Сарыкамышская битва

Предвоенная обстановка

«Головной болью» России в Закавказье продолжала оставаться Османская империя. После её поражения в Первой Балканской войне Германия и Австро-Венгрия стали составлять секретные планы по разделу турецких владений. В Петербурге посчитали эти планы прямой угрозой национальной безопасности Российской империи. Россия в этот период была против раздела Турции, так как это вело к усилению позиций германо-австрийского блока на Балканах и в Малой Азии. В ноябре 1912 года глава российского МИДа Сазонов представил императору доклад, где прямо говорил, что «Скорое распадение Турции не может быть для нас желанным». Австро-Венгрия хотела получить свободу рук на Балканах, отвлекая внимание России к проблеме проливов. Поэтому в сложившейся политической ситуация Россия выступала за сохранение существующего положения.

Однако такая позиция Петербурга не смогла сохранить статус-кво. Русско-турецкие отношения всё равно осложнились. Это было вызвано тем, что Стамбул переориентировался на Германию, стараясь уменьшить влияние Англии и Франции. Германский генерал Лиман фон Сандерс начал работу по реорганизации османских вооруженных сил и возглавил 1-й армейский корпус турецкой армии. Фактически Германия поставила под свой контроль проливы. Петербург был сильно обеспокоен, но поддержки со стороны официальных союзников – Франции и Англии, в этом вопросе, не получил.


В феврале 1914 года в столице прошло совещание по «турецкому вопросу». На совещании присутствовал и Юденич, заменявший заболевшего кавказского наместника, графа Воронцова-Дашкова. На совещании были изучены различные точки зрения. Участники совещания не поддержали идею самостоятельных военных акции России в районе проливов. Против военных акций выступил представитель МИДа – Извольский, морской министр – Григорович и генерал-квартирмейстер Генштаба – Данилов. После совещания генерал Данилов попросил Юденича в строгой тайне подготовить мобилизационный план и план боевой деятельности на 1914 год на Кавказском театре.

В это время штаб Кавказского округа получал всё более тревожные известия из Турции. Османское правительство шло к противостоянию с Россией. К границе стягивались различные военные формирования, происходила мобилизация резервистов. В курдских племенах начали создавать иррегулярные конные полки. Турецкая разведка активизировала свою деятельность в приграничье, особенно в Аджарии и Батуми. После начала войны России и Германии, Порта официально присоединилась к коалиции Центральных держав. Для держав Антанты это событие не было секретом.

27 сентября 1914 года турки перекрыли проливы для торговых судов стран Антанты. Россия потеряла значительную часть своего внешнего товарооборота. Фактически это было неофициальное объявление войны противникам Германии и Австро-Венгрии. 29 октября турецко-германская эскадра обстреляла Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. Россия объявила войну Турции.

Создание Кавказского фронта. Начало боевых действий

На основе Кавказского военного округа была сформирована отдельная Кавказская армия. Её главнокомандующим автоматически стал царский наместник на Кавказе – Илларион Иванович Воронцов-Дашков. В свое время граф отличился в боевых действиях в Болгарии и Средней Азии, но теперь ему шёл 78 год жизни. Близкий друг императора Александра III, блестящий администратор, много сделавший для обустройства Кавказа, в силу своего возраста просто не мог руководить боевыми действиями. Воронцов-Дашков почти никого участия в командовании войсками и руководстве операциями не принимал. Вся тяжесть ведения боевых действий легла на главу штаба – Юденича. На него и на генерала Мышлаевского кавказский наместник фактически возложил руководство армией.

Кавказский фронт от Чёрного моря до озера Урмия составлял около 720 км. С получением телеграфного известия о начале войны с Турцией в Тифлисе был собран военный совет. Юденич сделал доклад о состоянии вооруженных сил противника и оперативной обстановке на границе. По русским данным численность войск противника доходила до 1,5 млн. человек. Османская армия находилась в процессе реорганизации под руководством германских специалистов. Сухопутные войска состояли из 40 кадровых дивизий (низам) и 53 дивизий резерва (редифа). Их подкрепляло 100 тыс. ополчение (мустафиз). Турецкая конница насчитывала 60 полков, включая 20 курдских. Русской Кавказской армии противостояла 3-я армия, состоявшая из 3-х корпусов (9-й, 10-й и 11-й), в составе каждого было три пехотных дивизии. В армию также входила 2-я отдельная кавалерийская дивизия и три курдских конных дивизии. Основная турецкая группировка была сосредоточена у Эрзерума. 10-й корпус располагался у Самсуна. Всего в 3-й армии было до 130 пехотных батальонов, около 160 эскадронов и курдских сотен, а также 250-300 орудий. Армию возглавлял Гассан Иззет-паша (с декабря 1914 года - сам военный министр Энвер-паша), начальником штаба был немецкий генерал Ф. Бронзарт фон Шеллендорф. Предполагалось, что 3-я турецкая армия на первом этапе войны имеет только оборонительные задачи.

Кавказская армия, развернутая от Батума до Саракамыша, насчитывала до 120 батальонов пехоты и 127 казачьих сотен при 304 орудиях. В целом силы были примерно равными по численности, но русская армия была лучше в качественном отношении. Кавказская армия была разделена на несколько оперативных группировок, каждая их которых имела заранее поставленные задачи. На Приморском (Батумском) направлении стояли отдельные части 66-й пехотной дивизии, 5-я Туркестанская стрелковая и 1-я Кубанская пластунская бригады, 25-я бригада пограничной стражи (пограничная стража с началом войны вошла в состав действующей армии). На Ольтинском направлении располагалась 20-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Н. М. Истомина. Её поддерживала 26-я бригада пограничной стражи. Главным операционным направлением считалось Сарыкамышское. Здесь были сосредоточены главные силы Кавказской армии: 1-й Кавказский армейский корпус под началом генерал-лейтенанта Г. Э. Берхмана (две пехотные дивизии), 1-я Кавказская казачья дивизия, 2-й Туркестанский армейский корпус генерала Слюсаренко (две стрелковые бригады). В Карсе стояла 3-я Кавказская стрелковая бригада, в Тифлисе – Сибирская казачья бригада.

Юденич подчеркнул, что для Петербурга Кавказский театр военных действий является второстепенным по сравнению с Западным фронтом, поэтому в ближайшем будущем подкреплений ждать не стоит. Глава штаба отметил, что на Сарыкамышском направлении русские войска имеют над врагом пойти двойное превосходство. Но на Ольтинском направлении отряд Истомина сильно уступал противнику. Кавказская армия в целом имела преимущество в качестве кавалерии – турецкая кавалерия и курдская конница, сильно уступали по боевым качествам казакам.

Юденич, исходя из общего соотношения сил и средств, предлагал на начальном этапе ограничиться активной обороной, с проведением разведки боем. Наступала зима, которая ограничивала возможности по ведению боевых действий. В это время надо было завершить мобилизацию, сформировать резервы и подготовиться к наступательной операции. Это решение поддержали и другие участники совета, включая Воронцова-Дашкова.

Активная оборона возлагалась на авангарды. В ноябре 1914 года передовые отряды 1-го Кавказского корпуса с ходу взяли приграничные оборонительные позиции противника и начали движение в сторону Эрзерума. Начались бои с боевым прикрытием 3-й турецкой армии. Однако германские советники не зря свой хлеб ели, турецкие войска оказались подготовлены к такому развитию событий. 9-й и 10-й турецкие корпуса контратаковали и оттеснили части корпуса Берхмана к границе.

На этом в боевых действиях наступила пауза. В конце ноября пришла суровая горная зима с регулярными обильными снегопадами и снежными бурями, делавшими передвижение многочисленных войск весьма трудным делом. Однако продолжалась «малая война». Разведывательные отряды русской и турецкой армии прощупывали позиции противника. Возможно, что такая позиционная война продолжалась бы до поздней весны. Но это не устраивало Энвер-пашу, начальника генштаба Османской империи полковника Хафыз Хаккы и германских советников. Берлин требовал активных действий, чтобы отвлечь с Русского фронта часть резервов России, которые перебрасывали из Сибири и Туркестана.

Сарыкамышская битва

Позиции русской армии под Сарыкамышем

Турецкое наступление

В Стамбуле приняли решение о начале крупного наступления против русской Кавказской армии. В декабре 1914 года 3-ю армии возглавил военный министр Османской империи Энвер-паша. Это был опытный военачальник, который воевал против итальянцев в Триполитании, и участвовал в обеих Балканских войнах. Энвер-паша являлся одним из главных идеологов пантюркизма. Он даже выдвинул план авантюрного «победного» похода турецкой армии через Иран и Афганистан в Индию. Энвер-паша задумал уничтожить русскую армию, проведя классическое окружение в духе «Канн» в районе Сарыкамыша.

Известие о прибытии Энвера-паши, полученное от пленных и Ставки Верховного главнокомандующего, насторожило Юденича. Было очевидно, что военный министр Османской империи не зря прибыл на Кавказский фронт и возглавил 3-ю армию, противник явно, что-то готовил. Начальник штаба отдал приказ усилить наблюдение за противником. Одновременно было усилено боевое охранение занятых позиций, привели в боевую готовность корпусные и армейские резервы. Предприняли дополнительные меры по инженерному оборудованию линии фронта. Армейский авиационный отряд ежедневно поднимал в воздух несколько аэропланов для воздушной разведки.

Чутье не подвело Юденича. Вскоре от агентуры на турецкой территории, перебежчиков (христиан-армян), от пленных стали поступать сведения о подготовке большой наступательной операции. Энвер-паша хотел разгромить главные силы Кавказской армии и захватить Русское Закавказье. Большие надежды османское командование возлагало на восстание мусульманского населения Батумской области – Аджарии. Турецкие эмиссары активно действовали в Аджарии, призывая к «священной войне» против «неверных». В случае успеха восстания, противник мог захватить Батум, получив хороший плацдарм на приморском направлении. Захват Ардагана и Батума давал возможность начать боевые действия в Гурии и других областях Западной Грузии. Одновременно 11-й корпус 3-й армии совместно со 2-й кавалерийской дивизией и курдским конным корпусом должен был связать боем русский Саракамышский отряд. 9-й и 10-й армейские корпуса получили задачу уничтожить немногочисленный Ольтинский отряд. Затем обходным маневром через Бардиз (Бардус) отрезать тыловую базу Сарыкамышского отряда в селении Саракамыш (конечная станция узкоколейной железной дороги). В Сарыкамыше располагались большие артиллерийские, продовольственные и другие склады. Так, одним решительным ударом османское командование планировало прорваться к Главному Кавказскому хребту. Оперативный замысел турок был рассчитан на скрытность движения и быстроту проведения операции.

Сарыкамышское сражение (9 (22) декабря 1914 года — 4 (17) января 1915 года)

Оборонительный период. 5 декабря 1914 года фронтовая разведка обнаружила движение 9-го турецкого корпуса в районе селений Кош и Пертанус. Турецкие войска располагались в 55 км от Бардуса. Части 10-го корпуса были обнаружены у селения Ит. Другие две дивизии 10- корпуса двигались из Тортума в направлении Ардоса и Азорта. В целом 10-й корпус наступал на Олту.

Юденич, получив эти известия, встревожился и от имени командующего приказал усилить разведку и на всех направлениях выдвинуть усиленные дозоры. Одновременно на этих направлениях стали проводить разведку самолеты авиаотряда. В результате с самого начала турецкой операции, 3-я армия лишилась своего главного козыря – внезапности. Ранним утром 9 декабря Юденичу донесли, что турецкие войска перешли в наступление. Наиболее опасным казалось движение противника на Ольтинский отряд Истомина. Под его началом была только одна пехотная бригада, 3-й Горно-Моздокский полк терских казаков, армянская дружина и несколько небольших подразделений при 24 орудиях.

Ход турецкой наступательной операции довольно скоро прояснил, что османский штаб оказался не на высоте. Энвер-паша и его командиры не только не смогли обеспечить скрытности перемещения войск и внезапности удара, но согласованности действий корпусов и дивизий по времени и месту. Это быстро привело турецкую армию к весьма плачевным результатам. Уже 10 декабря две турецкие дивизии, выдвигавшиеся из Ита и Тортума, устроили «дружескую войну», приняв друг друга за противника. При соприкосновении между ними завязался огневой бой, который продолжался шесть часов. Обе дивизии понесли тяжелые потери – до 2 тыс. человек убитыми и ранеными. Это сообщение произвело огромное впечатление на османский штаб.

Две турецкие дивизии, двигавшиеся на Бардус, без остановки двинулись на Саракамыш. Стоявшие в Бардусе две сотни пограничной стражи (конная и пешая) – отошли к перевалу. Энвер-паша, зная, что 10-й корпус увлекся преследованием Ольтинского отряда, направил на Саракамыш и 32-ю дивизию. Однако из-за снежных заносов на дорогах и морозов она не смогла пройти и остановилась в Бардусе. Кроме того, этой дивизии пришлось прикрывать пути сообщений от 18-го Туркестанского стрелкового полка. Тем не менее, обходившие русский правый фланг 9-й и 10-й турецкие корпуса вышли на рубеж селений Арсенян и Косор.

На Ардаганского-Тифлисском направлении турецкие войска захватили Ардаган. Но Юденич быстро парировал этот удар. Из Тифлиса в направлении Ардагана по железной дороге, а затем походным порядком была направлена Сибирская казачья бригада генерала Калитина с конно-пулеметной командой и Оренбургской казачьей батареей. Турецкие войска не смогли прорваться на Боржоми. Казаки перешли в контрнаступление и отбросили противника.

Сарыкамышская битва


Главные же события происходили у Саракамыша. 10 (23) декабря Сарыкамышский отряд легко отбил фронтальную атаку 11-го турецкого корпуса. Однако отряд оказался под угрозой окружения. Саракамыш оборонял незначительный гарнизон: две дружины ополчения (набирались из военнообязанных старших возрастов и офицеров запаса), два железнодорожных эксплуатационных батальона, они были вооружены старыми ружьями и имели всего по 15 патронов на ружье. Но гарнизону повезло, в этот день в Сарыкамыше было несколько стрелковых взводов, направленных в тыл для формирования 23-го Туркестанского полка, два орудийных расчёта с 3-дюймовыми орудиями и 200 выпускников Тифлисской школы прапорщиков. Учиться на прапорщиков отправляли бывалых, отличившихся солдат. Гарнизон при помощи оказавшихся на станции сил, стал готовиться к бою. Возглавил оборону оказавшийся в это день в Сарыкамыше проездом полковник Генерального штаба, начальник штаба 2-й Кубанской пластунской бригады Букретов. Он распределил имеющиеся силы по секторам обороны, приказал свезти боеприпасы из отдаленных складов на вокзал. После изучения имеющихся запасов, стал обладателем «сокровища» - 16 станковых пулеметов «Максим». Свел стрелков-туркестанцев в две роты и отравил на помощь бойцам пограничной стражи, защищавшим Бардусский перевал.

Командир Сарыкамышского отряда помощник главнокомандующего Кавказской армией, генерал Александр Захарьевич Мышлаевский, получив известие о наступающих турецких колоннах, принял смелое решение – снял с передовой часть сил отряда и направил их на защиту станции. 12 декабря он направил в тыл 5 батальонов 1-й Кубанской пластунской бригады, 80-й Кабардинский пехотный, 155-й Кубанский пехотный, 15-й Туркестанский стрелковый и 1-й Запорожский кубанских казаков полки, 20 орудий Кавказской артиллерийской бригады, Терскую казачью батарею и Кавказский мортирный дивизион. Однако этим войска нужно было сделать по зимним, труднопроходимым дорогам марш-бросок в 70-100 км (в зависимости от первоначального места дислокации). За одни сутки, то есть к 13 декабря, подойти к станции успел только Кубанский полк и один пехотный батальон, посаженный на повозки.

С получением известия о приближении к Сарыкамышу больших сил противника, к месту событий выехал и Юденич. Надо отметить, что турецкие войска из-за морозов и занесенных снегом горных дорог двигались медленно, сильно растянулись и понесли большие (многотысячные) небоевые потери. В частности, 29-я пехотная дивизия потеряла замерзшими насмерть и обмороженными до половины состава. Ситуация в 17-й дивизии была немногим лучше.

Только к утру 13 декабря турецкие 17-я и 29-я дивизии сбили немногочисленные русские заслоны и начали непосредственный штурм станции. Но продвигались они медленно, сдерживаемые сильным пулеметным огнем. В самый критический момент сражения, когда турецкие войска захватили Северный Сарыкамыш, начали подходить подкрепления. К вечеру в бою уже участвовало 9 батальонов и 7 конных сотен (казаки спешились). Турки предпринимали одну атаку за другой, но защитники Сарыкамыша смогли удержать большую часть селения и станцию. Но положение оставалось тяжелым. С гор спускались все новые и новые турецкие батальоны.

К полудню 15 декабря весь 10-й турецкий корпус был сосредоточен у Сарыкамыша. Турки почти полностью окружили станцию, железную дорогу на Карс перерезали. Осколком снаряда разбило единственную радиостанцию. Казалось, что ещё немного и, несмотря на ужасные потери от «генерала мороза», замысел Энвера-паши будет реализован. Тем временем Юденич направлял в район сражение все войска, которые мог. К концу дня 15 декабря русские войска насчитывали на этом направлении 22 батальона пехоты, 8 конных сотен, около 30 орудий и около 80 пулеметов. Однако турки имели почти двукратное преимущество в живой силе – 45 батальонов.

Весь день шёл яростный бой. Турецкая пехота предпринимала одну атаку за другой. Надо сказать, что турецкие пехотинцы дрались хорошо. Они шли в атаку с ожесточением обреченных, зная, что отступать нельзя. В горах их ждала смерть. А на станции кров и тепло, на складах – провиант, теплая одежда. С большим трудом, но все вражеские атаки были отбиты.

Вечером 15 декабря главнокомандующий Воронцов-Дашков назначил Юденича командующим 1-го Кавказского и 2-го Туркестанского корпусов. Он получил приказ разгромить турецкие войска под Сарыкамышем и открыть путь для отхода войск на Карс. Фактически наместник передал Юденичу всю полноту командования и дал полное право отступить от границы к Карсу, бросив склады и обозы. Юденичу вручалась судьба Кавказской армии. От его решений зависело быть победе или поражению.

Меж тем оборонять Сарыкамыш становилось все сложнее. К вечеру 16 декабря разведчики обнаружили большое скопление сил противника в лесу севернее вокзала. Кроме того, солдаты сторожевой заставы 80-го Кабардинского полка перехватили вражеского посыльного с письменным приказом командиру 10-го корпуса. В нём говорилось и о подготовке ночного решающего штурма. Русские солдаты приготовились к новому бою. Действительно около 22 часов вечера 3-й батальон 1-й Кубанской пластунской бригады, который занимал позиции на высоте Орлиное гнездо, вокзал и мост на шоссе, был атакован большими силами противника. Казаки, под давлением нескольких тысяч турецких солдат, стали отходить. Командир 1-го Запорожского полка полковник Кравченко попытался остановить отступающих, но пал в бою. Турки захватили вокзал и ворвались в центр селения, заняв каменные казармы. Турецкие войска стали спешно укрепляться, готовясь к новой атаке.

Сарыкамышская битва

Лыжники османской армии.

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Сарыкамышская битва
Сарыкамышская битва. Часть 2

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11
  1. Alex65 7 октября 2013 09:37
    Спасибо Александр,ваши стаьи на высоте
  2. Дмитрий 2246 7 октября 2013 11:04
    Мужество и стойкость залог победы.
    Везёт умелым возглавил оборону полковник генерального штаба Букретов, 200 курсантов в прапорщики, мороз, "дружеский" огонь осман.
    Искусство офицера создать из того что есть единый монолит обороны и победить с напряжением всех сил и средств.
  3. ЖОРЖ 7 октября 2013 12:46
    Благодарствую за статью.
    Это я так понял продолжение про Юденича.
  4. rumpeljschtizhen 7 октября 2013 13:30
    а мне кажется Юденичь как раз и ошибся не прикрыв должным образом станцию наверное не верил возможность перехода крупных масс войск турок в зимних условиях
    1. klim44 7 октября 2013 17:46
      Вам действительно кажется. Почитайте эту книгу, клда информации про русскую (императорскую армию)- http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/index.html. А вот отрывок про Юденича:"Генерал Мышлаевский пал духом. Считая II Туркестанский корпус все равно погибшим, он предписал всеобщее отступление, чтобы спасти хоть часть войск I Кавказского корпуса. Одновременно с этим он приказал отступать в глубь Кавказа даже не атакованным войскам — IV Кавказскому корпусу в Алашкертской долине и Азербайджанскому отряду в Персии. Отдав 15 декабря эти гибельные распоряжения, он бросил войска на произвол судьбы и поспешно выехал, никого не предупредив. Связь армии с Тифлисом была прервана...
      Но тут погибавшая Кавказская армия была спасена. Железная воля и неукротимая энергия генерала Юденича повернули колесо судьбы.
      Взятие Сарыкамыша для турок, удержание его для нас сделалось вопросом жизни и смерти для бойцов: отступление в дикие, занесенные снегом горы в 20-градусную стужу было равносильно гибели как для нас, так и для турок. Сверхчеловеческая выдержка защитников Сарыкамыша сломила ярость турецких атак. "
      А Вот еще отрывок "Так закончилось трехнедельное Сарыкамышское сражение — самое упорное дело, что за два с половиной столетия и одиннадцать войн русские имели с турками. За трехнедельную Сарыкамышскую операцию у нас из 63 000 бойцов 20 000 было убито и ранено, а 6000 обморожено. Убыль составила 42 процента. Турки лишились 78 000 человек, из коих 15 000 взято в плен, а остальные погибли. К весне в одном лишь Сарыкамышском районе похоронено было 28 000 турецких трупов. Германо-турецкие источники все подтверждают, что из 90 000 спаслось только 12 400. Нами взята вся артиллерия, бывшая у турок, — 65 орудий "
      klim44
    2. Ударник 7 октября 2013 20:06
      Да, от турок такой прыти не ожидали. Интересная деталь: незадолго до Сарыкамыша передовым частям достался ценный трофей - в плен взяли командира одного из отрядов курдского ополчения, который сообщил о готовящемся обходе. Курда отправили в штаб под конвоем, но до штаба он не доехал - казаки по дороге ухлопали.
  5. Чёный 7 октября 2013 14:24
    Спасибо. Честно говоря, война на Кавказе была для меня совершенно неизвестной.
  6. samoletil18 7 октября 2013 14:53
    Хорошая интересная статья. Османские лыжники увидены мною впервые. А казачьи командиры были на высоте. Подкупает инициатива. Ну, а Юденич для меня образец войскового начальника с начала 90-х. Никогда не задумывался о роли немецких советников на русско-турецком фронте. А наши их переиграли, походу Маннергейм в хорошие руки попал, жаль только не там, где надо оказался через четверть века. Эх, союзники в Первую мировую не подкачали бы, отдыхать летали бы в Анатолийский уезд в Составе Российской Империи.
  7. ultra 7 октября 2013 15:07
    Автору большая благодарность за статью! good Ждём продолжения! hi
  8. ia-ai00 7 октября 2013 17:33
    Хорошая статья - уроки истории, спасибо!
  9. Seal 7 октября 2013 21:51
    Статья хорошая, но причины вступления в войну друг против друга России и Турции затронуты поверхностно, если не сказать - примитивно. Надо понимать, что в предвоенный Турции правил триумвират :Энвер паша, Джемаль паша и Талаат паша. Причем на стороне Германии был только один, другой был на стороне Антанты, а еще один триумвиратор - на стороне России. Поэтому войны между Турцией и Россией могло не быть. Но две силы активно вовлекали наши страны в войну друг с другом. Турцию к войне с Россией подталкивала Германия.Россию к войне с Турцией - армяне. А впоследствии, именно немецкие "свидетели" раздули случаи отдельных эксцессов турок против армян до невообразимое уровня с тем, чтобы общественное мнение России потребовало бы посылки подкреплений на Кавказский фронт, а они, немцы, тем временем спокойно бы наступали на нас на главном российско-германском фронте.
  10. peter_shchurov 7 октября 2013 23:49
    Цитата: samoletil18
    Эх, союзники в Первую мировую не подкачали бы, отдыхать летали бы в Анатолийский уезд в Составе Российской Империи.


    Вы,наверное,хотели сказать,что если бы Россия не кинула бы подлянку союзникам в виде Брестского мира?
    peter_shchurov
  11. ansons 9 октября 2013 22:16
    Статье минус за «генерала мороза» fool Мало того что все западные "эксперты" в один голос твердят что все победы Русской армии благодаря нашему суровому климату, так и в своём стане находятся подпевалы вторящии им в такт. Морозы - это Кавказ он на юге(да там бывают иногда морозы но не -40 же), бедные турки замёрзли да они сами живут не так далеко от места боевых действий описанных в статье. Так что дело не в «генерале морозе», а в тупости Турок которые знали что прутся в горы и не взявшии теплых вещей.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня