслуг). Михаил Дмитриевич родился в Петербурге 17 (29) сентября 1843 г. Его отцом был генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Скобелев (1821—1879), а матерью - Ольга Николаевна (1823 — 1880), урожденная Полтавцева. Д. М. Скобелев был участником Венгерской кампании, за боевые заслуги и храбрость был отмечен орденом св. Владимира 4-й степени с бантом, а также австрийским орденом Железной короны 3-й степени. В годы Восточной (Крымской) войны воевал на Кавказском фронте, был награждён золотой шпагой с надписью «за храбрость», за отличие в Баше-Кадыкларском сражении произведён в полковники и награждён орденом св. Анны 2-й степени. Последовательно командовал Елисаветградским драгунским полком, лейб-гвардии конно-гренадерским полком, был командиром собственного Его Величества конвоя, инспектором кавалерии. Принял участие в войне с Турцией 1877—1878 гг., командуя Кавказской казачьей дивизией совместно с 4-й стрелковой бригадой. Затем был в распоряжении главнокомандующего и принял участие в ряде дел. За кампанию 1877-1878 гг. Дмитрий Иванович Скобелев получил орден святого Георгия 3-й степени.

С матерью Михаил был в очень теплых отношениях, на всю жизнь сохранил с ней душевную близость и унаследовал от неё «тонкость натуры». Ольга Николаевна занималась благотворительной деятельностью и поддерживала политику сына в славянском вопросе. После смерти мужа в 1879 году, она полностью посвятила себя благотворительности, поехала на Балканы и возглавила болгарский отдел Общества Красного Креста. Она основала в Филиппополе (современный Пловдив) приют для сирот, организовала ещё в нескольких городах приюты и школы, занималась организацией снабжения госпиталей Болгарии и восточной Румелии. 6 июня 1880 года Ольгу Николаевну убили разбойники в окрестностях Филиппополя. Её гибель стала большой трагедией для Скобелева.

Дедушка Михаила, Иван Никитич (1778—1849), был сыном сержанта-однодворца, и начал службу с 14 лет, поступив солдатом в Оренбургский 1-й полевой батальон (впоследствии 66-й пехотный Бутырский полк). Своими способностями и энергичным характером он скоро обратил на себя внимание начальства и на 4-м году службы получил чин сержанта, а затем и офицера. В составе 26-го егерского полка отличился в антифранцузской кампании 1807 года. За Шведскую кампанию был награждён золотой шпагой с надписью «за храбрость» и орденом св. Владимира 4-й степени. Получил тяжелые ранения, но продолжил службу и отличился в войне против османов. В чине капитана некоторое время был в отставке. В 1812 году становится адъютантом М. Кутузова. Участвовал в Заграничном походе русской армии, отличился в ряде дел. Последней его кампанией стала Польская, в сражении под Минском он потерял руку. Иван Никитич не только прошел путь от солдата до генерала от инфантерии, но и стал известным писателем, выступавшим под псевдонимом «русский инвалид». Скобелев писал на военные темы, и его сочинения пользовались большой популярностью у военных. Генерал писал живым простонародным языком, используя солдатский юмор, народные пословицы. Иван Никитич в одном из своих рассказов написал — «помню хорошее, помню дурное, но, признаюсь, не помню ничего лучше русского солдата». Совершенное знание русского солдата привело к большой известности его сочинений. Кроме того, его сочинения были наполнены верой и глубоким патриотизмом.

В первые годы жизни Михаила Дмитриевича, дед-солдат являлся главной фигурой в домашнем воспитании внука. Мальчик с большим интересом слушал рассказы Ивана Никитича о военных походах и подвигах, русском солдате. К сожалению, вскоре И. Н. Скобелев умер, и мальчик с 6 лет остался без любимого деда-воспитателя. Ребенка стал воспитывать гувернер немец, но с ним отношения не сложились. Позже Михаила отправили в Париж в пансионат к французу Дезидерию Жирардэ. Во Франции будущий генерал овладел большим объёмом знаний и несколькими языками. А Жирардэ со временем станет близким другом Михаила и последует за ним в Россию. В Российской империи в 1858—1860 гг. молодой человек готовился к поступлению в Санкт-Петербургский университет. Подготовка была успешной, и в 1861 году он поступил на математический факультет Петербургского университета. Однако дальнейшей учебе помешали студенческие волнения, из-за которых университет временно закрыли. В результате семейные традиции взяли вверх и «слишком изящный для настоящего военного», Скобелев в ноябре 1861 года поступает вольноопреляющимся в Кавалергардский полк. Это событие стало переломным моментом в его судьбе.

18-летний Михаил в строю воинов-кавалергардов принёс присягу на верность государю и Отечеству и с рвением приступил к изучению военного дела. 8 сентября 1862 г., после сдачи экзамена, он был произведен в портупей-юнкера, а 31 марта 1863 г. - в корнеты. В 1864 году его по собственному прошению перевели в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, который был дислоцирован в Варшаве и вел боевые действия против польских мятежников. Михаил Дмитриевич, в боях с поляками, получает первый боевой опыт. В составе лейб-гвардии Преображенского полка он преследовал польский отряд под руководством Шпака. В составе летучего отряда под начальством подполковника К.И. Занкисова молодой офицер принял участие в уничтожении польского бандформирования под командованием Шемиота в Радковицком лесу. За этот бой Скобелев был отмечен орденом св. Анны 4-й степени «за храбрость». В воспоминаниях офицеров Гродненского полка молодой Михаил Скобелев остался «истым джентльменом и лихим кавалерийским офицером».


Скобелев поручиком.


В 1864 году во время отпуска Скобелев совершил поездку в Европу, чтобы изучить театр военных действий датчан против немцев (в 1864 году произошел конфликт между Данией, Пруссией и Австрией из-за герцогств Шлезвиг и Гольштейн). В этом же году Скобелев был произведен в поручики. В 1866 г. поручик поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, в которой тогда преподавали такие видные военные деятели, как Г.А. Леер, М.И. Драгомиров, А.К. Пузыревский. Скобелев учился неровно, показывая блестящие знания только по тем предметам, которые его интересовали. Так, он был первым во всем выпуске по военной истории, показывал отличные результаты по иностранным и русскому языку, по политической истории, но не блистал в военной статистике и съёмке и особенно по геодезии. Поэтому, академию Скобелев окончил не в первых рядах, но всё равно был зачислен в Генеральный штаб.

По словам биографа полководца, писателя В.И. Немировича-Данченко, Скобелев, на практических испытаниях в Северо-Западном крае, должен был найти наиболее удобный пункт для переправы через реку Неман. Для этого нужно было изучить всё течение реки. Но Скобелев этого не сделал, прожив всё время в одном и том же месте. Когда прибыла проверочная комиссия с генерал-лейтенантом Г.А. Леером, Скобелев вскочил на коня и форсировал реку, благополучно переплыв Неман в оба конца. Леер был в таком восторге, что настоял на зачислении подающего большие надежды, решительного и энергичного офицера в Генштаб. Незадолго до выпуска из Академии Генштаба Скобелев был произведен в очередной чин – штабс-капитана.

Первые дела в Азии

В 1868 году, по ходатайству командующего войсками Туркестанского военного округа генерал-адъютанта фон Кауфмана 1-го, Скобелева направили в Туркестанский округ. В Ташкент Михаил Дмитриевич прибыл в начале 1869 года и первоначально служил в штабе округа. Офицер изучал местную тактику боя. Командуя Сибирской казачьей сотней, участвовал в мелких делах на бухарской границе, проявив личную храбрость. Провел картографическую съемку недавно присоединенного к империи Заревшанского округа. Однако, несмотря на проявленные умения и храбрость, служба в туркестанском округе у Скобелева не сложилась. Михаил Дмитриевич из-за «недостатка необходимой выдержки и такта» был человеком конфликтным, нетерпимым к чужим слабостям.

Скобелев повздорил с некоторыми казаками, а с двумя представителями ташкентской «золотой молодёжи» дело дошло до дуэли. Этим он вызвал неудовольствие генерала Кауфмана. Михаила Дмитриевича откомандировали обратно, ему дали назначение в резервный эскадрон лейб-гвардии Гродненского гусарского полка.

В конце 1870 года Скобелева отправили в распоряжение командующего Кавказской армией. Весной 1871 года Михаил был отправлен в Красноводский отряд полковника Н.Г. Столетова, на восточное побережье Каспия. Там офицер командовал кавалерией и изучал возможность похода русской армии к Хиве через северную часть пустыни Каракумы. Михаил Дмитриевич произвел разведку пути к колодцу Сарыкамыш, проделав сложный путь общим расстоянием в 536 верст: от Муллакари до Узункую - 410 вёрст в 9 дней, и обратно, до Кум-Себшен, 126 вёрст за 16,5 часов. Его сопровождало всего шесть человек. Скобелев составил подробное описание пути и имеющихся там колодцев. Но и здесь офицер вызвал недовольство начальства, он самовольно просмотрел план предстоящего похода в Хиву, за что был отправлен в 11-месячнй отпуск.

В апреле 1872 года Михаила снова причислили к Главному штабу, в Военно-Учётный кабинет. Он участвовал в подготовке полевой поездки офицеров штаба и Петербургского военного округа в прибалтийские губернии. В июне 1872 года был назначен старшим адъютантом штаба 22-й пехотной дивизии, которая была дислоцирована в Новгороде. Уже 30 августа 1872 года был произведен в подполковники, став штаб-офицером при штабе Московского военного округа. Но и в Москве пробыл не долго, Скобелева направили в 74-й пехотный Ставропольский полк в качестве командира батальона.

Хивинский поход

Скобелев не задержался и в районе Майкопа, где был расположен Ставропольский полк. В это время вооруженные силы России готовили поход на Хиву, «для освобождения наших соотечественников», которые находились в рабстве. Кроме того, постоянно шли жалобы от местных жителей, перешедших в русское подданство, они подвергались нападениям феодалов, снабженных английским оружием. Ставропольский полк не был включён в число соединений, которые должны были принять участие в этой операции. Но Скобелев не собирался оставаться в стороне от места, где будет жарко. Он попросился в отпуск и прибыл в Туркестан в разгар подготовки к походу. В апреле 1873 года русские войска выступили в поход из четырёх пунктов: Ташкента (генерал Кауфман), Красноводска (полковник Маркозов), Оренбурга (генерал Верёвкин) и Мангышлака (полковник Ломакин). Общая численность войск составляла 12-13 тыс. солдат при 56 орудиях. Общее командование осуществлял генерал Константин Кауфман.

Скобелев возглавил авангард Мангышлакского отряда полковника Николая Ломакина. Вышли 16 апреля, Михаил Дмитриевич, как и другие офицеры, шел пешком. В отряде была нехватка верблюдов (всего 1500 верблюдов на 2140 человек), поэтому навьючили всех строевых лошадей. Скобелева всегда отличали суровость, и требовательность в условиях военного времени, причем в первую очередь к себе. В мирной жизни он мог сомневаться, но в военное был максимально собран, ответственен и мужественен.

В сложной ситуации, когда на половине пути до колодца Сенек кончилась вода, Скобелев показал себя умелым командиром и организатором, поддерживая в своем эшелоне полный порядок и заботясь о нуждах солдат. 5 мая, осуществляя разведку возле колодца Итыбая, Скобелев с 10 солдатами обнаружил караван, направлявшийся в Хиву. Несмотря на численный перевес противника, Скобелев атаковал противника. В этом бою он получил несколько ран от холодного оружия и вернулся в строй только 20 мая. 21 мая подполковник с небольшим отрядом провел карательную операцию против туркмен. Их наказали за враждебные действия в отношении русских войск. 22 мая Скобелев прикрывал обоз, отбив несколько атак хивинцев. 24 мая, когда русские войска стояли у Чинакчика (8 вёрст от Хивы), противник атаковал верблюжий обоз. Михаил Дмитриевич немедленно взял две сотни, незаметно вышел в тыл и ударил по хивинцам. Он опрокинул вражескую конницу, обратил в бегство пехоту и отбил 400 верблюдов.


Хивинский поход 1873 г. Через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган (Каразин Н. Н., 1888).

26 мая соединившиеся Оренбургский и Мангышлакский отряды вышли к Хиве, расположившись у Шахабадских ворот. 28 мая была произведена разведка боем. 29 мая к городу с юго-востока подошёл Туркестанский отряд под началом Кауфмана. Хивинцы капитулировали. Войска Кауфмана стали входить в город с южного направления. Но, из-за беспорядков в городе, северная часть Хивы не знала о капитуляции и отказалась сдаваться. Скобелев с двумя ротам начал штурм Шахабадских ворот и первым пробил путь внутрь крепости. Хивинцы пошли в контратаку, но Скобелев удержал за собой ворота и вал. Вскоре по приказу Кауфмана штурм был остановлен, город окончательно капитулировал. Хива покорилась.


Схема укреплений Хивы.

Во время похода Красноводский отряд полковника Маркозова, не принял участия во взятии Хивы и был вынужден вернуться в Красноводск. Скобелев вызвался выполнить разведку не пройденного Красноводским отрядом пути, чтобы выяснить причину случившегося. Задача была сопряжена с большим риском: надо было пройти участок Змукшир — Ортакаю в 340 вёрст, во враждебном окружении. Михаил Дмитриевич взял с собой только 5 человек, включая 3 туркмен. 4 августа он выступил из Змукшира. В колодце Даудурь воды не было. За 15-25 верст до Ортакую, отряд Скобелева утром 7 августа, возле колодца Нефесь-кули, напоролся на отряд враждебных туркмен. Подполковник и его спутники с трудом спаслись. Было очевидно, что пробраться дальше нельзя. 11 августа, пройдя 640 верст, Скобелев вернулся обратно. Соответствующий доклад был представлен Кауфману. Эта разведка помогла снять обвинение с полковника Василия Маркозова, которого считали виновным в неудаче Красноводского отряда. За эту разведку Михаила Скобелева отметили орденом святого Георгия 4-й степени.

Зимой 1873—1874 годов офицер был в отпуске, в Южной Франции. Во время него он совершил поездку в Испанию, где шла Третья карлистская война (восстание подняла партия поддерживавшая права дона Карлоса и его наследников), и был очевидцем нескольких битв. В феврале 1874 года Скобелев был произведён в полковники, а в апреле зачислен флигель-адъютантом в свиту Его Императорского Величества.



Генерал-майор и военный губернатор

В конце мая 1875 г. Михаил Дмитриевич вновь добивается назначения в Туркестан. Скобелев был назначен командиром небольшой военной команды (22 казака), которое конвоировало русское посольство, направленное в Кашгар. Одновременно он выполнял функцию разведчика – должен был оценить военное значение Кашгара. Посольство проходило через Коканд, где правил находящийся под русским влиянием Худояр-хан. В это время вспыхнуло восстание против хана, который бежал в Ходжент. Русское посольство его прикрыло. Благодаря умению Скобелева, его осторожности и твердости, боя, который грозил истреблением немногочисленного русского отряда, удалось избежать.

В это время в Коканде провозгласили газават против неверных и кокандские отряды вторглись в русские пределы. Ходжент был осажден. Начались волнения среди местных жителей. Скобелев с двумя сотнями казаков был направлен для борьбы с бандформированиями. Вскоре Ходжент был освобожден войсками Кауфмана, Скобелев возглавил кавалерию. 22 августа 1875 года русские войска взяли Махрам – центр сил восставших (насчитывали до 50 тыс. человек). Кокандцы потерпели полное поражение, потеряв до 2 тыс. человек убитыми (русские войска потеряли 5 убитыми и 8 ранеными). Скобелев в этом сражении при поддержке ракетной батареи стремительно атаковал врага, обратил в бегство многочисленные неприятельские скопища пеших и конных и гнал их 10 верст. В этом деле полковник показал себя превосходным кавалерийским начальником.

Предводитель восставших Абдуррахман сбежал, для его преследования отправили шесть сотен, две роты пехоты и ракетную батарею под началом Скобелева. Русские солдаты уничтожили вражеский отряд, но Абдуррахман смог уйти. Россия присоединила к себе земли к северу от Сыр-Дарьи (Наманганский отдел). Однако восстание продолжалось. Абдуррахман низложил хана Насреддина (сын Худояра) и возвел на престол Пулат-хана (Болот-хан). Центром восстания стал Андижан. 1 октября отряд генерал-майора Виталия Троцкого взял вражескую крепость. Скобелев отличился и в этом бою. На обратном пути русский отряд встретил противника, 5 октября Скобелев ночной атакой уничтожил лагерь восставших кипчаков.

18 октября за отличия в этой кампании Михаила Скобелева произвели в генерал-майоры и назначили начальником Наманганского отдела. Под его началом было три батальона, пять сотен и 12 орудий. Скобелев получил задачу «действовать стратегически оборонительно», т. е. не покидая границы Российской империи. Однако ситуация была такой сложной, что Скобелеву пришлось перейти в наступление. «Позиционная война» вела к успеху противника. Бандитские элементы и шайки постоянно пересекали русскую границу, практически непрерывно шла малая война. Генерал-майор Михаил Скобелев постоянно пресекал попытки врага пересечь границу, 23 октября разгромил вражеский отряд у Тюря-кургана, а затем помог гарнизону Намангана, где вспыхнуло восстание. 12 ноября разметал у Балыкчей большой вражеский отряд (до 20 тыс. человек). Необходимо было ответить. Кауфман дал приказ провести ограниченную наступательную операцию.

25 декабря Скобелев выступил из Намангана с 2,8 тыс. бойцов при 12 орудиях и ракетной батарее. Двигаясь к Ике-су-арасы, русские войска уничтожали «немирные» кишлаки. Противник достойного сопротивления оказать не смог. Только в Андижане Абдуррахман решил дать бой и собрал до 37 тыс. воинов. 8 января 1876 года русские войска взяли крепость штурмом. Абдуррахман сбежал к Ассаке, где 18 января потерпел новое поражение. Вождь повстанцев снова убежал, некоторое время скитался, затем сдался на милость победителей. Оставшиеся в живых «непримиримые» повстанцы бежали в Афганистан.


Коканд. Вход во дворец Худояр хана, построен в 1871 г.

В феврале Кокандское ханство было преобразовано в Ферганскую область и вошло в состав Российской империи. 2 марта Михаил Скобелев был назначен военным губернатором и командующим войсками Ферганской области. За умиротворение Коканда Скобелев был награжден орденом св. Владимира 3-й степени с мечами и орденом св. Георгия 3-й степени, а также отмечен золотой шпагой с бриллиантами с надписью «за храбрость».

Будучи главой области, Скобелев успел замирить кипчаков, которые дали слово жить мирно. А также совершил поход против киргизов, населявших хребты Алая и долину реки Кизыл-су. Экспедиция к границам Кашгарии, к Тянь-Шаню, завершилась присоединением Алайской земли к Ферганской области, занятием кашгарской границы и постройкой Гульчинско-Алайской дороги. На должности губернатора Скобелев находился не более года, его отозвали в Петербург. Генерал боролся против казнокрадства, нажив себе много врагов. На него в столицу постоянно сыпались жалобы. Обвинения не подтвердились, но Скобелева все же отозвали. Теперь ему предстояло доказать, что успехи в Средней Азии были не случайны.


«Генерал М. Д. Скобелев на коне». Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, (1883).

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти