Евразийский союз: made in China?

В прессе стало модно сравнивать Китай и Россию — не в пользу последней. Мол, наивная Россия делает всё для того, чтобы хитрый Китай стал ещё хитрее и ещё сильнее. БРИКС, мол, — это Китай; остальные четыре государства — так, ковровая дорожка для царского выхода Поднебесной. Даже создатель былого акронима «БРИК» мистер О’Нил — и тот недавно сообщил публике, что от всего акронима только одна буква и осталась. Какая? Конечно, «К». А кто был звездой саммита АТЭС? Конечно, Си Цзиньпин. В Шанхайской организации сотрудничества тон тоже задаёт не Россия. Ну, так ещё есть планы по Евразийскому союзу, скажете вы. Нешто китайцы и тут — в авангарде? А как же. Уже заявляется, что и этот союз нерушимый — нечто вроде дозволительной части китайского проекта, в котором России отводится небольшой уголок.

Евразийский союз: made in China?



Афишировать свою экспансию китайцы не любят. Одно дело — когда говорят о Пекине, другое — когда о международных организациях или блоках. ШОС там, или БРИКС. Но так или иначе, Россия на китайском геополитическом фоне выглядит довольно бледно. Тем паче что Поднебесная начала реализацию новой экономической политики, направленной на превращение КНР в центр постиндустриальных высоких технологий, а у России «воз и ныне там».

На днях Госсовет КНР опубликовал план сокращения избыточных производственных мощностей. Будут сокращены сталелитейная, алюминиевая промышленность, судостроение, стекольное производство. Уже к концу 2014 года правительство завершит сокращение производства. Эту информацию приводит Сергей Серебров («Утро.ру») со ссылкой на Китайское национальное радио, передавшего слова министра промышленности Мяо Вэя.

По мнению экспертов, реформа положительно отразится на экономике Поднебесной. Согласно данным Национального бюро статистики Китая, рост промышленного производства сегодня превосходит прогнозы.

Ныне Китай взял себе роль глобального лидера по производству высокотехнологичной продукции и созданию технологий. Устаревшие отрасли промышленности Пекин планирует перенести на африканский континент, где, что называется, «почва» давно подготовлена. Вместе с устарелыми производствами в Африку уйдёт и то, что отравляет в КНР экологическую обстановку. Наиболее неэкологичные производства — как раз сталелитейное с алюминиевым, судостроение, химпром и др.

Правда, непонятно, указывает журналист, что будут делать оставшиеся без работы китайцы в условиях новой экономической политики. Интересно и другое. Изменение промышленной стратегии Поднебесной может обвалить рынки. Кому достанется в первую очередь? В наихудшей ситуации может оказаться Россия, считает аналитик. Учитывая, что в России немало делалось для переориентации экспортных сырьевых потоков с Запада на Восток, решение КНР может стать для российских сырьевиков катастрофой. А тут ещё новые безработные китайцы. Как бы не устремились они «в поисках лучшей доли» на территорию соседа…

Ну нет, такого быть не может. Вот и товарищ Си регулярно говорит о дружбе народов. Правда, развитие китайскими официальными экспертами темы о будущем Китая, Средней Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона привело к тому единственному пониманию, что выбора у тех, кто географически оказался в зоне интересов Поднебесной, нет. Дружить можно только с Китаем, потому что будущее на планете наступает исключительно китайское. И это не бравада. Китай — не Иран, а Цзиньпин и его советники и администраторы — не команда Ахмадинежада или Роухани. Китайцы очень быстро доросли до стратегического противника США, обозначенного в соответствующей доктрине, с 2011 года переориентировавшей Пентагон на АТР.

Официальный правительственный рупор КНР — газета «Жэньминь жибао». 10 октября на русскоязычном сайте этой газеты вышла статья под притягивающим внимание названием: «Какие различия существуют в стратегиях Китая, США и России в Центральной Азии?»

Как и полагается официальному источнику информации, газета начала статью с речи председателя КНР Си Цзиньпина на тему «Развивать дружбу народов для совместного создания прекрасного будущего». Речь эту китайский лидер произнёс 7 сентября в Казахстане, где и выдвинул идею об экономическом поясе Шёлкового пути.

Уже в следующем абзаце упоминается идея о создании «Евразийского союза», которую, как сказано на китайском сайте, выдвинула Россия. Тут же отмечается, что эта идея служит стратегической опорой для восстановления «статуса державы».

Тут-то неназванный журналист и подошёл к вопросу различий между стратегиями Китая, США и России в Центральной Азии.

Нас интересует вопрос о России и Китае. Директор исследовательского Центра ШОС Шанхайской академии общественных наук Пань Гуан думает по этому поводу вот что.

Идея России о развитии «Евразийского союза» нацелена на сохранение лидирующей позиции страны на постсоветском пространстве, а «экономический пояс Шёлкового пути» Китая — евразийская экономическая зона, которая включит в себя Китай, Центральную Азию и (даже) Европу. Эксперт заявляет, что такая идея отражает «инклюзивное» развитие КНР. Далее он упоминает о взаимной выгоде. В рамках «экономического пояса» и Евразийское экономическое сообщество, и ШОС могут сотрудничать друг с другом.


На самом деле, добавим от себя, КНР смотрит куда дальше и куда шире.

Пань Гуан объясняет, что новая китайская идея предполагает объединение стран-членов, наблюдателей и партнёров по ШОС на основе Шёлкового пути. Вот таким КНР видит «инклюзивное развитие», формируемое, разумеется, «на базе имеющихся различий, конкуренции и сотрудничества».

Но под китайским мудрым руководством, добавим от себя. Ведь если вдуматься в слова эксперта, то Китай включил все прочие проекты в проект свой. ШОС фактически растворился в «Шёлковом пути». А ребёнок Евразийского союза если родится на свет, то проживёт жизнь приёмышем у китайских родителей.

Кстати, идея Евразийского союза — того, о котором идёт речь, — принадлежит не России. Её автор — Нурсултан Назарбаев:

«В марте 1994 года я впервые предложил создать на пространстве СНГ качественно новое интеграционное объединение — Евразийский Союз Государств.

Эта идея была не случайно обнародована мной в академической аудитории Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Я напрямую обратился к интеллектуальной элите всего Содружества с твёрдой решимостью вывести из ступора процесс многосторонней интеграции, в котором он оказался уже через два года после создания СНГ».


(Источник: газета «Известия» от 25 октября 2011 года, статья «Евразийский Союз: от идеи к истории будущего» Н. Назарбаева).

Возвращаемся к Китаю.

Идею Евразийского союза «добивают» характеристики конкурентных преимуществ КНР, изложенные в статье «Экономический пояс Шёлкового пути»: какими конкурентными преимуществами обладает Китай в Центральной Азии?», напечатанной той же газетой «Жэньминь жибао» в тот же день — 10 октября.

Руководитель отдела изучения внешней политики России Исследовательского центра развития Государственного Совета КНР Вань Чэнцай выделил по меньшей мере пять крупных преимуществ Китая. Причём, характеризуя первое же конкурентное преимущество, учёный незамедлительно провёл сравнение с «Евразийским союзом» (на сайте газеты название непременно берётся в кавычки, добавим от себя).

1. Преимущество концепции развития. По сравнению с российским «Евразийским союзом» и американским планом «Нового шёлкового пути», отмечает эксперт, китайский «экономический пояс Шёлкового пути» — всесторонний проект, который распространяется на Восток, Запад, Север и Юг. Он может принести выгоду около 3 млрд. человек.

2. Географическое преимущество: Китай имеет границу с тремя странами Центральной Азии.

3. Преимущества традиций: у Шёлкового пути — древние корни.

4. Страны Закавказья надеются, что стратегия Китая в Средней Азии дотянется до Кавказа.

5. Наконец, финансовое преимущество, которое в четырёх государствах Центральной Азии уже осознали. Между Китаем и этими странами отношения подняты до стратегического партнёрства, считает эксперт.

Другой эксперт, упомянутый выше Пань Гуан, напоминает, что самым очевидным преимуществом Китая является его экономическая мощь. Этот учёный говорит о ШОС.

Создание собственного банка ШОС — китайское предложение. Именно при помощи этой финансовой структуры и ускорится развитие организации.

Стало быть, мотором ШОС станут опять-таки китайцы. Ну, у них же преимущества…

Александр Шустов («Столетие») в статье «Пекин потеснил Москву» пишет:

«Одна из интриг заключается в том, зачем Китаю понадобилось проводить четвёртую нитку газопровода через Киргизию и Таджикистан, когда существует успешно работающий газопровод Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай? Между странами Центральной Азии сложились непростые отношения, и согласование такого маршрута для китайской дипломатии было трудной задачей. Включение в эту схему Киргизии и Таджикистана ещё более усложнит ситуацию, и отнюдь не только по причине сложного горного рельефа их территории. У Бишкека и Душанбе сложились крайне напряжённые отношения с Ташкентом, который в период обострения конфликта вокруг строительства Рогунской ГЭС нередко задерживал на границе грузовые железнодорожные составы, направлявшиеся в Таджикистан. Пекин, по всей видимости, стремится максимально диверсифицировать импортные поставки энергоносителей. Большую часть нефти сегодня он получает из района Ближнего Востока, что в случае обострения ситуации способно поставить его в сложное положение. В отличие от него, газо- и нефтепроводы, идущие из Центральной Азии, пролегают в глубине континента и гораздо менее подвержены военным катаклизмам и давлению со стороны военных флотов других государств. В эту логику укладываются и планы использования территории Киргизии и Таджикистана. Если первые три нитки газопровода почему-то встанут, то четвёртая продолжит работать в прежнем режиме».


А. Шустов указывает, что аналитики задаются вопросом: сменит ли Китай Россию в качестве ведущей региональной державы?

Скорее всего, считает автор, в будущем Среднюю Азию ждёт геополитическая и экономическая фрагментация. Страны, относящиеся к Таможенному и Евразийскому союзам, будут, по мнению А. Шустова, связаны с Россией, а остальные в качестве главного партнёра выберут Китай, который со временем конвертирует экономические успехи в политические дивиденды.

Многовато получается союзов, добавим от себя. А вот у Поднебесной в итоге будет лишь один проект — китайский. Участие в прочих международных проектах для КНР сегодня — лишь удобная ширма для экспансии. Пардон, для стратегической дружбы с народами. И ничего в том «плохого» нет, а есть самая обыкновенная борьба за место под солнцем. Вопрос лишь в том, кто кого потеснит…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти