Европейские гиены. К 75-летитю Мюнхенского сговора


В политическом календаре западных демократий время от времени всплывают юбилеи таких событий, о которых в тех же Лондоне, Вашингтоне, Париже или Варшаве предпочли бы не вспоминать. Одно из них произошло 75 лет назад, 30 сентября 1938 года, когда в Мюнхене премьер-министры Великобритании и Франции Н. Чемберлен и Э. Даладье поставили свои подписи рядом с подписями А. Гитлера и Б. Муссолини под соглашением, отдававшим на заклание агрессорам Чехословакию. США поддержали мюнхенскую сделку…

И всё же историческая память народов сильнее чьего бы то ни было желания стереть, затушевать эту позорную страницу западной дипломатии. Мюнхенский сговор, действительно, забывать нельзя – ведь именно из него уже через год выросла Вторая мировая война.


Перелистаем некоторые страницы истории 1938-го. Гитлер задумал уничтожить Чехословакию еще весной того года. В начале апреля он сообщил Муссолини, что намерен прекратить движение Германии в сторону Средиземного моря и приступить к решению проблем Судетской области, где большую часть населения составляли этнические немцы. В директиве по плану «Грюн» от 30 мая 1938 г. фюрер заявил: «Моим твердым решением является уничтожение Чехословакии посредством военной акции в обозримом будущем». По указанию начальника штаба Верховного командования вермахта В. Кейтеля, отданному главнокомандующим видами вооруженных сил, выполнение этой директивы должно было быть «обеспечено самое позднее с 1 октября 1938 г.».

«Остановил» Гитлера Невиль Чемберлен. Проявляя буквально трогательную заботу о том, чтобы военная акция не вызвала у Третьего рейха международных осложнений, премьер-министр Великобритании на встрече 15 сентября 1938 г. с фюрером в Берхтесгадене (Германия) заверил собеседника в своем стремлении к «германо-английскому сближению» и готовности ради этого признать включение судето-немецких областей в состав Германии. Это, бесспорно, развязывало руки Гитлеру, могущему теперь совершенно не опасаться, что стремление расширить «жизненное пространство» за счет чехословацкой территории будет «не так» воспринято западными демократиями. Не случайно во время повторной встречи с Чемберленом в Годесберге Гитлер повел себя по-хозяйски: он потребовал, чтобы были созданы все условия для оккупации Судет не позднее 1 октября. И британский премьер согласился. В качестве посредника на конференции, посвященной решению судетской проблемы, Великобритания избрала известного «миротворца» – итальянского дуче.

Собравшись 29 сентября в Мюнхене, Гитлер, Муссолини, Чемберлен и Даладье предписали правительству Чехословакии передать Германии в десятидневный срок около 75% своей территории. Чехословакия теряла четверть населения, около половины тяжелой промышленности, мощные укрепления на границе с Германией, новая линия которой теперь фактически упиралась в предместья Праги. Отрицательное отношение к этому диктату правительства страны во внимание не принималось, его представителей даже не соизволили пригласить в Мюнхен.

Итак, принуждение Чехословакии было совершено по воле западных демократий. Но оставался еще Советский Союз, который мог нарушить планы мюнхенской четвёрки, поскольку он был связан (как, к слову, и Франция) договором о взаимной помощи с Чехословакией 1935 г. И хотя в том договоре было записано, что обязательства взаимной помощи будут действовать лишь в том случае, если помощь жертве нападения будет оказана со стороны Франции (а Франция, как видим, предала Чехословакию), Москва могла решиться на действия в одностороннем порядке и всё-таки выступить в защиту чехословаков. Правда, для этого требовалось еще одно условие: чтобы Красная армия могла встать на защиту партнёра по договору, её войска должны были пересечь польскую территорию. Но тут на помощь Лондону и Берлину заранее поспешила Польша. Польский посол в Париже Ю. Лукасевич заверил своего коллегу из США У. Буллита, что его страна немедленно объявит войну Советскому Союзу, если он попытается направить войска через польскую территорию к границам Чехословакии.

В Варшаве уже предвкушали будущее расчленение своего соседа, поскольку поляки и сами стремились поживиться. Еще в мае министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ сообщил польскому послу, что план «о разделе Чехословакии между Германией и Венгрией с передачей Тешенской Силезии Польше не является тайной». Наивные!.. В упомянутой выше телеграмме Гитлера на имя Муссолини (напомним – это начало апреля) в числе ближайших целей Германии называлось решение «проблем» не только Судетской области, но и «польского коридора». Поглощение польской территории, которая отделяла Восточную Пруссию от основной территории рейха, так или иначе обернулся бы войной, что и произошло ровно через год. Но увлеченные сначала перспективой участия в разделе Чехословакии, а после 30 сентября 1938 г. и отторжением от нее Тешенской области (Тешенской Силезии), поляки не замечали надвигавшейся с запада тени имперского орла со свастикой в когтях.

Гиена Европы, как недипломатично называл Польшу У. Черчилль, одной из первых пожалела о своей близорукости, став очередной жертвой нацистской Германии в начавшейся 1 сентября 1939 г. мировой войне. Следующими были Франция и Великобритания. Но разве не они сами в Мюнхене дали этой войне зелёный свет?

Подчеркнем важнейшие особенности Мюнхенского соглашения: во-первых, это был согласованный диктат Германии и Англии (Франция и Италия следовали в фарватере своих партнеров); во-вторых, соучастниками сговора и раздела Чехословакии явились Венгрия и Польша: последняя оккупировала Тешенскую область, а Венгрия – южные районы Словакии; в-третьих, Советский Союз оказался в изоляции. Предпринятые им меры в поддержку Чехословакии (сосредоточение войск на западных границах, дипломатические демарши) успеха не имели.

Англия и Франция рассчитывали ценой территориальных уступок за счёт Чехословакии умиротворить Германию, отвести заряд её агрессивной политики от себя. Советская разведка сообщала в Москву, что перед отлётом из Мюнхена Чемберлен еще раз встретился с Гитлером, который доверительно сообщил британскому премьеру: «Для нападения на СССР у нас достаточно самолетов, тем более что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах».

Мюнхенская сделка в одночасье разрушила с таким трудом созданный каркас системы коллективной безопасности в Европе, основу которого составляли советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи. Поглотив Чехословакию, Гитлер, отлично видя, что никакое западное государство или группировка государств не собираются препятствовать ему в территориальных переделах, 3 апреля 1939 г. отдал совершенно секретную директиву, в которой определил время нападения на Польшу – 1 сентября того же года.

В этих условиях Советскому Союзу ничего не оставалось, как, избегая опасности, остаться один на один с возможным объединенным фронтом западных держав, пойти в августе 1939 г. на подписание договора о ненападении с Германией.

Сегодня, снимая с себя ответственность за «умиротворение» Гитлера, вылившееся в мировой пожар, западные политики и историки пытаются переложить её на чужие плечи – обвинить в провоцировании Второй мировой войны Советский Союз. На самом деле они до сих пор не могут простить советскому руководству, что, совершив блестящий дипломатический манёвр, оно выскользнуло из расставленной для СССР ловушки, избежало благодаря договору о ненападении с Германией перспективы войны с объединенными силами Запада и оставило возможность померяться силами с вермахтом англосаксам и французам, которые, лаская Гитлера, так норовили направить его на восток.
Автор:
Юрий Рубцов
Первоисточник:
http://www.fondsk.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

61 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти