Морские БПЛА

Морские БПЛА
MQ-4CTriton


Долгое время надводные корабли оставались единственным эффективным инструментом ведения войны на море, и лишь в прибрежных районах определенную конкуренцию им могла оказать береговая артиллерия. Появление подводных лодок и морской авиации (палубного и берегового базирования) кардинально изменило облик морской войны и флотов. Сейчас, с началом разработки и внедрения значительного числа самых разнообразных беспилотных подводных и летательных аппаратов, можно наблюдать начало нового этапа кардинальных изменений в структуре флотов ведущих морских держав.

Подводные беспилотники находятся в самом начале своего развития, и пройдет значительное время прежде, чем они смогут играть существенную роль в военно-морской деятельности. Напротив, морские беспилотные летательные аппараты (БПЛА) переживают период бурного развития. В структуре ВМС США они уже играют значительную роль, которая должна существенно вырасти в течение ближайшего десятилетия. Многие морские державы идут по пути догоняющего развития, но они также уделяют достаточно серьезное внимание морским беспилотным системам.


Особо стоит отметить, что, как и в случае с пилотируемой авиацией, задачи и возможности различных классов БПЛА существенно различаются. Один из вариантов классификации БПЛА, который применяется Министерством обороны Великобритании, подразумевает разделение всех БПЛА на три класса по максимальному взлетному весу. Первый класс соответствует беспилотникам до 150 кг, второй – от 150 до 600 кг, и третий – более 600 кг. Данная классификация является весьма условной: например, третий класс включает в себя столь разные по своим возможностям образцы, как стратегический разведывательный БПЛА MQ-4C Triton (максимальный взлетный вес – около 15 тонн) и тактический беспилотник вертолетного типа MQ-8B Fire Scout (максимальный взлетный вес – около 1400 кг).

Основными преимуществами беспилотников являются их существенно меньшие размеры по сравнению с пилотируемыми летательными аппаратами, что позволяет увеличить корабельные авиагруппы, а также разворачивать авиагруппы, состоящие из БПЛА, на кораблях, которые мало приспособлены к базированию пилотируемой авиации. Также БПЛА обычно отличаются меньшей стоимостью. Кроме того, беспилотники могут находиться в воздухе существенно дольше, чем пилотируемые вертолеты и самолеты. Наконец, использование БПЛА в боевой обстановке позволяет избежать угрозы жизни пилотов.

«Стратегические» морские БПЛА

В мае 2013 г. мы стали свидетелями целого ряда существенных успехов программ создания «стратегических» (учитывая их размеры, стоимость и спектр выполняемых задач; на Западе часто используется термин HALE – High Altitude, Long Endurance) морских беспилотных систем ВМС США. Утром 14 мая 2013 года с палубы авианосца «Джордж Буш» совершил первый взлет БПЛА X-47B корпорации Northrop Grumman. Данный БПЛА является одним из двух опытных образцов, созданных «Нортроп Грумман» в рамках заключенного в 2007 году контракта с ВМС по программе UCAS-D (Unmanned Combat Air System Carrier Demonstration). В рамках этой программы планируется отработать взлет и посадку БПЛА на авианосец, а также дозаправку в воздухе. Испытания по дозаправке в воздухе планируется провести до 1 октября 2014 г.

UCAS-D предваряет начало программы UCLASS (Unmanned Carrier-Launched Airborne Surveillance and Strike), предполагающей создание малозаметного тяжелого палубного беспилотника. Такие БПЛА должны будут осуществлять разведку и наносить удары по наземным целям. В условиях развития противокорабельных ракет, неатомных подводных лодок и иных т.н. «систем ограничения доступа», на БПЛА UCLASS возлагаются большие надежды. Среди экспертов и представителей американского руководства существует мнение, что именно от создания ударного беспилотника с большим (порядка 1800 км) боевым радиусом зависит будущее палубной авиации и авианосной компоненты ВМС США. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по программе UCLASS должны начаться в 2013 г. На них планируется выделить 2,3 млрд долларов. Боевой готовности БПЛА, разработанные по программе UCLASS, должны достигнуть к 2020 г.

Морские БПЛА
БПЛА X-47B


Тем не менее, существуют опасения, что программа UCLASS способна выродиться в создание палубного беспилотника, который будет ориентирован на выполнение разведывательных задач, а ударные функции будут играть второстепенную роль. Кроме того, БПЛА UCLASS может в итоге быть создан с использованием значительно меньшего числа технологий «стелс», чем существующие X-47B. Брайан МакГрат, один из ведущих американских военно-морских экспертов, озвучил опасения, что БПЛА UCLASS может быть создан в качестве палубного аналога боевых БПЛА семейства Predator. Стоит напомнить, что корпорация General Atomics, которая является создателем семейства Predator, участвует в программе UCLASS с БПЛА Sea Avenger. Подобный БПЛА несомненно усилит морскую авиацию США, но не сможет эффективно действовать в условиях наличия у противника развитых «систем ограничения доступа». Говоря о причинах противодействия созданию по-настоящему малозаметного ударного БПЛА, МакГрат отмечает конкуренцию со стороны программы создания палубного истребителя пятого поколения F-35C, который должен взять на себя функции ударного самолета «первого дня войны», сокращение военных расходов в США, а также консервативность представителей командования морской авиации.

Вторым типом «стратегического» БПЛА, который в ближайшем будущем должен стать важным инструментом американских ВМС, является дальний разведывательный БПЛА берегового базирования MQ-4C Triton производства Northrop Grumman, который совершил свой первый полет 22 мая 2013 г. . Этот БПЛА создается в рамках программы BAMS (Broad Area Maritime Surveillance) на основе беспилотника RQ-4B Global Hawk ВВС США.

Четыре MQ-4C смогут обеспечивать постоянное патрулирование заданного сектора Мирового океана. Они будут осуществлять длительное (до 28 часов) патрулирование больших пространств (радиус зоны патрулирования должен составить около 3700 км). Также MQ-4C смогут исполнять функции ретранслятора для поддержания связи между рассредоточенными силами на театре военных действий. MQ-4C Triton разрабатывается в качестве дополнения к патрульному самолету берегового базирования P-8A Poseidon производства Boeing. Беспилотники должны снять с P-8A большую часть задач по патрулированию морского пространства и разведке, что позволит сосредоточить «Посейдоны» на выполнении других задач, в том числе – борьбе с надводными кораблями и подводными лодками.

Всего планируется закупить 70 MQ-4C, включая два опытных образца. Стоимость программы должна составить 13,2 млрд долларов (в т.ч. 3,3 млрд на НИОКР), а конечная стоимость серийного беспилотника – 189 млн включая НИОКР и $138 млн серийных образцов. Свою заинтересованность в закупке БПЛА Triton оффициально подтвердила Австралия. Кроме того, существует вероятность, что MQ-4C заинтересует Индию, которая закупает P-8A. Triton должны достигнуть боевой готовности в 2016 г. В первую очередь данные БПЛА будут развернуты на Ближнем Востоке в зоне ответственности Пятого флота, где сейчас успешно эксплуатируется опытный БПЛА BAMS-D, затем на острове Гуам в зоне ответственности Седьмого флота, на базе Сигонелла в Италии (Шестой флот) и, наконец, в континентальной части США.

Тяжелые тактические морские БПЛА

Морские БПЛА


Дорогостоящие «стратегические» морские БПЛА дополняются существенно более дешевыми тяжелыми тактическими БПЛА вертолетного типа, которые способны стать рабочими лошадками морской авиации, дополняя вертолеты.

Наиболее ярким примером подобных БПЛА является MQ-8B Fire Scout, который был разработан Northrop Grumman на базе легкого вертолета Schweizer/Sikorsky S-333. Этот БПЛА занимает вдвое меньше места, чем стандартный палубный вертолет ВМС США MH-60R Seahawk, и может выполнять многие из задач, которые возлагаются на вертолет. Размеры БПЛА позволяют существенно увеличить количество летательных аппаратов на надводных кораблях. На борту боевых кораблей прибрежной зоны (БКПЗ) типа LCS, которые являются основными носителями данных БПЛА, один-два Fire Scout будут практически всегда дополнять пилотируемый Seahawk. А на борту фрегата может быть размещено четыре MQ-8B. Стоит подчеркнуть, что такие БПЛА планируется использовать преимущественно не как замену, но в дополнение пилотируемой авиации. Так, исследование показало, что с точки зрения критерия «стоимость-эффективность» смешанная авиагруппа на боевых кораблях прибрежной зоны предпочтительнее авиагруппы, состоящей только из БПЛА или вертолетов.

Используя бортовое оборудование и электронные системы MQ-8B, Northrop Grumman разработала более крупный беспилотник MQ-8C на базе вертолета Bell 407 Jet Ranger. Корпорация вела разработку за счет собственных средств, но ВМС США новая модель оказалась по вкусу и они отказались от дальнейших закупок MQ-8B в пользу MQ-8C. В 2012 году корпорация получила контракт на строительство 30 MQ-8C. Новая версия Fire Scout отличается возросшим до 2 тонн максимальным взлетным весом, практически вдвое большей полезной нагрузкой (около 500 кг), более высокой скоростью (около 260 км/ч) и более длительной продолжительностью полета (до 11-14 часов). Испытательные полеты MQ-8C должны начаться в сентябре этого года, а боеготовности они достигнут в конце 2014 г. Вследствие увеличившихся размеров и существенно улучшенных ТТХ, ВМС планируют обойтись меньшим количеством данных БПЛА на кораблях. Так, вместо 4 MQ-8B на фрегатах будет базироваться 3 MQ-8C.

Похожую работу в интересах ВМС Франции в данный момент осуществляет Boeing совместно с DCNS и Thales: осенью 2012 г. закончились испытания БПЛА H-6U Unmanned Little Bird на базе вертолета Boeing MD-530А. H-6U является комбинированным летательным аппаратом, то есть может использоваться и как БПЛА, и как пилотируемый вертолет.

Основными функциями MQ-8 является разведка и целеуказание, но ВМС также планируют вооружить данные БПЛА – в частности, 70-мм высокоточными ракетами APKWS.

БПЛА вертолетного типа имеют определенные ограничения по длительности и дальности полета, что ставит вопрос о разработке морских БПЛА с неподвижным крылом (на Западе часто используют термин MALE – Medium Altitude, High Endurance), которые могут базироваться на небольших кораблях. Агентство по перспективным технологиям Министерства обороны США (DARPA) начало программу TERN (Tactically Exploited Reconnaissance Node), которая предполагает разработку подобного БПЛА, полезная нагрузка которого должна составлять около 300 кг, а оперативный радиус – от 1100-1700 км, и сопутствующей системы, которая будет обеспечивать его взлет и посадку на БКПЗ и другие подходящие корабли. Беспилотники по программе TERN должны будут выполнять как разведывательные, так и ударные функции.

Легкие тактические БПЛА

Морские БПЛА
БПЛА RQ-21A Integrator


Наряду с более тяжелыми беспилотниками, свое место на палубе кораблей занимают легкие БПЛА, подобные разведывательному беспилотнику с неподвижным крылом ScanEagle производства «дочки» Boeing Insitu, который эксплуатируется на американском флоте с 2005 г., а также с успехом применяется флотами других государств. В 2012 г. контракт на поставку этих БПЛА для своего флота заключил Сингапур. К июлю 2011 года ScanEagle совершили общим счетом 56 тыс. боевых вылетов, их совокупный налет превысил 500 тыс. часов, в том числе около 250 тысяч часов – в интересах ВМС, а их общая численность в составе американского флота превысила 120 единиц. Примечательно, что ВМС не закупают ScanEagle, а пользуются их услугами в рамках договоров подряда с производителем.

Данные БПЛА предваряют реализацию программы STUAS (Small Tactical Unmanned Aircraft System) по созданию беспилотной разведывательной системы с более крупными БПЛА RQ-21A Integrator в интересах ВМС и Корпуса морской пехоты США, которую реализует Insitu в рамках заключенного в 2010 г. контракта. Максимальный взлетный вес беспилотника составит около 60 кг. Первый полет с палубы корабля RQ-21A совершил 9 апреля 2013 г. Всего ВМС планируют приобрести 36 систем STUAS, каждая из которых будет включать пять БПЛА.

Россия

Морские БПЛА
«Горизонт Эйр» S-100


В отличие от США, развитие морских беспилотных систем в России только начинается. И хотя принятие на вооружение «стратегических» беспилотников остается вопросом долгосрочной перспективы, разработка тактических БПЛА различной дальности уже активно идет. Говоря непосредственно о морских БПЛА, стоит упомянуть модель «Горизонт Эйр» S-100 на базе Camcopter S-100, которую на Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге в 2011 г. продемонстрировало ОАО «Горизонт» (Ростов-на-Дону). Компания собирает БПЛА по лицензии австрийской Schiebel. Данные беспилотники уже активно эксплуатируются французскими ВМС и флотами других государств, в том числе, по некоторым данным, КНР.

«Горизонт Эйр» представляет собой БПЛА вертолетного типа с максимальным взлетным весом в 200 кг, который может применяться для ночного и дневного патрулирования, наблюдения и мониторинга наземного и надводного пространства, проведения поисково-спасательных операций, участия в ликвидации последствий стихийных бедствия и техногенных катастроф, а также охране границ. Более того, S-100 может быть вооружен: данный ПБЛА успешно осуществлял запуск легкой многоцелевой ракеты LMM производства Thales. Сейчас беспилотник находится на стадии сертификации.

В ноябре 2012 г. для проведения опытной эксплуатации был поставлен первый комплекс с БПЛА S-100 для нужд Береговой охраны Пограничной Службы ФСБ России. Предварительное решение о закупке одного комплекса с БПЛА «Горизонт Эйр» для проведения опытной эксплуатации также принято ВМФ. Заинтересованность в данных БПЛА высказало и МВД.

Развитие беспилотных систем не является приоритетом военно-морского строительства в России. Это связано как с первоочередностью задачи обновления корабельного состава флота, так и с технологическим отставанием в данной области. Тем не менее, развитие беспилотных систем способно усилить авиацию флота, береговой охраны и других ведомств. Выполняя патрульные и разведывательные функции, морские БПЛА будут способствовать защите национальных интересов России в Мировом океане.
Автор: Александр Ермаков Независимый эксперт, Прохор Тебин К.полит.н., независимый военный эксперт
Первоисточник: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2150#top


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Nayhas 7 октября 2013 10:09
    Аналог "Тритона" нужен нашей морской авиации как воздух, не говоря уже про Посейдон. Опять эта печальная тема про БПЛА... То что ранее было диковинкой постепенно становится обыденностью.
    1. Гражданский 7 октября 2013 11:50
      Снова на мозоль наступили, ну нет у нас нет...
  2. sven27 7 октября 2013 10:16
    Компания собирает БПЛА по лицензии австрийской Schiebe
    Интересно, это очередная крупноузловая сборка, или мы получаем необходимые технологии?
    sven27
  3. ramin_serg 7 октября 2013 14:57
    Давно уже пришла эра беспилотника и все же лучшие машины у евреев
  4. rotor 7 октября 2013 21:12
    Современный надводный корабль уже немыслим без базирования на нём вертолётов. У корабельного вертолёта слишком много важных функций. Это и противолодочная оборона, и загоризонтное обнаружение надводных целей, загоризонтное же целеуказание корабельному оружию, радиоразведка и радиоэлектронная борьба, расширенный контроль воздушного пространства, управление автономными и дистанционно управляемыми системами на больших расстояниях.

    Один-два летательных аппарата просто не смогут справляться с этим набором функций, без которых скоро нельзя будет говорить о полноценном боевом корабле. Заменять палубный пилотируемый вертолёт беспилотными пока нецелесообразно. Но вот дополнять двумя-тремя БПЛА вертолётного типа — в ближайшее время будет необходимо. А БПЛА позволят увеличить авиагруппу кораблей даже небольшого водоизмещения.

    Да, ростовская компания «Горизонт» освоила выпуск очень удачного австрийского БПЛА Camcopter S-100, создав для него отечественную систему управления и варианты целевой нагрузки. Его будет закупать Береговая охрана Пограничной службы ФСБ. ВМФ принял один такой комплекс в опытную эксплуатацию. Однако для флотского палубного БПЛА одной оптической системы разведки будет маловато. Но более серьёзная целевая нагрузка требует более тяжёлого аппарата. «Вертолёты России» разрабатывают в интересах ВМФ комплексы с тремя крупными БПЛА взлётной массой до300 кг(«Роллер», он же Ка-135), до700 кг(Ка-175) и до 3 т («Альбатрос»). Но увидеть эти аппараты раньше 2015 года вряд ли получится.


  5. gunnerminer 8 октября 2013 01:16
    Российские новостроящиеся большие разведывательные корабли проекта 18280 проектировались без применения БПЛА.Руководители Разведуправления ВМФ РФ не в состоянии планировать и принимать участие в выработке техзадания на постройку разведывательных кораблей различных классов.Ввиду своей малообразованности и недальновидности.
    gunnerminer
  6. Beiderlei 17 января 2015 16:24
    Статья хорошая!
    Beiderlei

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня