«Курс воина Аллаха» против «курсов повышения ЖКХ-грамотности». Почему государство проигрывает воспитательные войны

«Курс воина Аллаха» против «курсов повышения ЖКХ-грамотности». Почему государство проигрывает воспитательные войныНа днях завершилось следствие по громкому делу т.н. «Новосибирского джамаата». Следователям удалось собрать материалы, позволяющие выдвинуть обвинение в бандитизме и организации незаконного вооружённого формирования. Откуда в Сибири взялись ваххабиты, почему в террористы записывается русская молодёжь и почему это вина нашего с вами государства — разбираем ниже.

Исламский терроризм со славянским лицом


Ещё весной 2012 года в Новосибирске оперативники накрыли банду ваххабитов, занятую грабежами и разбойными нападениями. У задержанных была изъята экстремистская литература и целый арсенал оружия — пистолеты, автоматы, гранаты, подствольный гранатомёт, патроны, взрывчатка. Банда разбойствовала, так сказать, из идейных побуждений. Все её участники относили себя к радикальным исламистам и часть награбленных средств отправляли на Северный Кавказ для финансирования террористического подполья. Всего же, по версии следствия, «сибирскими ваххабитами» был нанесён ущерб на несколько десятков миллионов рублей. Сколько из них было переправлено «лесным братьям», не уточняется.

Но, пожалуй, самое примечательное в этой истории — то, что все задержанные оказались русскими по национальности. Кроме того, они достаточно молоды: самому старшему — 39 лет, самому молодому — 20. И здесь есть о чём порассуждать.

Вообще втягивание лиц русской культуры в экстремистскую деятельность под лозунгами радикального ислама — это уже давно не новость. Это устоявшаяся и печальная тенденция — локальная, разумеется. Но тенденция.

Первым вспоминается Александр Тихомиров, получивший известность как Саид Бурятский или Абу Саад Саид аль-Буряти. Простой парень из Улан-Удэ, воспитанник буддийского дацана, который на одной из стадий взросления принял ислам и начал проповедовать его радикальные формы, получив широкую известность. Позже он перебрался на Северный Кавказ, участвовал в организации многих громких терактов, в том числе покушения на нынешнего главу Ингушетии Юнус-бека Евкурова и подрыва «Невского экспресса». В 2010 году был ликвидирован в ходе контртеррористической операции.

24-летний Виктор (Абдуллах) Двораковский, некогда попавший под влияние русского имама Антона (Абдуллы) Степаненко, ныне отбывает 23-летний срок в колонии строгого режима за подготовку террористического акта. Следствию не удалось доказать его причастность к терактам в минском метро и московском «Домодедово», но в некоторых кругах в этом не сомневаются.

Виталий (Валид) Раздобудько и его жена Мария Хорошева в 2011 году подорвали себя в дагестанском селении Губден рядом с сотрудниками милиции. В результате этого двойного теракта погибли двое и были ранены ещё 25 милиционеров. На этот момент террористы уже находились в розыске по подозрению в причастности к другим убийствам.

Максим (Муслим) Панарьин и Павел (Мохаммед) Косолапов участвовали в организации терактов в Москве в 2004 году на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» (погиб 41 человек) и у входа в метро «Рижская» (погибли 10 человек), а также ряде других терактов.

Есть и множество других примеров исламского терроризма со славянским лицом.

Почему они убивают

Автор (на правах ещё молодого человека) уверен: участники «Новосибирского джамаата» подались в исламисты вовсе не из криминальных побуждений.

Просто есть такая штука, как мучительный поиск самоопределения в определённом возрасте. И так случилось, что миллионы наших граждан юного возраста в этом поиске сегодня абсолютно свободны. Они могут свободно выбирать себе самоопределение по склонностям — кто чисто рациональное, кто гедонистическое, а кто идеалистическое.

Ну так вот: если самоопределиться сноубордистом, сатанистом, звездой вечеринок, бисексуалом, продавцом-консультантом бытовой техники, страховым агентом и ИП сегодня достаточно просто, то на рынке, условно говоря, «служения идеям» — масса проблем.


Некоторым образом у нас отсутствует внятный и действенный институт молодёжного служения от государства. Его функции полностью отданы на откуп инициативным группам граждан — и если это всего лишь гринписовцы, то можно считать, что попавшим к ним в поисках самоопределения ребятам ещё повезло.

Потому что это могут быть гуру гораздо менее пушистого типа.

Конечно, это всё не снимает вины с участников банды. Они виноваты и понесут наказание.

Но всё-таки: вынуждена ловить, наказывать и содержать в МЛС внезапных новосибирских террористов та самая государственная машина, что уступила их исламистам на воспитание.

Что смогли предложить вербовщики новосибирским горе-террористам, чего не дало им государство? Ну, во-первых, причастность к делу, объединяющему массу людей. То, что эти люди готовы ради такого дела гибнуть, придаёт ему особую привлекательность и сакральность в глазах пацанов. Во-вторых, они становятся частью системы, в которой имеют шансы на быструю самореализацию. Такая перспектива, конечно, кружит и дурманит им головы. Вот, например, вышеупомянутый Саид Бурятский — кем бы стал в своём буддийском дацане? А так его видеообращения слушали тысячи людей и почитали едва ли не за пророка. В-третьих, это возможность почувствовать себя мужиком. Так, новосибирские ваххабиты регулярно выезжали на учебные стрельбы, занимались рукопашным боем, имели внутри организации жёсткую структуру и дисциплину. Это для многих поинтереснее, чем галстук и ворох отчётов в душном офисе.

Есть, конечно, и негативные эффекты, например, необходимость грабить или убивать своих соотечественников. Все комплексы на этот счёт быстро снимаются профессиональными рекрутёрами и идеологами, равно как и страх быть убитым или попасть в тюрьму. Знаете, у людей молодого возраста, жаждущих самореализации, как правило, вообще нет страха перед смертью, ибо нереализованный потенциал терзает их при жизни куда сильнее. Что же касается тюрьмы, то она лишь придаёт им ореол мученичества, ведь попали они в неё вроде как за идею. Да и радикальный ислам уже настолько глубоко проник в тюремную систему, что они чувствуют себя там комфортно и даже продолжают проповеди, вербовку и координацию единомышленников на воле.

То есть предложения системы и «антисистемы» настолько несопоставимы по привлекательности для жаждущей острых ощущений молодёжи, что их даже и сравнивать как-то неудобно.

Политика отсутствия политики

Очевидно, что для того чтобы удержать молодёжь от радикализации, государство должно выдвинуть ей встречное, более привлекательное предложение. Такое, которое бы позволило почувствовать себя мужчиной, быстро самореализоваться и ощутить причастность к большому делу. Но этого нет.

Достаточно зайти на сайт федерального агентства по делам молодёжи «Росмолодёжь», чтобы убедиться, какая беспросветная тоска царит в нашей молодёжной политике. Такое ощущение, что люди, занимающиеся ею, никогда не были молодыми. Иным не объяснить, что предлагаемые ими мероприятия по повышению ЖКХ-грамотности и предпринимательству совсем не интересны среднему 15-летнему подростку. Да я бы и теперь с тоски умер на такой лекции.

К сожалению, система не создаёт и даже не пытается создать механизм самореализации для подрастающего поколения.

Это не только наша проблема, она поразила многие страны. Например, в арабских и африканских последние годы вызывает многомиллионные протесты и смену политических режимов. Нам это едва ли грозит, так как у нас нет столько молодых людей и, более того, их количество неумолимо падает.

Однако это лишь усугубляет риск её радикализации. Это не просто отсутствие перспектив, это перспектива того, что завтра молодёжь будет ещё больше обременена заботой о пожилых, ещё более стеснена материально и деморализована.

И если, положа руку на сердце, с либеральной политикой в экономике ещё как-то можно мириться, надеясь на то, что «они там лучше разбираются», то вот с либеральной политикой в молодёжке (проистекающей из таковой в экономике, впрочем) мириться нельзя. Потому что не нужно иметь учёную степень, чтобы понять простую вещь: брошенная на поле «войны за воспитание» молодёжь — катастрофа для государства уже в скором будущем.

Боюсь, что все эти Викторы-Валиды — только начало проблем, которые будут нарастать как снежный ком. Изначально нормальные русские парни будут и дальше попадаться в лапы экстремистов, убивать своих братьев — и никаких сил спецслужб не хватит, чтобы всех их отловить. Потому что проблема эта системная и решать нужно системно — возрождать патриотическое воспитание (на конкретных примерах), вести человека от самого рождения и до полного становления как личности (в конкретной деятельности). Никто, понятное дело, кроме государства эту задачу в масштабах страны выполнить не может.

Но государство упорно эту задачу игнорирует, будто это и не наша молодёжь вовсе.

Может статься, что так оно вскоре и случится.

Если только власть не соберётся с силами и вместо цели «как можно меньше напрягаться самой» не поставит какую-нибудь другую, общую для всей страны и реальную.
Автор:
Евгений Супер
Первоисточник:
http://www.odnako.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти