Лейпцигское сражение. Часть 2

Он весь в крови, он весь изранен,
Но дух в нём крепок и силён,
И славу матушки-России
Не опозорил в битве он.

Перед французскими штыками

Он сердцем русским не сробел
На смерь за Родину, за братьев
Он с тайной гордостью глядел.

Солдатская песня о гренадере Леонтии Коренном.

Ход боя 6 (18) октября

В 7 часов утра союзное командование отдало приказ о наступлении. Колонны союзных войск наступали неравномерно, некоторые начали движение поздно, в результате одновременного удара по всему фронту не получилось. На левом фланге наступали австрийские войска под командованием наследного принца Гессен-Гомбургского. Австрийцы атаковали французские позиции у Делица, Дёзена и Лёснига. Австрийские войска пытались оттеснить французов от реки Плайсе. Сначала они захватили Дёлиц, а около 10 часов – Дёзен. Бой был тяжелым, французы дрались гораздо яростнее, чем было необходимо для прикрытия отступления. Постоянно контратаковали. Принц Гессен-Гомбургский получил тяжелое ранение, командование взял на себя Иероним фон Коллоредо. Он сам был ранен в грудь, но скрыл это от окружающих, продолжая бой при Конневице и Делице. Австрийцы пробились к Конневицу, но тут прибыли посланные Наполеоном две французские дивизии под началом маршала Удино. Французские войска нанесли контрудар, и австрийцы отошли от Конневица. Оставили и Дёзен. Австрийцы отошли, перегруппировали силы, и снова пошли в наступление. К обеду они захватили Лёсниг, но повторно занять Конневитц, который защищали поляки и Молодая гвардия под командованием маршалов Удино и Ожеро, не смогли.

Ставка Наполеона располагалась у Штёттеритца. Упорное сражение разгорелось в центре, в районе Пробстейда (Пробстхайда), где держали оборону войска под началом маршала Виктора и генерала Лористона. Селение имело каменную ограду, и было важным узлом французской обороны. Общее руководство русско-прусскими войсками, которые атаковали на этом направлении, осуществлял Барклай-де-Толли. Сначала в атаку пошли две прусские бригады из корпуса Клейста. Прусские солдаты смогли пробиться в селение с восточной стороны, но были встречены картечным огнем и отошли. Затем в атаку пошёл русский корпус Евгения Вюртембергского. В селение ворвались войска Шаховского, Горчакова и Клейста. Однако Наполеон во главе Старой гвардии и гвардейской артиллерии генерала Друо (около 150 орудий) перешёл в контрнаступление и выбил русско-прусские войска из селения. Но дальнейшее продвижение французских войск было остановлено сильным артиллерийским огнем. Обе стороны понесли большие потери. Бой продолжался до ночи, но союзные войска так и не смогли пробиться за Пробстейду.

Лучше всех обстояли дела на правом фланге и на северном направлении. На правом фланге наступала армия генерала Беннигсена. Она двинулась на врага с сильным опозданием, около 2 часов дня. Русские войска захватили Цукельгаузен, Хольцхаузен и Паунсдорф. В штурме Паунсдорфа, несмотря на возражения Бернадота, приняли участие и войска Северной армии - прусский корпус генерала Бюлова и русский корпус генерала Винцингероде. На севере войска Ланжерона и Сакена (Силезская армия) захватили Шёнефельд и Голис. В разгар сражения немецкие союзники Наполеона предали его - вся Саксонская дивизия (3 тысячи солдат, 19 орудий) перешла на сторону союзников, за саксонцами последовали вюртембергские, вестфальские и баденские части. Это серьёзно осложнило оборону Лейпцига. Саксонцы даже сразу выступили на стороне союзной армии. Правда, Саксонию это не спасло, она стала государством для послевоенного дележа между победителями.

На восточном и северном направлениях французские войска были оттеснены на расстояние 15-минутного марша от города. На западном направлении австрийцы в этот день активности не проявляли. Главнокомандующий Шварценберг сомневался в необходимости принуждать Наполеона к последнему сражению, не на жизнь, а на смерть. Поэтому он приказал 3-му корпусу Дьюлаи только наблюдать за французами и не штурмовать Линденау.

Лейпцигское сражение. Часть 2

Наполеон и Понятовский под Лейпцигом. Суходольский (XIX век).

Действия 7 (19) октября

Возможности французских войск к обороне Лейпцига были истощены. Численное превосходство противника сказывалось всё сильнее. Немецкие войска перешли на сторону союзной армии. Боеприпасы подходили к концу. По докладу начальника артиллерии армия за несколько дней израсходовала 220 тысяч ядер, осталось всего 16 тыс. снарядов, и подвоза не ожидалось. Наполеон не рассчитывал на долгое сражение и оборону города, планируя одержать решительную победу. Некоторые военачальники советовали императору продолжить сражение – сжечь предместья города, держаться за стенами. Но французский император принял решение отступать.

Меры по подготовке возможного отступления были приняты недостаточные. В частности, подготовив единственный мост к взрыву, французы не подумали об устройстве нескольких дополнительных переправ, на случай отхода. Благодаря этому французские войска могли отступать только в одном направлении на Вайсенфельс. Французский генерал Бертран, командир корпуса прикрывавшего западное направление, начал отвод войск, обозов и артиллерии на Вайсенфельс, через Линденау в направлении Залле. Ночью за ним потянулись остальные войска, сначала гвардия, артиллерия и корпуса Виктора и Ожеро. Войска Макдональда, Нея и Лористона должны были прикрыть отход.

Союзное командование в этот день совершило большую ошибку. Яростное сопротивление французских войск 6 октября заставило многих сделать вывод, что и на следующий день армия Наполеона продолжит сражение. Хотя предположения о необходимости усиления левого фланга и его возможностей по преследованию врага выдвигались. Так, русский император Александр Павлович предлагал сосредоточить усилия на форсировании реки Плейсе и Вейсе-Эльстер, а прусский военачальник Блюхер говорил о необходимости выделить 20 тыс. кавалерийскую группу для преследования противника. Позднее генерала Дьюлаи, который командовал войсками на западном направлении, обвинили в том, что дал возможность войскам Наполеона отступить, избежав плена. Но его объяснения были признаны удовлетворительными, так как действовал по приказу князя Шварценберга.

В то время как французские войска отступали через западные Рандштадские ворота, союзные армии начали наступление. Король Саксонии Фридрих-Август I предложил сдать город без боя, если союзное командование даст 4 часа французам на отступление. Но, император Александр I отклонил это предложение и отдал приказ начать наступление. Ответ саксонскому монарху доставил генерал Толь, он же организовал ему охрану, когда русские войска начали штурм дворца.

Из-за того, что всем войскам нужно было отступать только по одной дороге, началась сутолока, беспорядок. Сам французский император лишь с трудом смог выбраться из Лейпцига. Русские войска под началом генералов Ланжерона и Остен-Сакена заняли восточный пригород Халлес, прусские части под командованием генерала Бюлова — пригород Гриммас, войска Беннигсена захватили южные ворота Лейпцига – Петерстор. Своего пика хаос во французских войсках достиг, когда саперы по ошибке взорвали мост Эльстербрюкке, которые располагались перед Рандштадскими воротами. Услышав в далеки крики «Ура!», они посчитали, что необходимо остановить наступление противника и уничтожили мост. А в городе оставалось ещё около 20-30 тыс. французов, включая маршалов Макдональда и Понятовского и генералов Лористона и Ренье. Не успели эвакуировать и госпитали. Многие погибли, в том числе пытаясь переплыть реку и взобраться на крутой противоположный берег, под обстрелом противника, другие попали в плен. Маршал Макдональд вплавь преодолел реку. Понятовский, который отлично сражался в Лейпцигском сражении, и единственный из иностранцев на службе Наполеона, получил звание французского маршала, был ранен и утонул во время переправы. Лористон попал в плен. К часу дня город был полностью захвачен.

Лейпцигское сражение. Часть 2

Отступающая французская армия преждевременно взрывает мост. Раскрашенная гравюра XIX века.

Сам подрыв моста характеризует ту степень хаоса, которая творилась в это время. Наполеон поручил эту задачу генералу Дюлолуа, то, в свою очередь, возложил ответственность за подготовку моста к уничтожению на некого полковника Монфора, а тот покинул свой пост, оставив его на капрала инженерных войск. На вопрос воина, когда следует зажечь заряд, ему ответили: «При первом появлении противника». Боевые кличи и появление нескольких русских стрелков вблизи моста, откуда они стали обстреливать противника, стали поводом, чтобы поднять в воздух мост, хотя он был забит французскими войсками. Капрал выполнил приказ точно. Тысячи французов оказались обреченными на гибель и плен. К тому же подрыв моста, единственной переправы, окончательно лишил воли к сопротивлению те войска, которые ещё дрались в арьергардах. А маневр Старой гвардии, которая развернулась на противоположном берегу, чтобы защитить арьергардные войска, оказался напрасным.

Лейпцигское сражение. Часть 2

Князь Шварценберг сообщает союзным монархам о победе в «битве народов» при Лейпциге. Иоганн Петер Крафт. 1817 г. Музей военной истории, Вена.

Итоги

Армия Наполеона потерпела сокрушительное поражение, но избежала (во многом из-за нераспорядительности союзного командования) окружения и полного уничтожения. Ни главнокомандующий Шварценберг, ни совет трёх императоров не смогли полноценным образом осуществить руководство боевыми действиями огромной союзной армией. Хорошие шансы, чтобы завершить вону, были утрачены. Отсутствие единоначалия мешало реализации широких оперативных замыслов, приводило к нерешительности действий одних частей армии, когда другим приходилось выдерживать всю тяжесть ударов врага, резервированию больших масс войска, которые бездействовали в тот момент, когда можно было решить исход битвы. Решающую роль в битве сыграли русские войска, которые выдержали самые сильные удары армии Наполеона.

Французские войска потеряли примерно 70-80 тыс. человек: 40 тыс. убитыми и ранеными, 30 тыс. пленными (включая захваченных в госпиталях), несколько тысяч немцев перешло на сторону союзной армии. Кроме того, во французской армии и началась эпидемия тифа, и Наполеон смог привести во Францию только около 40 тыс. солдат. Французская армия потеряла убитыми одного маршала и трех генералов, в плен попали король Саксонии, два корпусных командира (кроме Лористона, пленили командира 7-го корпуса Ренье), два десятка дивизионных и бригадных генералов. Армия потеряла половину артиллерии – 325 пушек, 960 зарядных ящиков, 130 тыс. ружей (включая арсеналы Лейпцига) и большую часть обоза.

Союзные войска также понесли большие потери - до 54 тыс. убитыми и ранеными, из них до 23 тыс. русских (погибло или получило смертельные ранения 8 генералов – Неверовский, Шевич, Гине, Кудашев, Линдфорс, Мантейфель, Ревень и Шмидт), 16 тыс. пруссаков, 15 тыс. австрийцев и 180 шведов. Низкие потери шведских войск объясняются тем, что Бернадот берег войска для войны с Данией за Норвегию. За доблесть в этой битве четыре русских военачальника – Капцевич, Остен-Сакен, великий князь Константин Павлович и Евгений Вюртембергский получили орден Святого Георгия 2-й степени. Пётр Михайлович Капцевич, несмотря на сильную контузию, одним из первых ворвался в город. Остен-Сакен был отмечен за взятие Галльского предместья. Корпус Е. Вюртембергского отличился в сражении за Вахау и Пробстейд. Великий князь Константин командовал резервными частями, которые также отличились в сражении. Это исключительно высокая оценка, особенно если учитывать тот факт, что за Бородинское сражение этим орденом был награждён лишь один человек – Барклай-де-Толли, а всего за 150 лет существования ордена св. Георгия 2-ю степень его вручили только 125 раз. Барклай-де-Толли, который был одним «из главнейших виновников победы», поучил честь вместе с императором въехать в Лейпциг и был возведен в графское достоинство Российской империи.

Лейпцигское сражение. Часть 2

Храм-памятник русской славы в Лейпциге. 1913 г. Архитектор В.А. Покровский.

Поражение армии Наполеона имело большой военно-стратегический и политический эффект. Войска Наполеона отступили за реку Рейн, во Францию. Оставшиеся за французами крепости, многие из которых были уже в глубоком тылу союзников, стали сдаваться одна за другой. В ноябре-декабре 1813 года и январе 1814 года капитулировали – Дрезден (там сдался Сен-Сир с 14-м корпусом), Торгау, Штеттин, Виттенберг, Кюстрин, Глогау, Замостье, Модлин и Данциг. К январю 1814 года капитулировали все французские крепости по Висле, Одеру и Эльбе, кроме Гамбурга (его оборонял «железный маршал» Наполеона – Даву, он сдал крепость только после отречения Наполеона) и Магдебурга. Они продержались до мая 1814 года. Капитуляция крепостных гарнизонов лишила Наполеона около 150 тыс. солдат и огромного количества артиллерии, необходимых для обороны Франции. Только в Дрездене сдалось около 30 тыс. человек при 95 орудиях полевых войск и 117 крепостных пушках.

Франция осталась одна против целой коалиции. Подвластный императору Наполеону Рейнский союз германских государств развалился. Бавария выступила на стороне антифранцузского союза, её примеру последовал Вюртемберг. Саксония была выведена из войны. Практически все мелкие германские государственные образования присоединились к коалиции. Франция была начать вывод войск из Голландии. Дания была изолирована шведскими войсками и под давлением Швеции и Англии была вынуждена капитулировать. Один из ведущих полководцев Наполеона, король Неаполя Мюрат, заключил тайный договор с Австрией, и двинул свои силы против войск королевства Италия, возглавляемых Евгением Богарне (правда, избегал активных боевых действий, тянул время и вел тайные переговоры с Наполеоном).

В начале января 1814 года антифранцузская коалиция начала новую кампанию, вторгнувшись во Францию. Наполеон остался один с Францией против сил практически всей Европы, что привело его к поражению и отречению от престола.

Лейпцигское сражение. Часть 2

Монумент в память о Лейпцигской битве и его отражение в «Озере слёз, пролитых о павших солдатах». 1913 год.

Приложение 1. Пленение генерала Лористона

В «Офицерских записках» Н.Б. Голицын так описывает пленение генерала Лористона: «Один из пленников расстегнул шинель, показал нам свои знаки отличия и объявил, что он генерал Лористон. Мы поскорее взяли его с собою. Недалеко оттуда нам представилась довольно широкая улица лейпцигского предместья, которая пересекала нашу дорогу. В то самое время, как мы собирались через неё переехать, мы увидели французский батальон, который шёл в величайшем порядке, с заряженными ружьями. Впереди находилось человек двадцать офицеров. Когда мы взаимно усмотрели друг друга, мы остановились. Извилины тропинки, по которой мы ехали, и деревья, бывшие по её сторонам, скрывали нашу малочисленность. Генерал Эммануэль, чувствуя, что здесь нельзя долго размышлять, и заметив некоторое замешательство между французами, закричал им: «Bas les armes!» («Бросайте оружие!») Изумлённые офицеры начали советоваться между собою; но наш неустрашимый начальник, видя их колебание, закричал им снова: «Bas les armes ou point de quartier!» («Бросайте оружие, не то вам пощады не будет!») И в то же мгновение, махая саблею, обратился он с удивительным присутствием духа к своему малочисленному отряду, как будто для того, чтобы скомандовать атаку. Но тут все французские ружья упали на землю как по волшебству и двадцать офицеров, предводимые майором Ожеро, братом маршала, поднесли нам свои шпаги». А что же Лористон? «Лористон, углублённый в размышления во время странного шествия с лишком четырёхсот человек, положивших оружие перед двенадцатью русскими, обратился к нашему начальнику с вопросом: «Кому я имел честь отдать свою шпагу?» «Вы имели честь сдаться, – отвечал он, – русскому генерал-майору Эммануэлю, командиру трёх офицеров и восьми казаков». Надобно было видеть досаду и отчаяние Лористона и всех французов».

По дороге к своим Г.А. Эммануэль разговорился с маркизом де Лористоном.

– Ах, генерал, насколько непостоянно военное счастье, – пожаловался последний.

– Ещё недавно я был послом в России, а теперь я её пленник!

– То, что случилось с вами, – ответил Эммануэль, – вполне могло произойти и со мною

Приложение 2. Выдающийся подвиг солдата Коренного.

Леонтий Коренной (Дядька Коренной) — русский солдат-гренадер, служивший в лейб-гвардии Финляндском полку, герой Бородинского сражения, совершил во время битвы под Лейпцигом подвиг, который восхитил даже французского императора Наполеона и стал известен всей армии.

Участник сражения А.Н. Марин, первый историограф лейб-гвардии Финляндского полка, описал этот подвиг так: «В сражении под Лейпцигом, когда Финляндский полк вытеснял из селения Госсы французов, а 3-й батальон полка обошёл селение, батальонный командир полковник Жерве со своими офицерами первые перелезли через каменную ограду, и егеря бросились за ними, погнали уже французов; но, быв окружены многочисленным неприятелем, крепко отстаивали свое место; многие офицеры были ранены; тогда Коренной, пересадив батальонного командира и раненых начальников своих через ограду, сам собрал удалых, отчаянных егерей и стал отстаивать, покуда раненых офицеров другие егеря спасали с места сражения. Коренной с горстью лихих стрелков стоял крепко и удерживал место сражения, крича: «не сдаваться, ребята». Сначала они отстреливались, но многочисленность неприятеля стеснила наших так, что они отбивались штыками… все пали, одни убитые, а другие раненые, и Коренной оставался один. Французы, удивляясь храброму егерю, кричали, чтобы он сдался, но Коренной в ответ поворотил ружье, взял за дуло и отбивался прикладом. Тогда несколько неприятельских штыков положили его на месте, и кругом этого богатыря лежали все отчаянно защищавшиеся наши, с кучами убитых ими французов. Все мы оплакивали, — прибавляет рассказчик, — храброго «дядю Коренного». Через несколько дней, к величайшей радости всего полка, «дядя Коренной» явился из плена, покрытый ранами; но, к счастью, раны все были не тяжелы». Покрытый 18 ранами, Коренной, вернувшись в полк, рассказал про свое пребывание в плену, где слава об его выдающейся храбрости распространилась по всем французским войскам, а он сам был представлен Наполеону, поинтересовавшемуся увидать русского чудо-богатыря. Поступок Коренного так восхитил великого полководца, что он в приказе по своей армии поставил Финляндского гренадера в пример всем своим солдатам.

Лейпцигское сражение. Часть 2

Подвиг гренадера лейб-гвардии Финляндского полка Леонтия Коренного в битве под Лейпцигом 1813 года. П. Бабаев (1813—1870).
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Лейпцигское сражение
Лейпцигское сражение. Часть 2

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Владимирец 11 октября 2013 09:20
    "К январю 1814 года капитулировали все французские крепости по Висле, Одеру и Эльбе, кроме Гамбурга (его оборонял «железный маршал» Наполеона – Даву, он сдал крепость только после отречения Наполеона) и Магдебурга."

    Даву достоин уважения. Про Финляндский полк, в статье его солдаты именуются то гренадерами, то егерями. Во время Отечественной войны Финляндский полк вроде как уже состоял из егерей. Гренадерские дивизии были отдельными формированиями. Хотя вроде как в них и егерские полки были. what Чего то я совсем запутался.
  2. Prometey 11 октября 2013 11:26
    Последняя картина интересная. Француз с перевязанной головой поднял ружье, видимо подав сигнал прекратить атаку против нашего солдата, а второй рукой схватил за дуло второго, не давая ему нанести удар штыком. В самом ли деле такое благородство могло иметь место?
    1. Trapper7 11 октября 2013 16:44
      Цитата: Prometey
      Последняя картина интересная. Француз с перевязанной головой поднял ружье, видимо подав сигнал прекратить атаку против нашего солдата, а второй рукой схватил за дуло второго, не давая ему нанести удар штыком. В самом ли деле такое благородство могло иметь место?

      Эта еще была война, в которой оставалось благородство. Даже в начале ПМВ были случаи, когда неприятельский корабль подходил к портовому городу, спускал шлюпку и прибыв в город объявлял его заблокированным))) Это всё наследие "старой" эпохи.
  3. reality 11 октября 2013 13:48
    В той войне Наполеон угробил цвет своей нации. Никогда после франция уже не была великой, а стала приспособленкой.
    1. vahatak 11 октября 2013 18:50
      Франция до сих пор великая, и писать это слово следует с большой буквы.
      vahatak
  4. fklj 11 октября 2013 18:13
    Несправедливо это. Забыты не страницы истории, а целые её тома. Про поход и сражения русских войск в 1813 мало, кто знает. Для себя многое открыл. what
    Странное дело, но даже пор Отечественную войну 1812 года, "вспомнили" благодаря Л.Н. Толстому. Что с памятью на Руси происходит?...
    fklj
  5. Prometey 11 октября 2013 21:46
    Цитата: fklj
    Странное дело, но даже пор Отечественную войну 1812 года, "вспомнили" благодаря Л.Н. Толстому

    А не задумывались, почему при этом помнили Минина и Пожарского и памятник им поставили. Хотя Храм Христа Спасителя посвящали павшим в Отечественной войне 1812 года при Николае I.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня