Путин и «пик кризиса позади». Три версии, зачем он это сказал

Путин и «пик кризиса позади». Три версии, зачем он это сказалПутин высказался о мировой экономике. Причем сделал это на саммите АТЭС, что наводит на мысль, что его попросили это сделать. Явно или неявно. Соответственно, принципиально важно не только, что он сказал, но и как это сказанное можно использовать.

Я прошу не рассматривать настоящий текст как конспирологию. Дело в том, что начинающийся кризис носит не только объективный, но и принципиально субъективный характер — в том смысле, что он категорически требует, чтобы кто-то взял на себя ответственность за происходящие события. Будет ли этот кто-то признан виновным или, напротив, станет героем — это уже вторично. Главное — что публике в любом случае нужно кого-то предъявить, кого-то, за спиной которого и будут приниматься реальные решения (или они будут приниматься сами собой).


Если мы посмотрим на роль России, то увидим, что последние годы она пребывала в тени (даже из G8 её фактически исключили), причем даже в несколько униженном положении. Положение это не изменилось, достаточно посмотреть на политику в отношении Украины, интересов России в мире, или, скажем, истории с российским дипломатом в Нидерландах. Ну для примера: представьте, что избили бы и забрали в участок исполняющего обязанности посла Великобритании или США в НИдерландах, причем вместе с его детьми! Что бы поднялось! А мы, судя по всему, в очередной раз проглотили.

Кстати, мы сами, в общем, соглашаемся регулярно на признание за нами статуса «банановой республики». Ну в самом деле: может ли страна, которая серьезно относится к своему статусу, согласиться на принятие закона, текста которого не существует на государственном языке? А ведь именно так был ратифицирован документ о нашем вступлении в ВТО — правил этого самого вступления на русском не было. Я даже не знаю, а есть ли такой текст сейчас и насколько он адекватен и варьируем (ведь законом этот текст не утвержден).

Можно ещё вспомнить разговор Путина с Меркель, в котором он поругал идею спасать банки за счет денег вкладчиков. Через несколько недель после чего, его же собственный министр финансов радостно подписал итоговый документ G20, в котором подтверждалась концепция Меркель, а сам Путин, соответственно, опровергался… Да и много таких историй, даже чересчур.

И вот в этой ситуации мы видим выведение Путина на передний план мировой политики. Его активно рекламируют западные СМИ, в том числе — даже откровенно русофобские, его выводят в главные «миротворцы» (даже жалко, что он не Александр), его начинают спрашивать про разные темы, которые, в общем, не входят в сферу его профессиональных знаний. В том числе про экономику.

Спрашивается, зачем?

У меня нет точного ответа. Но есть несколько гипотез.

Первая. Кое-кому в мире не нравится, что Россия может остаться вне острого конфликта, который может произойти на Ближнем Востоке. При этом выигрыш её очевиден: рост цен на нефть и увеличение зависимости мировой экономики от поставок российской нефти, значит, нужно обеспечить и проигрыш. Соответственно, Путина нужно вытащить на политическую авансцену, заставить его стать одним из основных акторов, затащить в Сирию российские войска — а потом, после того, как они станут жертвой провокации, сделать Россию реальным участником войны.

При этом те же мировые СМИ, которые молчали про ВТО и российского дипломата, будут постоянно подзуживать — ну же, Владимир Владимирович, вы же мировой лидер, негоже вам смотреть, как убивают русских солдат. Ну, и так далее… А потом ещё добавить: смотрите, еще одно усилие, мир будет обеспечен, можно получить Нобелевскую премию… И экономический кризис остановится, прямо как вы и говорили … Если такую операцию провести грамотно — вполне может и пройти.

Гипотеза вторая. Она состоит в том, что новый виток кризиса начнется вот-вот, но сказать о этом вслух нельзя. Кроме того, желательно, чтобы все считали, что он не начнётся — до тех пор, пока не придёт критический момент. Своим веры уже нет — и Обама, и европейские лидеры врали уже столько, что их словам никто не верит. И тут появляется только-только разрекламированный Путин, который говорит, что хотя трудности ещё будут, но пик уже пройден. Все счастливы, начинают тратить деньги, тут-то всё и начинается … Гипотеза выглядит несколько вычурно, но напомним — наши лидеры очень часто говорили «нет, этого быть не может» перед самым началом разного рода кризисных процессов. Слишком часто, чтобы это было случайностью.

Есть и третья гипотеза. Наши «либералы» настолько часто повторяли «всё хорошо, прекрасная маркиза», «всё под контролем», «есть отдельные проблемы, но мы знаем, как с ними справиться» и так далее и тому подобное (недостающее добавить по вкусу), что Путин — проникся. Приятным ему людям он привык верить (хотя «либералы» только за последние полгода его «кидали» много раз), ну и повторил то, к чему привык… А уж как это будет кем-то использоваться, ему не очень интересно.

…В общем, получилось то, что получилось. Ясное дело, никакой «пик кризиса» не пройден, он и не начинался-то ещё, по большому счёту. Структурные несоответствия между расходами домохозяйств и их реально располагаемыми доходами как были, так и остались. Долги никуда не рассосались. Безработица как росла, так и растёт. И кризис, конечно, будет только усиливаться, что у нас, что за нашими пределами. Впрочем, мы сейчас подошли к крайне опасной точке.

Дело в том, что улучшение мировой обстановки (за что ратует Путин), неминуемо приведет к падению мировых цен на нефть и газ. И потому, что уйдёт из цены «военная премия», и потому, что выйдет на мировой рынок Иран, с которого снимут санкции, и потому, что снижение спроса (которое всё равно продолжится) будет приводить к снижению объемов продаваемой нефти… А цены на нефть — это курс рубля.


Иными словами, у рубля появится явная тенденция к падению.

И что тогда будут делать наши банки и корпорации, которые в отсутствие рублёвого кредитования набрали валютных долгов? Вернуть-то их будет проблематично? Этакая проблема 1998 года получается… Причём есть у меня подозрение, что дело уже близится к критической точке. Поскольку поверить в то, что наши «либералы» (да, что уж там, будет писать честно, либерасты) могут по доброй воле признаться Путину, что начался экономический спад, я не могу, — то теоретически они должны были с целью стимулировать экономику и доходы бюджета продолжать девальвировать рубль. А они, бодро начав, в какой-то момент делать это перестали, а вместо этого объявили секвестр бюджета. Чем и признались Путину в реальном состоянии дел.

По оценкам разных экспертов, для более или менее реального стимулирования экономики рубль бы надо было девальвировать процентов на 40 (то есть до уровня 42-43 за доллар), а правительство остановилось на 15% (то есть 35 рублей за доллар). Поневоле возникает вопрос — может, это и есть критическая точка, за которой начинаются массовые банкротства долларовых должников? И что будет с ними, если рубль начнет падать …

В общем, если Путину нужен мир, то либерастам — война. И не исключено, что они действуют на пару с теми, кто втягивает Россию в ближневосточную войну. Впрочем, это мы уже далеко забрались, так что нужно повторить только главный вывод из текста: никаких оснований для улучшения экономической ситуации нет, кризис будет продолжаться.
Автор:
Михаил Хазин
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/show_29923/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

120 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти