Били, били – не добили

Все покушения на Гитлера не удались или были отменены

Били, били – не добили


Тираноборцы


8 ноября 1939 года в мюнхенской пивной «Бюргербройкеллер» некто Георг Эльзер, житель Берлина, краснодеревщик по профессии, попытался убить фюрера с помощью самодельной бомбы. 20 человек были ранены, пятеро убиты, но покушение не достигло цели – Гитлер покинул пивную за полчаса до взрыва.

Гестапо быстро вышла на след террориста, и он по приговору военно-полевого суда был казнен.

Та же участь постигла полковника рейхсвера Ганса Остера, 8 ноября 1940 года заложившего мину замедленного действия все в той же пивной. Однако на этот раз Гитлер ввиду занятости даже не прибыл в «Бюргербройкеллер». Жертвами стали около 30 человек, в том числе семеро были разнесены в клочья.

Вторичное неудавшееся покушение необычайно усилило в Гитлере уверенность в собственном предназначении, и все радиостанции Германии передали его хриплый от возбуждения голос: «Теперь я совершенно спокоен! Я умру только тогда, когда моя миссия на этом свете будет выполнена!»

Почему покушения устраивались в одном и том же месте и в один и тот же день? Дело в том, что 8 ноября 1923 года именно в «Бюргербройкеллер» Гитлер собрал своих сторонников. Дьявольская идея о превосходстве немецкой расы над всеми иными родилась не в пивной, а в умах собравшихся. В «Бюргербройкеллер» она оформилась в колонну изрядно накачавшихся пивом единомышленников Гитлера, которые под его предводительством той ноябрьской ночью двинулись к Оден-плятц для захвата правительственных учреждений земли Бавария, но были обстреляны и рассеяны полицией, а зачинщик «пивного путча» и его ближайшие подельники были отправлены в тюрьму на четыре года. В 1927 году Гитлер вышел на свободу, и с тех пор «пивную вечерю» Адольф и его единомышленники стали ежегодно отмечать 8 ноября в «Бюргербройкеллер».

В 1943 году в среде старших офицеров и генералов вермахта возникло движение сопротивления, целью которого было физическое устранение Гитлера. В течение года на него было совершено 7(!) покушений, но все они оказались неудачными. Лишь с приходом в это движение харизматической личности – героя войны графа Клауса Шенка фон Штауффенберга, у заговорщиков появились шансы на успех. Однако 20 июля 1944 года тщательно спланированное покушение вновь, как и прежде, провалилось. А случилось это потому, что непосредственно перед взрывом бомбы, заложенной полковником Штауффенбергом, Гитлер без видимых причин перешел на другую сторону дубового стола, за которым проводилось совещание в его ставке «Волчье логово» в Восточной Пруссии. Это перемещение вывело фюрера из зоны полного поражения.

Тот факт, что и на этот раз Гитлер уцелел, был интерпретирован им в свойственной ему манере – он еще больше укрепился в вере в свою избранность и особое покровительство Провидения. Обращаясь к своему личному врачу, доктору Мореллю, фюрер с пафосом произнес: «Я неуязвим, я бессмертен!»

Сразу после неудавшегося, десятого по счету покушения Гитлер находился в эйфорическом состоянии, поскольку относительно безболезненно избежал преисподней, и снова уверился в своей земной миссии. Однако с медицинской точки зрения последствия этого покушения отнюдь не выглядели безобидными: отнялась по причине контузии левая рука, на лице множество незначительных резаных ран, волосы на затылке сожжены, из ушей сочилась кровь, правое ухо полностью утратило слух, из тела Гитлера извлекли около 200 деревянных щепок.

Заговорщиков, а их насчитывалось около сотни, немедленно нейтрализовали, и вскоре те, кто не успел застрелиться, были казнены.

План Судоплатова

Идея организовать акцию по физическому уничтожению Гитлера возникла осенью 1941 года, когда фашисты вплотную подошли к Москве. Советское руководство не исключало возможность захвата противником столицы, в связи с чем Управлению НКВД по Москве и 2-му (диверсионному) отделу НКВД СССР было поручено создать московское подполье и заминировать главные административные и хозяйственные объекты города. Выполняя приказ, начальник 2-го отдела Павел Судоплатов поставил перед будущими подпольщиками задачу: в случае взятия немцами Москвы и прибытия в город Гитлера попытаться организовать на него покушение, например, во время предполагаемого парада фашистских войск на Красной площади. Опыт проведения подобных операций у советской разведки был. Так, 21 сентября 1941 года в Киеве была взорвана заранее заминированная смотровая площадка Верхней лавры, в результате чего были уничтожены десятки штабных офицеров. А 3 ноября спецгруппа НКВД под командованием капитана Лутина взорвала радиофугас, заложенный в киевском Успенском соборе. В результате этой акции погибли около 20 старших офицеров и генералов, а гауляйтер Украины Эрих Кох и президент Словакии епископ Иозеф Тисо получили серьезные ранения.

После того как фашисты были отброшены от Москвы и больше о парадах на Красной площади не помышляли, во 2-м отделе, в 1942 году преобразованном в 4-е разведывательно-диверсионное управление НКВД СССР, замысел уничтожить Гитлера продолжали развивать.

4-е управление, внимательно отслеживая перемещения фюрера, установило, что Гитлер периодически и подолгу находится в своей полевой ставке «Вервольф», оборудованной под Винницей. Туда немедленно был переброшен партизанский отряд «Победитель» под командованием Дмитрия Медведева, с июня 1942 года действовавший в районе Ровно. Осенью 1943 года легендарному разведчику Николаю Кузнецову удалось добыть документы, среди которых находился подробный план полевой ставки фюрера.

Однако от операции пришлось отказаться, так как с октября 1943 года объект перестал появляться в «Вервольф».

Начальник 4-го управления Судоплатов и его заместитель Эйтингон решили, что смертельный удар Гитлеру следует нанести именно в Германии. Но для это надо было найти человека, который смог бы, не вызывая подозрений у гестапо, организовать покушение. И такой человек был найден.

Игорь Миклашевский был сыном известной артистки камерного театра Августы Миклашевской. У мужа Августы, танцора Льва Лащилина, была сестра Инна, вышедшая замуж за известного до войны артиста Всеволода Блюменталь-Тамарина. Осенью 1941 года, когда немцы подошли к Москве, Блюменталь перешел на их сторону. Вскоре немцы стали использовать его в пропагандистских операциях. Выступая на специальных радиоустановках, размещенных на переднем крае, он призывал красноармейцев сдаваться в плен. Позднее он оказался в Берлине, где стал одним из руководителей антисоветского «Русского комитета», занимавшегося вербовкой попавших в плен советских солдат и офицеров для немецких «восточных легионов».

Начальник 4-го управления Судоплатов решил использовать предательство Блюменталь-Тамарина для внедрения в Германию Игоря Миклашевского, завербованного НКВД зимой 1941 года в качестве секретного агента-ликвидатора.

В январе 1942 во время ночного боя Миклашевский, выполняя задание, сдался в плен немцам, заявив, что давно вынашивал намерение перейти на их сторону. Ненароком упомянул имя своего дяди Блюменталь-Тамарина. Однако на слово ему не поверили. Начались проверки, во время которых гестаповцы подсаживали к нему в камеру провокаторов, а однажды даже провели инсценировку расстрела.

Миклашевский выдержал испытание. Ему стали доверять, а весной 1942 года освободили из концлагеря и зачислили в «ост-легион». Блюменталь-Тамарин, узнав, что его племянник перешел на сторону немцев, немедленно забрал его в Берлин, где Игорь стал работать в «Русском комитете».

Оказавшись в Берлине, Игорь связался с Центром, сообщив, что готов приступить к подготовке операции. Вскоре к нему из Югославии прибыла группа в составе трех опытных разведчиков, бывших офицеров Белой армии, имевших опыт подпольной и диверсионной работы. Именно они под руководством Миклашевского должны были, по замыслу Судоплатова, совершить покушение на фюрера. Для того чтобы получить возможность проникнуть в ближайшее окружение Гитлера, Миклашевский установил контакт со знаменитой немецкой актрисой Ольгой Чеховой, женщиной неземной красоты, яркого таланта и необычной судьбы.

Опасения Сталина

В 1922 году, выехав из России в Германию с целью получения театрального образования, она добилась ошеломляющего успеха. Снялась в десятках кинофильмов в Германии, Франции, Австрии, Чехословакии и в Голливуде. В 1936 году ей было присвоено высшее театральное звание – государственная актриса Германии. Но, покорив западный театральный олимп, Ольга оставалась патриоткой своей исторической родины – иногда помогала советской разведке. Поэтому в соответствии с планом разработанным Павлом Судоплатовым, она и польский князь Радзивилл (секретный агент НКВД) должны были обеспечить группе Миклашевского доступ к Гитлеру. Однако в 1943 году Сталин отказался от своего первоначального намерения физического устранения Гитлера, потому что боялся: как только фюрер будет уничтожен, нацистские круги и германский генералитет попытаются заключить сепаратный мир с Англией и США без участия Советского Союза.

Опасения Сталина были небезосновательны. Информация, которую советские разведорганы докладывали вождю, свидетельствовала, что летом 1942 года представитель Ватикана в Анкаре по инициативе Папы Пия XII имел продолжительную беседу с немецким министром иностранных дел Папеном, побуждая его использовать свое влияние для подписания сепаратного мира между Великобританией, Соединенными Штатами и Германией. Помимо этого сообщения от нашего резидента в Анкаре, советская резидентура в Риме сообщала о встрече Папы с Майороном Тейлором, посланником Рузвельта в Ватикане, для обсуждения конкретных тезисов беседы кардинала Ронкалли (позднее он стал Папой Иоаном XXIII) с Папеном. Подобное сепаратное соглашение ограничило бы наше влияние в Европе, исключив СССР из будущего европейского альянса.

Необходимо отметить, что Сталин никогда не доверял полностью разведданным, добытым иностранцами – агентами НКВД. Но после победы на Курской дуге его отношение к сведениям от закордонной агентуры изменилось в корне. Предыстория вопроса такова.

В конце 1942 года германским инженерам удалось усовершенствовать дизельный двигатель, установленный на тяжелом танке «Пантера». Теперь новый двигатель мог передвигать не 46 тонн брони, в которую был закован танк «Пантера», но и все 62 тонны нового тяжелого танка «Тигр». Причем вес «Тигра» не сказывался на его маневренности и скорости передвижения. За счет чего была достигнута разница в 16 тонн? За счет утолщения лобовой и боковой брони. Ни одно советское орудие, а уж тем более те, которыми были вооружены наши танки, не могли своими снарядами пробить 130 мм крупповской брони. Танки «Тигр» и самоходные артиллерийские установки (САУ) «Фердинанд» с усиленной броней Гитлер намерен был использовать в летней кампании на рубеже Орел–Белгород–Курск. Разумеется, новые достижения немецких конструкторов, как и место их применения, составляли государственную тайну. Однако в мае 1943 года Джону Кернкроссу, члену «кембриджской группы», удалось добыть сведения о «Тигре» и «Фердинанде». Он немедленно проинформировал Москву. Реакция Сталина была мгновенной. По его заданию и под контролем Лаврентия Берии нашими специалистами в кратчайшие сроки был создан снаряд, пробивающий броню в 150 мм! Таким образом, фашистский сюрприз – «Тигры» и «Фердинанды» – мы в июле 1943 года встретили во всеоружии.

В 1944 году Судоплатов и нарком НКГБ Меркулов вновь подняли перед Сталиным вопрос об убийстве Гитлера, но и на этот раз получили категорический отказ. В результате покушение на Гитлера так и не состоялось, хотя, по утверждению Судоплатова, разработанная Миклашевским операция имела все шансы на успех...
Автор: Игорь Григорьевич Атаманенко - писатель, историк спецслужб, подполковник госбезопасности запаса.
Первоисточник: http://nvo.ng.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня