Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко

17 октября 2013-го года исполняется 110 лет со дня рождения знаменитого маршала, дважды Героя Советского Союза Андрея Антоновича Гречко.
Андрей Антонович родился в 1903-ем году в Ростовской области в небольшой деревеньке под названием Голодаевка. Ныне на этой земле стоит село Куйбышево. Будущий военачальник писал в мемуарах: «С этих мест для меня начиналась Родина. С нашего небольшого домика, с товарищей и одноклассников, с учительницы – строгой, но безгранично доброй, заботящейся о том, чтобы мы выросли трудолюбивыми и честными людьми, любящими свою страну». Его отец, Антон Васильевич, был простым крестьянином, время от времени подрабатывая в местной школе учителем физкультуры. Андрей был тринадцатым(!) ребенком в семье. Всего же у Антона Васильевича и Ольги Карповной было четырнадцать детей. Сегодня невозможно представить, как людям удавалось растить такую ораву ребятишек.

Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко


В раннем детстве Гречко отличался смекалистостью и непоседливостью. Односельчане отмечали, что Андрюша зачастую не подчинялся требованиям родителей, рос деятельным мальчиком с хорошо развитым воображением. Вместе со своими братьями обожал играть в военные игры. А один раз едва остался жив, без спроса решив поиграть с оружием. Также известно, что маленький Андрей обожал слушать рассказы своего отца о военной службе. Возможно, именно поэтому он и выбрал для себя профессию военного.


Осенью 1919-го года рвавшиеся к Москве деникинские дивизии были остановлены силами первой Конной армии. После этого через Донбасс началось наступление большевиков на Ростов. В Голодаевку эскадроны одиннадцатой кавалерийской дивизии вошли в середине декабря. Местные жители все как один вышли встречать красноармейцев. Среди них был и Андрей Гречко. Высокий, рослый юноша с завистью смотрел на бравых буденовцев, сверкающих красными звездочками на фуражках. Их удаль и гордая осанка вызывали восхищение в мальчишеской душе. Гречко видел, что среди конников было немало таких же как и он молодых парней, решивших идти в бой за новую власть.

Наступающие части первой Конной армии остро нуждались в своевременной доставке боеприпасов. Для этого на неопределенный срок был мобилизован весь конный транспорт жителей Голодаевки. Андрей на своей лошади вез боеприпасы до самого города Ростова. Именно там ему посчастливилось повстречать командира эскадрона и земляка Степана Василенко. Бравый кавалерист помог Гречко осуществить заветную мечту – принял шестнадцатилетнего юношу в свой эскадрон и даже выдал оружие и все необходимое снаряжение.

В январе 1920-го года, уже после освобождения Ростова, молодой красноармеец приехал в родное село навестить семью. Здесь он объявил родным, что намерен связать свою жизнь с Красной Армией. К удивлению всех отец, Антон Васильевич Гречко, одобрил его выбор, произнеся напутственные слова: «Двенадцать лет я служил стране. Мне довелось воевать с турками, освобождать Болгарию. Я дослужился до звания фельдфебеля, был ранен. Однажды на смотре генерал за добрую службу удостоил меня чести – пожал руку. Так вот сын, дослужись и ты до такого…». Отец и не предполагал, что через десятки лет для многих людей большой честью станет пожать руку уже его сыну.

Любопытно, что в 1820-ом году предок Андрея Антоновича Гречко являлся одним из лидеров Мартыновского бунта – крупнейшего мятежа крепостных крестьян девятнадцатого века. Для подавления этого восстания на Дону были собраны крупные силы под руководством Чернышева: Симбирский пехотный полк, пять казачьих полков, два эскадрона лейб-гвардии и батарея из шести орудий. Из четырех тысяч арестованных крестьян лишь восемь признались, что раскаиваются. Сотни людей подверглись страшным телесным наказаниям, многих отправили на поселение в Сибирь и на каторжные работы. Руководители восстания Дмитрий Мищенко, Родион Малгоженко, Влас Резниченко и Тимофей Гречко получили по сорок ударов кнутом каждый и пожизненную каторгу. Примечательно, что через сто лет потомок бунтаря добровольцем вступил в ряды Красной Армии.


Вот так в кавалерийском эскадроне знаменитой первой Конной армии началась боевая карьера советского военачальника. Андрей Антонович прошел всю Гражданскую войну, сражаясь простым красноармейцем. В Краснодаре он окончил курсы красных командиров, а в 1926-ом году подающего надежды бойца отправили учиться в кавалерийскую школу. После ее успешного окончания Гречко вверили взвод, а через некоторое время и целый эскадрон в составе первой Отдельной кавалерийской бригады Московского округа. В 1936-ом году будущий полководец учился в Военной академии им. Фрунзе, после окончания которой стал командовать полком. 26 июля 1938-го года был издан приказ НКО СССР о реорганизации Белорусского военного округа (в частности, округ был переименован в Белорусский особый или БОВО). С октября 1938-го года Гречко был назначен начальником штаба Особой кавдивизии БОВО. А в 1939-ом году он принял участие в походе в Западную Белоруссию и Западную Украину с целью защитить жизни и имущество жителей этих мест от немецко-фашистских войск, а также лишить Германию возможности использовать данные территории в качестве плацдарма для удара по СССР.

Встретить на фронте первые дни Великой Отечественной Андрею Антоновичу не довелось. Перед войной он заканчивал учиться в Академии Генштаба. Последний экзамен по оперативному искусству полководец сдал 19 июня 1941-го года. В те дни ему уже было понятно, что над СССР нависла серьезная опасность. Так и случилась, война грянула через три дня. Первым желанием Гречко было немедленно отправиться на фронт, чтобы там, в гуще борьбы, принять участие в уничтожении гитлеровских полчищ. Однако из более ста офицеров, покинувших вместе с ним академическую скамью, сразу же на фронт откомандировали лишь единицы. А Андрей Гречко получил назначение в оперативное управление Генштаба. Направление это он воспринял со смешанными чувствами. С одной стороны он понимал насколько ответственна и необходима работа в этом месте во время обрушившихся на страну испытаний. Однако с другой стороны он испытывал горячее желание биться с врагом на полях сражений. Это чувство не давало ему покоя, заставляя искать возможности перевестись в действующие части. В итоге в Генеральном штабе Гречко провел только первые двенадцать дней войны.

Несмотря на малый срок работы в Генштабе, Гречко хорошо запомнил царившую там атмосферу спокойствия и уверенности. Казалось бы, тяжелейшие первые дни Великой Отечественной должны были вызвать сомнения, колебания, уныние. Однако ничего похожего не было и в помине. Задача Андрея Антоновича состояла в ведении сводной оперативной карты обстановки. По работе ему приходилось часто общаться с начальником штаба Георгием Жуковым, который, отправляясь на доклад к Сталину, забирал у него сводную карту. Здесь же он познакомился с Александром Василевским. Спокойный и внимательный военачальник всегда верил в силу нашей армии. «Неудачи закончатся, мы преодолеем их, добьемся перелома», – часто говорил он.

Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко
Фотография из книги А.А. Гречко "Через Карпаты"


Перу Андрея Гречко принадлежат несколько хорошо иллюстрированных книг, рассчитанных на читателей, интересующихся историей Второй Мировой войны: «Годы войны 1941-1943», «Освобождение Киева», «Через Карпаты» и раскритикованная Жуковым «Битва за Кавказ». Книги написаны на базе богатого документального материала с подробным анализом рассматриваемых сражений. Особо интересной представляется военно-историческое исследование «Через Карпаты», показывающее героическую борьбу советских воинов и чехословацких партизан за освобождение районов Польши и Чехословакии. Данный труд был написан на основе личных воспоминаний автора, а также некоторых видных участников рассматриваемых событий и, конечно, документов центральных архивов СССР. Несколько фотоснимков и справочных данных были почерпнуты из сведений военно-исторического института Праги и в архивах Коммунистической партии Чехословакии. В книге содержатся имена многих реально существовавших командиров и рядовых воинов Красной Армии.


Генштаб напряженно работал дни и ночи напролет, спали люди прямо на рабочих местах. Обстановка на фронте менялась так стремительно, что зачастую наши штабы не успевали отслеживать ход борьбы и теряли управление. Из-за этого поступавшие в Генштаб сведения бывали противоречивыми или отрывочными. Несмотря на старания составить из потока донесений полную картину боевых действий, карта очень часто имела неясные места, белые пятна. Гречко злился, но лишь много позже, уже на фронте, понял, как трудно было штабным работникам в дни отступления Красной Армии получать от войск точные данные и передавать их вышестоящим инстанциям.

На десятые сутки войны, Гречко пришлось сопровождать на фронт Тимошенко, бывшего в те дни Наркомом обороны. Побывав под Смоленском, уже на обратном пути Андрей Антонович решился обратиться к Семену Константиновичу с просьбой отправить его на фронт. Сначала Народный комиссар уклонился от ответа: «Работать в Генеральном штабе более ответственная задача, нежели сражаться на передовой». Однако 3 июля в оперативный отдел зашел Георгий Жуков и сказал, обращаясь к Гречко: «Поздравляю, теперь вы командир кавалерийской дивизии. Желаю успеха, можете выезжать». Попрощавшись с товарищами и выслушав их напутственные советы, Андрей Антонович отправился на Юго-Западный фронт в Харьков. В городке Прилуки ему предстояло сформировать тридцать четвертую кавдивизию.

Самыми тяжелыми по его воспоминаниям были первые дни после прибытия на фронт. В это время (июль 1941-го года) шли оборонительные бои на Украине. В сражения часть Гречко вступила южнее Киева в первой половине августа в составе пятого кавалерийского корпуса. Как позже напишет сам прославленный полководец: «Я стремился организовать бой по всем правилам, в точном соответствии с «идеальными» командами, преподанными нам в академиях в мирное время. Однако оказалось, что у нас нет практических навыков организации взаимодействия, ведения разведки, устойчивой связи, а также многого другого, необходимого для войны. И дело тут не в том, что нас скверно обучали, а в том, что в боевой практике использовать теорию против опытного врага вышло гораздо тяжелее, чем мы думали».

Уже на фронте Гречко понял, что все теоретические знания не смогут возместить отсутствие настоящего боевого опыта. Наряду с этим он лично убедился, как трудно сражаться, когда в войсках не хватает боеприпасов, автоматов, противотанковых средств, артиллерии. Он писал в штаб, что ему нечем отражать атаки не только немецких танков, но даже пехоты, что его часть несет большие потери. А сверху одно за другим шли удивительные распоряжения: сокрушить противостоящего противника, наступать в таком-то направлении. Однако уверенность в победе ни на секунду не покидала ни самого Гречко, ни его бойцов и командиров. Кавалерийская дивизия, стиснув зубы, дралась до последнего. Даже отступая, все верили, что советский народ выстоит.

Выдержки из воспоминаний маршала СССР Виктора Куликова об Андрее Антоновиче: «Во всех операциях генерала Гречко во время войны обязательно проявлялись его выдающиеся организаторские способности, смелость замыслов, личная храбрость и непреклонная воля к осуществлению задуманного... В Группе советских войск в Германии и в Киевском военном округе хорошо помнили его добрые дела. С чем бы я ни соприкасался, всегда слышал: «Это сделали еще при Гречко»… Отношения между Жуковым и Гречко были не теплыми, но вполне корректными… Маршал проявлял заботу и внимание к ветеранам наших Вооруженных Сил, одновременно много времени уделяя подбору кадров на должности главкомов, подготовке высшего командного состава… Он лично принимал участие в разработках и проведениях маневров и оперативно-стратегических учений с использованием всех видов Вооруженных Сил, военно-промышленных организаций, министерств оборонной промышленности и военно-научных органов…».

Осенью 1941-го года в сражении под Москвой был развенчан миф о непобедимости немецкой армии. Советских воинов, как и весь наш народ, воодушевили первые победы Красной Армии. Уверенность бойцов крепла с каждым днем. В конце 1941-го года Гречко возглавил пятый кавалерийский корпус, который под его руководством в январе 1942-го вместе со стрелковыми соединениями пятьдесят седьмой армии, развивая успех на основном направлении Южного фронта, освободил Барвенково (Барвенково-Лозовская наступательная операция).

С марта Гречко возглавлял оперативную группу, действовавшую в составе Южного фронта в Донбассе, а в апреле 1942-го умелому командиру передали двенадцатую армию. Она приняла участие в оборонительных битвах на ворошиловградском направлении. К лету фашисты, сосредоточив огромные силы на юге, рванулись на Кавказ и к Волге. Советские войска, отступали с тяжелыми боями. Отходила и двенадцатая армия. Шли солдаты к Дону, проходя чуть восточнее Ростова. Где-то совсем рядом находилось и родное село полководца – Голодаевка. Об этих днях Андрей Антонович писал: «Как бы самоотверженно и отважно ни сражались наши бойцы, мы продолжали отступать. На душе нелегко. Кругом степь, усеянная косогорами, балками, а вдалеке перелески и фруктовые сады. Все знакомое до боли, даже воздух, наполненный запахами полыни и чабреца, здесь по-особому родной, навевающий воспоминания о детстве».

Советские солдаты отступали. Но и на донецкой земле, и на Северном Кавказе, куда была переброшена двенадцатая армия, русские воины изматывали противника, заставляли его дорогой ценой платить за временный успех. В сентябре 1942-го года Андрей Антонович был назначен командующим сорок седьмой армии, которая не пустила нацистов вдоль Черноморского побережья и не дала им похозяйничать в Новороссийском порту. А с 19 октября Гречко возглавил восемнадцатую армию, бившуюся на туапсинском направлении. В ноябре он провел успешную операцию по устранению семашской вражеской группировки, пытавшейся перебраться через Кавказский хребет. К концу года наши войска сорвали очередные планы фашистского командования — проникнуть в Закавказье, а затем и далее в Индию и на Средний Восток. Гитлеровцы понесли тяжелые потери и были остановлены непоколебимой стойкостью русских солдат.

И наконец, наступило время для расплаты. Советские войска уничтожили оккупантов под Сталинградом. Пришло время очистить от фашистов Северный Кавказ. В январе 1943-го года все армии Закавказского фронта перешли в наступление. Гитлеровцы яростно сопротивлялись, но остановить атакующий порыв наших солдат не могли. С 5 января 1943-го года Гречко назначили командующим пятьдесят шестой армии, прорвавшей в ходе яростных боёв оборону противника и вышедшую к Краснодару. Также эта армия в составе войск Северо-Кавказского фронта участвовала в Краснодарской операции, длившейся с февраля по апрель. А наступление советских войск продолжалось по всему фронту. Крупное поражение фашисты потерпели летом под Курском и откатились к Днепру. В сентябре 1943-го года части пятьдесят шестой армии, взаимодействуя с силами девятой и восемнадцатой армий, освободили Таманский полуостров (Новороссийско-Таманская наступательная операция). 9 октября Андрею Антоновичу посчастливилось первым доложить в штаб фронта об освобождении Кавказа.

Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко


Вскоре после разгрома немецких частей на Кубани (16 октября 1943-го года) проявившему незаурядные способности Гречко дали должность заместителя командующего первого Украинского фронта. Он провел незаметную для противника перегруппировку наших войск с букринского на лютежский плацдармы. После этого последовал мощный удар третьей танковой и тридцать восьмой армий и 6 ноября Киев был освобожден. Через несколько дней территория нашей страны было очищена от фашистов, а Красную Армию ждала поставленная на колени Европа.

В декабре 1943-го года генерал-полковник Андрей Гречко стал командующим первой гвардейской армии, которой руководил до конца войны. В конце года его войска в ходе Житомирско-Бердичевской операции продвинулись на 180 километров, попутно освободив Житомир. В 1944-ом году первая гвардейская участвовала в Проскуровско-Черновицкой операции, завершившейся окружением и разгромом танковой армии противника под городом Каменец-Подольск. Грамотно действовала армия и в ходе Львовско-Сандомирской наступательной операции. В сентябре 1944-го года солдаты из первой гвардейской совместно с бойцами тридцать восьмой и восемнадцатой армий преодолели оборону немцев в Восточных Карпатах и оказались на территории Чехословакии (Восточно-Карпатская наступательная операция). А в январе 1945-го армия обошла наивысшую точку Карпат, Высокие Татры, и через районы Польши пробилась к Моравско-Остравскому промрайону Чехословакии. Участвуя в Моравско-Остравской операции, войска армии сломили мощные оборонительные рубежи отчаянно защищающихся фашистов и к 30 апреля освободили город с одноименным названием. Далее первая гвардейская армия Гречко с боями дошла до Праги, приняв в мае 1945-го года участие в Пражской операции, поставившей точку в деле разгрома немецко-фашистских войск.

Выдержки из воспоминаний маршала бронетанковых войск Олега Лосика: «Андрей Антонович был образованнейшим министром обороны, обогащенный боевым опытом… Первый раз мы встретились в 1941-ом году возле Полтавы. Командир кавалерийской дивизии произвел на меня хорошее впечатление. В сложных боевых условиях он был чисто выбрит и аккуратно одет, корректно общался с подчиненными. Но самое главное – сравнил наши разведданные, внимательно выслушал меня, начальника разведки танковой бригады, дал пару толковых рекомендаций и пожелал удачи… Мне импонировало то, как Гречко реагировал на злободневные вопросы увеличения боеготовности Вооруженных Сил. Он умел душевно разговаривать с людьми. И если что обещал, то, как правило, был хозяином своих слов».


После Великой Победы Гречко восемь лет возглавлял войска Киевского военного округа. В 1953-ем году его назначили Главнокомандующим всеми советскими частями, расположенными в Германии. Именно ему пришлось руководить подавлением народного восстания в июне 1953-го. Последовательно пройдя все ступени служебной лестницы, в 1955-ом году Андрей Гречко достиг высшего воинского звания – «Маршала Советского Союза», а с ноября 1957-го он стал главнокомандующим Сухопутными войсками, первым замом минобороны СССР. За мужество и героизм в борьбе с немецкими захватчиками Андрею Антоновичу 1 февраля 1958-го года присвоили звание Героя Советского Союза. C 1960-го года он возглавил Объединённые вооруженные силы стран Варшавского договора, а 16 октября 1973-го года за заслуги перед Отечеством по укреплению Вооружённых Сил он был награждён второй медалью «Золотая Звезда».
Никогда не забывал Андрей Антонович и родные места. Побывав в начале 1946-го года у себя дома, он увидел почти полностью разрушенную деревню. Вскоре для помощи землякам приехала целая колонна автомобилей и повозок с лошадьми. После этого знаменитый военачальник приезжал на малую родину в 1958-ом, 1961-ом и 1975-ом годах. Помогал с техникой, взял шефство над новым районом, в котором военные строители возвели жилые и административные здания, школу.

К началу 1967-го года министром обороны СССР оставался Родион Малиновский, поддержавший Брежнева в 1964-ом году. На Западе его считали главным стратегом ядерного оружия. Однако в реальности флегматичного и консервативного Малиновского мало интересовала борьба за разработку ракет или выход в космос. С недоверием министр обороны относился к любой новой технике, например, не воспринимал всерьез вертолеты. По свидетельствам сослуживцев Родион Яковлевич не любил перестановок и перетрясок. Все амбициозные и молодые военные группировались вокруг его зама – Андрея Антоновича. Можно предположить, что Малиновскому недолго оставалось до пенсии, однако после парада 7 ноября 1966-го года он слег в больницу, из которой уже не вышел.

Новым министром в апреле 1967-го года Брежнев назначил Андрея Антоновича, с которым вместе служил в восемнадцатой армии. На этом ответственном посту Гречко находился целых девять лет и запомнился как человек требовательный и принципиальный, не терпящий людей, занимающих не свои места, то есть бывших для армии случайными фигурами. Показателен случай произошедший с дважды Героем Советского Союза генералом армии Иосифом Гусаковским в 1970-ом году. Бывший в то время начальником Главного управления кадров минобороны СССР, согласно полученным инструкциям из высших инстанции, требовавших взять курс на омоложение высшего командного состава, он составил список генералов, которые по возрасту должны были отправиться в отставку. Иосиф Ираклиевич принес этот список на утверждение Гречко и спросил у него: «С кого будем начинать?». Андрей Антонович помолчал и ответил: «Начните, пожалуй, с себя». Вот так Гусаковский потерял должность начальника ГУКа.

В войсках Андрея Антоновича уважали и любили. Он был приверженцем разработки новых видов военной техники. Его стараниями на вооружение были приняты боевые вертолеты и новые модели танков. Высокий и подтянутый, почти двухметрового роста он всегда требовал, чтобы солдаты в частях интенсивно занимались спортом. Конечно, человек такого уровня не может нравиться всем по определению. Андрей Антонович зачастую принимал непопулярные решения. Однако в целом он остался в памяти военных как деятельный и рачительный хозяин своего ведомства. Его деятельность на посту министра обороны хорошо отражала свое время. Возводились военные городки, а офицеры получали неплохое жилье. Денежное содержание военнослужащих постоянно росло, и они понятия не имели о том, на какие шиши кормить семью или как устроить детей в детский садик. Повсеместно строились учебные центры, постоянно проходили маневры или учения различных масштабов, а девушки считали за счастье выйти замуж за советского офицера.

По воспоминаниям современников Гречко был преданным болельщиком футбольного клуба ЦСКА. Для этого клуба Гречко сделал больше, чем все остальные министры обороны взятые вместе. Игравшие после войны футболисты рассказывали, что приезжая в Киев, Андрей Антонович (командующий военным округом) всегда встречал их и размещал у себя. Перебравшись в столицу, он стал уделять ЦСКА ещё больше внимания. Благодаря ему клуб приобрел новый стадион, манеж, базу в Архангельском и множество различных спортивных сооружений.


У Гречко никогда не было проблем с КГБ. Он хорошо помнил, что творилось в армии в конце тридцатых годов. Пережив эти страшные времена, военачальник сделал для себя один вывод: нельзя армии лезть в политику. Ее задача – охранять Родину, а политикой пусть занимаются другие. Однако в тот же год, когда Гречко занял пост министра обороны, председателем КГБ стал Юрий Андропов. Андрей Антонович часто выказывал свое отрицательное отношение к усилению влияния и разрастанию бюрократических структур Комитета Госбезопасности, что вызывало ответную негативную реакцию со стороны Андропова. Однако влияние Гречко на генсека было огромно. Известно, что маршал на заседаниях Политбюро неоднократно торпедировал решения Брежнева, а Леонид Ильич терпеливо сносил это. Единственным же политическим капиталом Андропова было лишь доверие Брежнева. Позиции Юрия Владимировича в Политбюро являлись слабыми, никто из его членов не был сторонником Андропова. Однако к тому времени в стране уже сложилась система тотальной слежки. Все фигуры государственного и партийного руководства, включая их родственников, оказались под пристальным вниманием агентов КГБ. Персонал дач, повара и буфетчики, офицеры охраны, водители автомобилей, сапожники и портные, проще говоря, все люди, обслуживающие руководителей партии, сотрудничали с Комитетом, предоставляя исчерпывающую информацию о каждом из власть имущих, вплоть до тайных подробностей их личных жизней. Цель же у Андропова изначально, очевидно, была одна – захват власти в стране. И выходом для него было лишь выжидание, да своевременная ликвидация конкурентов, благо возможностей у главы секретной службы имелось для этого предостаточно.

Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко
Бронзовый бюст в Чехии, на Аллее Героев на Дукле.


Ряд исследователей предлагают следующую трактовку плана Юрия Владимировича: с одной стороны он хотел устранить или дискредитировать всех возможных претендентов на руководство страной, с другой – удержать Брежнева на своем посту до того момента, пока не представится шанс самому занять его место. Считать, что ведомство Андропова причастно к смертям ряда видных членов Политбюро очень сложно, однако историки отмечают, что умирали государственные мужи в тот период очень вовремя. Происходило это, как правило, таким образом: в добром здравии человек шел спать, а утром изумленная охрана находило его в кровати мертвым.

Именно так завершился земной путь знаменитого маршала. 26 апреля 1976-го года Андрей Гречко вернулся после работы на свою дачу и лег спать. Утром он уже не проснулся. Смерть наступила во сне, неожиданно, внезапно, без видимых на то причин. Установить ее причину врачам так и не удалось, они уверяли всех, что, несмотря на свои годы, маршал находился в прекрасной физической форме. Урна с прахом полководца была замурована в Кремлевской стене на Красной площади. Спустя шесть лет нечто похожее произойдет и с самим Леонидом Ильичом. 9 ноября 1982-го года Брежнев, побеседовав в своем кабинете с Андроповым, в хорошем настроении уедет на дачу. И в ночь с 9 на 10 ноября скончается во сне.

После смерти Андрея Антоновича на должность министра обороны СССР в нарушение традиции был назначен технарь (специалист по системам вооружения) Дмитрии Устинов. Он не был боевым офицером, но зато являлся закадычным другом председателя КГБ. И, поскольку армией кто-то все равно должен был командовать, на пост первого зама назначили опытнейшего боевого офицера Сергея Леонидовича Соколова.

Невозможно в одной статье дать всесторонний анализ, такой сложной личности, как маршал Советского Союза Андрей Гречко. Рассказывать о его деятельности в 1960-1970-ых годах можно еще очень долго. Пожалуй, никто из советских министров обороны не сделал столько для развития боевой техники, повышения обороноспособности страны, боеготовности всех видов вооружения Советской Армии. Министр обороны не только руководил военно-технической политикой Советского Союза. Он лично приезжал на испытания новых видов боевой техники, досконально рассматривал и разбирал с генеральными конструкторами каждую модель представляемого ими оружия. Никто так не заботился об улучшениях материального положения военнослужащих и социального положения офицеров. Большое внимание полководец уделял и военно-научной работе, являясь председателем редакционных комиссий многотомных изданий «Советская Военная Энциклопедия» и «История второй мировой войны 1939-1945-ых годов». Также он сам выбрал время написать нескольких автобиографичных книг на военную тематику. Гречко был награжден множеством орденов и медалей. Среди них стоит отметить шесть орденов Ленина и три Красного Знамени, польские ордена: «Крест Грюнвальда» первой степени (ныне отмененный), а также старейший Virtuti Militari (Орден Воинской доблести). Солдат, военачальник, государственный деятель Андрей Антонович Гречко навсегда останется в нашей памяти.

Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко
Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко
Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко


Источники информации:
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1225
http://www.hrono.ru/biograf/bio_g/grechko_aa.php
http://www.peoples.ru/military/commander/grechko/
http://old.redstar.ru/2003/10/18_10/5_01.html
Автор: Игорь Сулимов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. УВБ 17 октября 2013 11:05
    А.А. Гречко единственный из всех министров обороны, решительно поддерживавший создание авианосцев в СССР. При докладе министру обороны проекта авианосца под шифром "Орел" (далее выдержка)...тот сказал: "Да что вы там мудрите! Сделайте как у американцев, вот с таким авиапарком". И тут же, на чертеже, написал его примерный состав, который был близок авиакрылу авианосца "Нимитц"... И если бы не внезапная смерть маршала, очень даже вероятно был бы наш флот действительно авианосным. /информация из статьи "Авианесущие крейсера: мы знали, что делали", Морской сборник №2-1992/
    1. Рапира 17 октября 2013 16:37
      И если бы не внезапная смерть маршала,...... то его бы всё равно убили.
      На пути в верх, Андропов и СО чистили себе дорогу.
      Про Гречко и авианосцы. Это при нём, судостроительные программы для ВМФ достигли не виданной для СССР темпов, но ... строили не доделанные авианосцы. Разве кто мог бы ему возразить, если бы он сказал, хочу. Про него тоже всякую дрянь писали.
      Рапира
      1. Старый очень 17 октября 2013 20:07
        Дрянь можно писать о любом из нас . Но караван идет
    2. Старый очень 17 октября 2013 20:04
      Кто служил при Малиновском и Гречко- почтите их память
    3. timer 17 октября 2013 23:43
      Ответьте мне на вопрос те, кто служит сейчас офицерами-есть хоть один генерал,я уж про министра и не заикаюсь, хоть чем то напоминающий стиль работы и отвестваенности как у Гречко?
      timer
  2. bistrov. 17 октября 2013 11:18
    А ведь я начинал свою службу при маршале Гречко.Велось огромное военное строительство. Строились командные пункты,шахтные МБР с тяжелой защитой,ставились на вооружение новые образцы военной техники.По сути современным обликом Советской Армии,тем,чем мы гордимся, она стала именно при маршале Гречко,во многом благодаря его роли. И дисциплина была на уровне,судимых в армию тогда не брали,много было еще офицеров-фронтовиков,они поддерживали уставной порядок.
  3. a.s.zzz888 17 октября 2013 12:12
    Человек был на своем месте! И не просто на своем, но и заслужил самые лучшие отзывы от военнослужащих.
    В славной когорте военноначальников он несомненно был одним из лучших.
  4. Дублер 17 октября 2013 12:21
    Один раз встречался с Дедом,- за ослабленный ремень дернул и сказал с усмешкой... Дааа, как во всех моих Вооруженных Силах!
    Запомнилось, что разговаривал нормальным и понятным всем языком. Уважали его.
  5. StraNeek 17 октября 2013 14:25
    как все обесценилось... winked
    StraNeek
  6. uzer 13 17 октября 2013 19:42
    Маршал Гречко навещал нашу часть(21803)весной 1973г.Подготовки к его визиту особой не проводилось,-не более чем к обычной инспекторской проверке,которые довольно часто происходили.Он был высокого роста,одет в шинель и в общем в обычную военную форму.Выглядел абсолютно здоровым.Своих солдат он не боялся-я стоял от него в двух метрах с АКМ в руках.Он обошел весь строй, каждого солдата он спрашивал,есть ли жалобы,как здоровье и т.д. Никто не жаловался,но возможность напрямую обратиться к министру обороны имелась.Желаю и нынешним руководителям армии заслужить такое же уважение среди офицеров и срочной службы,каким пользовался министр обороны Андрей Антонович Гречко.
  7. voliador 17 октября 2013 20:43
    Таких людей сейчас просто нет - их выковала война. Зато нынешние маршалов получают не в военное время, а если и где довелось командовать, то обос...ались.
    1. pahom54 18 октября 2013 09:39
      А толковых-то маршалов - Министров обороны - после войны в новейшей истории и было всего ничего... Если не брать историческую величину - Жукова, то впоследствии - Малиновский, Гречко, и, как ни странно, полугражданский маршал Устинов (благодаря связям и возможностям Устинова в ВПК усилилось вооружение СА, расширилось жилищное строительство для офицеров, повысилось.. тьфу, всегда меня коробило это выражение - "денежное содержание"). А после них - так себе, не пойми кто - за чем - и почему... А уж при Язове и Горбаче армию вообще ниже плинтуса опустили...
      Так что светлая память и благодарность нашим толковым военачальникам, а в данном случае - маршалу Гречко.
      pahom54
  8. samoletil18 18 октября 2013 19:23
    Это вам не сердюков.
  9. ГЕО 18 октября 2013 21:05
    Спасибо автору за статью. таких людей, как Маршал Советского Союза А.А. Гречко надо помнить!
    ГЕО

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня