Разведчик атомного века

Разведчик атомного векаВ августе 1949 года в Стране Советов было успешно испытано «изделие С». Это событие имело свою предысторию, связанную с эффективной деятельностью советской научно-технической разведки. Непосредственным участником первых и последующих мероприятий по разработке атомной проблемы был полковник внешней разведки Владимир Борисович Барковский. Его имя стоит в одном ряду с именами таких легендарных разведчиков, как Рудольф Абель, Леонид Квасников, члены «Кембриджской пятёрки».

Разведчик атомного векаБудущий Герой России, выдающийся разведчик 30-80-х годов прошлого столетия, один из руководителей научно-технической и внешней разведки, родился в русской чернозёмной полосе в городе Белгороде Курской губернии в 1913 году, 16 октября. После окончания средней школы с 1930 года работал слесарем на заводе и одновременно учился на вечернем рабфаке. Жизнь в рабочей среде для него была хорошей школой: вырабатывались уважение к труду, гордость своей профессией, дисциплина, осознание заинтересованности в добросовестном выполнении порученного дела.

В 1934 году Владимир Борисович поступил в Московский станко-инструментальный институт. В студенческие годы активно занимался парашютным и планерным спортом по линии ОСОВИАХИМа в Московском студенческом аэроклубе. После его окончания был приписан как пилот запаса к истребительному полку ПВО Москвы. Страсть к небу он пронёс через всю жизнь, став неизменным участником соревнований по планеризму, а с возрастом – судьёй всесоюзной категории по этому виду спорта.


Вспоминая те годы, Владимир Борисович подчёркивал: «Моему поколению молодёжи 30-х годов было нетрудно вписаться в круг требований, предъявлявшихся к разведчику, и найти своё место в разведке. К этому нас подводил сам образ жизни молодёжи тех лет… Страна стала походить на гигантскую стройку, а самоотверженный, напряжённый труд стал нормой жизни».

Барковский ещё не окончил институт, как весной 1939 года по решению ЦК ВКП(б) был направлен на работу в органы госбезопасности и определён во внешнюю разведку. Так Владимир Борисович оказался в числе слушателей первых наборов в созданную за год до этого разведывательную Школу особого назначения. И узнал он об этом только в самой разведшколе. Как вспоминал Владимир Борисович, здесь ему сказали: «Отныне забудьте, что вы – инженер. Теперь вы только разведчик». «Моего согласия, – рассказывал он, – никто не спрашивал. Сказали – будешь разведчиком. Вот я и стал…».

Но жизнь распорядилась так, что и инженером он тоже стал, когда начал работать по линии научно-технической разведки (НТР). Сокурсники его выпуска и других предвоенных наборов приняли на себя всю основную тяжесть работы в годы Великой Отечественной войны в десятках зарубежных резидентур и в тылу немецких войск: в подполье, спецпартизанских отрядах, разведывательно-диверсионных группах.

В феврале 1941 года сотрудник внешней разведки Барковский прибыл в Лондон в качестве «разведчика общего профиля». Однако в силу базовой инженерной подготовки ему был выделен участок работы с учёными и техническими специалистами – их было более десяти. Но были и источники политической и военно-стратегической информации – они были крайне важны в условиях, когда угроза войны становилась для СССР неизбежной. И всё же профиль науки и техники в работе Барковского преобладал: он стал специализироваться на работе с теми источниками, которым было суждено положить практическое начало послевоенного направления во внешней разведке – научно-технического.

Разведчик атомного векаПамятное воскресенье 22 июня, вспоминает Владимир Борисович, он встретил в загородной резиденции советского посольства, где подальше от немецких бомбёжек размещались семьи сотрудников. Известие о нападении Германии на Советский Союз прозвучало для разведчиков лондонской резидентуры приказом: немедленно приступить к выполнению того, что потребует Родина.
Об этом времени Владимир Борисович говорил так: «Трудовой темп возрос настолько, что сейчас не без удивления вспоминаешь, как только успевал справляться… Но все трудности оттеснялись на второй план сознанием огромной опасности, нависшей над нашей страной, страстным стремлением, хотя и вдали от Родины, встать на её защиту всеми доступными средствами».

Энергичная, импульсивная, но строго организованная натура Барковского, получившая жизненную закалку на заводе и рабфаке, в институте и аэроклубе, в разведшколе и центральном аппарате разведки, смогла быстро приспособиться к выполнению разведзадач в условиях военного времени.

В среде ценных источников информации по линии НТР Барковский работал с докторами наук и квалифицированными инженерами по авиации, военной электронике, химии и атомной проблематике. В результате уже в первый год войны удалось получить немало важной информации: о конструктивных особенностях первых образцов английской радиолокационной аппаратуры, о цветных металлах, их сплавах и заменителях, о магнитной защите морских судов, а также по вопросам радиосвязи и о радиомаяках-целеуказателях для бомбардировочной авиации.

Особое внимание Барковского было уделено атомной проблематике. Один из источников регулярно передавал разведке материалы, которые англичане получали от американцев до самого конца войны, причём главным образом по вопросам металлургии урана-235 и плутония.

Расширение заданий по линии НТР вызвало острую необходимость в пополнении сети источников информации. Встал вопрос о выходе на них с помощью наводчиков, имеющих связи среди учёных и специалистов. Так, среди полезных источников у Барковского появился англичанин, имевший выход на централизованный учёт научных работников Британии.

По воспоминаниям Владимира Борисовича, ценные источники в этой стране среди специалистов привлекались к работе с разведкой в основном на идейной основе, прежде всего это были антифашистские настроения. Разработка таких потенциальных источников проводилась в ускоренном режиме, фактически в форме прямого предложения. Это было связано с острой нехваткой времени у сотрудников резидентуры. Процессу привлечения к работе с советской разведкой способствовала, конечно, обстановка военного противостояния между Британией и Германией. Работать нашим разведчикам приходилось в условиях непрерывных бомбардировок Лондона, поэтому угроза со стороны нацистской Германии была для настроенных антифашистски англичан вполне реальна…

Лишь в 1946 году Барковский возвратился на Родину. В центральном аппарате разведки он занимал руководящие должности, выезжал в командировки в США и страны Западной Европы. За годы работы за рубежом и в Центре Барковский прошёл путь от рядового разведчика и резидента до руководителя крупного подразделения – американского отдела.

Работая по линии НТР за рубежом и в Центре, Барковский курировал знакомую ему проблематику по ядерной энергетике, в частности длительное время возглавлял группу сотрудников этого направления в нью-йоркской резидентуре.

В кабинете истории внешней разведки в её штаб-квартире в Ясенево есть стенд с портретами соратников Барковского – Квасникова Леонида Романовича, Феклисова Александра Семёновича, Яцкова Анатолия Антоновича и самого Владимира Борисовича. Он сообщает посетителям кабинета, что научно-техническая разведка – одно из главных направлений в деятельности советской внешней разведки. На стенде основными проблемами НТР называются атомная энергетика и атомное оружие (операция «Энормоз»), радиотехника и радиоэлектроника («Радуга»), авиационная и ракетная техника («Воздух»). Ко всем этим операциям с начала 1940-х по 1960-е годы имел отношение Барковский.

Полученная лично Барковским и разведчиками руководимых им коллективов за рубежом и в Центре информация позволила не только усилить военный потенциал советской державы с помощью созданного атомного оружия, но и продвинуть атом в мирную жизнь. Ибо в 1954 году в СССР впервые в мире была запущена в эксплуатацию атомная электростанция. А уже к концу 1940-х годов стали доступны нашей армии, авиации и флоту радиолокационные системы. Реактивный истребитель МИГ-15 к этому времени встал на вооружение и в 1950 году завоевал господство в воздухе над американскими «сейбрами» во время корейской войны.

29 августа 1949 года стало днём рождения советской атомной бомбы. Именно в этот день Соединённые Штаты лишились монополии на ядерное оружие. К этому времени в американских военных планах намечалось ядерное нападение на СССР с датой 1 января 1950 года. Срыву этих планов предшествовала блестяще проведённая советской разведкой (госбезопасности и военной) операция по проникновению в американский «Манхэттенский проект», самой оберегаемой в Америке тайны. Это был триумф советских разведчиков, среди которых – Владимир Борисович Барковский.

* * *

Разведчик атомного векаНесколько поколений физиков-ядерщиков отмечали вместе с разведчиками пятидесятилетие первого взрыва отечественной атомной бомбы. Знающий не понаслышке, что такое ядерный взрыв, академик Евгений Велихов так определил государственную значимость этого события: «Мы благодаря работе над ядерным оружием сумели развить нашу науку, сделать её достижения конкурентоспособными на мировом рынке. Без атомной бомбы мы были бы второстепенной державой».

Сам же Владимир Борисович, занимая активную позицию в продвижении мнения об эффективности деятельности НТР в интересах государства, многие годы публиковал статьи в специальной и открытой печати, выступал с лекциями в различных ведомствах, участвовал в симпозиумах и давал интервью прессе и на телевидении. Чаще всего вопрос касался вклада разведки в создание в СССР собственного ядерного оружия.

Вот как определяет Владимир Борисович место разведки в этом процессе: «Разведка давала ценную сверхсекретную информацию, а наши учёные работали над проблемой. Каждый занимался своим делом. Но самая достоверная и перспективная научно-техническая информация становится полезной только тогда, когда попадает на благоприятную почву, когда понимается её значение. Так случилось и с информацией об атомном оружии».

Это действительно так. Как признавал академик И.В. Курчатов, «вклад разведки неоспорим, многих тупиков и ошибок удалось избежать», академик А.Ф. Иоффе, в свою очередь, отмечал: «Я не встречал ни одного ложного указания».

Рассказывая о послевоенных годах работы нашей разведки над проблемой ядерной энергетики, Владимир Борисович в своих выступлениях также подчёркивал, что «в 50-е годы была получена информация о мощных энергетических реакторах и реакторах для подводных лодок».

Государственный образ мышления Барковского сказывается и в таком заявлении: «Реально оценивая вклад разведчиков в создание отечественного атомного оружия, НТР никогда не противопоставляла себя достижениям отечественных физиков, конструкторов и производственников, ибо разведчики не занимались расчётами, не проводили экспериментов, не вдавались в детали конструкции атомной бомбы».

* * *

Разведчик атомного века«Боец невидимого фронта» Владимир Борисович Барковский в середине ХХ столетия являлся одним из активных руководящих работников важнейшего направления современной разведывательной деятельности, именуемым научно-технической разведкой. Многие десятилетия за рубежом, в штаб-квартире внешней разведки и на преподавательском поприще в стенах кузницы кадров разведки он рассматривал её деятельность как особое социальное явление, глубоко коренящееся в потребностях обеспечения национальной безопасности и геополитических интересов нашей Родины.

Ещё в 1949 году Барковский начал читать лекции в ВРШ – Высшей разведывательной школе, в 1954–1956 годах работал там на кафедре разведки в качестве заместителя начальника, коим был другой выдающийся разведчик – Иван Иванович Агаянц. После работы за рубежом и в центральном аппарате НТР он перешёл в 1969 году на работу в Краснознамённый институт. И снова на кафедру разведки, где до ухода в отставку в 1984 году трудился в должности профессора.

Учебные, научные и публицистические работы Барковского представляют собой богатое наследие в виде лекций, практических пособий, учебников, методических материалов, монографий, диссертации и статей в спецсборниках, а после ухода в отставку – в отрытой печати. Его перу принадлежит даже работа по этике разведывательной деятельности. За 1949–2000 годы Владимир Борисович подготовил более 50 работ общим объёмом свыше 3.000 страниц.

Активной научной работой Барковский начал заниматься после прихода в Краснознамённый институт – учебное заведение по подготовке кадров разведки. Но кроме теории и практики разведывательной деятельности, он остался неизменным и талантливым летописцем истории научно-технической разведки. Его глубоко обоснованные работы в этой области и сегодня оцениваются как примеры впечатляющих достижений в одном из разделов социальной истории отечественной науки и техники.

Кредо разведчика, учёного и гражданина Барковского в оценке государственной значимости разведки предельно ясно: «Разведка нужна, чтобы руководство страны чётко знало планы и замыслы противоположной стороны… Ибо разведка имеет не постоянного противника, а постоянный интерес».
Удовлетворению этого «постоянного интереса» Владимир Борисович отдал шесть десятков лет. Находясь в отставке, не устранился от работы, а принимал посильное участие в воспитании молодого поколения разведчиков, занимался исследовательской и публицистической деятельностью.

Всю свою жизнь разведчик и ветеран госбезопасности Барковский исповедовал одну главную заповедь – верность Родине. Он оставил нам завет: «По моему глубокому убеждению, разведчику должны быть в полной мере присущи такие черты, как патриотизм, преданность делу, которому служишь, порядочность, полное подчинение интересам службы».

Разведчик атомного векаВетеран Барковский собрал обширный материал об истории научно-технической разведки – русской, советской, российской. Он стал членом авторского коллектива фундаментального шеститомника «Очерки истории российской разведки» и с момента создания – членом региональной общественной организации «Ветераны внешней разведки».

Поэтому глубоко обоснованно решение учёного совета Академии внешней разведки от 20 марта 2001 года: «За внесение большого вклада в дело обеспечения безопасности нашей страны и активное участие в подготовке разведывательных кадров полковнику в отставке Барковскому Владимиру Борисовичу присвоено звание «Почётный профессор Академии внешней разведки».

За достигнутые высокие результаты в деле обеспечения государственной безопасности нашего Отечества шестидесятилетний путь Владимира Борисовича Барковского в разведке отмечен государственными наградами. В военные и послевоенные годы он был удостоен ордена Красного Знамени, трёх орденов Трудового Красного Знамени, орденов Отечественной войны, Красной Звезды, «Знак Почёта» и многими медалями. Владимир Борисович – почётный сотрудник органов госбезопасности и награждён знаком «За службу разведке».

15 июня 1996 года Указом Президента Российской Федерации за выдающийся вклад в обеспечение государственной безопасности Отечества звание Героя России было присвоено сразу пятерым ветеранам Службы внешней разведки. Среди них полковник Барковский.

Эта статья была подготовлена мной к его 90-летию. В феврале 2003 года Владимир Борисович прочитал её. Я рассчитывал опубликовать материал к его юбилею. Увы, талантливый и мужественный разведчик не дожил до него менее трёх месяцев и ушёл от нас 21 июля 2003 года…

Разведчик атомного векаРазведчик атомного века
Разведчик атомного векаРазведчик атомного века
Автор: Анатолий Максимов
Первоисточник: http://redstar.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. kaktus 19 октября 2013 08:46
    Страна должна знать своих героев soldier
    kaktus
    1. Mitek 19 октября 2013 09:27
      Цитата: kaktus
      Страна должна знать своих героев soldier

      Не столько страна, сколько молодежь. Коррекция школьной программы необходима! Со школы закладывается многое, а теперешняя программа растит овощей...
  2. T-100 19 октября 2013 10:45
    Операция Манхеттен была супер секретной операцией, но не для СССР и Владимира Борисовича Барковского)))
  3. михаил3 19 октября 2013 13:01
    Страна, конечно должна знать... Ну вот как стране своих героев узнать, когда на каждую фразу статьи подписка неодобрительно смотрит smile Ведь куцая статья, обрезанная со всех сторон, зевота с третьей фразы нападает... Без толку подобные материалы лепить. Кому надо и можно, тот характеристику прочтет, личное дело... более чем уверен, чтение в сто раз интереснее этой пресной жеванины.
    Нужен следующий Юлиан Семенов. А настоящие люди из разведки должны быть как и всегда невидимы.
    1. AKuzenka 19 октября 2013 15:05
      Вот вы, коллега, и займитесь. Чем вы хуже Семёнова?! Инициатива наказуема. lol
  4. individ 19 октября 2013 15:03
    Славные люди!
    Славное время СССР!
    Были живые примеры делать жизнь с кого.
  5. пенсионер 19 октября 2013 18:31
    По хистори была передача давненько. Там доказывалось, что лучшая разведка в истории -это английская. Мол англичане склоны к актёрству, изобретательны и т.д. Но когда представишь: до КАКИХ секретов удалось добраться нашим в америке, то англичане как-то меркнут. Правда нашим очень активно помогали сами ученые. На самом высоком уровне. Уверен, что Эйнштейн знал, что по его рекомендации и по рекомендации Оппенгеймера в проект попадали советские агенты.
    1. Я так думаю 21 октября 2013 20:53
      даже больше того ... Когда ученые (евреи) поняли, какое мощное оружие получилось, они были вынуждены принять меры ... по обеспечению безопасности планеты ... Я вообще склонен считать, что и создание бомбы для Соединенных Штатов было запланировано евреями на случай поражения СССР в войне с Германией. Другого способа предотвратить мировое господство Германии не было. Ну, а когда СССР победил предотвратить мировое господство США не передав информацию о таком оружии тоже не было выбора. Вот так и шатают маятник вокруг угрозы мирового господства одного народа ... и слава Богу пускай вечно так и шатают ...
  6. ded10041948 20 октября 2013 12:01
    Сколько лет прошло, а только сейчас начинаем узнавать, кому мы обязаны, что не отстаем от других стран. Я понимаю. что не все, но добрую половину архивов можно спокойно рассекретить, чтобы страна узнавала о своих героях не через десять лет после их смерти!
    ded10041948
  7. voliador 20 октября 2013 17:53
    Основы поведения человека, его нравственные принципы, преданность и любовь к Родине закладываются в детстве. А наша нынешняя школьная программа слабо этому способствует, в том числе и из-за падения профессионального уровня учителей. Я уже не говорю что вместо НВП сейчас в школе БЖД, а уроков труда вообще нет.
  8. Волхов 20 октября 2013 18:07
    В разведке с 39, глава американского отдела, но полковник... а Калугин, Поляков - генералы... так подбираются кадры (с утверждением в америке) - энтузиасты не нужны.
    Волхов
    1. Я так думаю 21 октября 2013 21:02
      Провалы российской разведки связаны ТОЛЬКО со временем отказа от идеологической основы советской разведки и переход на "общечеловеческие ценности" както подкуп, оплату за информацию, предательство, беспринципность ... как перешли на такие способы "работы" таков и стал "результат". Казалось бы при Путине (профессиональный ШПИОН (не поворачивается язык называть его разведчиком)), разведка должна бы расцвести ... но нет ... наоборот ... на этот период и приходятся все самы грандиозные провалы российской разведки ... Непрофессионалы заняли ключевые позийии? Отказ от идеологической составляющей в оценке качеств кандидатов? Или все вместе? Узнаем лет так через пятьдесят ...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня