К зарождающейся волне нано-бунтов в России: что с ними делать

К зарождающейся волне нано-бунтов в России: что с ними делатьМини-протест как новая форма выражения недовольства

В Новохопёрске Воронежской области локальный эко-бунт противников постройки завода по добыче никеля уже скоро полгода как парализовал работу промышленников и создал огромную головную боль для местных властей.


В Байкальске длительный эко-бунт привёл к ликвидации крупного производства.

Едва появившийся эко-бунт в Ульяновске против застройки парка вызвал раздражение властей и парализовал работу застройщиков, спровоцировав судебное разбирательство.

Это только самые громкие примеры нынешнего года. Примеров помельче по всей стране гораздо больше, просто либо они ещё не вышли на высокий уровень обсуждения, либо вызвавшие их проблемы уже разрешены.

Есть несколько признаков, объединяющих эти протесты и позволяющих говорить о зарождающейся тенденции.

Актуальность

Актуальность проблем, положенных в основу эко-бунтов, у стороннего наблюдателя вызывает сомнения. Не потому, что не нужно защищать деревья и реки, а потому, что эти проблемы соседствуют с куда более острыми, но отчего-то не вызывающими бунтов вопросами.

Например, вчера по всей стране прошли митинги и пикеты, приуроченные к Всемирному дню действий профсоюзов. Уверен, что большинство читателей о них ничего не слышали и дело тут не в «заговоре СМИ». Просто мероприятия эти настолько блёклы, беззубы и формальны, что не способны зажечь ни искры живого интереса. А между тем лозунги их более чем серьёзны — от требований повысить заработную плату, остановить рост тарифов ЖКХ до смены курса экономической политики правительства.

Вот только по лицам плакатоносцев видно, что никто из них вот прямо сейчас не готов броситься под бульдозер ради отставки кабинета министров — понурые, равнодушные в основном лица у нынешних членов профсоюзов.

А ведь в свете складывающейся социально-экономической ситуации в стране и недавних откровений Дмитрия Медведева проблемы простого рабочего становятся не актуальными, а сверхактуальными. Защита уголков живой природы, какой бы важной ни представлялась, сегодня тягаться с ними по злободневности просто не способна. Однако же собирает куда больше энтузиастов и сочувствующих. Отметим этот факт и перейдём к следующему объединяющему признаку.

Ясность требований и аполитичность

Лаконичность и ясность требований каждого эко-бунта выгодно отличается от былых лозунгов Болотной. «Руки прочь от дерева» понятнее и ближе простому человеку, чем, например, «#бандупутенаподсуд». Аполитичность требований позволяет снискать ещё большую общественную поддержку и даже объединить под одним знаменем приверженцев самых разных политических течений. Вышеприведённые примеры наглядно подтверждают способность левых, правых, националистов, экологов, казаков, меньшинств и пр. прекрасно уживаться в рамках решения общей задачи.

Это, в свою очередь, вызывает одобрение и у нейтральных наблюдателей, которые, видя такое единодушие, переходят в разряд пусть и виртуальных, но сторонников локального бунта (это, кстати, ещё один признак — позитивное восприятие эко-протеста географически удалённых от него наблюдателей).


Отсутствие спонсоров

Чрезмерное рвение американского посла в России и ряда спонсируемых из США НКО в поддержке «болотного» протеста в конечном итоге дискредитировало его в глазах значительного числа граждан нашей страны. Локальные бунты выгодно отличаются отсутствием явных спонсоров, что укрепляет к ним доверие простых граждан и наделяет характером истиной «народности».

Эффективность

По соотношению «затраченные усилия/результат» эко-бунты настоящего времени эффективнее всех «маршей миллионов» вместе взятых. Под действием горстки активистов, без вливаний в медиа-поддержку удаётся продавливать локальные решения — запретить застройку, ликвидировать производство, остановить разработку недр. Максимальный результат при минимальных вложениях.

От простого к сложному и обратно

Вспомним здесь, что и «болотный» бунт когда-то родился из локального экологического Химкинского протеста. Однако вскоре потерял с ним всякую связь, оброс противоречиями, раздулся во что-то нежизнеспособное и, громко выпустив пар, сдулся. Теперь же мы наблюдаем откат к начальным позициям и, как кажется, попытку эволюционировать по более естественному пути.

Отметим, что не стоит искать за этими системными процессами тень таинственного режиссёра. Режиссёры появляются после, когда начинают чётко видеть свой корыстный интерес в стихийных движениях. В нашем случае мы наблюдаем естественный поиск новой формы выражения протестных настроений наших сограждан. Почему он выливается именно в эко-бунт?

Борьба под общими лозунгами «против власти» и «за лучшую жизнь» обернулась ничем на наших глазах и родила большое разочарование у её рядовых участников. Это разочарование при сохранившемся протестном пыле толкает недовольных на выступления по более приземлённым и конкретным вопросам. Тем, которые обладают перспективой быстрого разрешения. Для чего это нужно людям?

Не вдаваясь в длительные рассуждения, давайте условимся, что в основе современного российского протеста лежит жажда его участников быть услышанными властью. Это не бунт отчаявшихся от нищеты работяг или обездоленных пенсионеров (хотя есть и такие, но мы говорим о массовом явлении), это пока что именно желание получить самую маленькую капельку власти и через это слегка самоутвердиться. Вполне естественное, кстати, желание.

И вот по этому желанию бесславное окончание «Болотной» нанесло чудовищный удар. Болезненный удар по публике, желающей самоутвердиться через протест. Не только по той, которая стояла на столичных площадях, но и по той, которая сочувствовала ей, прильнув к интернету или телевизору. Отойдя от первого шока, люди стали, может быть, неосознанно, но подозревать, что их обманули глашатаи протеста, те самые появившиеся в нужное время «режиссёры». И люди сейчас ищут новую форму.

Эта форма должна отличаться от предыдущей кардинально. Она должна быть аполитична, она должна быть понятна, праведна и прозрачна в части спонсоров. Так, чтобы невозможно было обмануться снова.

Но, пожалуй, главное — эта форма обязана быть перспективной, обещать быстрое разрешение проблемы, то есть давать возможность хоть чуть-чуть, но подлечить израненное самолюбие, восстановиться после удара.

Эко-протест отвечает всем этим требованиям. Он лаконичен, понятен каждому, даёт ощущение сопричастности к правому делу, пользуется поддержкой общества и даёт шанс на быструю победу. Почему я так уверен, что мы наблюдаем именно зарождение тенденции, а не отдельные, несвязанные инциденты? Потому что такова природа явлений — они всегда ищут наиболее устойчивые состояния. Бунт в защиту природы в сегодняшних реалиях — это наиболее устойчивая форма протеста, дающая выход отрицательным эмоциям граждан. Ещё немного — и он станет по-настоящему модным.

Что делать власти

Если наше предположение подтвердится и тенденция обретёт устойчивость, то нас ждёт нескончаемая череда эко-протестов в самых разных уголках страны. Потому власти придётся как-то на них реагировать.

Пока внутрироссийский эко-бунт зелен и слаб, к нему ещё не успели подключиться «режиссёры». Во что он может вылиться со временем — хорошо видно на примере недавней атаки на Россию со стороны пиар-корпорации «Гринпис». В том, что и наш зарождающийся экологический протест в случае его развития попытаются прибрать к рукам и куда следует направить, — нет сомнений. Вариантов масса — от саботажа производства под «зелёными» лозунгами до травли отдельных политических деятелей и простого разжигания ненависти между различными группами наших соотечественников. К примеру, думаю, что оставшиеся без работы жители Байкальска уже давно не прочь поговорить по душам с некоторыми «эко-активистами», чьими стараниями был закрыт комбинат.

Чтобы не допустить формирования в стране антигосударственного псевдоэкологического лобби, власти нужно шевелиться уже теперь.

Хорошим решением стало бы планомерное устранение объективных причин для недовольства — тех, против которых сегодня пока массово не протестуют. Это те самые проблемы роста тарифов, безработицы, цен и т.д. Глядишь, тогда и эко-бунты не вырастут в массовое движение.

Однако это не отменяет и своевременной реакции на локальные мини-бунты. На них нужно реагировать. Хотят люди почувствовать себя хоть чуть-чуть властью — да пожалуйста! Если активистам удалось найти реальные нарушения закона на местах, пусть протестуют и добиваются справедливого решения. Это и профилактика коррупции, и возможность для людей почувствовать причастность к жизни своего населённого пункта — то, чего они так активно и часто неосознанно хотят. Дайте им эту возможность, и недовольных центральной властью будет меньше. Вмешивайтесь и требуйте от местной власти объяснений, если дело принимает серьёзный оборот, но и не поддавайтесь на провокации, которые неизбежно есть и будут.

В общем, самое плохое решение для власти — это игнорировать локальные эко-вспышки, запустить и прозевать начало волны видоизменившегося протеста. Я бы даже советовал больше — власти следует самой создать экологическое движение, которое будет детально разбирать каждый конфликтный эпизод, само инициировать проверки на местах и ограждать простых, но иногда наивных людей от попыток недружественных манипуляций. Это гораздо проще, чем пытаться внедряться в протест политический. Ведь в данном случае и у власти, и у самых разных граждан страны — общие интересы.
Автор:
Евгений Супер
Первоисточник:
http://www.odnako.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти