Струги «Кровавые». Совместимы ли понятия «учения» и «безопасность»?

Четверг 24 октября 2013 года. Церемония прощания с бойцами ВДВ, погибшими во время проведения учений под Псковом, прошла в разных городах России и Ближнего Зарубежья.

Вечер 22 октября 2013 года. Псковская область. Полигон 714 близ пгт Струги Красные (около 70 км от областного центра). Трагедия во время учений.


По предварительным данным, курсанты Рязанского училища ВДВ им.Маргелова и сержант контрактной службы (начальник объекта на директрисе БМД) возвращались со стрельб в расположение на БМД-4М. На одном из участков машина, предположительно, наехала на снаряд, от взрыва которого шесть человек погибли и ещё двое получили ранения.

Погибшие:
курсант 5-го курса Александр Постойкин (22 года, поступил в Рязанское училище ВДВ из Приднестровской Молдавской Республики);
курсант 5-го курса Антон Соловьёв (22 года, Кострома);
Струги «Кровавые». Совместимы ли понятия «учения» и «безопасность»?
На фото - Антон Соловьёв


курсант 5-го курса Максим Никитин (22 года, Краснодарский край);

На фото - Максим Никитин


курсант 5-го курса Израил Евлоев (22 года, Республика Ингушетия);
курсант 5-го курса Михаил Пасканный (22 года, Рязань);
сержант Евгений Третьяков (31 год, Струги Красные).


Раненые Алексей Никишаев и Иван Захаров спецбортом из Пскова доставлены на лечение в Санкт-Петербург – в госпиталь Военно-медицинской академии. Состояние курсантов оценивается как стабильное, и их жизни уже ничто не угрожает.

После первых сообщений о трагедии на полигоне в Псковской области на место случившегося вылетел Владимир Шаманов (командующий ВДВ), который и возглавил комиссию по расследованию случившегося. На сегодняшний день в качестве подробностей случившегося приводится следующая информация.

Боеприпас, на который предположительно наехала БМД с военнослужащими, находился в отвале земли на обочине дороги. Дорога географически составной частью полигона не является. Представители специальной комиссии пока воздерживаются от комментариев, как именно мог боевой снаряд (если это, действительно, был боевой снаряд) оказаться на обочине дороги, ведущей к полигону. При этом один из представителей комиссии – генерал-лейтенант Бувальцев – заявляет, что боеприпас на дороге могли «потерять» вовсе не в день проведения учений ВДВ. Он сообщает, что на полигоне нередко проводят свои маневры мотострелки, а потому комиссии понадобится время, чтобы определить с высокой степенью точности тип боеприпаса и его «воинскую» принадлежность – то есть, может ли принадлежать подразделениям ВДВ или это снаряд, который «обронили» мотострелки.



Сами учения к моменту трагедии на полигоне под Стругами Красными проходили уже около 2-х дней и должны были завершиться лишь ко 2 ноября, но взрыв, унесший жизни шести военнослужащих, внёс свои негативные коррективы.

Командующий ВДВ генерал-полковник Шаманов отметил, что все итоги расследования его ведомство огласит через СМИ, никаких попыток что-то утаить не будет. Пока проводится комплекс экспертиз и опрос военнослужащих, принимавших участие в тех учениях.

Конечно, учения в любое время сопряжены с риском. Военнослужащие получают ранения и гибнут в ходе выполнения учебных операций отнюдь не только в России. Трагический случай под Псковом, к сожалению, нельзя назвать единичным. Однако любая трагедия на учениях, сколько бы в истории учений эти трагедий ни было, никак не может восприниматься рядовой и банальной. Во-первых, погибли представители элиты российской армии, во-вторых, любая смерть военнослужащего в мирное время – это событие с явно негативной окраской.

Итак, судя по замечаниям высокопоставленных представителей специальной комиссии, расследование сейчас идёт по направлению выявления «армейской» принадлежности снаряда: оставили ли его мотострелки или сами десантники. Но разве это в данной ситуации важно? «Чьим» бы этот «забытый» снаряд ни оказался (а в комиссии склонны предполагать, что это всё-таки был снаряд по параметрам воронки и характеру ранений военнослужащих»), вернуть ушедших военнослужащих уже не представляется возможным, а потому куда более целесообразно было бы выяснить, как он вообще мог попасть на то место, на котором он и встретил БМД с военнослужащими.

Если обратиться к другим источникам предоставления информации – военнослужащим, которые участвовали в учениях, то согласно их словам, получается, что взрыв произошёл, цитата: «на значительном удалении от огневого рубежа». Речь идёт о так называемом мишенном секторе. Эта информация говорит о том, что снаряд, выпущенный во время учений, мог, действительно, просто не разорваться, а буквально врыться в землю – последующий наезд на него БМД спровоцировал взрыв. Но в таком случае обнаруживается, что ответственные за проведение учений явно не сопоставили число выпущенных снарядов с числом взрывов в том самом мишенном секторе. Другими словами, выстрелов было произведено, скажем так, N, а взрывов зафиксировано N-1. Сложно ли такое соответствие было обнаружить? Ну, на то они и учения, чтобы пытаться отслеживать любые нестыковки и шероховатости.

Если же допустить, что снаряд остался после упомянутых генералом Бувальцевым учений мотострелков, то те же вопросы по фатальным просчётам нужно задавать ответственным лицам тех учебных стрельб. Ведь сам факт «забывания» на полигоне снарядов (в том числе и выпущенных, но невзорвавшихся) – это больше похоже на преступную халатность.
Может ли быть в этом случае и альтернативная версия? Альтернативная версия может быть всегда. Навскидку, версия о том, что кто-то целенаправленно оставил снаряд на месте движения БМД с военнослужащими. Версия, конечно, конспирологическая, но мимо неё тоже проходить не стоит. Ведь тогда она полностью объясняет факт того, что ни у кого не вызвала подозрений разность выпущенных и разорвавшихся на мишенях снарядов.
А ведь есть версия у самих участников учений, что боеприпас мог взорваться и внутри БМД…
В общем, у следствия есть большой фронт работы, и эту работу нужно провести предельно качественно не только для того, чтобы установить истину в событиях вечера 22 октября 2013 года, но и для того, чтобы подобные трагические инциденты на учениях больше не повторялись.

P.S. Другие трагические случаи (недавнего периода) на полигоне близ пгт Струги Красные в Псковской области.

Апрель 2011. Взрыв неисправного боеприпаса для миномёта во время учений военнослужащих 106-й Тульской дивизии ВДВ. Четверо погибших.

Июнь 2012 года. Военнослужащий службы по призывы погиб под гусеницами БМД. Машина при неумелом управлении водителем свалила металлическую вышку фиксации попаданий. На этой вышке в тот момент и находился солдат-срочник.

Сентябрь 2012 года. От упавшего на бронемашину дерева погиб командир полка 76-й десантно-штурмовой дивизии полковник Ильясов.

Сентябрь 2013 года. Военнослужащий, сидевший «на броне» оказался под гусеницами бронемашины в тот момент, когда водитель потерял управление и повёл машину на столкновение с деревом. Итог – тяжёлые увечья военнослужащего.

Выражаем искренние соболезнования семьям военнослужащих, погибших в ходе учений.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

163 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти