Проворонили...

Соколов Дмитрий Сергеевич. Год рождения 1992. Родился в Красноярске. Проживал в городе Долгопрудный Московской области. Пропал 2 июля 2012 года в городе Москва. Дмитрий не вернулся домой с курсов арабского языка, которые посещал в московском районе Чертаново (по другим данным – в Отрадном). Был одет в тёмную футболку, потёртые джинсы, синие кроссовки, за спиной у Дмитрия был чёрный рюкзак, при себе имел паспорт.

Объявление такого вида было распространено родственниками Дмитрия Соколова через телепередачу «Жди меня». Информация была передана правоохранительным органам и представителям ФСБ России. По сообщениям дедушки молодого человека, через семь месяцев из Федеральной Службы Безопасности пришёл ответ, что поиски Дмитрия прекращены, цитата: «ввиду отсутствия трупа».


Через год и три месяца в Волгограде прогремел взрыв в рейсовом автобусе №29. По версии следователей, самоподрыв совершила 30-летняя уроженка республики Дагестан Наида Асиялова, на тот момент являвшаяся так называемой гражданской супругой 21-летнего Дмитрия Соколова, который и мог стать одним из соучастников совершения кровавого террористического акта в городе-герое.

Упомянутый дедушка Дмитрия Соколова, интервью у которого взяли журналисты «Комсомольской правды», заявляет, что его внук и Асиялова познакомились через Интернет, и достаточно быстро после состоявшегося «электронного» знакомства Наида Асиялова оказалась в Москве. Кстати, оказалась в столице уже не в первый раз. Здесь, по информации LifeNews, она в середине 2000-х вышла замуж за гражданина Турции Мурада Челика, который работал в одной из московских коммерческих компаний, но после кризиса 2008-го решил вернуться на Родину, а вот супругу с собой не пригласил, заявив, что подаёт на развод. Именно после этого Асиялова и решила надеть хиджаб, что, кстати, не одобрили её родственники (по крайней мере, так они заявляют сегодня). Приёмная мать Равзат Асиялова заявляет, что пыталась отговорить Наиду от ношения хиджаба, но та от таких разговоров только глубже уходила в себя. С 2009 года Равзат и Наида Асияловы, по словам приёмной матери, друг с другом не общались.

Примечательно, что родственники Асияловой заявляют, что в ваххабизм их дочь, что называется, с головой окунулась после начала контактов с 18-летним Дмитрием Соколовым. Родственники же Дмитрия Соколова уверены, что именно Асиялова повлияла на молодого человека.

Как бы там ни было, но в ходе интернет-контактов молодых людей с 10-летней разницей в возрасте и из абсолютно разных социальных и этнических групп ими были найдены общие темы для разговора. Причём, судя по всему, темы были напрямую связаны с деятельностью радикальных псевдомусульманских организаций на территории России. Посещение Соколовым «курсов арабского языка» укладывается в эти «общие интересы».

В 2010 году 18-летний Дмитрий вступил в брак (данных об официальной регистрации брака не обнаружено) с 28-летней Наидой. Примечательно, что упомянутая Равзат Асиялова (приёмная мать Наиды Асияловой, подорвавшей себя в волгоградском автобусе) заявляет, что о своём новом зяте она узнала вовсе не от своей дочери, а от сотрудников ФСБ. Сотрудники спецслужб явились к ней с целью узнать, успела ли она повидаться со своим новым родственником. Повидаться Равзат Асиялова и Дмитрий Соколов, по словам первой, не успели…

Казалось бы, рядовая информация, но при ближайшем рассмотрении рядовой она отнюдь не кажется. Ведь если верить словами матери террористки, то, выходит, что сотрудники ФСБ за несколько лет до совершения волгоградского теракта успели взять Дмитрия Соколова в разработку, а, соответственно, и его «молодую жену». А если так, то, получается, что Соколов должен был посещать «курсы арабского языка» и вести свои контакты с Асияловой и другими «товарищами» под колпаком у спецслужб. Если так, то как можно объяснить информацию о том, что в скором времени Соколов вместе с Асияловой отправился в Дагестан, где ещё и умудрился пройти обучение подрывному делу в лагере боевиков. Как говорится, спецслужбы, алло…



Теперь официальными представителями специальных служб и других правоохранительных органов выдаётся информация о том, что им, цитата: «удалось определить сообщников террористки-смертницы». Да неужели… В сообщниках значится, естественно, Дмитрий Соколов. Ещё двое – это Руслан Казанбиев (1988 года рождения) и Курбат Омаров (тоже 1988 года рождения). В вину этим молодым людям вменяется не только организация волгоградского теракта, но и другие криминальные деяния: двойное убийство на АЗС Махачкалы, убийство сотрудника Центра по борьбе с экстремизмом Курбана Ахметова и подрыв поста «Аляска-30» в столице Дагестана. Убийство сотрудника правоохранительных органов и подрыв поста с использованием террористки-смертницы состоялись в 2012 году.

Возвратимся к интервью дедушки Дмитрия Соколова. Мужчина говорит, что его внук рос в семье военного, был достаточно замкнут по той причине, что родители много работали и не могли уделять Дмитрию много внимания. Школьных друзей он завести не успевал, так как отца часто переводили из одной части в другую (из одного города в другой). При этом родственники Дмитрия заявляют, что не видят в молодом человеке того, кто способен вести организацию террористических актов. Тот же дедушка отмечает:

Представьте себе, за один год пацан, который до этого подрабатывал грузчиком в магазине, вдруг стал главарём банды, опытным взрывником - это невозможно! Этому нужно учиться годами. Он, скорее всего, мелкий исполнитель. Может, гвозди там собирал, взрывчатку, курьером был - не больше. Я считаю, что его зомбировали и подставили. И ислам он принял не по своей воле. Это может оказаться чистой воды подставой, может, где-то его держат, и используют. Да что там, глупый, молодой, жизненного опыта никакого. Я оптимист и надеюсь, что все закончится благополучно. Но конечно, если хоть одна статья подтвердится, что он был в банде, то, конечно, просто так это не пройдет… Срок будет отбывать. За свои дела и поступки нужно отвечать…


Стал ли опытным подрывником или курьером, подставили ли его или подставил он – сегодня уже не столь важно. Важно то, что Дмитрий Соколов – молодой человек, выросший в среднестатистической российской семье, в которой не было проблем ни с питанием, ни с кровом, ни с работой, ни с финансовыми средствами для сносной жизни. Важно и то, что русский молодой человек буквально под носом не только у своих родственников, но и у представителей правоохранительных органов ещё за несколько лет до начала террористической деятельности начал посещение сомнительных центров, которые можно назвать псевдомусульманскими. Сложно предположить, что Дмитрий делал это не по своей воле. А если по своей, то опять же, почему становление его как участника террористических групп проходило фактически открыто? – явное упущение не только родственников, но и правоохранителей.

В общем, все всё знали: и места для посещения и «обучения», и круг интернет-контактов (судя по интервью дедушки), и «кто, кого и с кем», но при этом боевикам такие знания о них отнюдь не помешали отправить на тот свет совершенно безвинных людей. Что это значит? А значит это то, что таких Соколовых-Джаббаров и Асияловых с переклеенными в паспорте фотографиями по стране ходит немало. Где гарантии того, что сегодня кто-то ещё не отправился на очередные «курсы арабского»? В общем, у кого-то в спецслужбах нужно, как минимум, уменьшить количество звёздочек на погонах. Ещё раз – как минимум, но только при этом ещё и заставить объясняться перед родственниками погибших, а что же эти правоохранители делают в тот момент, когда люди, особенно и не скрывающие своих террористических намерений, свободно перемещаются по стране с поддельными паспортами, обвязавшись тротиловыми шашками.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

163 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти