Звездный час Джона Кернкросса

Звездный час Джона КернкроссаБританская пресса 5 октября 1995 года сообщила о смерти 82-летнего отставного чиновника ООН Джона Кернкросса. Вскоре эта новость была подхвачена средствами массовой информации всего мира. В сообщениях газет говорилось о том, что из жизни ушел пятый член знаменитой «Кембриджской пятерки» – агентурной группы советской внешней разведки, которая во время Второй мировой войны из Лондона снабжала Советский Союз важнейшей стратегической информацией. Особо подчеркивалось, что информация Кернкросса помогла советскому военному командованию выиграть Курскую битву, переломить ход военных действий в пользу СССР и окончательно предопределить исход Великой Отечественной войны, а вместе с ней и исход Второй мировой войны. Это событие не прошло незамеченным и в российской прессе, посвятившей Кернкроссу ряд статей.

В июле текущего года исполнилось 70 лет историческому сражению на Курской дуге, особый вклад в победу в котором принадлежал скромному шотландцу Джону Кернкроссу.

СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ


Джон Александр Керклэнд Кернкросс родился 25 июля 1913 года в Глазго (Шотландия) в многодетной семье мелкого лавочника, торговца скобяными товарами, и учительницы. Семья была небогатой, но его отец, упорный и честолюбивый, как и все шотландцы, добился того, что все его дети получили хорошее образование. Окончив высшие учебные заведения, два старших брата Джона преподавали в университетах Глазго и Кембриджа, а в дальнейшем поступили на государственную службу. Сестры Джона стали школьными учительницами. Джон был младшим ребенком в семье, поэтому самым любимым. До 15 лет он учился в местной школе, а затем два года обучался в Гамильтоновской академии, приравниваемой в Шотландии к колледжу. В 1930 году Джон поступает в университет Глазго, где усиленно изучает политэкономию, немецкий и французский языки, а также английскую филологию.

Упорство молодого шотландца, который мог рассчитывать только на самого себя, а не на знатных родственников, было замечено руководством университета, и в 1933 году он направляется для продолжения обучения и совершенствования знаний французского языка в знаменитую Сорбонну в Париже. Здесь за год обучения в университете он получил степень кандидата филологии, после чего в октябре 1934 года поступил с правом на стипендию в аспирантуру Кембриджского Тринити-колледжа. В феврале 1934 года в Париже молодой человек стал свидетелем вылазки французских нацистов, проведших шумную манифестацию на площади Согласия: они выкрикивали антикоммунистические лозунги, грозились расправиться со всеми «красными» и «инородцами», бурно приветствовали победу Гитлера в Германии и установление им фашистского режима в стране. Эти сцены разгула правых произвели глубокое впечатление на Джона Кернкросса, который стал убежденным противником нацизма.

Учеба в Тринити-колледже, где он углубленно изучал творчество великого французского драматурга Мольера, свела его со студентами левой ориентации, объединившимися в Социалистический студенческий союз. Учебным куратором Джона стал член кембриджской разведывательной группы Энтони Блант. Под его влиянием Джон вступил в члены Британской компартии. Во время учебы в Тринити-колледже он в 1935 году посетил Германию с целью совершенствования знаний немецкого языка. Его левые убеждения перешли в твердую уверенность в том, что Гитлера можно остановить только совместными усилиями Англии и Советского Союза.

В 1936 году Кернкросс с блеском защитил диссертацию, посвященную творчеству Мольера, и перевел на английский язык ряд его произведений.

РАЗВЕДКА ВЫХОДИТ НА УЧЕНОГО

После окончания Тринити-колледжа со степенью бакалавра гуманитарных наук Кернкросс успешно сдал экзамены на дипломатическую службу. Он прошел первым по результатам в списке экзаменуемых и был принят на работу в министерство иностранных дел Великобритании в качестве третьего секретаря его американской секции. О своей принадлежности к компартии Великобритании Джон умолчал.

В 1937 году Блант, поддерживавший с Кернкроссом дружеские отношения, рекомендовал его в качестве кандидата на вербовку сотруднику лондонской нелегальной резидентуры НКВД Арнольду Дейчу. Блант охарактеризовал Джона как перспективного помощника, способного добывать интересующую Центр разведывательную информацию, в том числе по США. Руководство разведки, однако, не спешило с его вербовкой, дав указание Дейчу более глубоко и всесторонне изучить личные и деловые качества, а также политические убеждения Кернкросса.

Здесь следует отметить, что в 1934 году Дейч привлек к сотрудничеству с советской разведкой первого члена «Кембриджской пятерки» Кима Филби. Затем по рекомендации Филби сотрудничать с советской разведкой стали Дональд Маклейн, Гай Берджес и Энтони Блант. Когда Блант рекомендовал Дейчу обратить внимание на Кернкросса, последний не стал торопиться. Он перепроверил Кернкросса через другие связи в студенческих кругах Кембриджа, которые также дали ему положительную характеристику.

Уже первые контакты Дейча с Кернкроссом показали, что Джон действительно является идейно близким нам человеком, другом Советского Союза. Учитывая молодость шотландца, Дейч в первую очередь занялся его подготовкой к работе в качестве агента нелегальной разведки, памятуя о том, что эти люди, помимо идейной близости, обязаны обладать глубокими навыками конспирации, знать приемы и правила агентурной работы. Кернкросс по рекомендации Дейча отошел от компартии и прервал контакты с ее членами.

Джону Кернкроссу был присвоен оперативный псевдоним «Лист» (у него было несколько оперативных псевдонимов, но мы будем пользоваться этим). В одном из оперативных писем в Центр Дейч писал:

«Лист» происходит из шотландской мелкобуржуазной семьи. Поскольку жизнь у шотландцев тяжелая, они очень трудолюбивы и бережливы. Шотландцы не любят англичан. «Лист» унаследовал некоторые из этих черт. Он педантичный, дельный, старательный и бережливый человек. Он очень образован, серьезный и убежденный коммунист. Он сразу изъявил готовность работать с нами и относится к нашему делу очень ответственно. «Лист» скромный, иногда наивный и немного провинциальный человек. Он доверчив, внешне очень прост и мил. Нормален в отношении женщин. Дисциплинирован и осторожен. Полностью нам доверяет, и мы для него – большой авторитет».

АГЕНТ НАЧИНАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ

В апреле 1937 года, через шесть месяцев после поступления на работу в МИД, Дж. Кернкросс был завербован. С сентября того же года он стал снабжать советскую разведку совершенно секретными документами, главным образом по германской тематике.

В апреле 1938 года «Лист» был передан на связь руководителю «легальной» резидентуры в Лондоне Григорию Графпену (оперативный псевдоним «Сэм»). Но в ноябре того же года «Сэм» был отозван в Москву и арестован «за связь с троцкистами». «Листа» на связь принял сотрудник «легальной» резидентуры Анатолий Горский.

В МИД Великобритании Кернкросс проработал до конца 1938 года, когда из Уайт-холла он был переведен в министерство финансов. Объясняя причины увольнения «Листа» из МИДа, Горский в оперативном письме в Центр писал: «Сам он утверждает, что уволен оттуда только потому, что не окончил «Паблик скул», а это в британском МИДе – цитадели снобизма и реакции – считается пятном, могущим погубить карьеру новичка даже с самыми блестящими способностями. «Стюарт» (псевдоним Дональда Маклейна. – Авт.) как-то сказал мне, что «Лист» уволен только потому, что на фоне бездарной, но титулованной массы он сильно выделялся и пришелся не ко двору. Я считаю, что этому объяснению можно вполне верить».

Хотя в министерстве финансов разведывательные возможности Кернкросса значительно сузились, он сумел передать советской разведке ряд интересующих ее документов, в том числе подготовленный для руководства страны доклад об экономическом сотрудничестве Германии с Англией и США. Из документов «Листа» следовало, что США и Великобритания усиленно вооружают Германию, чтобы направить ее агрессию против Советского Союза. Только с октября 1924-го и до конца 1929 года германская промышленность получила через банки США свыше одного миллиарда долларов (по сегодняшнему курсу доллара эту сумму можно смело умножить на десять. – Авт.). К началу 1930-х годов в Германии действовали филиалы свыше шестидесяти американских компаний. Германия заключила с США свыше 160 картельных соглашений о разделе рынков, причем ведущая роль в этих соглашениях принадлежала Берлину. Торговля с нацистами продолжалась до окончательного поражения Третьего рейха несмотря на то, что в декабре 1941 года Германия объявила войну США, а от германских бомб и торпед гибли американские корабли, доставлявшие в Европу вооружение и продовольствие для Великобритании и СССР. Такая политика американского капитала не была, разумеется, случайной.

НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ

В начале 1940 года по указанию наркома внутренних дел СССР Берии резидентура НКВД в Лондоне была ликвидирована как не вызывающая политического доверия. Это было связано с бегством в США резидента НКВД в Испании Александра Орлова («Швед»), который ранее возглавлял нелегальную резидентуру НКВД в Лондоне и имел непосредственное отношение к работе с «Кембриджской группой». После бегства Орлова в США связь с «Кембриджской пятеркой» была временно прекращена и возобновлена лишь в декабре 1940 года после повторного приезда в Лондон уже в качестве руководителя «легальной» резидентуры отозванного ранее в Москву Анатолия Горского.

Перед Горским (оперативный псевдоним «Вадим») была поставлена основная задача – восстановить связь с «Кембриджской пятеркой». В кратчайшие сроки «Вадим» ее решил, однако встречаться с Кернкроссом и другими членами «пятерки» ему приходилось буквально под грохот бомб германской авиации, которая регулярно бомбила британскую столицу.

На встрече «Вадима» с «Листом» в декабре 1940 года оперработник выяснил, что он с июля того же года работает личным секретарем лорда Мориса Хэнки, занимавшего пост председателя Британского комитета по науке, канцлера герцогства Ланкастер и министра без портфеля «военного кабинета». Лорд Хэнки курировал вопросы ведения войны, вел работу по линии спецслужб Великобритании, был председателем десятка комиссий, которые занимались вопросами обороны, безопасности, научных исследований и т.п. Пост личного секретаря лорда вывел «Листа» на исключительно важный канал секретной информации и значительно расширил его разведывательные возможности. Так, с января по май 1941 года от источника были получены многочисленные материалы, свидетельствовавшие о том, что очередной жертвой нападения Германии станет Советский Союз. Только в мае 1941 года, в частности, от «Листа» поступили текст телеграммы, направленной английским послом в Анкаре, в которой говорилось о переброске немецких военных кораблей в Черное море; выдержки из обзора британской разведки СИС с 4 по 11 мая о германских планах в отношении СССР; сведения о дислокации люфтваффе вблизи советско-польской границы и ряд других крайне важных материалов. В отчете о работе резидента с источником, направленном в Центр 31 мая 1941 года, говорилось, что полученные от него материалы составили 60 фотопленок.

В конце 1940 года руководитель научно-технической разведки НКВД Леонид Квасников разослал в ряд зарубежных резидентур указание добыть сведения о возможно ведущихся в этих странах работах по созданию атомного оружия. Проблема эта была новой, неизученной. Первой откликнулась лондонская резидентура. В сентябре 1941 года «Лист» передал своему куратору доклад «Уранового комитета» премьер-министру У. Черчиллю. В документе, направленном в Центр, говорилось о начале работы по созданию в Великобритании и США атомной бомбы (проект «Тьюб Эллойз»), сообщалось о ее предполагаемой конструкции и перенесении центра тяжести дорогостоящих исследований и возможного производства на территорию США в связи с военной обстановкой в Европе. Этот документ в дальнейшем сыграл важную роль в том, что в Москве всерьез отнеслись к проблеме создания атомного оружия, а в послевоенный период Советский Союз сумел в кратчайшие сроки создать атомную бомбу и тем самым положить конец монополии США в этой области.

Звездный час Джона КернкроссаДжон Кернкросс в последние годы жизни.

Однако в связи с преобразованием аппарата лорда Хэнки и его переводом на другой пост встал вопрос о дальнейшей работе с «Листом». Сам он заявил куратору, что намерен устроиться в британскую службу радиоперехвата и дешифрования. Это намерение «Листа» было одобрено Центром, который мог в этом случае получить доступ к дешифрованным сообщениям британской разведки о планах германского командования в отношении СССР. «Листу» удалось устроиться на учебу в «Правительственную школу кодов и шифров» в Блетчли-парк, готовившую кадры для британской дешифровальной службы, а после окончания школы– в ее сверхсекретный отдел ИСОС («Источник разведданных Оливера Стрейчи»). Эта дешифровальная спецслужба была названа так по имени легендарного британского криптоаналитика времен Первой мировой войны Оливера Стрейчи, сумевшего вскрыть шифры стран «Четверного союза», включая германские. В дальнейшем он являлся ведущим экспертом британского МИДа по кодам и шифрам, а в годы Второй мировой войны возглавлял ИСОС.

Будучи специалистом в области немецкого языка, а также дешифровальщиком и ректором перехваченных немецких сообщений, «Лист» более года передавал сотрудникам лондонской резидентуры исключительно важные материалы британской спецслужбы.

Среди расшифрованных документов, к которым получил доступ «Лист», было немало материалов, касающихся планов германского верховного командования на Восточном фронте. В этой связи необходимо подчеркнуть, что несмотря на то что в годы войны Советский Союз и Великобритания были союзниками по антигитлеровской коалиции, перехваченные и дешифрованные немецкие материалы относительно СССР англичане нам не сообщали. Однако благодаря «Листу» Государственный комитет обороны был в курсе планов вермахта на Восточном фронте. Его информация высоко оценивалась советским военным командованием.

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС «ЛИСТА»

Однако звездный час «Листа» наступил в 1943 году. Англичане расшифровывали практически все материалы, направлявшиеся в войска германским генеральным штабом, а также морским и авиационным штабами. Наиболее важные документы, поступавшие от «Листа», резидентура немедленно передавала в Москву.

В апреле 1943 года «Лист» сообщил крайне важную информацию о том, что в ходе летней военной кампании Германия намерена взять реванш за поражение под Сталинградом и развернуть широкомасштабное наступление в районе Курска и Орла (операция «Цитадель»).

Так, на основании информации «Листа» НКГБ СССР направил 7 мая 1943 года в ГКО спецсообщение № 136/М о полученных агентурных данных относительно немецкого плана наступательной операции «Цитадель» и оценки германским командованием боеготовности советских войск на Курско-Белгородском направлении.

Чуть позже «Лист» проинформировал Центр, что для проведения наступательной операции «Цитадель» Гитлер выделил 50 дивизий вермахта. Он указал примерные сроки наступления, а также технические характеристики новых немецких танков «Тигр», «Пантера» и самоходного орудия «Фердинанд», на которые Гитлер делал ставку в летней кампании 1943 года. Кроме того, от «Листа» поступили шифры позывных фашистской авиации, базировавшейся на аэродромах, расположенных на временно оккупированной советской территории. В мае 1943 года зафронтовая агентура Брянского фронта подтвердила сведения, полученные от «Листа». И наконец, 23 июня 1943 года 4-е разведывательно-диверсионное управление НКГБ и Разведывательное управление Генштаба добыли уточняющие данные на этот счет.

Эти сведения, неоднократно перекрываемые из различных источников, убедили Сталина в их достоверности. Советское Верховное командование приняло решение перейти к преднамеренной обороне на Курском выступе с тем, чтобы измотать противника. Непосредственно перед началом операции «Кутузов», как называлась Курская битва в документах советского командования, советская авиация нанесла мощные бомбовые удары по аэродромам противника на всем протяжении советско-германского фронта, уничтожив на земле до 500 самолетов противника и выведя из строя сотни других.

Курская битва завершилась полным разгромом гитлеровских войск. После поражения вермахта под Орлом и Курском Германия утратила способность проводить наступательные операции на советско-германском фронте, и стратегическая инициатива в войне окончательно перешла в руки советского военного командования. Началось освобождение территории СССР от немецко-фашистских захватчиков. Вклад «Листа» в победу советского оружия в Курском сражении был оценен. За активную деятельность по добыванию важной информации, получившей высокую оценку Центра, он был награжден орденом Красного Знамени.

5 августа 1943 года столица Советского Союза Москва первым в Великой Отечественной войне салютом чествовала героев Курской битвы – во всех отношениях судьбоносного сражения, положившего начало разгрому немецко-фашистских войск и окончательно определившего для них исход войны на Востоке.

В списке победителей одного из крупнейших в истории Великой Отечественной войны сражений достойнейшее место по праву принадлежит и бойцам «невидимого фронта», в частности – «Листу».

СОТРУДНИК СИС

В конце 1943 года «Лист» был переведен на работу в британскую разведку СИС. Это решение было вызвано ухудшением здоровья агента. Он с детства крайне слабо видел левым глазом. К тому же работа в дешифровальной службе резко ухудшила зрение правого глаза. Резидентура предпринимала меры, чтобы помочь агенту с лечением, однако результаты были малоутешительными, и врачи рекомендовали сменить характер работы.

После перехода в СИС «Лист» работал сначала в пятом, затем – в первом управлении британской секретной разведывательной службы. Он изучал и анализировал перехваченные сообщения германских разведчиков, действовавших в СССР и на Балканах, а также донесения британских агентов из этих стран. В первом управлении «Лист» занимался анализом политической информации британской разведки. За это время он передал своим советским кураторам список английской агентуры на Балканах, который был реализован Центром после победы в этих странах народно-демократической революции.

Большой интерес для советской разведки представили полученные им сведения, изложенные в спецсообщении СИС английскому руководству от 28 октября 1944 года. В документе речь шла о секретной инструкции шефа гестапо Гиммлера о создании на территории Германии в случае вступления туда советских войск подпольной армии сопротивления. Однако благодаря заблаговременно предпринятым советским командованием мерам партизанское движение на территории Германии, как известно, не состоялось, в чем была определенная заслуга и «Листа».

За свой вклад в борьбу советского народа против фашистских захватчиков «Листу» неоднократно объявлялись благодарности руководства внешней разведки органов госбезопасности. В ответ на это в октябре 1944 года он писал в Центр: «Я восхищен, что вы сочли мою помощь заслуживающей внимания, и я горжусь тем, что я внес некоторый вклад в дело победы, которая привела почти к полному очищению советской земли от захватчиков».

Учитывая, что Джон Кернкросс сотрудничал с советской разведкой по идейным соображениям и не получал от нее материального вознаграждения, а также в связи с ухудшением состояния его здоровья в марте 1945 года ему была установлена пожизненная пенсия в размере 1000 фунтов стерлингов. Однако от ее получения агент отказался, объяснив это достаточной материальной обеспеченностью.

ЗАВЕРШЕНИЕ КАРЬЕРЫ

С завершением войны Кернкросс был переведен на работу в министерство снабжения, где не было интересующих советскую разведку секретных материалов. Контакты советской разведки с ним стали носить эпизодический характер. 23 октября 1951 года Кернкросс на встрече с оперработником сообщил, что его допрашивал представитель британской контрразведки, который интересовался характером его отношений с другим членом «Кембриджской пятерки» Дональдом Маклейном, который вместе с Гаем Берджесом был вынужден бежать в Москву в связи с угрозой провала. Контрразведчик также интересовался прошлой принадлежностью Кернкросса к компартии Великобритании.

Кернкросс уже был подготовлен резидентурой к вопросам подобного рода. По ее рекомендации он ответил, что с Дональдом Маклейном просто здоровался, когда работал в МИД Великобритании. Своего членства в партии в период учебы в колледже он не отрицал, отметив, однако, что после окончания Тринити-колледжа никаких связей с ней не поддерживал. На сей раз контрразведчик был удовлетворен ответами агента и других вопросов не задавал. Допрос в контрразведке не отразился на положении Кернкросса в министерстве снабжения, никаких подозрительных моментов вокруг себя он не отмечал.

В связи с допросом Кернкросса в МИ-5 Центр принял решение временно законсервировать работу с ним. Отрабатывался вопрос о его безопасном выводе за границу. Работа с агентом была прекращена, контрольная встреча назначена на 23 января 1952 года. Однако на эту встречу Кернкросс не вышел. Связь с ним удалось восстановить только в начале марта 1952 года. На ней Кернкросс рассказал, что вновь был вызван в контрразведку, которую, как и в первый раз, интересовала его принадлежность к компартии Великобритании. После допроса его вновь перевели на работу в министерство финансов, дав участок, не связанный с секретными материалами. Кернкросс заявил оперработнику, что, по-видимому, контрразведка не оставит его в покое и будет вновь допрашивать. На предложение куратора выехать в СССР в случае осложнения обстановки Кернкросс ответил отрицательно, заявив, что у МИ-5 нет оснований для его ареста.

После встречи в марте 1952 года советская внешняя разведка окончательно утратила связь с Кернкроссом. Попытки ее восстановить не увенчались успехом. Центром было принято решение выяснить судьбу Кернкросса через члена «Кембриджской пятерки» Кима Филби, занимавшего видный пост в британской разведке и к тому времени еще не попавшего в поле зрения британских спецслужб. Было установлено, что при обыске на квартире Берджеса контрразведка обнаружила написанный рукой Кернкросса меморандум, содержавший разведывательную информацию. На агента пало серьезное подозрение, однако он сумел доказать, что это была служебная записка одного государственного служащего к другому, не имеющая никакого отношения к иностранному государству.

Серьезных оснований для ареста Кернкросса у МИ-5 не было, однако он на всякий случай был уволен из министерства финансов. О местонахождении агента Филби не был осведомлен.

Английская контрразведка еще несколько раз подвергала Кернкросса допросам. После провала Филби и его вывода в СССР в 1963 году у нее накопилось достаточно материалов о том, какого характера сведения Кернкросс мог передавать своим кураторам из советской разведки. В 1964 году в обмен на иммунитет от судебного преследования он рассказал представителям английской контрразведки о своей работе на советскую разведку в годы войны, подчеркнув при этом, что сотрудничал с ней как со спецслужбой страны – союзницы Великобритании по антигитлеровской коалиции. При этом он отдавал себе отчет в том, что его показания уже никому не могли навредить. В результате Кернкросс судебному преследованию не подвергался.

После того как МИ-5 завершила разбирательство, Кернкроссу было разрешено выехать на преподавательскую работу в Канаду. В 1967 году он поступил на службу в Продовольственную программу ООН, работал и жил в Италии. В 1970 году Джон Кернкросс обосновался во Франции и жил там в Провансе в качестве частного лица.

В 1981 году, отвечая на запрос в парламенте, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер публично признала, что Джон Кернкросс работал на советскую разведку. Она также проинформировала членов парламента, что за давностью лет ему было дано разрешение возвратиться вместе с женой в Англию. Джон Кернкросс поселился на западе страны и приступил к написанию мемуаров. В октябре 1995 года он скончался. Мемуары Кернкросса были опубликованы вскоре после его смерти.
Автор: Владимир Антонов
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. пенсионер 26 октября 2013 10:20
    Как-то давным давно видел в журнале "Наука и жизнь" (вроде) единственное совместное фото всех членов "Кембриджской пятёрки". Сейчас поискал-не нашел. Святые люди! Впрочем, как и те, кто совершенно бескорыстно передавали нам атомные секреты из Америки. Совершенно немыслимая ситуация в современном, построенном по законам корысти, мире.
  2. Snoop 26 октября 2013 14:32
    Потому что эти люди жили ради идеи о строительстве справедливого мира, может и утопично, но она благородна. Тогда многие завербованные за границей работали на советскую разведку не из-за бабок, а по идейным соображениям. Такие агенты наиболее надежны.
    Ким Филби прославился еще и как писатель. Читал его книги, которые понравились.
  3. Облитератор 26 октября 2013 23:24
    Цитата: пенсионер
    Как-то давным давно видел в журнале "Наука и жизнь" (вроде) единственное совместное фото всех членов "Кембриджской пятёрки". Сейчас поискал-не нашел. Святые люди! Впрочем, как и те, кто совершенно бескорыстно передавали нам атомные секреты из Америки. Совершенно немыслимая ситуация в современном, построенном по законам корысти, мире.

    В современном мире тоже есть агенты, которые работают не за деньги, а за идею. На счет внешней разведки не уверен(но надеюсь), но вот в уголовном розыске такое имеет место быть.
  4. Rinat 1 27 октября 2013 17:24
    Спасибо этим людям, помогшим нам победить фашизм! Нельзя забывать таких людей, которые работали за идею а не за бабки как принято сейчас
    1. poquello 27 октября 2013 22:19
      Цитата: Rinat 1
      Спасибо этим людям, помогшим нам победить фашизм! Нельзя забывать таких людей, которые работали за идею а не за бабки как принято сейчас

      И тем которые на нас за бабки работают спасибо.
  5. Александр2 29 октября 2013 12:04
    Пора кончать с империей бриттов
    Александр2

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня