«Только тот достоин жизни этой, кто на смерть всегда готов». Один из лучших генералов России периода Первой мировой войны Николай Николаевич Юденич

«Только тот достоин жизни этой, кто на смерть всегда готов»
Девиз Юденича


5 октября 1933 года скончался один из самых успешных генералов России во время Первой мировой войны, герой Кавказского фронта и один из предводителей Белого движения Николай Николаевич Юденич. Его называли последним полководцем Суворовской школы. Юденич, как и Скобелев, стяжал славу «второго Суворова». Юденич был последним русским кавалером Ордена Святого Георгия II класса. Если бы не революция, он должен был стать кавалером ордена св. Георгия всех степеней. Таких кавалеров в истории русской армии было всего лишь четверо: фельдмаршалы Кутузов, Барклай-де-Толли, Дибич и Паскевич.


Многие знают, что Первая мировая война стала предпосылкой к разрушению Российской империи. Однако Первая мировая война вписала в Русскую воинскую летопись немало славных побед, успешных наступательных и оборонительных операций, подвигов и героев. О них почти не помнят в современной России. В лучшем случае вспомнят о катастрофе армии Самсонова в Восточной Пруссии, отступлении 1915 года и Брусиловском прорыве. О Кавказском фронте Первой мировой войны, где Россия одержала ряд блестящих побед, простой обыватель вообще практически не знает. Юденич был настоящим большим полководцем, который прославил русское оружие в войне с Турцией. Благодаря Юденичу, в том случае, если бы Россия империя не была разрушена, к России должны были отойти земли Западной Армении, проливы Босфор, Дарданеллы и Константинополь. К 1917 году Юденич заслуженно считался героем Российской империи. К сожалению, в советское время его имя вспоминали только в связи с Гражданской войной, когда войска Юденича чуть не взяли Петербург, и его биография подавалась в отрицательном свете.

Юность Юденича. Туркестан

Николай Николаевич Юденич происходил из дворян Минской губернии. Родился он 18 (30) июля 1862 года в древней столице Русского государства – в Москве. Отец – Николай Иванович Юденич (1836—1892) был типичным представителем столичного чиновничества, был директором Землемерного училища, и дослужился до коллежского советника, считался человеком довольно образованным. Мать - урожденная Даль приходилась двоюродной сестрой почётному академику Петербургской Академии наук, автору авторитетного Толкового словаря живого великорусского языка В.И. Далю, которому Николай Юденич приходился троюродным племянником.

Казалось, что Николай должен был пойти по гражданской линии. В Московской городской гимназии он неизменно демонстрировал большие способности в дисциплинах, переходя из класса к в класс с высокими баллами. Окончив гимназию, Николай поступил в Межевой институт, но проучился в нём меньше года. 6 августа 1879 года он перевелся в 3-е Александровское военное училище юнкером рядового звания. Выбор военной профессии не был случаен. Александровское училище, находившееся на Знаменке, располагалось рядом с родительским домом Юденича. Николай, как и многие гимназисты, ещё с первых классов мечтал надеть привлекательную своей военной строгостью юнкерскую форму. 3-е Александровское военное училище было одним из старейших военных учебных заведений и готовило пехотных командиров. В курс обучения входили не только специализированные дисциплины, но и общеобразовательные – история, география, этикет, танцы и другие. Годы обучения в училище Николай вспоминал с большой теплотой, имел много друзей. Его однокашник генерал-лейтенант А.М. Саранчев вспоминал: «Николай Николаевич был тогда тонким худеньким юношей… жизнерадостный и веселый».

Учеба Николаю давалась легко, он был одним из лучших юнкеров своего выпуска. Традиционно это давало ему возможность выбрать не только место службы, род войска, но даже и воинскую часть. 8 августа 1881 года после окончания учёбы Николай был произведён в подпоручики и выбрал назначение в гвардейский Литовский полк дислоцированный в Варшаве, стяжавший славу в Отечественной войне 1812 года и русско-турецкой войне 1877-1878 гг. 12 сентября 1882 года он прибыл к месту службы. Прохождение службы в одном из старейших и лучших полков русской армии было хорошей школой на будущее. Офицерский коллектив полка имел добрые традиции.

Однако в гвардии Николай не задержался. Вскоре он получил новое назначение с повышением в чине и должности в армейской пехоте. Его направили в Туркестанский военный округ, сложный из-за удаленности от европейской части России и природно-климатических условий. Этот военный округ престижным не считался, хотя здесь можно было сделать карьеру. Туркестанский округ несколько отличался по структуре от других военных округов империи. Служба в нем для гвардейского обер-офицера проходила не в полку, а в отдельных батальонах – 1-м Туркестанском стрелковом и 2-м Ходжентском резервном. Будучи командиром роты, Николай Юденич получил хороший опыт и право подачи рапорта с просьбой об обучении в Академии Генерального штаба. Вскоре он получил такое право, сдал вступительные экзамены и получил направление в Николаевскую академию Генштаба.

Академия давала высшее образование и прекрасные перспективы для дальнейшего прохождения военной службы. Курс обучения длился три года и давал солидный багаж знаний. Уровень обучения был очень высоким, при первой неудовлетворительной оценке слушателя немедленно отчисляли и отправляли к прежнему месту службы. Поручик Юденич окончил академический курс обучения более чем успешно – по первому разряду и был причислен к Генштабу, получив очередное звание – капитана. Его назначали старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса Варшавского военного округа. Здесь Юденич получил хороший опыт штабной работы по организации армейского управления. Без поддержки семьи и какой-либо протекции Николай Юденич упорным трудом и талантом самостоятельно добился в 25 лет привилегированного положения и почётного чина капитана Генштаба.

С 27 января 1892 — Юденич старший адъютант штаба Туркестанского военного округа. Николай Николаевич служил в Туркестанском округе довольно длительный период своей жизни. Он быстро продвигался по служебной лестнице: с апреля 1892 года – подполковник, через четыре года – полковник. В Туркестане он последовательно был командиром пехотного батальона, штаб-офицером 1-й Туркестанской стрелковой бригады, заведующим Ташкентской подготовительной школы 2-го Оренбургского кадетского корпуса. В 1894 году принял участие в Памирской экспедиции в должности начальника штаба Памирского отряда. Эта экспедиция была признана за военный поход, т. к. сопровождалась вооруженными стычками с афганскими отрядами вооруженными английским оружием и борьбой с суровыми природными условиями песчаными и снежными метелями. За Памирский поход Юденича отметили орденом Святого Станислава 2-й степени. Один из его сослуживцев, генерал-лейтенант Д. В. Филатьев, так отзывался о Юдениче: «Прямота и даже резкость суждений, определённость решений и твердость в отстаивании своего мнения и полное отсутствие склонности к каким либо компромиссам». С таким характером, да при отсутствии связей в верхах, сделать карьеру было сложно, но война устанавливает собственные законы, отличные от порядков мирного времени.

В 1895 году Николай Юденич взял в жены Александру Николаевну, урожденную Жемчужникову, разведенную жену штабс-ротмистра Сычева. Они совершили большое свадебное путешествие, посетив Москву, Харьков, Петербург и совершили зарубежную поездку. Брак оказался крепким. По воспоминаниям сослуживцев, прийти в гости к Юденичам было искренним удовольствием для всех, жили они очень дружно. Спокойный нрав Юденича уравновешивал живой энергичный характер его супруги. 9 октября 1902 года Юденич вступил в командование 18-м стрелковым полком, 5-й стрелковой бригады в Сувалках.

Русско-японская война


С началом Русско-японской войны 18-й стрелковый полк вошёл в состав 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской дивизии. Юденичу предлагали занять пост дежурного генерала в штабе Туркестанского военного округа, что означало скорый чин генерала и спокойную жизнь в тылу, но полковник отказался от этого предложения. По прибытию в Маньчжурию полк Юденича практически не был в армейском резерве и скоро оказался на передовой.

Русская Маньчжурская армия, не проигрывала японцам сражений, но её все дальше оттесняли от осажденного Порт-Артура. Полк Юденича принял участие в сражении при Сандепу, где он лично повел начавшие отступать войска в штыковую атаку и отбросил противника. В этом бою командир 5-й бригады генерал М. Чурин, упав с лошади, сломал себе руку. В результате полковник Н. Юденич стал исполнять обязанности командира бригады. Через несколько дней полковник Юденич возглавил атаку по открытому полю, при атаке на важный оборонительный участок войск противника на излучине реки Хунь-Хе. Невзирая на ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь японцев, русские войска с ходу взяли вражескую позицию. 4 февраля полк Юденича защищал подступы к железнодорожной станции под Мукденом. Японцы стали заходить во фланг обороны 18-го полка, и полковник возглавил контратаку. В рукопашной схватке с противником Юденич наравне с солдатами орудовал винтовкой со штыком. Японцы не выдержали русской штыковой атаки и побежали. Полковник Николай Юденич был ранен ружейною пулею в левую руку - сквозная пулевая рана на внутренней стороне левого локтя без раздробления костей и суставов, но остался в строю.


В ходе битвы под Мукденом 18-й стрелковый полк оказался в числе правофланговых соединений русской армии, на которые обрушился обходной удар 3-й японской армии, которая пыталась выйти в тыл русским войскам севернее Мукдена, перерезав железную дорогу и путь отхода на север. Ранним утром 19 февраля 5-я и 8-я пехотные дивизии 3-й императорской армии перешли в наступление на участке Мадяпу, Сатхоза и Янсынтунь. Полк Юденича оборонял редут №8 при деревне Янсынтунь. Японская артиллерия обстреляла русские позиции, и с восходом солнца противник пошёл в атаку. В наскоро подготовленных позициях полк Юденича отразил несколько массированных ударов врага. Николай Юденич показывал «примерное», как тогда писали в наградных документах, личное мужество и бесстрашие. В один из критических моментов Юденич лично поднял один из батальонов в контратаку. Только при получении приказа от высшего командования 18-й полк отошел от занимаемых позиций. Японцам так и не удалось совершить фланговый маневр. Атакующий порыв японских дивизий остановили сибирские стрелки. В этот день Никола Юденич получил ещё одно ранение - ружейной пулей в правую половину шеи. Пуля прошла около сонной артерии, не задев её. Сразу, по выздоровлении, он вернулся в расположение части.

Военный историк А. А. Керсновский в «Истории русской армии», рассказывая про Мукденское сражение, назвал фамилии трех полковых командиров, которые во время этой битвы составили себе блестящую репутацию. Это командир 18-й го полка - Юденич, 1-го Сибирского – полковник Леш и 24-го Сибирского – полковник Лечицкий. За отличие в Мукденской битве, стойкость и храбрость личный состав 18-го стрелкового полка указом императора был удостоен особого знака отличия. Надпись на нём гласила: «За Янсынтунь. Февраль 1905 года». Полковник Юденич удостоился высокой воинской награды, особо чтимой в Русской императорской армии. Его наградили Золотым оружием – саблей с надписью «За храбрость». Юденича отметили и другими наградами, за отвагу и умелое руководство войсками полковник в сентябре 1905 года был награжден орденом св. Владимира 3-й степени с мечами, а в феврале 1906 года орденом св. Станислава 1-й степени с мечами.

Русско-японская война стала для Николая Николаевича подлинной школой воинского искусства и открыла новые перспективы в военной карьере. 19 июня 1905 года Юденич был произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии с почётным вечным зачислением в списки 18-го полка. В столице по достоинству оценили заслуги полкового командира, уже девятый год ходившего в полковых командирах.

«Только тот достоин жизни этой, кто на смерть всегда готов». Один из лучших генералов России периода Первой мировой войны Николай Николаевич Юденич


Между двумя войнами

Последнее ранение было особенно тяжелым и пребывание Юденича в госпитале затянулось до 1907 года. После выхода из госпиталя его ожидало высокое назначение - генерал-квартирмейстер штаба Кавказского Военного округа. Можно сказать, что карьера Николая Юденича складывалась хорошо. Генерал, имеющий за плечами Николаевскую академию и боевой опыт Русско-японской войны, рос довольно быстро. Своё 50-летие он отметил в должности начальника Штаба Казанского военного округа.

Однако долго в Казани Юденич не задержался. Приближалась большая война в Европе. Было очевидно, что Турция не останется в стороне от неё. В российском Генштабе, прогнозировавшем военное противостояние с турецкой армией в Закавказье. Решили усилить руководство Кавказским военным округом. Ему в случае войны предстояло развернуться во фронт. Рассмотрели несколько кандидатур на место главы штаба, остановились на Юдениче. В 1913 году Юденич стал начальником штаба округа на Кавказе и получил звание генерал-лейтенанта.

Старательный и энергичный Юденич быстро освоился на новом месте, встретив полное понимание со стороны ближайших помощников. Сослуживец Юденича по Кавказе генерал Драценко вспоминал: «Он всегда и во всем спокойно выслушивал, хотя бы то было противно намеченной им программе… Никогда генерал Юденич не вмешивался в работу подчиненных начальников, никогда не критиковал приказы, доклады, но скупо бросаемые им слова были обдуманы, полны смысла и являлись программой для тех, кто их слушал».

Юденич был прост в общении, в нём не было высокомерия. Как вспоминал генерал Б.П. Веселорезов: «В самый краткий срок он стал и близким, и понятным для кавказцев. Точно всегда он был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием «генералин», снисходительный, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многочисленных сотоварищей по службе, строевое начальство и их семьи, радостно спешивших на ласковое приглашение генерала и его супруги». Уже в годы Первой мировой войны М.К. Лемке написал: в дневнике: «…. буквально со всеми держится одинаково. Будучи генерал-квартирмейстером и потом начальником штаба Кавказского воен. округа, он одинаково говорил с графом Воронцовым-Дашковым и с подпоручиком своего штаба».

Николай Николаевич интересовался не только служебными делами. Но старался изучить ситуацию в регионе, Кавказ был сложной областью даже в мирное время. Занимался он и военно-дипломатической деятельностью. В предстоящей войне стратегически важное значение имел Иран. Он стал причиной разногласий между Россией и Англией. Главным финансовым советником иранского правительства стал американец Морган Шустер. Он вел в Тегеране антирусскую экономическую политику. Одновременно дал «зелёный свет» германским агентам. Генштаб поручил Юденичу подготовить несколько воинских соединений для возможно ввода их на персидскую территорию для защиты государственных интересов Российской империи. В ходе одного из инцидентов русские войска вошли на иранскую территорию. Петербург, угрожая ударом по Тегерану, потребовал отставки Моргана Шустера. Персидские власти были вынуждены выполнить это требование. В эти дни штаб Кавказского корпуса действовал с полной нагрузкой, как в условиях военного времени. Кавказский штаб решил эту задачу блестяще, показав готовность мобилизовать войска в кратчайшие сроки.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти