Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО

Опыт военной операции под кодовым названием «Свобода Ираку», проведенной армиями США и Великобритании в 2003 году, свидетельствует о том, что в ее основу была положена концепция «воздушно-наземной операции», а в армиях стран, входящих в блок НАТО, ее разновидность — концепция «борьбы со вторыми эшелонами». Однако не все знают, что сущность их аналогична теории глубокой операции, разработанной советской военной наукой еще в 1930-е годы вместо устаревшей теории последовательных операций. Эта теория явилась выходом из «позиционного тупика», возникшего в теории и практике военного искусства во время Первой мировой войны. Дело в том, что возможности обороны тогда оказались выше возможностей наступления, что выразилось в пассивном противостоянии фронтов.


Сегодня термину глубокая операция можно дать четкое определение — это форма применения вооруженных сил в войне, предусматривающая одновременное нанесение поражения по группировкам и средствам на всю глубину оперативного построения обороны противника. Суть глубокой операции в прорыве тактической зоны противоборствующей стороны на избранном направлении с последующим стремительным развитием тактических преимуществ в оперативный успех посредством ввода в сражение эшелона развития успеха — подвижных групп (танков, мотопехоты) и высадки воздушных десантов для достижения цели операции.


В сущности, этот метод ведения боя — принципиально новая теория наступательных действий массовыми, технически оснащенными армиями и в то же время качественный скачок в развитии военного искусства. С принятием теории глубокой операции открывались возможности наступления войск на большую глубину в высоких темпах с целью окружения и разгрома крупных группировок противника.


Разработке теории глубокой операции и всесторонней практической проверке ее положений на военных играх, учениях и войсковых маневрах большое внимание уделяли видные отечественные военачальники и теоретики В. К. Триандафиллов, М. Н. Тухачевский, А. И. Егоров, И. П. Уборевич, И. Э. Якир, Я. И. Алкснис, К. Б. Калиновский, А. Н. Се-дякин и другие. В военных трудах глубокая операция определялась как операция, проводимая ударной армией, действующей на направлении главного удара (схема 1).


Для нанесения мощного первого удара по противнику и быстрого развития успеха предусматривалось глубоко эшелонированное оперативное построение войск, включавшее эшелон атаки, эшелон развития прорыва, резервы, авиацию армии и воздушно-десантные войска. Эшелон атаки, в составе которого предусматривалось иметь стрелковые корпуса, усиленные танками и артиллерией, предназначался для прорыва тактической зоны обороны.


Эшелон развития прорыва (подвижная группа), состоявший обычно из нескольких механизированных или танковых корпусов, служил для быстрого развития тактического успеха в оперативный успех при поддержке авиации и во взаимодействии с десантами. Ввод этого эшелона считался наиболее целесообразным после прорыва тактической зоны обороны противника, а в случае недостаточно развитой его обороны и отсутствия у него крупных резервов — и раньше. При прорыве укрепленных полос не исключалось применение данного эшелона и для завершения прорыва тактической зоны обороны совместно с эшелоном атаки. Однако данный вариант считался менее целесообразным.



Были также разработаны (особенно в трудах В. К. Трианда-филлова) способы действий эшелона развития прорыва в оперативной глубине с применением решительного маневра силами и средствами. Все это повышало возможности успешного осуществления прорыва обороны противника, развития наступления в высоких темпах на большую глубину. Важная роль в способах ведения глубокой операции отводилась одновременному воздействию на всю глубину оперативного построения обороны противника посредством применения авиации ближнего и дальнего действия, а также последовательной высадке воздушных и морских десантов в его тылу.


Это позволило впоследствии разработать глубокую наступательную операцию фронта. В этой связи изменились взгляды и на роль фронтовых и армейских объединений. Незадолго до начала Великой Отечественной войны был сделан вывод о том, что глубокие операции могут проводиться не только одним фронтом, но и несколькими взаимодействующими фронтовыми объединениями при участии крупных сил авиации, а на приморских направлениях — и Военно-морского флота. Фронт при этом рассматривался как оперативно-стратегическое объединение.


Армейские же объединения предназначались главным образом для действий в составе фронта. Самостоятельное проведение армией глубокой операции признавалось возможным только на отдельных операционных направлениях или в особых условиях (горах, пустынях). Для проведения глубокой операции считалось целесообразным иметь в составе фронта несколько ударных и обычных армий, 1—2 механизированных или танковых корпусов, 15 и более авиационных дивизий (в составе ВВС фронта и ВВС общевойсковых армий). Предполагалось, что в таком составе фронт может вести наступление в полосе до 300—400 км и на глубину — 300—300 км (схема 2). Главный удар наносился на участке 60—100 км. На участке прорыва создавались плотности: одна дивизия на 2—2,5 км, 50—10 орудий и 50—100 танков — на 1 км фронта.


Продолжительность фронтовой операции, по взглядам того времени, могла достигать 15—20 суток при среднесуточных темпах наступления 10—15 км — для пехоты, и 40—50 км — для подвижных групп. Во фронте предусматривалось создание сильного первого оперативного эшелона (из общевойсковых армий), подвижной группы (из танковых и механизированных соединений), а также авиационных групп и резервов.


Армия, наступавшая на направлении главного удара фронта (ударная армия), могла иметь в своем составе 4—5 стрелковых корпусов, 1—2 механизированных корпуса, 7—9 артиллерийских полков и 7—8 зенитных артиллерийских дивизионов. Ее действия постоянно поддерживались 2—3 авиационными дивизиями. Считалось, что в таком составе армия может прорвать оборону противника на участке 25—30 км и наступать в полосе шириной 50—80 км на глубину 75—110 км. Подвижную группу фронта предполагалось применять для завершения прорыва тактической зоны обороны противника или вводить в сражение после прорыва второго эшелона его обороны для развития успеха. Большое значение в теории глубокой операции придавалось также организации надежной противовоздушной обороны (ПВО).


В соответствии с теорией глубокой операции в советских Вооруженных силах уже в 1930-е годы были созданы отдельные танковые и механизированные корпуса, а также сильные ВВС, которые организационно делились на авиацию Главного командования (армии особого назначения), фронтовую (ВВС военных округов) и армейскую (ВВС армий). В последующем предполагалось иметь и войсковую авиацию (эскадрильи корпусов).


Жизненность основ теории глубокой операции наглядно проявилась в операциях и сражениях советских войск с немецкими захватчиками в 1942—1945 гг. В ходе войны эта теория совершенствовалась в соответствии с оснащением советских войск все более эффективной техникой и вооружением, изменением их организационно-штатной структуры и приобретением боевого опыта командирами, штабами и командующими. Так, в 1942 г., когда противник еще не применял глубоко эшелонированную оборону, были введены во всех звеньях преимущественно одноэшелонные боевые порядки. Такое их построение обеспечивало нанесение сильного первоначального удара и было целесообразным при прорыве неглубокой обороны противника. Когда же немецкие войска в 1943 г. перешли к построению глубокоэшелонированной позиционной обороны, было принято решение о переходе к более глубоким боевым порядкам стрелковых корпусов, дивизий и полков.


Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО
Схема 1. Наступательная операция ударной армии по предвоенным взглядам


Прорыв мощной глубокоэшелонированной обороны немцев осуществлялся войсками фронта на одном или нескольких участках с последующим развитием усилий в глубину и в стороны флангов, а также по сходящимся направлениям с целью окружения и уничтожения крупных группировок противника. По сравнению с 1941 г. резко повысились темпы прорыва (до 12—20 км в сутки), а в ряде операций (Ясско-Кишеневской, Висло-Одерской и др.) они достигали 20—35 км в сутки и более. К концу войны глубина фронтовых наступательных операций значительно возросла и достигала 400—600 км. При этом на узких участках прорыва, составлявших 7—12 проц. ширины! наступления фронтов и армий, нередко сосредоточивалось до 70—80 проц. артиллерии и до 100 проц. танков и САУ.


Для развития успеха во фронтах и армиях создавались сильные подвижные группы, вторые эшелоны, авиационные группы, а также резервы из состава всех родов войск. Большие успехи при проведении операций были достигнуты в искусстве окружения крупных вражеских группировок силами одного или двух взаимодействующих фронтов. Получило дальнейшее развитие искусство ликвидации окруженных группировок посредством рассечения их на части уже в ходе окружения и последующего их уничтожения. Наиболее характерными примерами ликвидации окруженных вражеских группировок можно назвать Витебско-Оршанскую, Бобруйскую, Восточно-Прусскую и другие наступательные операции.


В послевоенный период теория глубокой операции продолжала развиваться с учетом появления новой техники и оружия.


Хотя в официальных документах термин «глубокая операция» уже не употребляется, однако общие принципы этой теории не потеряли своего значения и в настоящее время. Более того, основное содержание теории глубокой операции органично вошло в основы современного оперативного искусства. В наши дни в роли определяющей рассматривается уже не фронтовая (группы армий) операция, а операция на театре военных действий (ТВД). Являясь качественно усовершенствованной операцией группы фронтов периода Второй мировой войны, она проводится на большую глубину, представляя собой совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, месту и времени сражений, боев, ударов, осуществляемых на театре военных действий или стратегическом направлении для решения стратегических или оперативных задач. По своему характеру она является новой общевойсковой операцией, осуществляемой усилиями всех видов Вооруженных сил.


Именно операция на ТВД включает систему не только одновременных (как было ранее), но и последовательных операций нескольких фронтов (групп армий) и флота, а также десантных и противодесантных, воздействующих и противовоз-действующих операций на театре военных действий под единым общевойсковым командованием. Именно она в законченном виде воплощает в себе идею глубокой операции.


Операция на ТВД может быть как оборонительной, так и контрнаступательной (наступательной). В отличие от операций группы фронтов времен Второй мировой войны она может носить во многих случаях очаговый характер, проводиться в более высоких темпах, отличаться исключительной динамичностью боевых действий на суше, в воздухе и на море, развертывающихся одновременно на больших пространствах не только по фронту, но и в глубину.


В рамках стратегической операции на континентальном ТВД могут проводиться первые и последующие операции фронтов (групп армий), а на приморских направлениях также первые и последующие операции фронтов. Качественно новый характер современной глубокой операции требует уточнения и других понятий, в том числе понятия «направление главного удара» в операции. Главный удар в современных условиях обязательно должен включать в себя наряду с действиями войск (сил) по разгрому противостоящей группировки противника на важнейшем направлении также первоочередное уничтожение важнейших целей и объектов противника в глубине, даже если они не находятся в избранной для удара полосе, но и в силу своей дальнобойности и значимости могут оказать решающее влияние на успех прорыва и операции в целом. Сохранение превосходства до конца операции осуществляется за счет широкого маневра огнем, силами и средствами. При этом резко усиливается роль и значение средств воздушного нападения.


Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО
Схема 2. Наступательная операция фронта по предвоенным взглядам


Идеи предвоенной теории глубокой операции используются ныне в военных концепциях блока НАТО, с их реализацией современными средствами вооруженной борьбы. Разработка дальнобойного высокоточного оружия, и прежде всего разведывательно-ударных и разведывательно-огневых комплексов, качественно новых средств управления и оснащения ими войск, а также ударных космических средств вызвали изменения в способах ведения боевых действий. Например, в основу операций войск США, как уже упоминалось, положена концепция воздушно-наземной операции (сражения), а в армиях стран, входящих в блок НАТО, ее разновидность — концепция борьбы со вторыми эшелонами. Сущность их аналогична теории глубокой операции и заключается в одновременном нанесении массированных ударов не только по войскам первого эшелона противостоящей группировки, но и важнейшим объектам в тылу (по вторым эшелонам, пунктам управления, резервам, позициям ракетных войск, артиллерии, аэродромам и коммуникациям) на всю глубину оперативного построения группировки войск противника.


Глубина одновременного поражения средствами группы армий, по этим взглядам, может достигать 500 км и более. При этом удары по объектам в глубине планируется наносить разнородными силами при строгой координации их действий по цели, месту, времени и согласованно с боевыми действиями воздушных десантов и войск, наступающих с фронта. Первостепенное значение при этом придается внезапному переходу в наступление и захвату инициативы.


Таким образом, одновременное нанесение ударов по всей глубине противостоящего противника в современных условиях становится ведущей тенденцией в развитии общевойсковых операций с широким применением высокоточных средств воздушного нападения, всех средств глубокого воздействия. Высокое напряжение в действиях войск, их широкий очаговый характер, быстрые и внезапные изменения обстановки, небывалая динамичность ведения операций как никогда прежде повышают роль взаимодействия участвующих в операции (и преимущественно коалиционных) группировок войск, авиации и сил флота и заблаговременно организованного управления ими со стороны общевойскового командующего и штаба, а также большого комплекса мероприятий по оперативному (боевому), материальному и техническому обеспечению.


Чтобы не быть голословным, обратимся к опыту военной операции под кодовым названием «Свобода Ираку», проведенной армиями США и Великобритании в 2003 г.


Окончательный вариант плана операции был оформлен лишь 18 марта 2003 г. Вторжение сухопутных войск и высадку морского десанта предполагалось осуществить утром 21 марта.


На направлении главного удара находилась группировка войск «Юг», главная задача которой — разгром иракских войск на оборонительных рубежах вдоль рек Евфрат и Тигр, выход к Багдаду и его блокирование. Ведение наступления на столицу планировалось одновременно по двум операционным направлениям: северо-восточному (кувейтско-иракская граница — Басра — Амара — Багдад) и северо-западному (кувейтско-иракская граница — Эн-Насирия — Хилла — Багдад). Оперативное построение войск предусматривало создание второго эшелона на северо-западном направлении и выделение общего резерва из состава воздушно-десантных и морских десантных соединений, которые предназначались для решения дальнейших задач по взятию столицы и других крупных городов.


На других направлениях предусматривалось ведение ограниченных действий подразделениями сил специального назначения. Помимо этого, на северо-восточном операционном направлении часть сил группировки «Юг» выделялась для решения задачи взятия под контроль нефтеносных районов на полуострове Фао проведением морской десантной операции.


Приказ на создание объединенной группировки войск (сил) был отдан министром обороны через Комитет начальников штабов ВС США 24 декабря 2002 г. К началу военных действий развертывание группировок ВМС и ВВС было завершено.


Группировка ВМС была развернута на трех главных направлениях: в Персидском и Оманском заливах — 81 боевой корабль, в том числе три авианосца ВМС США и один — ВМС Великобритании, 9 надводных кораблей (НК) и 8 атомных подводных лодок (ПЛА) — носителей КРМБ «Томахок»; в северной части Красного моря — 13 носителей КРМБ (7 НК и 6 ПЛА); в восточной части Средиземного моря — 7 боевых кораблей, в том числе два авианосца и четыре носителя КРМБ. Всего — 6 авианосцев, имеющих на борту 278 ударных самолетов и 36 носителей КРМБ с боезапасом до 1100 ракет. При этом около 900 ракет находилось непосредственно на кораблях и до 200 — на транспортах обеспечения.


В состав развернутой группировки ВВС входило более 700 боевых самолетов, из них около 550 ударных самолетов тактической авиации ВВС США, Великобритании и Австралии, размещенных на авиабазах (АвБ) Бахрейна, Катара, Кувейта, Омана и Саудовской Аравии, Турции, а также 43 стратегических бомбардировщика ВВС США, базировавшихся на АвБ Великобритании, США и Омана. При этом часть бомбардировщиков В-2 А впервые была размещена не на своей штатной авиабазе Уайтмент, а на авиабазе о. Диего-Гарсия, где для них были оборудованы специальные ангары с системой поддержания определенного режима температуры и влажности.


Общий состав сил и средств воздушного нападения ВВС и ВМС коалиционной группировки составлял около 875 ударных самолетов и более 1000 крылатых ракет морского и воздушного базирования.


Развертывание коалиционной группировки сухопутных войск осуществлялось с отставанием от наращивания в регионе ВВС и ВМС. Непосредственное руководство ее созданием в районе предстоящей операции осуществлял штаб 3-й полевой армии командования СВ ОЦК ВС США. Со второй половины 2002 г. усилия штаба были направлены на развертывание системы боевого управления; добывание разведывательной информации о состоянии и деятельности иракских войск; создание условий для быстрого приема и развертывания наземных войск. С этой целью на территории Кувейта заблаговременно было складировано пять бригадных комплектов вооружения сухопутных войск. Заблаговременное создание запасов материально-технических средств и складирование вооружения и военной техники на театре позволили сократить с 40 до 15 суток сроки развертывания сухопутных соединений.


К началу операции в боевой состав коалиционной группировки наземных войск входили три дивизии, семь бригад и восемь батальонов. Для их поддержки были сформированы 11-я оперативно-тактическая группа (ОТГ) армейской авиации, 75 ОТГ полевой артиллерии и ОТГ ПВО/ПРО сухопутных войск США. Группировка насчитывала до 112 тыс. человек, до 500 танков, более 1200 боевых бронированных машин, около 900 орудий, РСЗО и минометов, свыше 900 вертолетов и до 200 зенитных ракетных комплексов.


Основу коалиционных войск составляла группировка «Юг», которая включала три дивизии, семь бригад и два батальона. Большая ее часть размещалась в полевых городках на северо-западе Кувейта, а 24-й экспедиционный батальон морской пехоты (эбмп) США и 3-я бригада морской пехоты (брмп) Великобритании находились на десантных кораблях в акватории Персидского залива.


Группировка «Запад» создавалась на территории Иордании. В ее состав вошли два батальона 75-го пехотного полка рейнджеров, батальон СпН СВ США и до роты СпН СВ Великобритании. Подразделения общей численностью около 2 тыс. человек размещались в полевых условиях в восточной части страны. На севере Ирака (территория Курдского автономного района) было сосредоточено до двух батальонов и до роты СпН сухопутных войск Великобритании и США. Их действия обеспечивали до 10 вертолетов.


Операция «Свобода Ираку», как и планировалось, началась в 21.00 19 марта 2003 г. с массированного применения сил специальных операций на территории Ирака. Боевые действия сухопутной группировки коалиции развернулись за сутки до планируемого срока и до начала массированного применения сил и средств воздушного нападения (воздушной наступательной операции).


Войска группировки «Юг» (схема 3) на северовосточном операционном направлении перешли в наступление ранним утром 20 марта одновременно с нанесением коалицией выборочных ракетно-бомбовых ударов по объектам Ирака. Вторжение на иракскую территорию осуществлялось в предбоевых порядках при поддержке артиллерии, армейской и тактической авиации. Огневая подготовка атаки не проводилась. Воинские части и подразделения 1-й экспедиционной дивизии морской пехоты (эдмп), 7-й бронетанковой бригады (бртбр), 1-й бронетанковой дивизии (бртд) и 16-й отдельной воздушно-штурмовой бригады (овшбр) развивали наступление на г. Басра, а 15-й экспедиционный батальон морской пехоты (эбмп) — на г. Умм-Каср.


В ночь на 21 марта была осуществлена морская десантная операция. Высадка десанта на полуостров Фао проводилась комбинированным способом с использованием вертолетов и морских десантных средств при поддержке корабельной и береговой артиллерии. В результате задача взятия под контроль южных нефтеносных терминалов была успешно решена. В то же время овладеть с ходу Басрой и Умм-Касром основным силам коалиционной группировки на северо-восточном операционном направлении не удалось и от дальнейшего продвижения в направлении Басра — Амара пришлось отказаться.


На северо-западном операционном направлении войска перешли в наступление вечером 20 марта. Первый эшелон в составе воинских частей 3-й механизированной дивизии (мд) продвигался в основном в предбоевых порядках по пустынной местности вдоль правого берега р. Евфрат. Во втором эшелоне находились воинские части 101-й воздушно-штурмовой дивизии (вшд). Бригадные тактические группы (БрТГ) первого эшелона пытались с ходу захватить мосты и плацдармы на левом берегу р. Евфрат у городов Эн-Насирия, Эс-Самава и Эн-Наджаф. Однако упорное сопротивление иракских гарнизонов вынудило американцев перейти к позиционным действиям.


В этих условиях передовые воинские части 3 мд продолжили наступление на север и к 25 марта вышли к первому оборонительному рубежу иракской обороны на подходах к столице в районе г. Кербела, преодолев за четверо суток около 400 км. Вместе с тем дальнейшее продвижение не представлялось возможным, поскольку до двух третей сил дивизии были связаны боями у Насирии, Самава и Наджафа. Из-за больших разрывов между воинскими частями возникла угроза нанесения ударов иракских войск по неприкрытым флангам и тылам. Большая растянутость коммуникаций затрудняла решение задач по тыловому обеспечению наступающих войск (схема 4).


В сложившейся обстановке командование группировки «Юг» приостановило наступление и провело перегруппировку войск. Воинские части и подразделения 1 эдмп, 2 эбрмп и 15 эбмп были переброшены с северо-восточного направления в район г. Эн-Насирия, а 101 вшд (второму эшелону) была поставлена задача высвободить воинские части 3 мд на подступах к городам Эс-Самава и Эн-Наджаф. Одна бригада 82-й воздушно-десантной дивизии (вдд), выведенная из оперативного резерва, была направлена для усиления группировки «Запад». Вторая бригада тоже получила новое задание: она должна была охранять маршруты снабжения войск.


Соединениям и воинским частям морской пехоты, сосредоточившимся в районе Эн-Насирии, были поставлены задачи: частью сил блокировать в населенных пунктах иракские гарнизоны, основные усилия сосредоточить на прорыве в Междуречье и ускоренном выходе к иракской столице, что означало открытие боевых действий на новом операционном направлении (Насирия — Эль-Кут — Багдад).


Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО
Схема 3. Военные действия группировки войск «Юг» в операции «Свобода Ираку» (2003 г.)


27 марта воинские части и подразделения 1 эдмп и 15 эбмп, усиленные 24 эбмп, введенным в бой из оперативного резерва, при поддержке авиации форсировали р. Евфрат, вышли в Междуречье и развили наступление на г. Эль-Кут. После форсирования р. Тигр и блокирования Эль-Кута часть сил и средств морской пехоты была перенацелена на овладение г. Эль-Амара с северного направления совместно с подразделениями ВС Великобритании, действовавшими с юга. Основные силы 1 эдмп продолжили наступление вдоль шоссе Эль-Кут — Багдад и 5 апреля вышли к восточным и юго-восточным окраинам столицы.


На северо-западном направлении бригадные тактические группы 3-й механизированной дивизии, передав захваченные рубежи на подступах к городам Насирия, Самава и Наджаф, переместились к г. Кербела, что позволило возобновить наступление на Багдад. После блокирования группировки иракских войск в районе Кербела — Хилла основные силы дивизии совершили обходной маневр вдоль берега оз. Эль-Мильх и к 5 апреля вышли к юго-западным окраинам Багдада.


В течение трех суток американская артиллерия и ударная авиация осуществляли методичное уничтожение укрепленных позиций, узлов сопротивления и отдельных огневых точек иракской обороны на ближайших подступах к столице.


Штурма Багдада, который, по мнению англо-американского командования, должен был стать самой сложной частью операции, как такового не было. Бесславный для Ирака итог «странной обороны Багдада» явился результатом операции по подкупу высших иракских военачальников, в числе которых был командующий Республиканской гвардией в столице генерал Аль-Тикрити. Позднее американская сторона в лице командующего ОЦК генерала Т. Фрэнкса в целом признала, что она прибегала к широкому подкупу иракских командиров, заставляя их в отдельных городах без боя складывать оружие.


После овладения Багдадом основные усилия группировки «Юг» были сосредоточены на овладении Тикритом. На направлении главного удара (Багдад — Тикрит) действовали воинские части 3 мд, 1 эдмп и до двух БрТГр 4 мд, прибывшей из Кувейта. Часть сил 1 эдмп была задействована для ликвидации одного из последних узлов сопротивления в районе г. Ба-акуба (около 80 км северо-восточнее Багдада). Вместе с тем с падением столицы гарнизоны других иракских городов прекратили сопротивление. Тикрит был оставлен иракскими войсками 13 апреля. В этот же день английские войска установили контроль над Умм-Касром.


На других направлениях (схема 4) содержание военных действий коалиционных сил в целом соответствовало планам операции.


С 27 марта началось развертывание коалиционной группировки наземных войск «Север». Ее основу составили 173 овдбр и батальон 10 лпд с приданной ротной тактической группой 1 мд. Вооружение и техника были переброшены по воздуху на аэродромы Курдского автономного района Ирака. Большая часть личного состава десантировалась парашютным способом. К началу апреля группировка «Север», в которую, помимо переброшенных воинских частей, вошли действовавшие в северных районах подразделения СпН сухопутных войск США и Великобритании, насчитывала около 4000 человек. Воинские части и подразделения группировки совместно с курдскими вооруженными формированиями при поддержке авиации в ходе боевых действий 10 апреля захватили г. Киркук, а 12 апреля г. Мосул. На завершающем этапе операции часть сил и средств группировки «Север» принимала участие в овладении г. Тикрит.


Успех коалиционных сил в операции был достигнут благодаря организации тесного взаимодействия всех видов вооруженных сил. В то же время, по оценке американского командования, основную роль в его достижении сыграли боевые действия ВВС и ВМС, обеспечившие абсолютное господство в воздушном пространстве, информационное превосходство над противником, а также мощную поддержку действий сухопутных войск.


Массированное применение сил и средств воздушного нападения в рамках воздушной наступательной операции проводилось с 21.00 21 марта до исхода дня 23 марта. В ходе ВНО было нанесено два массированных ракетно-авиационных удара (МРАУ). Всего за двое суток авиация произвела около 4 тыс. самолетовылетов. По объектам Ирака было применено около 3 тыс. единиц высокоточного оружия, из них — до 100 КРВБ и 400 КРМБ.


С 24 марта и до конца операции авиация использовалась в форме ведения систематических боевых действий с нанесением одиночных и групповых ракетно-авиационных ударов. Ежесуточно самолеты ВВС и ВМС осуществляли в среднем 1700 самолето-вылетов. При этом определилась тенденция к снижению доли вылетов на поражение заранее спланированных объектов (от 100 проц. в ходе проведения ВНО до 20 проц. в ходе ведения систематических боевых действий). Непосредственная авиационная поддержка группировок сухопутных войск и морской пехоты с началом наземной наступательной операции велась ограниченными силами, а с 25 марта на решение этой задачи стало выделяться до 75 проц. самолето-вылетов ударной авиации.


Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО
Схема 4. Военные действия на северном и западном направлениях в операции «Свобода Ираку»


На долю стратегических бомбардировщиков США пришлось более 500 вылетов, при этом наиболее активно использовались самолеты В-52 Н, базировавшиеся на авиабазе Фэйрфорд (Великобритания) и о. Диего-Гарсия. На четвертый день с начала военных действий бомбардировщики В-52 Н перешли на режим дежурства в воздухе над западными районами Ирака для нанесения ударов по вызову сухопутных войск, что является новым способом использования этих тяжелых самолетов стратегической авиации. В военных действиях против Ирака применялись также бомбардировщики В-1 В с авиабазы Марказ-Тамарид (Оман) и В-2 А с авиабазы Уайтмент (США) и о. Диего-Гарсия.


Тактическая авиация объединенных ВВС союзников, представленная многоцелевыми истребителями F-15 E, F-16 C/D и «Торнадо», истребителями-бомбардировщиками F-117 A, А-10 А и «Харриер», действовала с 30 аэродромов стран Ближнего Востока. Обеспечение дозаправок топливом в полете осуществляли свыше 250 самолетов-заправщиков КС-135 и КС-10.


Применение палубной авиации планировалось осуществить с авианосцев 50-го авианосного ударного соединения (АУС) из районов северной части Персидского залива и 60-го АУС — из районов восточной части Средиземного моря. В последнем случае выбор районов боевого маневрирования был обусловлен необходимостью огневого поражения группировок вооруженных сил Ирака в северных районах страны.


Пуски крылатых ракет морского базирования по объектам Ирака проводились с надводных кораблей и атомных подводных лодок из районов Персидского залива, северной части Красного моря и восточной части Средиземного моря. Пуски первых ракет были проведены 20 марта через два часа после принятия решения президентом США о нанесении выборочных ударов.


Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО
Высадка тактического десанта с вертолета


В рамках реализации концепции «ведения боевых действий рассредоточенными платформами, объединенными централизованными сетями» впервые был осуществлен способ массированного применения против береговых объектов противника атомных подводных лодок (ПЛА). Так, в первом МРАУ воздушной наступательной операции принимали участие 14 ПЛА (ВМС США — 12, ВМС Великобритании — 2), с которых было выпущено около 100 крылатых ракет. Оценочно за время проведения воздушной кампании подводные лодки ВМС США и Великобритании применили около 240 КРМБ «Томахок». Всего к нанесению ракетных ударов привлекали сь до 23 НК и 14 ПЛА, применивших в общей сложности более 800 ракет (62 проц. от суммарного боекомплекта).


Всего за 25 суток (20.3—13.4) самолетами ВВС и ВМС США и Великобритании совершено около 41 тыс. вылетов, израсходовано около 29 тыс. боеприпасов. С учетом применения КРМБ и КРВБ доля высокоточного оружия составила 68 проц.


Главный итог операции «Свобода Ираку» имеет геостратегическое значение. Соединенные Штаты расширили стратегический плацдарм для своего дальнейшего продвижения в этом регионе.


В военном отношении подтвердилась тенденция к увеличению роли ВВС и ВМС, разведки и высокоточного оружия в достижении целей операции. Качественно новым этапом в развитии высокоточных систем стала реализация концепции совместного и взаимоувязанного по времени и пространству применения космических, воздушных, морских и наземных средств разведки и поражения, интегрированных в единую систему.


Результаты военных действий в Ираке оказали непосредственное влияние на содержание основных программ строительства вооруженных сил США. Приоритетными областями, которые в ближайшие десятилетия получат наиболее интенсивное развитие, были названы: совершенствование систем наблюдения, разведки и сбора информации; повышение точности поражения воздушных и морских ударных средств и увеличение их возможностей в нанесении ударов по целям на большой дальности, включая как само оружие, так и его носители; расширение возможностей в области передачи данных и сетевое объединение всех вышеуказанных средств и систем.

Автор: В. Чернов, "Армейский сборник"


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. FAO_48E 4 октября 2013 10:44
    Хорошая статья. Интересно, что автор не упомянул, что ядром группировки "север" должна была стать 4 пехотная дивизия, которая должна была разверываться в Турции, но не сумела этого сделать из-за политических разногласий между правительствами Турции и США, и что высадка 173й обдбр, усиленной елементами USAREUR Immediate Ready Force (IRF) была чистой импровизацией, призванной заменить 4пд. И еще, фоография, конечно, эффектная, только она не могла быть сделана в 2003г, поскольку цифровую Army Combat Uniform (ACU) начали массово вводить лишь в 2005 году.
    FAO_48E
    1. mikkado31 4 октября 2013 17:36
      Совершенно верно. 4-я пехотная вошла в Ирак с юга, через месяц после начала операции. Если бы 4-я ударила с севера как и планировалось, Багдад пал бы на неделю раньше. :)
      mikkado31
  2. APASUS 4 октября 2013 12:09
    Современный театр военных действий не подразумевает прорыв глубоко эшелонированной обороны.Последние войны были скоротечными и основу операции составляли авиа и ракетные дары.Технология прорыва устарела
  3. chunga-changa 4 октября 2013 13:27
    Основу операций составляют всё таки действия сухопутных сил. Авиа и ракетные удары обеспечивают их успешные действия.
    1. mikkado31 4 октября 2013 17:38
      Смотря какие операции. Если нет цели захвата территории, то вполне можно ограничиться массированными воздушными ударами по инфраструктуре, пунктам управления и технике противника.
      mikkado31
  4. Комментарий был удален.
  5. kostya_a 4 октября 2013 19:46
    Дак смысл удара по инфраструктуре и является захват территории! Т.е. дальнейшая сухопутная операция!
    1. mikkado31 4 октября 2013 19:54
      Кто вам сказал? в Югославии например сухопутной операции не было. Если задача в том чтобы принудить противника к переговорам на выгодных для себя условиях, то массированных точечных авиаударов вполне достаточно.
      mikkado31
      1. chunga-changa 5 октября 2013 11:42
        В Ливии наземной операции тоже не было, в Сирии тоже очевидно не будет. Операция в Югославии не была вещью в себе, как вы пишите. Воздушная операция спасла от разгрома наземные силы сепаратистов, и обеспечила им победу в наземной гражданской войне. Наземная операция непосредственно войск нато не проводилась, но готовилась и силы сосредотачивались. Описываемые вами операции прилетели, побомбили, улетели, папуасы восстанавливают порушенное, в чистом виде проводит израиль, но они совершенно не массированные, а точечные.
        1. kostya_a 5 октября 2013 15:49
          Ребята вы с какой планеты??? Вот вам факты:
          Операция Союзная Сила!
          в Македонию в апреле 1999 прибыло около 8000 солдат и офицеров. В Албании с теми же целями находился 7500 войсковой контингент, в дополнение к которому в концу апреля прибыла группа из 5000 американских солдат и офицеров, в оснащение которой входило 30 танков, 28 БТР и БМП, 27 артиллерийских орудий различных калибров, а также 26 боевых и 26 транспортных вертолетов. Помимо этого, в Боснии и Герцеговине находился стабилизационный контингент НАТО, насчитывавший 32 000 солдат и офицеров и вскоре увеличенный до 50 000.
          Сухопутные силы в Албании и Македонии, создавая потенциальную угрозу вторжения, оказывали серьёзное сковывающее влияние на действия югославского руководства, а после окончания бомбардировок были введены на территорию Косова и Метохии в качестве основы миротворческого контингента НАТО!
          "Гражданская" война в Ливии.
          Около 17000 (по другим данным менее чем 35,000-40,000 добровольцев включая ещё 1000 подготовленных 23 марта бойцов!

          И после этого вы будете говорить что сухопутной операции не было??? Еще скажите что правительство этих стран капитулировало сразу после воздушных операций!
  6. cdrt 5 октября 2013 00:20
    В целом равенство Глубокой операции и воздушно-наземной операции (сражения) уж больно надуманно.
    Все-таки это глубокое-глубокое развитие блицкрига, на новом уровне, ну и построение операции на идее превосходство своих войск над противником в цикле Бойда.
    В иракскую компанию 2003 скорость прорыва достигала 20км в час и 160км в сутки.
    Была хорошая статья в американских армейских журналах по поводу особенностей ведения войсковой разведки в условиях таких темпов.
    Еще очень наглядно выглядели слова командира первого развед бата морпехов: "Любой, кто остановиться для подготовки боя не понимает сути операции...", а суть - развал управления противника по причине нарастающего его отставания в темпах операции.
    Так что...вно(с) ну совсем не тоже самое, что и глубокая операция. И не стоит себе льстить winked
    1. FAO_48E 5 октября 2013 02:14
      У нас цикл Бойда, кстати, по имени не называют, т.к. Бойд не он был единственным, кто до этой штуки додумался; и называют его проще - decision-making loop (цикл принятия решения). Вы правы в том смысле, что идея операции в 2003г. заключалась в том, чтобы навязать такой темп событий, при которых противник не способен завершить свой decision-making loop. Насчет полного отсуствия знака равенства между ВКО и глубокой операции я с вами не совсем согласен. И одна и другая преследовали цель поражения боевых порядков противника на максимально возможую глубину и не дать ему реагировать на происходящее соответствующим образом. Если вы пороетесь в соответствующей литературе второй половины 1970х-начале 1980х годов и изучите процесс генезиса ВКО, то найдете целый ряд упоминаний о Советской доктрине глубокой операции....А про лесть я что-то не совсем понял.
      FAO_48E
  7. samoletil18 9 октября 2013 08:05
    Статья интересная. Только после издания книженок резуна, все доморощенные стратеги знают: правильная военная мысль только СОВЕТСКАЯ.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня