Полярник

На Север пришло долгожданное лето, наступил полярный день. Жёны с детьми отбыли по месту проживания родственников на большую землю. Город практически вымер, только бродячие собаки и одинокие патрули бесцельно передвигались по пустынным улицам. Боевая подготовка на время летних отпусков была отложена до штормовой осени, чтобы моряки ещё мужественнее переносили все тяготы и лишения флотской службы.

Штаб пребывал в унынии. Комдив, дав ценные указания, с супругой отбыл к месту проведения отпуска. Следом за ним убыл и наш «главный пахарь» - зам комдива по политчасти. За ним потянулись и другие «труженики моря» - пропагандист, психолог и т.д.

Командование дивизии на этот период было возложено на начальника штаба, в простонародье «Васю». Мужик он был свойский, звёзд с неба не хватал, честно тянул свою лямку, за что штабные его уважали. По характеру он был человеком весёлым. Любимой его поговоркой была: - «Не служил бы я на флоте, кабы не было смешно!» В связи с чем, он очень обожал флотский фольклор, постоянно травил всевозможные байки и не упускал случая применить своё чувство юмора в повседневной обстановке.


В то время вопросы ПВО соединения курировал, окончивший гражданский ВУЗ недавний выпускник академии по кличке «Вова - зоркий глаз», прослуживший большую часть в военном НИИ Питера, и решивший к концу службы понюхать флотской службы. В дополнение к этому он был очень наивным с полным отсутствием чувства юмора, что для флотского человека было равноценно смерти.

Это прозвище с лёгкой руки Васи, прилипло к нему после того, когда нанося обстановку на рабочую карту НШ в период флотского учения, забыв очки дома, а зрение у него было с большим минусом, Вова внёс заметные изменения в дислокацию своих сил и средств. Может быть, всё это и сошло бы с рук, но тут как назло на КП дивизии прибыл проверяющий в чине контр-адмирала, из штаба флота, человек по своей сути очень дотошный и мелочный, по прозвищу «Кровавый карлик». Комдив в соответствии с полученным распоряжением вышестоящего начальства, по плану учения убыл на бригаду эсминцев, и докладывать действия своих сил выпало на долю Васи.

Ничего, не подозревая НШ начал бодрый доклад, основываясь на данных, нанесённых на карту флагманскими специалистами. Всё шло гладко, но дойдя до сил и средств ПВО, продолжая в автомате зачитывать по карте в соответствии с обозначениями названия мест дислокации, он вдруг понял, что вся обстановка нанесена на территорию сопредельного государства, т.е. нашего вероятного противника. Услышав подобный бред, адмирал, встрепенулся, ехидная улыбка осветила серые стены ФКП крейсера и удивлённые лица офицеров штаба. Избиение младенца, в лице Васи продолжалось почти час, в результате поставив «неуд» действиям КП дивизии, Кровавый карлик с чувством исполненного долга убыл к нашим соседям в поисках очередной жертвы.

Не буду приводить слова, которые Вася высказал в адрес начальника ПВО, но самыми безобидными из них были «зоркий глаз». После этого случая данное прозвище навечно прилипло к новоиспечённому академику.

Забыть этот случай унижения на глазах всего штаба, Вася не мог, как никак за плечами были тысячи пройденных миль, десять боевых служб и 21 год на «железе», а тут очкарик-академик, не нюхавший моря. В его остроумной душе, затаился план мести, и при первой выдавшейся возможности Вася решил воплотить его в жизнь.

Масштаб данного мероприятия должен был охватить массу людей, но в самую суть его были посвящены только несколько особо доверенных лиц из числа флагманов.

Первой скрипкой данного розыгрыша должен был стать связист, которому предстояло подготовить спец бланк телеграммы ЗАС, с заранее согласованным текстом, своего рода сценарием задуманной мести. Дополнительно к этому привлекались начальник разведки, штурман и боевая подготовка.

После вечернего доклада, группа заговорщиков собралась в каюте у Васи, для согласования плана действий. Со стороны данное мероприятие напоминало картину Ильи Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Полярное солнце медленно катилось по горизонту с запада на восток, своими лучами освещая серые громады кораблей замерших у причалов, готовых сорваться с места при помощи всех своих лошадиных сил, по первой же команде. Эту идиллию нарушали только крики бакланов напуганных диким хохотом, раздающимся из каюты НШ флагманского крейсера. К полуночи план был готов и флагмана убыли по домам, в полной готовности к предстоящему акту мщения.

Наступило утро следующего дня. На кораблях отзвучали горны, были подняты флаги, наступали обычные флотские будни.

В установленное время штаб в полном составе собрался в салоне флагмана для проведения утренней пятиминутки. Заслушав ежедневный доклад оперативного дежурного по состоянию дел на дивизии, Вася предоставил слово начальнику разведки. Доклад, в отличие от аналогичных, был краток, но по своему содержанию заставил очнуться вечно дремавшего старого убелённого сединами ракетчика. Суть вкратце была в следующем, резко обострилась обстановка в Арктике, особенно в районе нашей полярной станции «Северный полюс - 22». Участились полёты авиации вероятного противника, с явно выраженными провокационными целями, направленными на срыв экспедиции, что в дальнейшем могло существенно отразиться на освоении скрытых подо льдом богатств, вплоть до блокады Северного морского пути. Далее штурман доложил погоду, подробно остановившись на районе зимовки наших полярников. После него слово было предоставлено боевой подготовке. Штабу был доведён план подготовительного учения направленного на отработку сил дивизии в полярных водах. Далее в дело вступила первая скрипка…

Связист вне очереди запросил слово. Из его доклада стало ясно, что в наш адрес от командующего флотом поступила телеграмма ЗАС под грифом «Ракета». Вася, как старший на дивизии, лично зачитал её офицерам штаба. Данный циркуляр предписывал в течение 24 часов, с момента поступления телеграммы, в срочном порядке, откомандировать в распоряжение начальника экспедиции «Северный полюс -22» начальника ПВО, с задачей обеспечения защиты воздушных рубежей в указанном районе. Его убытие предполагалось на борту одного из ледоколов, так же следующих в данный район для обеспечения проводки каравана судов с техникой, оборудованием и личным составом для выполнения поставленной задачи по ПВО Арктики. Ледокол должен был подойти к причалу №-7, забрать откомандированного офицера со всем имуществом и убыть к месту дислокации полярной станции.
Услышав данное сообщение, ракетчик, окончательно проснулся и впервые за последние пять лет проявил живой интерес к происходящему. Штабец загудел как улей, перед началом сбора мёда, все взгляды были устремлены на счастливца.

Надо отдать должное Васе, зная всю подоплёку данной телеграммы, ни один мускул на его обветренном всеми морями и океанами лице не дрогнул. Разведчик, штурман, связист и боевая подготовка, еле сдерживая смех, переглядывались между собой. Шоу начиналось!!!

Любой флотский офицер, верой и правдой, отслужив, как минимум лет пять на железе и, пройдя огонь, воду и медные трубы морской службы, сразу бы заподозрил в этом какой-то подвох, но Вова - зоркий глаз, был человеком далёким от моря. Он встал и громко на весь салон флагмана, сказал:
- Есть! Служу Отечеству!

Ракетчик, сидевший с ним рядом, ещё больше встряхнулся и округлив глаза, уставился на нашего героя. Разведчик, еле сдерживая смех, медленно сполз под стол. Первая фаза плана была успешна завершена. Дезинформация принята за чистую монету, Вася в душе праздновал победу. Необходимо было переходить ко второй фазе.

Через оперативного дежурного, в салон был вызван старпом флагманского крейсера. В связи с тем что, штаб дивизии был плавающим, то офицеры по всем видам довольствия стояли на нём. Старпом, однокашник боевой подготовки по училищу, посвящённый в тайны мадридского двора был готов действовать по разработанному плану.

Его действия заключались в следующем. На основании телеграммы ЗАС, службы корабля, должны были обеспечить героя полярной обороны, всем необходимым для выполнения поставленной задачи.

Указанный перечень, так же составленный заговорщиками включал:
- Тулуп армейский – 2 шт.;
- Валенки – 4 пары;
-Штаны ватные – 2 шт.;
- Бельё нательное тёплое – 4 комплекта;
- Рукавицы тёплые – 4 пары;
- Лыжи военные с палками – 2 пары;
- Бинокль флотский – 2 шт.;
- Каска армейская – 2шт.;
- Сапёрная лопата – 2шт.;
- Котелок армейский – 2шт;
- Фляжка армейская – 2шт;
- Тушёная говядина – 2 ящика;
- Тушёная свинина – 2 ящика;
- Сгущённое молоко – 2 ящика;
- Галеты – 2 коробки;
-Макароны – 2 коробки;
- Сухофрукты – 2 мешка.

После всего услышанного и увиденного жизнь штаба оживилась. Штабисты бурно начали обсуждать данное событие, молодёжь даже завидовала Вове. Ракетчик, полностью сбросив с себя чары Морфея, как старый охотник и любитель трофеев, десятый рассказывал механику о своей встрече с белым медведем на Новой земле в период испытаний ядерного оружия. Флагманский врач давал советы по лучшим средствам от обморожения и ангины, штурмана КПУНИА просили у Васи тоже направить их на Северный полюс, как неразрывную часть ПВО. Флагманский мускул громко доказывал минёру, любителю лыжных прогулок, что в условиях Арктики лучшим средством для смазки лыж будет тюлений жир. В дальнем углу флагманского салона, связист и штурман безуспешно пытались вытащить из-под стола умирающего от смеха разведчика, а боевая подготовка, пользуясь своей крепкой комплекцией, пыталась прикрыть эту группу заговорщиков от посторонних глаз. Вася, с чувством полного удовлетворения, наблюдал за этим оживлением. Наступала третья фаза, самая показательная, которая полностью должна была смыть позор с седин старого морского волка.

Старпом с честью выполнил поставленную перед ним задачу, за что получил необходимые подписи флажков и самого Васи в зачётном листе на право самостоятельного управления крейсером.

Вова - зоркий глаз, в короткий срок, был полностью экипирован и снабжён всем необходимым. Всё имущество и инвентарь были подняты из кладовых и сложены штабелем на юте флагманского крейсера. В дополнение к этому, штурман снабдил Вову навигационными картами, для чего уложил их в самый большой тубус, который смогли отыскать на кораблях дивизии. Связист для этих целей не пожалел резервной радиостанции Р-105, которой он очень дорожил и никогда никого к ней не допускал. Боевая подготовка, тут же водрузила её на плечи защитнику Арктики. Зрелище было ещё то.
Данное событие массово привлекло внимание экипаж флагмана, народ потихоньку стал скапливаться на юте в районе флагштока. Происходящим начали интересоваться и на соседних кораблях. Всё шло по задуманному плану.

Прекрасно понимая, что одному человеку не в силах перетащить весь этот скарб, по распоряжению Васи, было выделено дежурное подразделение, которое в считанные минуты доставило всё вышеперечисленное имущество на корень причала №-7, в район ожидания подхода ледокола. Вова, с радиостанцией за плечами и тубусом на плече еле дотащился к месту ожидания посадки на ледокол. Пристально все, осмотрев, он присел на ящики с тушёнкой и, вооружившись одним из биноклей, начал ждать своего часа.

Был погожий солнечный день. Лёгкий морской бриз, лениво трепал флаги на кораблях, освежающей струёй врываясь в прокуренную каюту начальника штаба дивизии. Вася ждал кульминационного момента задуманного мероприятия, прохода по рейду ледокола. База ледокольного флота находилась чуть далее по заливу, сразу за мысом, на котором располагались склады ГСМ, и миновать флотские причалы было невозможно.

День катился к закату. Проносящиеся с пронзительным криком над Вовиной головой бакланы, словно пытаясь проверить надёжность ПВО, умело бомбардировали, продуктами переработки морских обитателей место дислокации нашего героя, норовя попасть прямо в цель. Офицеры, мичманы и матросы обыденно спешили по своим неотложным делам, абсолютно не подозревая о разворачивающихся здесь событиях. Флотский день был в самом разгаре, а ледокола всё не было.

На мостике оперативной рубки флагмана, на высоте пяти этажного дома, во главе с Васей стояла вся группа заговорщиков. Они тоже ждали! Время неумолимо летело вперёд.

На кораблях прозвучали сигналы горна и команда «Ужинать», свободные смены офицеров и мичманов кораблей убыли на сход, чуть ранее в направлении жилых домов проследовали офицеры штаба дивизии. Ещё один день в отдалённом морском гарнизоне подошёл к концу. Вова - зоркий глаз, через окуляры своего бинокля напряжённо всматривался в морскую даль в надежде увидеть долгожданный корабль. Горизонт был чист, только громада авианосца застывшая на рейде и снующие от него к причалам баркасы наполняли безмятежный морской пейзаж.

Поняв что, сегодня ледокола уже не будет и основная масса зрителей убыла заговорщики решили отложить последний эпизод своего плана на следующий день. Вова был отправлен домой, на основе новой телеграммы ЗАС о переносе времени убытия, а на корне причала, была выставлена вахта из наиболее подготовленных мичманов. В целях обеспечения сохранности имущества от порчи пролетающих над ним бакланов и возможных осадков, его накрыли новым брезентом, со слезами на глазах выделенного для этой цели главным боцманом флагманского крейсера.

Наступил новый день. Весь штаб был в сборе. Пятиминутка, в соответствии с названием впервые за всю историю дивизии прошла за пять минут. Продолжалось бурное обсуждение произошедшего накануне события. Ракетчик принёс фото своих охотничьих трофеев и в очередной раз рассказывал зевающему флагманскому РТС про свою встречу с белым медведем. Минёр и спортсмен, опять спорили о преимуществах мазей для лыж, рассматривая какой-то импортный каталог на эту тему. Механики громко обсуждали способность работы генераторов в экстремальных условиях Арктики. О былом унынии не было и речи.

Вася экстренно собрал военный совет заговорщиков в своей каюте. Время шло, кульминация откладывалась на неопределённый срок. Боевой подготовке было срочно поручено, по своим каналам выяснить информацию по ледоколам. План мести был под угрозой срыва.

В 8.00 Вова снова был на посту. Приняв по описи от вахтенного мичмана вверенное ему имущество и взяв в руки бинокль, он вновь устремил свой взгляд на оконечность мыса. Жизнь на кораблях шла своим чередом. Шёл час за часом, а морская гладь оставалась пустой. Постепенно стали появляться любопытные из числа офицеров соседних соединений, а так же близ стоящих кораблей. Время в разговорах, для Вовы полетело быстрее.

Ситуация вновь повторялась, ледокола не было. Все уже устали ждать, за исключением бакланов, которые с каким-то особым рвением выписывали пируэты над покрытыми брезентом ящиками и коробками. Так прошёл очередной день. Вечером на охрану имущества заступила очередная смена мичманов.

Следующее утро началось с приятного известия. Боевая подготовка, по своим каналам, пробила информацию, о том, что сегодня с 15.00 до 16.00, по заливу курсом на Север проследует ледокол «Арктика». Близился финал мести кота Леопольда!

Был и негатив. Разведчик прокололся. Вчера, вечером сидя за дружеской кружкой чая с флагманскими РТС и РЭБ, он не смог сохранить тайну, и суть заговора стала известна большей части штаба. Военный городок, эта та же маленькая деревня, поэтому слух об отправке начальника ПВО дивизии на Северный полюс за минувший вечер разлетелась по всей эскадре. Последним в это был посвящён ракетчик, который долго возмущался по поводу такого отношения к заслуженным ветеранам флота.

Близилось время «Ч», экипажи кораблей, в соответствии с распорядком дня по сигналу «Большой сбор» были построены на верхней палубе для развода на занятия и работы. Штаб в полном составе оккупировал мостик оперативной рубки и ждал.

Плотно пообедав, Вова – зоркий глаз, удобно расположился в тени навеса, сооружённого из брезента, вахтенными мичманами, скрытый от посторонних глаз и бесконечных атак бакланов, тихонько дремал. В душе он уже проклинал, тот день, когда после окончания академии, отказался вернуться в родной институт, а изъявил желание продолжить службу на действующем флоте. Морфей уносил нашего героя всё дальше и дальше от суровой действительности флотской жизни.

ВТР – 137 в народе прозванный «водолеем», закончив заправку водой эсминца, отдал швартовы и, издав протяжный гудок, отвалил от его борта.

Вова спал. Он был далёк от всей этой суеты. Перед глазами у него был Питер, с его широкими проспектами и дворцами. Он, не торопясь, после службы шёл по Невскому. Мимо тихо шурша шинами, проносились машины. Дома его ждал приготовленный по особому рецепту мамин борщ с галушками. Жизнь удалась!

Рвущий слух громогласный рёв, вернул Вову к реальности. Мимо корня причала №-7, подавая звуковой сигнал, проходил водолей, а за ним на рейде по направлению к выходу в море, высилась красно-чёрная громадина ледокола.

Вова покрылся холодным потом, сна как не бывало. «Всё проспал, они меня не дождались» - промелькнуло в его голове. Корабль медленно удалялся, оставляя за кормой белый бурун кильватерного следа.

Нужно было что-то срочно делать! Не раздумывая, Вова схватил одну из лыжных палок, скинул с себя кремовую рубашку, резким движением затянув узел, и вскину её над головой.

Первым оживление на корне причала, заметил старый ракетчик, потерявший за последние дни всякий интерес ко сну. Криком «началось», он привлёк всеобщее внимание к происходящему. Штаб застыл в ожидании кульминационного момента.

На корне причала вершилось действо, напоминающее, кадры из известного фильма Леонида Гайдая «Брильянтовая рука», только вместо криков:- «Лёлик я здесь!», над заливом неслось: «Товарищи!!! Вернитесь!!!». Бакланы, не ожидавшие такого резкого вмешательства в их размеренную жизнь, в панике разлетелись по соседним помойкам.

Мечущаяся по причалу фигура, размахивающая кремовой рубашкой, не могла не привлечь находящиеся на верхней палубе экипажи близ стоящих кораблей. Теперь уже вся эскадра следила за происходящим. Вася, стоя на мостике, не скрывал своего удовольствия, месть удалась. Ледокол постепенно скрылся за островом и растаял в тумане.

В это самое время, с совещания у командующего флотом, через второе КПП на штабном УАЗе, возвращался командир эскадры. День не задался, НШ флота выразил своё неудовольствие ходом подготовки авианосца к боевой службе, плюс ко всему начальник УБП, пожаловался, что до сих пор у него нет копии плана предстоящего осенью учения, обещанного на прошлом совещании.

Машина въехала на территорию военного городка. Вдруг наперерез ей, размахивая чем-то светлым, бросился человек. Водитель ударил резко по тормозам, УАЗ встал как вкопанный. У комэска с головы слетела фуражка, и он больно ударился головой, сквозь стекло прямо на него смотрели безумные глаза полуголого человека, твердящего одни и те же слова:- «Я оправдаю доверие, отправьте меня на полюс!»

Разбор полётов был не долгим! Вову срочно положили в госпиталь, подлечить пошатнувшиеся нервы. После по состоянию здоровья, его списали с плавсостава и направили дослуживать в родной институт в Питер. Всё имущество вернули в кладовые, кроме шести банок тушёнки, которую съели вахтенные мичманы. Старпома срезали на зачётах в эскадре. Флагманский ракетчик, по выслуге лет уволился в запас и уехал на Алтай, где по слухам охотится на зайцев и рассказывает всем о своей единственной встрече с белым медведем.

Вася получил выговор. Штаб посадили на организационный период. Комдива немедленно отозвали из отпуска. «Главный пахарь» и «труженики моря», как всегда полностью отгуляли отпуска в летний период.

Лето подходило к концу, служба входила в обычный режим. Жёны с детьми, отдохнувшие и набравшиеся сил возвращались из родных краёв к началу учебного года. Приближалась осень, пора сбора грибов и флотских учений.

Так закончилась эпопея по организации защиты воздушных рубежей Северного полюса. Только главный боцман с флагманского крейсера, ещё долго материл бакланов, которые за три дня угробили 16 квадратных метров нового брезента.

После этого случая Вася получил прозвище «ПОЛЯРНИК».
Автор: Андрей Перегонцев


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 12
  1. Aleks тв 25 октября 2013 12:25
    Да уж. Шутка высшего пилотажа...
    Масштабность впечатлила.
    wink

    Спасибо автору за рассказ.
  2. saygon66 25 октября 2013 13:19
    -Грандиозно! Истинно флотский размах!
  3. RoTTor 26 октября 2013 02:07
    Дурью мучились, как салабоны. От безделья? Стыдно не было?
    1. Aleks тв 27 октября 2013 12:26
      Цитата: RoTTor
      Стыдно не было?

      Да просто утонули в стыду.
      И МВФ, и ВВС и СВ...
      Всем стало стыдно на ваш комент.
      yes
      lol
      1. Aleks тв 27 октября 2013 22:35
        Цитата: Aleks тв
        Да просто утонули в стыду.

        Я просто не понимаю минусаторов...
        Народ что - в Армии не служил и не знает, что такое АРМЕЙСКИЙ ЮМОР ???

        Это не объяснить гражданским. Бесполезно.

        А в данной истории - это жесткий и изощрённый высший пилотаж.
        Причем сделанный с большим риском для собственных погон.
      2. 505506 14 ноября 2013 09:33
        Наверно это Вова и есть.
    2. Комментарий был удален.
  4. StolzSS 26 октября 2013 15:33
    Пять баллов !!! Снимаю шляпу hi
    StolzSS
  5. moremansf 26 октября 2013 16:09
    От автора - рассказ юмористический, образы собирательные, но основан на фактах, естественно имеются и частичные преувеличения, для полноты сюжета. Написан в первую очередь для служивших на флоте, где флотский юмор неразрывно связан со службой...
  6. Polovec 31 октября 2013 18:02
    Цитата: RoTTor
    Дурью мучились, как салабоны. От безделья? Стыдно не было?


    Думаю, что не было! Но Вам не понять...
  7. АнпеЛ 5 ноября 2013 07:41
    от души смеху))) good
  8. coserg 2012 10 ноября 2013 21:20
    2я дивизия ОВРа?Так ваши причалы начинались с 8го.А так несколько сумбурно но пойдет.
    coserg 2012
  9. Артём 27 ноября 2013 23:07
    кто в армии служил - тот в цирке не смеётся
  10. sop.ov 12 февраля 2014 19:10
    Цитата: coserg 2012
    2я дивизия ОВРа?Так ваши причалы начинались с 8го.А так несколько сумбурно но пойдет.

    5-6 были за бригадой эсминцев, 7 - дивизия БПК и всякие пришлые, 8- ТАРК "Киров" (позже "Калинин" и "Устинов" и посадка на разъездной баркас)
    1. moremansf 19 февраля 2014 21:59
      Не совсем так...4-5 эсминцы, 6- БПК, 7 - крейсера, 8 - остальные...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня