Посол Сирии в России: "Сирия держится благодаря стойкости своего народа и поддержке РФ"

Посол Сирии в России: "Сирия держится благодаря стойкости своего народа и поддержке РФ"

Посол Сирии в России Риад Хаддад рассказал в интервью "Голосу России", как идет процесс химического разоружения Арабской Республики, от каких факторов зависит дата открытия "Женевы-2", какова внутренняя обстановка в стране и почему Запад в последнее время изменил свою позицию в сирийском вопросе.

Гость в студии "Голоса России" - Риад Хаддад, Чрезвычайный и полномочный посол Сирийской Арабской Республики в Российской Федерации.


Интервью ведет Марианна Ожерельева.


Ожерельева: Здравствуйте! Гость в студии "Голоса России" - посол Сирии в России Риад Хаддад. Господин посол, здравствуйте.

Хаддад: Здравствуйте.

Ожерельева: Начался процесс химического разоружения Сирии. Сейчас к этой теме приковано внимание всего мирового сообщества. На каком этапе находится этот процесс сейчас?

Хаддад: Разрешите для начала поблагодарить вашу компанию "Голос России" за то, что она пригласила нас.
Ожерельева: Спасибо вам.

Хаддад: Я хотел бы начать со слов благодарности. Мы высоко ценим позицию Российской Федерации, она стремится найти мирное решение проблемы на международном уровне. Это позиция, которую не хотят занимать ни американцы, ни Запад. Я хотел бы отметить, что сирийский кризис - это не региональный кризис, это мировой кризис. И поэтому он должен решаться только с помощью международного права.

Что касается присоединения к процессу химического разоружения, Сирия согласилась присоединиться к Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Это было ответом на инициативу Российской Федерации во главе с президентом Владимиром Путиным. Также была резолюция СБ ООН 2118.

Представители ООН приехали в Сирию для того, чтобы изучать места дислокации химоружия и чтобы потом уничтожить его. Сирия предоставила все возможности и всю информацию по местонахождению химоружия и его количеству. В некоторых местах был произведен демонтаж этого химического оружия. Поэтому я могу считать, что пока процесс идет успешно.

Ожерельева: Вы верите в то, что этот процесс послужит началом для урегулирования сирийского конфликта?

Хаддад: Мы не можем говорить, что в данный момент сирийский кризис решится только из-за решения проблемы химического оружия. Согласие сирийского правительства на химическое разоружение - это шаг к проведению мирной конференции "Женева-2". Даже резолюция 2118 содержит такую просьбу. В ней содержится предупреждение для всех стран о том, что ни в коем случае нельзя срывать этот процесс.

Ожерельева: Ожидается, что мирная конференция "Женева-2" будет проведена в ноябре. Сейчас Россия и США занимаются ее подготовкой. Как вы считаете, в какой срок - в начале, середине, конце ноября - она может быть проведена? При каких условиях? Сирийские власти готовы к ноябрьской конференции?


Хаддад: Дамаск, правительство Сирии с самого начала были инициатором всесирийского диалога. Правительство проявило готовность участвовать в конференции без предварительных условий. Наша делегация уже готова присутствовать на этой конференции.

Но этому процессу мешают террористические группировки, которые поддерживает "Аль-Каида" и ее союзники, в том числе "Джабхат аль-Нусра" и "Исламское государство Ирака и Леванта".

Они не являются для нас одной из сторон переговоров. Мы не будем иметь дело в переговорном процессе с террористами. Я думаю, что ни ООН, ни Российской Федерации, ни другим силам не следует ожидать, чтобы мы будем вести переговоры с терроризмом.

Мы будем иметь дело с так называемой национальной оппозицией, члены которой не держали в руках оружие и не устраивали бойни и резни в стране, с той оппозицией, которая считает, что нужно сохранить целостность страны. В данный момент в Сирии находятся террористы, которые приехали из более чем 80 государств мира. Как мы можем иметь с ними дело?

Ожерельева: Кто на сегодняшний день представляет эту национальную оппозицию? У нее есть единый лидер, который мог бы сесть за стол переговоров с сирийскими властями?

Хаддад: До этого момента оппозиция не могла сформировать единую делегацию, для того чтобы поехать на переговоры с правительством на эту конференцию. Министр иностранных дел России Сергей Лавров тоже говорил о том, что оппозиции необходимо сформировать единую делегацию, чтобы поехать на переговоры. Оппозиция должна договориться с теми странами, которые ее поддерживают, - это Турция, Саудовская Аравия, Франция.
Ожерельева: Президент России высказал пожелание, что в Женевской конференции должны принять участие исламские государства. Он назвал в числе таковых Индонезию. Как вы считаете, какие исламские страны могли бы стать участником этих переговоров?

Хаддад: Это касается в первую очередь тех стран, которые будут организовывать данную конференцию. И поскольку наши друзья в Российской Федерации были инициаторами данной конференции, мы считаем, что мы полностью согласны с нашими друзьями в Российской Федерации на предложение участия любого государства в данной конференции.

Ожерельева: Господин посол, вы заняли эту должность в год начала сирийского кризиса, в 2011 году. Вы участник, вы видите происходящее в Сирии за время этого конфликта. Когда все только началось, вы думали, что это скоро закончится?

Хаддад: Я был назначен послом Сирийской Республики в Российской Федерации через восемь месяцев после начала кризиса. Первые восемь месяцев конфликта я провел в Сирии.

В данный момент все без исключения знают, что происходит в Сирии. Против Сирии создан всемирный заговор, начали так называемую арабскую весну. Всем - и политикам, и экспертам - понятно, что это делается для того, чтобы сохранилась гегемония Запада и Америки на Ближнем Востоке. Мы видим, что террористов поддерживают Саудовская Аравия, Катар и западные страны - Америка, Франция и Великобритания.

Американцы сотрудничали с политическим исламом. У них есть опыт проведения такой политики в Афганистане. Они сами создали джихадистов. Истоки джихадизма - это "Братья-мусульмане". Сирия противостояла "Братьям-мусульманам" еще в 1980-е годы. Сирийцы победили их, и они убежали за границу. После этого они стали говорить о демократии, о правах человека и с этими лозунгами вернулись в страну. Их целью, когда начался кризис, было свергнуть режим. Это видимое. А на практике они хотят уничтожить Сирию - оппозиция договорилась со своими покровителями за границей.

Оппозиционеры получают оружие извне, воевали и воюют до сих пор. Приехали не сирийцы, люди из-за границы. Они никогда не занимались политикой, у них нет ни экономической, ни социальной программы. Они взяли в руки оружие, для того чтобы уничтожить страну.

Буш проводил свою политику войн, но потом стало ясно, что он проиграл и экономически, и политически. Когда президентом стал Обама, он использовал так называемую мягкую силу - это политическая, информационная и экономическая война. Эта война чужими руками.

"Братья-мусульмане" и другие подобные организации стали воевать за американцев. Они заблокировали нашу страну и экономически, и политически, установили против нас санкции. Это сделали европейцы, Лига арабских стран (ЛАГ) и американцы. Эти санкции экономически отразились на жизни каждого гражданина Сирии.

Что касается информационной войны, то она заключается в запрете государственного вещания через спутниковую связь. Эта информационная война - прецедент, во всем мире никогда раньше не было такой информационной войны против конкретного государства.

Они уничтожили электростанции. Они уничтожили или контролируют некоторые нефтяные скважины. Разгромили заводы, оборудование оттуда увезли в Турцию. Разрушают железнодорожные линии, занимаются контрабандой, вывозят культурные ценности. Украли все запасы зерна в зернохранилищах и отправили в Турцию для продажи за бесценок.

Но самое главное, они заставили граждан страны уехать, эмигрировать в другие страны. Они устроили для уехавших сирийцев там временные лагеря, а их дома используются для того, чтобы воевать с правительственной армией. На данный момент в Сирии уничтожено 3062 школы, около 675 больниц. Примерно 770 заводов либо уничтожено полностью, либо их оборудование вывезено в Турцию. Было уничтожено 55 церквей и мечетей. И эти люди говорят, что они оппозиция и хотят реформ и развития страны!

Ожерельева: Все эти зверства фактически поддерживали европейцы и американцы. Ранее они заявляли, что к власти должна прийти оппозиция и режим Асада должен пасть. Сейчас США и ЕС несколько сбавили тон. Кто и что, на ваш взгляд, повлияло на эти перемены?

Хаддад: Прежде всего, я хочу сказать о стойкости народа, правительства и президента Сирии в течение двух лет. Армия по-прежнему держится стойко и воюет против терроризма, хотя вначале считали, что кризис закончится в течение двух недель и Сирия упадет.

Второй фактор - и я считаю, главный - это поддержка Российской Федерации в политической и в других сферах. Недаром я начал наш разговор с высокой оценки позиции Российской Федерации. Российская Федерация постоянно доказывает, что она - государство принципов, государство прав человека. К сожалению, осталось очень мало государств, которые придерживаются международных принципов.

Подводя итог, скажу, что это произошло благодаря стойкости нашего народа и поддержке наших друзей.

Ожерельева: Господин посол, какие районы Сирии пострадали за годы конфликта больше всего?

Хаддад: Самый большой вред причинен городу Хомсу. Также это город Халеб (Алеппо), который считается экономической столицей нашей страны. Когда я говорил, что в Сирии были "украдены" заводы, в основном, это касается Халеба - он находится на границе с Турцией.

Ожерельева: Вы сказали, что экономика Сирии фактически разрушена. На какие средства страна живет сейчас? Страны, в частности Россия, оказывают гуманитарную помощь, но что еще?

Хаддад: Я бы не сказал, что экономика разрушена окончательно. Мы очень сильно пострадали из-за кризиса, экономика намного слабее, но она развивается. Конечно, есть поддержка наших друзей во главе с Российской Федерацией. Также экономически Сирию поддерживают Иран, страны БРИКС.

Мы производили примерно 380 баррелей нефти в день. Террористические группировки уничтожили или захватили практически все скважины. Экспорт нефти остановился полностью. Совсем недавно в Хомсе атаковали главный в Сирии НПЗ (нефтеперерабатывающий завод).

Представьте, что бы случилось с любым другим государством, если бы ему пришлось переживать блокаду, санкции Запада во главе с американцами, разрушенные производства.

Но, как я уже говорил, Сирия держится стойко. Народ и правительство идут вперед, противостоят этому заговору. Практически все граждане поддерживают сирийское руководство в борьбе с терроризмом. Они осознают, что происходит, тот заговор, который существует против нашей страны. Мы хотим, чтобы Сирия осталась светской страной, чтобы она не превратилась в исламский халифат.

Ожерельева: Господин посол, почему народ так поддерживает Асада? Граждане за время "арабской весны" увидели, что произошло с другими странами, где пали режимы? Самый яркий пример - то, что было в Ливии. Или это объясняется высоким доверием, которое они ранее оказали Башару Асаду?

Хаддад: Каждый гражданин Сирийской Республики понимает, что происходит на самом деле. Мы видели, что происходило в Тунисе, Ираке, Ливии. Мы видели, как мусульмане захватили власть в Египте. Они хотят строить там исламскую страну. Они отбросили это государство на сто лет назад. Ливия до сих пор переживает хаос. В Тунисе не намечается никакой стабильности.

Сирийский народ не хочет, чтобы другие решали за него, чтобы его мнение не учитывали. Сирийское руководство поддерживается верой народа. Наша армия единая и идет вперед на борьбу с террористами.

Мы воюем за то, чтобы Сирия осталась светским государством, чтобы она по-прежнему была одним из крупнейших культурных центров мира. Примерная стоимость восстановления разрушенного в Сирии - сто миллиардов долларов.

Ожерельева: За сколько лет?

Хаддад: Это зависит от объема поддержки наших друзей. Кроме того, это зависит от возможностей самой Сирии, что останется там после завершения конфликта. Это очень нелегкий процесс.

Ожерельева: Вы допускаете, что все происходящее в Ливии, в Египте, в Сирии - некий международный проект определенных политических сил, которые готовы установить в суверенных государствах свои режимы?

Хаддад: Я с самого начала сказал о том, что "арабская весна" - это чистый спектакль. С помощью него американцы хотят установить гегемонию на Ближнем Востоке.

Ожерельева: К чему сегодня сводится главная задача урегулирования конфликта на начальном этапе? Чтобы оппозиция сложила оружие?

Хаддад: Господин президент Башар Асад уже неоднократно заявлял о том, что мы готовы принять каждого гражданина, кто сложит оружие, кто может идти на процесс переговоров. Но это с условием, что он не участвовал ни в каких бойнях в Сирии.

Если мы хотим начать переговоры, первое, что нужно делать, - остановить бойню. Но насилие можно остановить, только если покровители этих террористов извне остановят свое финансирование и вооружение этих группировок. Только тогда мы сможем добиться желаемого результата.

Ожерельева: Господин посол, вы допускаете, что оппозиция будет устраивать провокации ввиду начавшегося процесса ликвидации химоружия в Сирии?

Хаддад: Я не исключаю этого, потому что у оппозиции в Сирии есть химоружие, а именно - газ зарин. Они действительно могут пойти на провокации, чтобы спровоцировать внешнее вмешательство.

Ожерельева: Некоторые страны говорят, что заинтересованы в решении конфликта в Сирии политическим путем, но ранее говорили, что необходимо это решать военным путем. Они поменяли свою позицию, поняли, что ведут переговоры не с теми, что оппозиция только заявляет о том, что она готова прийти к власти?

Хаддад: Есть несколько факторов, которые заставили их в некоторой степени изменить свою позицию. Первый фактор: Россия изначально понимала, что на самом деле происходит в Сирии. Больше чем через два года некоторые западные страны, в том числе США, только начинают осознавать то, что россияне осознали давным-давно. Российская Федерация заставила этих игроков на международной арене пересмотреть свои позиции и задуматься, куда они идут. Это главный фактор для того, чтобы другие страны изменили свое мнение.

Второй фактор - это стойкость народа нашей страны. Другие страны думали, что все закончится за две недели, как произошло в других государствах, но такого не было. Международные игроки реально чувствуют тяжесть конфликта, они тратят миллиарды долларов на финансирование и вооружение оппозиции, но фактически безрезультатно. Международное сообщества постепенно начало осознавать происходящее в Сирии.

Ожерельева: Сирии понадобятся миллиарды долларов для ликвидации химоружия. Понятно, что страна своими силами не сможет с этим справиться. Какие-то государства уже предложили свою помощь?

Хаддад: Да, Сирия в одночасье не может самостоятельно заниматься этим процессом, поэтому международные игроки должны помочь ей в этом.

Ожерельева: Определено, что Сирия должна завершить все работы к середине следующего года. Как вы думаете, этого времени достаточно для такой объемной работы?

Хаддад: Если будет надлежащая поддержка и будет интенсивная работа ОЗХО, мы закончим данный процесс за один год.

Ожерельева: Господин посол, я понимаю, что сложно делать какие-то прогнозы, но, по вашим ожиданиям, когда прекратится вооруженное противостояние в Сирии?

Хаддад: Когда американцы захотят остановить финансирование и вооружение группировок, может быть это закончится. Когда США дадут указания всем своим союзникам в регионе остановить данный процесс - Саудовской Аравии, Катару и Турции. Когда США дадут указания этим государствам, тогда остановится финансирование и вооружение террористических группировок.
Автор:
Марианна Ожерельева
Первоисточник:
http://rus.ruvr.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти