Гвардейские минеры

Гвардейские минерыНа самом западе Смоленской области, в шести километрах восточнее автодороги Рудня–Демидов, расположено село Микулино. Троицкая церковь XIX века, несколько магазинов и ларьков да в центре села на холме, как и в тысячах других селах и деревнях бывшего Союза, мемориальный комплекс со статуей воина и мраморными досками, на которых высечены имена погибших на войне односельчан и солдат, останки которых были обнаружены в ходе поисковых работ. Есть и Вечный огонь, который теперь, увы, зажигают только ко Дню Победы.

Но главной достопримечательностью села все же является 12-метровый обелиск из серого тесаного камня на железобетонном постаменте, сооруженный 8 мая 1945 г. на средства солдат и офицеров инженерных войск 1-го Прибалтийского фронта. На обелиске изображены шесть гвардейских знаков, под каждым из них овалы с именами погибших воинов, посмертно удостоенных звания Героя Советского Союза. Это старший лейтенант Николай Колосов, старший сержант Владимир Горячев, младший сержант Вячеслав Ефимов, рядовые Иван Базылев, Филипп Безруков, Михаил Мягкий.

12 мая 1943 г. разведывательно-диверсионная группа 10-го отдельного гвардейского батальона минеров 43-й армии Калининского фронта после двадцатидневного рейда по немецким тылам и многочасового преследования противником приняла бой с батальоном карателей на высоте 207,8 возле ныне не существующей деревни Княжино. Более трех часов гвардейцы отбивали атаки эсэсовцев, поддержанных огнем орудий, минометов, корректируемых авиацией. Уничтожив около 120 солдат противника, когда закончились все патроны, герои вступили в рукопашную.


Этот бой навеки вписан в славную историю батальонов гвардейских минеров — предтечу послевоенного советского армейского спецназа ГРУ. Но создание этих частей, в котором принимал непосредственное участие «дедушка» отечественного спецназа И. Старинов, имело свою долгую предысторию…

«Малая война» по плану «Д»

В мае 1927 г. правительство Англии разорвало дипломатические отношения с СССР. Угроза иностранной интервенции резко возросла, что при наличии плохо оснащенной 500-тысячной Красной Армии представляло собой серьезную опасность. Это потребовало своего рода «асимметричного» ответа, и в итоге было принято решение вернуться к идее «малой войны» в тылу агрессора с возможным переносом партизанских действий на его территорию. Ведь еще в 1921 г. М. В. Фрунзе писал в своей статье «Единая военная доктрина и Красная Армия»: «… Средство борьбы с техническим превосходством армии противника мы видим в подготовке партизанской войны на территориях возможных театров военных действий. Отсюда задачей нашего Генерального штаба должна стать разработка идеи «малой войны». В СССР работа по линии «Д», как официально назывался комплекс мер по подготовке партизанских действий, началась еще в 1924 г. по инициативе Фрунзе и Дзержинского. Велась она по линии трех ведомств: ОГПУ, Разведупра и Коминтерна. В Белоруссии к началу 1930-х гг. сформировали шесть отрядов силой до батальона каждый под командованием К. Орловского, С. Ваупшасова, В. Коржа, А. Рабцевича и др., которые уже принимали участие в «активной разведке» на территории Польши в 1921–25 гг., а позднее воевали в Испании в 1936–39-м, а также создавали партизанское движение в немецком тылу в 1941–45 гг., за что все были удостоены звания Героя Советского Союза. На Украине были готовы перейти к партизанской борьбе отряды численностью свыше 3 тыс. человек, плюс к тому только в полосе Юго-Западной железной дороги, глубиной до 200 км, было подготовлено к действиям свыше 60 партизанских диверсионных групп общей численностью около 1400 человек. В Белорусском военном округе обучение велось в спецшколах, для координации учебной деятельности которых под эгидой ОГПУ создали Специальное бюро под руководством А. Спрогиса. На Украине действовали шесть спецшкол ОГПУ и Разведупра, где преподавали И. Старинов, М. Кочегаров, И. Лисицын. Здесь обучали только специальным дисциплинам: организации и тактике партизанской борьбы, борьбе с вражеской пропагандой, минно-подрывному делу; изучению иностранного оружия; использованию приемов конспирации и маскировки; воздушно-десантной подготовке. Всего по линии «Д» было подготовлено более 5 тыс. человек и около 250 командиров. Летом 1932 г. состоялись секретныe маневры под г. Бронницы, в которых принимали участие партизаны-парашютисты под командованием С. Ваупшасова, дивизия особого назначения ОГПУ, личный состав Высшей пограничной школы.

Гвардейские минерыОсенью на маневрах в Ленинградском военном округе действовали отборные спецгруппы уже трех западных военных округов — всего свыше 500 человек, вооруженных различными видами учебных мин. В ходе учений «партизаны» проникали в «тыл противника» наземным путем через «линию фронта» и по воздуху с помощью парашютов. Очень эффективно действовали небольшие диверсионные группы на путях сообщения «противника». Опыт этих учений позволил приступить к формированию регулярных диверсионных подразделений для действий на территории врага. Так, 25 января 1934 г. вышла директива начальника штаба РККА 1371сс о формировании при каждой дивизии на западной границе «саперно-маскировочных» взводов, подчиненных начальнику разведки дивизии. В их задачи входило: переход госграницы, выход в назначенный район, проведение диверсий, создание паники, срыв мобилизации, ликвидация командного состава, дезорганизация тыла. Взвод из 40 человек, куда отбирались бойцы только второго года службы, должен был действовать в тылу врага мелкими группами по 5–7 человек. Скоро этой тактике предстояло пройти испытание в боевых условиях.

Грозовые тридцатые

Первую боевую обкатку своих теоретических и практических наработок советские диверсанты прошли во время гражданской войны в Испании. По инициативе старшего военного советника Якова Берзина, возглавлявшего до 1935 г. Разведупр, в Испанию был направлен целый десант специалистов партизанской войны как по линии военной разведки, так и НКВД. В разное время в боевых действиях принимали участие А. Спрогис, Х. Салнынь, Х. Мамсуров, С. Ваупшасов, К. Орловский, Н. Прокопюк, В. Троян, В. Корж, A. Рабцевич, Н. Патрахальцев, М. Кочегаров, И. Старинов. В конце 1936 г. в Валенсии была сформирована первая диверсионная группа в составе 12 человек. Диверсионные действия на первом этапе войны велись небольшими группами, затем — по 50–100 чел., которые выводили в тыл противника пешим порядком. Продолжительность действий составляла от 10 суток до 3 месяцев. В дальнейшем их объединили в 14-й партизанский корпус численностью около 3 тыс. человек под командованием капитана Доминго Унгрия, подчинявшийся разведотделу главного штаба Республиканской армии и где первым советником был И. Старинов.

Самой крупной операцией партизан явилось уничтожение в феврале 1937 г. под Кордовой поезда со штабом итальянской авиадивизии. Летом того же года в результате диверсий связь между Мадридским и Южным фронтами франкистов была прервана на неделю, и командующий Южным фронтом генерал Кьяппо де Льяно издал приказ о введении военного положения в провинциях Севилья, Уэльва и Бадахос.

Война в Испании показала высокую эффективность диверсионных действий в тылу противника: десятки взорванных мостов, складов боеприпасов и горючего, более 30 железнодорожных эшелонов с техникой и снаряжением, сотни километров выведенных из строя железных дорог доказали необходимость специальных подразделений. РККА стала обладателем самой современной диверсионной техники и тактики. Впоследствии более 80% командиров партизан во Франции, Болгарии, Югославии, Чехословакии и др. странах в годы Второй мировой войны были подготовлены либо непосредственными участниками партизанской войны в Испании, либо подготовленными ими инструкторами.

Гвардейские минерыОднако развернувшиеся в 1937–38 гг. массовые репрессии сделали этот уникальный опыт невостребованным. Были расстреляны многие теоретики и организаторы партизанской войны: А. Егоров, И. Якир, И. Уборевич, Я. Берзин, Х. Салнынь, репрессировано почти все руководство Разведупра и разведки западных военных округов, а также многие руководители партизанских отрядов. Была полностью свернута работа по линии «Д», уничтожены тайники, склады с оружием и боеприпасами. Это серьезно затормозило развитие советских войск специального назначения. Само понятие «диверсант» стало иметь слишком опасный смысл…

Последствия этого недальновидного решения военно-политического руководства страны проявились во время войны с Финляндией 1939–1940 гг. Отлично владеющие стрелковым оружием и лыжами, финские диверсионные отряды умело наносили советским войскам значительные потери, причем не только в тылу Красной Армии, но и на советской территории. По инициативе начальника Разведупра РККА комкора И. Проскурова был сформирован особый лыжный отряд под командованием начальника управления «А» полковника Х.-У. Мамсурова. Личный состав этого отряда в количестве 300 человек был набран из ленинградцев-добровольцев и студентов Института физкультуры им. П. Ф. Лесгафта. Отряд действовал на удалении 120–150 км от линии фронта. (Более подробно об этом: «Братишка», март 2010, «Лыжники ГРУ»). Финская война выявила необходимость создания регулярных разведывательно-диверсионных частей в составе РККА. На совещании в апреле 1940 г. полковник Мамсуров подчеркнул: «Я считаю, что необходимо решить вопрос о создании таких специальных частей в ряде округов, чтобы их начать готовить. В руках начальников штабов армий или командования армий эти части принесут пользу, выполняя помимо специальной работы также задачи более дальней разведки, чем ведут войска». Но, увы, в преддверии войны мало что было сделано в этом направлении. Красная Армия с упорством, достойным лучшего применения, готовилась к схватке с врагом на его территории…

Война. Тяжелые уроки

«…В занятых врагом территориях создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д.», — предписывалось в директиве СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 г. В результате организацией партизанской войны занялись все и сразу. В первую очередь это были партийные органы, подразделения НКВД и НКГБ СССР, особые отделы всех уровней, отделение Разведупра и разведотделы фронтов и армий и даже районные военкоматы. Надо признать, что вскоре лидирующую роль в этом отношении начали играть органы НКВД, а точнее, его 4-е управление под руководством П. Судоплатова, в рамах которого был сформирован легендарный ОМСБОН. Но если в середине 30-х на подготовку диверсанта отводилось от 3 до 6 месяцев, то теперь она сводилась в лучшем случае к 60 часам. Такие слабо подготовленные группы, имея незначительные запасы взрывчатки и боеприпасов, как правило, не имея радиосвязи с центром, после выполнения двух-трех заданий решали вопросы только своего выживания во вражеском тылу и, не имея боевого опыта, быстро погибали. Так, потери спецгрупп по линии НКВД в 1941 г. составляли до 93%, а по линии военной разведки до 50%.

В этой ситуации выживали только те отряды, командиры которых имели опыт партизанства времен Гражданской войны, прошли довоенную специальную подготовку, или же просто пограничную, или же элементарную общевойсковую. Это были отряды В. Коржа, С. Ковпака, С. Руднева, М. Наумова, К. Заслонова и др. Но все же эти и сотни других стихийно возникших партизанских отрядов из местного населения и окруженцев, насчитывающие к концу 1941 г. до 90 тыс. человек, не сумели, да просто и не могли нанести удар по коммуникациям вермахта и отрезать вражеские тылы от передовой. Вермахт же практически беспрепятственно мог перебрасывать свои войска и технику на проблемные участки и тем самым стабилизировать положение фронта, особенно в битве под Москвой. Стала очевидна необходимость заброски в глубокий тыл противника, причем воздушным путем, хорошо подготовленных и оснащенных малых диверсионных групп, которые бы минировали его коммуникации, мосты, склады и другие важные объекты.

Гвардейские минерыГлавным инициатором и «толкачом» в идее создания подобных подразделений стал начальник штаба инженерных войск РККА, уже упоминавшийся полковник Старинов, отличившийся еще в Испании. Возглавив оперативно инженерную группу Южного фронта зимой 1941–42 гг., он добился при поддержке командующего фронтом Р. Малиновского, тоже участника испанской войны, создания в 56-й армии специального батальона минеров для действий на оккупированном побережье Азовского моря. В январе-феврале 1942 г. диверсанты уничтожили свыше 100 солдат противника, вывели из строя 56 автомашин и 2 танка, подорвали 2 моста.

В мае 1942 г. начальник Генерального штаба А. Василевский приказал выделить на каждом фронте для проведения диверсий инженерный батальон, а в каждой армии – роту. Сам же Старинов возглавил 5-ю отдельную инженерную бригаду специального назначения на Калининском фронте, которая только в июне направила за линию фронта 76 групп минеров. А уже 23 июля 1942 г. Совинформбюро сообщило, что «часть, командиром которой является полковник Старинов, пустила под откос 10 эшелонов противника».

В своих письмах к Сталину, на встречах с К. Ворошиловым, М. Калининым, Г. Маленковым, Н. Вороновым Старинов настойчиво доказывал необходимость формирований специального назначения и специальной диверсионной бригады на базе воздушно-десантных войск. Но тяжелая обстановка под Сталинградом и на Кавказе заставила советское командование направить на это направление все воздушно-десантные войска как обычные стрелковые. В результате 17 августа 1942 г. приказом наркома обороны в инженерных войсках каждого фронта стали создаваться отдельные гвардейские батальоны минеров и отдельная гвардейская бригада минеров при Ставке ВГК «для минирования и разрушения коммуникаций в тылу противника». А «беспокойный» полковник Старинов был направлен в недавно созданный Центральный штаб партизанского движения руководить диверсионной Высшей оперативной школой особого назначения…

Гвардейские минеры в бою

Фактически речь шла о рождении новой формы боевого применения инженерных войск. Всего осенью 1942 г. было сформировано 20 отдельных гвардейских батальонов. Из них пять батальонов к концу года вошли в состав отдельной бригады гвардейских минеров общей численностью 2281 чел. К 1 октября 1942 г. в действующей армии уже имелось десять таких батальонов, как правило, по одному батальону на действующий фронт. По два батальона было сформировано на Карельском, Ленинградском и Донском фронтах.

Батальоны «авансом» получали звание гвардейских при формировании наряду с подразделениями ВДВ и подразделениями реактивной артиллерии. В состав новых частей отбирали в первую очередь добровольцев-саперов, имевших боевой опыт. Затем они проходили специальную подготовку по минному делу, десантированию, приемам рукопашного боя, топографии, обеспечивались взрывчатыми веществами и забрасывались за линию фронта небольшими группами. В группу входило не более 10 человек, несколько групп объединялись в отряд. При заброске в тыл врага минеры обычно базировались в партизанских отрядах, обучали их способам подрыва различных объектов, снабжали минно-взрывными средствами. Специальная инструкция определяла действия в тылу врага: порядок выполнения боевых заданий, правила перехода или перелета через линию фронта. Например, рекомендовалось вступать в боестолкновение с противником в исключительных случаях, решительно и смело уничтожать его мелкие группы холодным оружием или огнем из винтовок с прибором «Брамит», гасящим звук выстрела. Боевые задачи по разведке в оперативной глубине и разрушению железных и шоссейных дорог, мостов, подрывам эшелонов ставил минерам штаб фронта по плану начальника инженерных войск после утверждения на военном совете. 18 апреля 1943 г. руководство разведывательно-диверсионной работой на временно оккупированной территории СССР было возложено на Разведупр Генштаба. Отвечал за нее 2-й отдел генерал-майора Н. Шерстнева, а конкретно за диверсионное направление – полковник Косиванов, имевший в подчинении для проведения операций в тылу противника авиаэскадрилью особого назначения, которой командовал майор Цуцаев.

В январе-феврале 1943 г. из личного состава 15-го отдeльного гвардейского батальонa минеров Северо-Кавказского фронта и испанских коммунистов, курсантов Высшей оперативной школы особого назначения полковника Старинова, было сформировано и десантировано на парашютах 16 диверсионных групп (120 чел.) в тыл противника в район между Ростовом, Сальском, Тихорецкой и Краснодаром, где отличились группы лейтенантов Кампильо, Лоренте и Конисареса. Позже группы выводились в тыл противника морем и по воздуху в районы Новороссийска и Крымского полуострова с целью срыва перевозок на железной дороге Джанкой-Владиславовка-Керчь. Наиболее активно действовали те батальоны, где фронт давно стабилизировался в лесисто-болотистой местности: на Северо-Западном, на Калининском и на Западном фронтах. Так, 9-й отдельный гвардейский батальон минеров Северо-Западного фронта подполковника А. Галли в период 1942–44 гг. пустил под откос 108 эшелонов, взорвал 47 мостов и подорвал 30 км рельсового пути на участках Луга–Псков–Дно.

Гвардейские минеры10 марта 1943 г. минно-подрывной взвод младшего лейтенанта И. Ковалева был заброшен в Псковскую область. За семь месяцев боев в тылу противника группа Ковалева пустила под откос 16 воинских эшелонов, подорвала 17 мостов, уничтожила более 1,4 км линий связи, 2 танка, 1 бронемашину, участвовала в боях против трех карательных экспедиций. За это время Ковалев и его товарищи обучили 350 партизан. 4 июня 1944 г. Ивану Ковалеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Весной 1943 г. в период подготовки к Смоленской операции резко активизировалась деятельность 10-го батальона Калининского и 11-го батальона Западного фронта. В середине марта был произведен выброс четырех отрядов минеров Западного фронта в районы магистралей Минск-Орша, Минск-Гомель, Новозыбков-Унеча. Здесь отличилась группа под командованием гвардии старшего лейтенанта В. Бугрова, которая действовала в тылу врага около трех месяцев в районе деревни Смелиж Суземского района Орловской области. Группа не раз выходила из вражеского кольца, но даже потеряв половину личного состава, сумела причинить немалый ущерб противнику. И только 26 мая 1943 г., выполнив боевую задачу, группа перешла линию фронта.

Командование Калининского фронта направило в район г. Рудни несколько диверсионно-разведывательных групп 10-го отдельного батальона минеров. Одной из таких групп, заброшенной 22 апреля 1943 г., командовал старший лейтенант Н. Колосов. Приземлившись на территории Руднянского района Смоленской области, минеры установили связь с партизанским отрядом под командой Вишнева и совместно с его подрывниками начали пускать под откос вражеские эшелоны, взрывать склады с горючим и боеприпасами. 8 мая 1943 г. группа получила приказ: на перегоне Голынки-Лелеквинская подорвать эшелон противника, разведать движение на автостраде Витебск-Смоленск и взорвать мост. «Все время ухожу от преследования», — такова была последняя радиограмма Колосова. Шесть гвардейцев минеров вышли к деревне Княжино, где на высоте 207,8 партизанами был оставлен для них тайник со взрывчаткой и боеприпасами. Именно здесь они и совершили свой бессмертный подвиг...

В боях на территории Лиозненского района Витебской области Белоруссии особо отличился командир отделения 10-го отдельного батальона минеров гвардии старший сержант Д. Яблочкин. В начале мая 1943 г., возглавляя группу из 4 минеров-парашютистов, он был заброшен во вражеский тыл для диверсионной работы на участке железной дороги Витебск–Смоленск, где группа разведала немецкий оборонительный рубеж, полевой аэродром, артиллерийский склад и другие объекты, которые были уничтожены советской авиацией. За две недели группа взорвала два эшелона и резервный паровоз. В июне 1943 г. во время разведывательного выхода Яблочкин был окружен немцами, в перестрелке уничтожил свыше 10 человек, но сам был тяжело ранен и захвачен в плен. Немецкий офицер в упор произвел выстрел ему в голову. Пуля прошла вскользь, и Яблочкин остался жив. Тогда немцы стали добивать его прикладами, размозжили голову, искололи штыком, срезали гвардейский знак, раздели и, считая убитым, бросили под дерево. Через 10 часов Яблочкин пришел в себя. Израненный, истекая кровью, превозмогая боль и голод, он только через 2 месяца нашел в лесу свою группу гвардейцев, влившуюся в состав местного партизанского отряда. За это время Яблочкину пришлось с тяжелыми ранениями много дней лежать замаскированным в болотных кустах. Кругом находился враг, немцы несколько раз проходили буквально в 2 метрах, но Яблочкин ничем не выдал себя.

66 дней с тяжелейшим ранением гвардии старший сержант Яблочкин прожил в окружении немцев. 23 августа 1943 г. после почти 4-месячного пребывания в тылу врага его на самолете вывезли на Большую землю. 4 июня 1944 г. Яблочкин был удостоен звания Героя Советского Союза.

Именем другого отважного гвардейца-минера из 10-го батальона капитана Петра Андрианова был назван большой волжский теплоход. В конце августа 43-го отряд Андрианова вывел за линию фронта группу мирных жителей в 600 человек, а в сентябре группа капитана обезвредила и взяла в плен 88 вражеских диверсантов, переодетых в советскую форму. В июне 1944 г. группа капитана Андрианова, окруженная крупными силами немцев, вела бой целый день. Расчистив гранатами дорогу, ближе к сумеркам капитан повел своих людей на прорыв, но пал смертью храбрых…

И снова в саперы

Гвардейские минеры наносили ощутимые удары по коммуникациям вермахта, срывая планы по доставке боевой техники и войск на передовую. Они также отвлекали большое количество немецких войск на охрану железных и шоссейных дорог, мостов, складов и других сооружений. Группы минеров очень часто становились костяком для создания партизанских отрядов. Их действия, получая высокую оценку военных советов фронтов, внесли достойный вклад в дело общей победы над врагом.

Но увы, возможности гвардейских минеров не были использованы должным образом из-за отсутствия у них достаточного количества средств радиосвязи и недостаточно централизованного руководства их действиями.

Но самое главное, что в 1943 г. гвардейские минеры оказались «лишними» в системе диверсионной деятельности Красной Армии. К этому моменту уже развернулось массовое партизанское движение в тылу врага, направляемое и снабжаемое Центральным штабом партизанского движения, а «конкуренты»: 4-е управление НКВД и Разведуправление Генштаба, накопив определенный боевой опыт, уже по-другому стали подходить к подготовке и засылке диверсионных групп. Таким образом, функции диверсионных операций были уже полностью возложены на партизанские формирования и разведподразделения армейского и фронтового уровня и подразделения ОМСБОН.

С лета 1943 г. начался процесс переформирования и передачи частей бывших минеров обратно в распоряжение Управления инженерных войск Красной Армии. Уже в августе 1-я отдельная гвардейская бригада минеров была переформирована в 1-ю гвардейскую штурмовую инженерно саперную бригаду, предназначенную для штурма приспособленных к обороне населенных пунктов и прорыва сильно укрепленных полос обороны.

Главной особенностью бригады стал стальной нагрудник из тонкой броневой стали, снабженный сочлененным «передником», из-за которого саперы получили прозвище «панцирная» пехота. К июню 1944 г. все батальоны минеров были переформированы в отдельные гвардейские инженерные и саперные батальоны различного назначения. Исключение составили только два батальона. Так, 6-й отдельный батальон минеров Карельского фронта просуществовал до декабря 1944 г. Перед проведением Петсамо-Киркенесской операции в сентябре 1944 г. в тыл врага было послано два отряда (133 и 49 чел.) из состава батальона. Они должны были совершать диверсии на автомобильных дорогах Петсамо–Тарнет, Луостари — Ахмалахти и Ахмалахти — Никель. Всего за 29 дней, проведенных в тылу врага, бойцы 6-го отдельного гвардейского батальона минеров разрушили 11 км проводной линии связи, четыре моста, уничтожили 19 автомашин, три мотоцикла, 31 лошадь и много солдат и офицеров противника.

Гвардейские минерыЕдинственной частью гвардейских минеров, которая просуществовала до конца войны, стал 9-й батальон Северо-Западного фронта. 20 ноября 1943 г. он был выведен в резерв Ставки ВГК и передислоцирован на территорию Московского военного округа в д. Желябино. Батальон стал учебным центром и своеобразным резервом по подготовке разведывательно-диверсионных групп Разведывательного управления Генштаба, действующих в интересах разведотделов различных фронтов. Учебный полигон батальона находился в окрестностях г. Тейково Ивановской области. Здесь личный состав, пополненный из состава 14 батальона гв. минеров, проходил обучение совместно с польскими, прибалтийскими, немецкими антифашистами. Разведывательно-диверсионные группы из состава батальона успешно действовали во время Белорусской, Прибалтийской, Восточно-Прусской, Висло-Одерской и Берлинской операций.

По своей сути гвардейские минеры в годы войны являлись войсковыми партизанами, но их формирование и боевое применение положили начало созданию советских армейских сил специального назначения. И не случайно, что маршал Василевский, подписавший в 1942 г. приказ об их создании, уже в ранге военного министра 25 октября 1950 г. отдал приказ о создании отдельных рот спецназначения под руководством Главного разведывательного управления Генштаба.
Автор: Евгений Музруков
Первоисточник: http://www.bratishka.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 13
  1. Сергей Медведев 5 октября 2013 11:40
    Вот кто врагов победил! Вовсе не штрафники и уголовная сволочь, как нам сейчас пропаганда навязывает.
    1. AntiBrim 6 октября 2013 00:35
      нельзя никого списывать со счетов, штрафники тоже много сделали, победа ковалась всей страной, и всеми людьми, какими бы они не были!!!
      AntiBrim
  2. Zomanus 5 октября 2013 15:47
    И вот что фигово, сами же и просираем свои завоевания. Ведь точно можно сказать что методики так и пропали со временем.
  3. Пеший 5 октября 2013 16:53
    Как то у нас так получается, сами все придумаем, сделаем, потом поломаем и через некоторое время начинаем снова создавать с нуля тоже что самое.
  4. smile 5 октября 2013 17:45
    Огромное спасибо автору. Статья написана прекрасным языком, развернута и весьма информативна. Примеры просто поразительны.
    Просьба к автору - не могли бы написать статью о легендарной группе Джек, действовавшей в Восточной Пруссии? О ней мало кто знает. Я бы написал, к сожалению, лишен дара эпистолярного жанра :)))
    Также интересно было бы узнать о действиях в Восточной Пруссии разведгрупп, укомплектованных иностранцами (кажется забросили 17 групп). Я натыкался на упоминание, но подробностей, что-то не нашел.
    1. Raptor75 5 октября 2013 23:14
      http://may1945-pobeda.narod.ru/nkvd-spiski0-r0.htm
      Списки специальных диверсионно-разведывательных групп

      в обработке полковника милиции Ржевцева Ю. П.
  5. chehywed 6 октября 2013 02:18
    Главной особенностью бригады стал стальной нагрудник из тонкой броневой стали, снабженный сочлененным «передником», из-за которого саперы получили прозвище «панцирная» пехота.

    Если не ошибаюсь,их впервые применили под злополучной Вязьмой в 1943. Действовали группами в составе:пулемётчик,снайпер,несколько автоматчиков,5-7 человек (пулемёт мог быть и станковым).При прорыве немецкой обороны потери у них были 1-3%. Позже такие штурмовые группы были созданы повсеместно.
  6. русс69 6 октября 2013 02:51
    Мне дед один рассказывал; где то в Польше их передали в помощь штурмовым отрядам и они получили такие вот латы. И его товарищу , когда он прыгнул первый в немецкий окоп , немец с нескольких метров выпустил очередь. Все пули попали в нагрудник и в результате стоят оба смотрят то друг на друга, то один на автомат, а другой себе на грудь. А дед не видя, что в окопе происходит , прыгнул как раз между ними и увидел эту картину. Немец правда как увидел второго, автомат бросил и руки к верху. А товарищ пока ему по плечу не ударили, так в ступоре и находился... smile
  7. ia-ai00 6 октября 2013 10:37
    Сколько люди страха натерпелись, физических и моральных мук, когда на глазах погибают товарищи, но дошли до Берлина, победили! И как-то умудрялись ещё и фотографировать и сохранить эти, фото-документы. Спасибо им за ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ! А автору - за статью. Такие статьи надо в школах на классном часе, хоть раз в неделю представлять подрастающему поколению, что бы они знали правду о своей Родине, своих предках, благодаря которым они живут на белом Свете!
  8. Сталинец 6 октября 2013 17:42
    А. Егоров, И. Якир, И. Уборевич, Я. Берзин, Х. Салнынь, .....Так это были заговорщики . Это доказанный факт . Как и то , что Тухачевский ,Тимошенко , Жуков , то же были заговорщиками . Поэтому и отступали до Москвы . Крокодиловы слезы , по этим людям лить не стоит . Сколько хороших ,не виноватых людей они оговорили , это заслуживает сожаления . yes
    Сталинец
  9. Пехмор 6 октября 2013 18:40
    Отличная статья,понятная не спецу.По минно подрывному делу рассказывали этот материал более подробно,история .Но по учебникам того же Старинова И. учились.Сейчас думаю что была просто закулисная борьба,потому и расформировали Гвардейских минёров.
    Пехмор
  10. gusar007 7 октября 2013 04:10
    Интересная статья.
    gusar007
  11. Ols76 7 октября 2013 04:29
    " Немецкий офицер в упор произвел выстрел ему в голову. Пуля прошла вскользь, и Яблочкин остался жив. Тогда немцы стали добивать его прикладами, размозжили голову, искололи штыком, срезали гвардейский знак, раздели и, считая убитым, бросили под дерево. Через 10 часов Яблочкин пришел в себя. "

    Читая статью понимаешь сколько они пережили физических и моральных мук но победили и разбили врага. Спасибо им за победу! А также Огромное спасибо автору!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня