Советская послевоенная противотанковая артиллерия


После окончания войны, в СССР на вооружении истребительно-противотанковой артиллерии имелись: 37-мм авиадесантные пушки образца 1944 года, 45-мм противотанковые орудия обр. 1937 года и обр. 1942 года, 57-мм противотанковые орудия ЗиС-2, дивизионные 76-мм ЗиС-3, 100-мм полевые образца 1944 года БС-3. Так же использовались немецкие трофейные75-мм противотанковые орудия Рак 40. Они целенаправленно собирались, складировались и ремонтировались в случае необходимости.

В середине 1944 года была официально принята на вооружение 37-мм авиадесантная пушка ЧК-М1.




Она была специально разработана для вооружения парашютно-десантных батальонов и мотоциклетных полков. Орудие массой в боевом положении 209 кг допускало транспортировку по воздуху и парашютирование. Имело хорошую для своего калибра бронепробиваемость, позволяющую поражать подкалиберным снарядом на малой дистанции бортовую броню средних и тяжелых танков. Снаряды были взаимозаменяемы с 37-мм зенитным орудием 61-К. Транспортировка орудия производилась в автомобилях «Виллис» и ГАЗ-64 (по одному орудию в автомобиле), а также в автомобилях «Додж» и ГАЗ-АА (по два орудия в автомобиле).

Кроме того, имелась возможность транспортировки орудия на одноконной тележке или санях, а также в коляске мотоцикла. При необходимости орудие разбирается на три части.

Расчёт орудия состоял из четырёх человек — командира, наводчика, заряжающего и подносчика. При стрельбе расчёт занимает положение лёжа. Техническая скорострельность достигала 25-30 выстрелов в минуту.
Благодаря оригинальной конструкции противооткатных устройств, 37-мм авиадесантная пушка обр.1944 г. сочетала мощную для своего калибра баллистику зенитного орудия с небольшими габаритами и массой. При близких с 45-мм М-42 значениях бронепробиваемости ЧК-М1 в три раза легче и значительно меньше по габаритам (намного более низкая линия огня), что значительно облегчало перемещение орудия силами расчёта и его маскировку. В то же время, М-42 имеет и ряд преимуществ — наличие полноценного колёсного хода, позволяющего буксировать орудие автомобилем, отсутствие демаскирующего при стрельбе дульного тормоза, более эффективный осколочный снаряд и лучшее заброневое действие бронебойных снарядов.
37-мм пушка ЧК-М1 опоздала примерно на 5 лет, была принята на вооружение и запущена в производство, когда война подошла к концу. В боевых действиях по всей видимости участия не принимала. Всего было произведено 472 орудия.

45-мм противотанковые орудия к моменту окончания боевых действий безнадёжно устарели, даже наличие в боекомплекте 45-мм орудия М-42 подкалиберного снаряда с бронепробиваемостью по нормали на дистанции 500 метров – 81-мм гомогенной брони не могло исправить ситуации. Современные тяжелые и средние танки поражалась только при стрельбе в борт, с предельно малых дистанций. Активное использование этих орудий до самых последних дней войны можно объяснить высокой манёвренностью, лёгкостью транспортировки и маскировки, огромными накопленными запасами боеприпасов этого калибра, а так же неспособностью советской промышленности обеспечить войска в требуемом количестве противотанковыми орудиями с более высокими характеристиками.
Так или иначе, в действующей армии «сорокапятки» пользовались огромной популярностью, только они могли передвигаться силами расчёта в боевых порядках наступающей пехоты, поддерживая её огнём.



В конце 40-х «сорокапятки» начали активно изыматься из частей и передаваться на хранение. Впрочем, в течение довольно таки длительного периода времени они продолжали оставаться на вооружении ВДВ и использоваться в качестве учебных орудий.
Значительное количество 45-мм М-42 было передано тогдашним союзникам.

Советская послевоенная противотанковая артиллерия

Американские солдаты из 5-го кавполка изучают захваченную в Корее М-42


«Сорокапятка» активно применялась в Корейской войне. В Албании эти орудия состояли на вооружении до начала 90-х.

Массовое производство 57-мм противотанкового орудия ЗиС-2 стало возможно в 1943 году, после того как из США были получены необходимые металлообрабатывающие станки. Восстановление серийного производства проходило с трудом — снова возникли технологические проблемы с изготовлением стволов, кроме того, завод был сильно загружен программой выпуска 76-мм дивизионных и танковых пушек, имевших с ЗИС-2 ряд общих узлов; в этих условиях наращивание производства ЗИС-2 на существующем оборудовании могло осуществляться лишь за счёт снижения объёма производства данных орудий, что являлось недопустимым. В результате первая партия ЗИС-2 для проведения государственных и войсковых испытаний была выпущена в мае 1943 года, причём при производстве данных орудий широко использовался законсервированный на заводе с 1941 года задел. Массовый выпуск ЗИС-2 был организован к октябрю — ноябрю 1943 года, после ввода в строй новых производственных мощностей, обеспеченных поставленным по ленд-лизу оборудованием.

Возможности ЗИС-2 позволяли на типичных дистанциях боя уверенно поражать 80-мм лобовую броню наиболее распространённых немецких средних танков Pz.IV и штурмовых САУ StuG III, а также бортовую броню танка Pz.VI «Тигр»; на дистанциях менее 500 м поражалась и лобовая броня «Тигра».
По совокупности стоимости и технологичности производства, боевых и служебно-эксплуатационных характеристик ЗИС-2 стала лучшей советской противотанковой пушкой времён войны.
С момента возобновления производства, до конца войны в войска поступило более 9000 орудий, но этого оказалось не достаточно для полноценного оснащения истребительно-противотанковых частей.

Производство ЗиС-2 продолжалось по 1949 год включительно, в послевоенное время было выпущено около 3500 орудий. С 1950-го по 1951 год выпускались только стволы ЗИС-2. С 1957 года производилась модернизация ранее выпущенных ЗИС-2 в вариант ЗИС-2Н с возможностью ведения боя ночью за счёт применения специальных ночных прицелов
В 1950-х годах для пушки были разработаны новые подкалиберные снаряды с увеличенной бронепробиваемостью.

В послевоенное время ЗИС-2 состояла на вооружении Советской армии как минимум до 1970-х годов, последний случай боевого применения зафиксирован в 1968 году, в ходе конфликта с КНР на острове Даманский.
ЗИС-2 поставлялись ряду стран и приняли участие в нескольких вооружённых конфликтах, первым из которых стала Корейская война.
Имеется информация об успешном использовании ЗИС-2 Египтом в 1956 году в боях с израильтянами. Пушки этого типа состояли на вооружении китайской армии и производились по лицензии под индексом Tип 55. По состоянию на 2007 год, ЗИС-2 всё ещё находились на вооружении армий Алжира, Гвинеи, Кубы и Никарагуа.

Во второй половине войны, на вооружении истребительно – противотанковых частей состояли трофейные германские 75-мм противотанковые орудия Рак 40. В ходе наступательных операций 1943-1944 г было захвачено большое количество орудий и боеприпасов к ним. Наши военные по достоинству оценили высокие характеристики этих противотанковых пушек. На дистанции 500 метров, по нормали подкалиберный снаряд пробивал – 154–мм броню.



В 1944 году для Рак 40 в СССР были выпущены таблицы стрельбы и инструкция по эксплуатации.
После войны орудия были переданы на хранение, где находились, по меньшей мере, до середины 60-х. Впоследствии часть их была «утилизирована», а часть передана союзникам.


Снимок орудий РаК-40 сделан на параде в Ханое в 1960 г.


В опасении вторжения с Юга в составе армии Северного Вьетнама было сформировано несколько противотанковых артиллерийских дивизионов, вооруженных германскими 75-мм противотанковыми орудиями РаК-40 времен Второй мировой войны. Такие пушки в больших количествах были захвачены в 1945 г. Красной Армией, а теперь Советский Союз предоставил их вьетнамскому народу для защиты от возможной агрессии с Юга.

Советские дивизионные 76-мм орудия, предназначались для решения широкого круга задач, прежде всего огневой поддержки пехотных подразделений, подавления огневых точек, разрушения лёгких полевых укрытий. Однако в ходе войны орудиям дивизионной артиллерии пришлось вести огонь по танкам противника возможно даже чаще чем специализированным противотанковым пушкам.



С 1944 года, по причине снижения темпов выпуска 45-мм пушек и нехватки 57-мм пушек ЗИС-2, несмотря на недостаточную для того времени бронепробиваемость дивизионное 76-мм ЗиС-3 стало основной противотанковой пушкой РККА.
Во многом это была вынужденная мера, Бронепробиваемости бронебойного снаряда, пробивавшего на дистанции 300 метров по нормали 75-мм броню, было недостаточно для борьбы со средними немецкими танками Pz.IV.
По состоянию на 1943 год бронирование тяжёлого танка PzKpfW VI «Тигр» было неуязвимым для ЗИС-3 в лобовой проекции и слабо уязвимым на дистанциях ближе 300 м в бортовой проекции. Слабо уязвимыми в лобовой проекции для ЗИС-3 были также новый немецкий танк PzKpfW V «Пантера», а также модернизированные PzKpfW IV Ausf H и PzKpfW III Ausf M или N; однако все эти машины уверенно поражались из ЗИС-3 в борт.
Введение с 1943 года подкалиберного снаряда улучшило противотанковые возможности ЗИС-3, позволив ей на дистанциях ближе 500 м уверенно поражать вертикальную 80-мм броню, но 100-мм вертикальная броня так и осталась для неё непосильной.
Относительная слабость противотанковых возможностей ЗИС-3 осознавалась советским военным руководством, однако до конца войны заменить ЗИС-3 в истребительно-противотанковых подразделениях так и не удалось. Ситуацию можно было исправить введением в боекомплект кумулятивного снаряда. Но такой снаряд был принят на вооружение ЗиС-3 только в послевоенное время.

Вскоре после окончания войны и выпуска свыше 103 000 орудий, производство ЗиС-3 было прекращено. Орудие ещё долго оставалось на вооружении, но к концу 40-х, было практически полностью выведено из состава противотанковой артиллерии. Это не помешало ЗиС-3 очень широко распространиться по всему миру и принять участие во множестве локальных конфликтах, в том числе на территории бывшего СССР.



В современной Российской армии оставшиеся исправные ЗИС-3 часто используются как салютные орудия или в театрализованных представлениях на тему сражений Великой Отечественной войны. В частности, данные орудия состоят на вооружении Отдельного Салютного Дивизиона при комендатуре г. Москвы, проводящего салюты в праздники 23 февраля и 9 мая.

В 1946 году на вооружение была принята созданная под руководством главного конструктора Ф. Ф. Петрова 85-мм противотанковая пушка Д-44. Это орудие было бы очень востребовано во время войны, но его разработка по ряду причин сильно затянулась.
Внешне Д-44 сильно напоминало немецкую 75-мм противотанковую Рак 40.



С 1946 по 1954 год на заводе № 9 («Уралмаш») было изготовлено 10 918 орудий.
Д-44 состояли на вооружении отдельного артиллерийского противотанкового дивизиона мотострелкового или танкового полка (две противотанковых артиллерийских батареи состоящие из двух огневых взводов) по 6 штук в батарее (в дивизионе 12).




В качестве боеприпасов используются унитарные патроны с осколочно-фугасными гранатами, подкалиберными снарядами катушечной формы, кумулятивными и дымовыми снарядами. Дальность прямого выстрела БТС БР-367 по цели высотой 2 м составляет 1100 м. На дальности 500 м этот снаряд под углом 90° пробивает броневую плиту толщиной 135 мм. Начальная скорость БПС БР-365П — 1050 м/с, бронепробиваемость — 110 мм с дистанции 1000 м.

В 1957 году на часть пушек установили ночные прицелы, так же была разработана самодвижущаяся модификация СД-44, которая могла передвигаться на поле боя без тягача.



Ствол и лафет СД-44 были взяты от Д-44 с небольшими изменениями. Так, на одну из станин пушки был установлен прикрытый кожухом двигатель М-72 Ирбитского мотоциклетного завода мощностью 14 л.с. (4000 об/мин.) обеспечивавший скорость самодвижения до 25 км/ч. Передача мощности от двигателя обеспечивалась через карданный вал, дифференциал и полуоси на оба колеса орудия. КПП, ходящая в состав трансмиссии, обеспечивала шесть передач движения вперёд и две передачи заднего хода. На станине также закреплено сиденье для одного из номеров расчёта, выполняющего функции механика-водителя. В его распоряжении имеется рулевой механизм, управляющий дополнительным, третьим, колесом пушки, смонтированный на конце одной из станин. Устанавливается фара для освещения дороги в тёмное время суток.

В последствии было решено использовать 85-мм Д-44 в качестве дивизионной для замены ЗиС-3, а борьбу с танками возложить на более мощные артсистемы и ПТУР.



В этом качестве орудие применялось во многих конфликтах, в том числе на просторах СНГ. Крайний случай боевого применения отмечен на Северном Кавказе, в ходе «контртеррористической операции».



Д-44 до сих пор формально состоит на вооружении в РФ, некоторое количество этих орудий имеется во внутренних войсках и на хранении.

На базе Д-44 под руководством главного конструктора Ф. Ф. Петрова была создана противотанковая 85-мм пушка Д-48. Основной особенностью противотанковой пушки Д-48 являлся исключительно длинный ствол. Для обеспечения максимальной начальной скорости снаряда длина ствола была доведена до 74 калибров (6 м., 29 см.).
Специально для этого орудия были созданы новые унитарные выстрелы. Бронебойный снаряд на дистанции 1 000 м пробивал броню толщиной 150-185 мм под углом 60°. Подкалиберный снаряд на дистанции 1000 м пробивает гомогенную броню толщиной 180–220 мм под углом 60° Максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасными снарядами весом 9,66 кг. - 19 км.
С 1955 по1957 годы выпущено: 819 экземпляров Д-48 и Д-48Н (с ночным прицелом АПН2-77 или АПН3-77).



Орудия поступали на вооружение отдельных артиллерийских противотанковых дивизионов танкового или мотострелкового полка. Как противотанковое орудие пушка Д-48 быстро устарела. В начале 60-х годов XX века в странах НАТО появились танки с более мощной броневой зашитой. Отрицательной чертой Д-48 стал «эксклюзивный» боеприпас, неподходящий к другим орудиям калибра 85-мм. Для стрельбы из Д-48 так же запрещено использование выстрелов от Д-44, КС-1, 85-мм танковых и САУ пушек, это существенно сузило область применения орудия.

Весной 1943 года В.Г. Грабин в своей докладной записке на имя Сталина, предложил наряду с возобновлением производства 57-мм ЗИС-2, начать проектирование 100-мм пушки с унитарным выстрелом, который применялся в морских орудиях.



Через год, весной 1944 года 100-мм полевая пушка образца 1944 года БС-3 была запущена в производство. Благодаря наличию клинового затвора с вертикально перемещающимся клином с полуавтоматикой, расположению механизмов вертикальной и горизонтальной наводки с одной стороны орудия, а также применению унитарных выстрелов скорострельность пушки составляет 8-10 выстрелов в минуту. Стрельба из пушки велась унитарными патронами с бронебойно-трассирующими снарядами и осколочно-фугасными гранатами. Бронебойно-трассирующий снаряд с начальной скоростью 895 м/с на дальности 500 м при угле встречи 90° пробивал броню толщиной 160 мм. Дальность прямого выстрела составляла 1080 м.
Однако роль этого орудия в борьбе с танками противника сильно преувеличена. К моменту её появления немцы практически не применяли танки массировано.



Во время войны БС-3 была выпущена в небольших количествах и большой роли сыграть не могла. На завершающем этапе войны 98 БС-3 были приданы как средство усиления пяти танковым армиям. Пушка состояла на вооружении легких артиллерийских бригад 3-полкового состава.

В артиллерии РГК по состоянию на 1 января 1945 года находилось 87 пушек БС-3. В начале 1945 года в 9-й Гвардейской армии в составе трёх стрелковых корпусов было сформировано по одному пушечному артиллерийскому полку по 20 БС-3.

В основном, благодаря большой дальности стрельбы - 20650 м и достаточно эффективной осколочно-фугасной гранате весом 15,6 кг пушка использовалась в качестве корпусного орудия для борьбы с артиллерией противника и подавления дальних целей.

БС-3 имело ряд недостатков, которые затрудняли её использование в качестве противотанковой. При стрельбе орудие сильно прыгало, что делало небезопасной работу наводчика и сбивало прицельные установки, что, в свою очередь, приводило к уменьшению практического темпа прицельной стрельбы – качества для полевого противотанкового орудия очень важного.

Наличие мощного дульного тормоза при небольшой высоте линии огня и настильных траекториях, характерных для стрельбы по бронецелям, приводило к образованию значительного дымопылевого облака, демаскировавшего позицию и ослеплявшего расчет. Подвижность орудия с массой более 3500 кг оставляла желать много лучшего, транспортировка силами расчёта на поле боя была практически невозможна.



После войны орудие находилось в производстве до 1951 года включительно, всего выпущено 3816 полевых орудий БС-3. В 60-е годы орудия прошли модернизацию, это касалось в первую очередь прицелов и боеприпасов. До начала 60-х годов БС-3 могло пробить броню любого западного танка. Но с появлением: М-48А2, Чифтен, М-60 - ситуация изменилась. Были срочно разработаны новые подкалиберные и кумулятивные снаряды. Следующая модернизация состоялась в середине 80-х, когда в боекомплект БС-3 поступил противотанковый управляемый снаряд 9М117 «Бастион».

Это орудие также поставлялась другим странам, принимала участие во многих локальных конфликтах в Азии, Африке и Ближнем Востоке в некоторых из них оно до сих пор стоит на вооружении. В России пушки БС-3 до последнего времени состояли в качестве орудия береговой обороны на вооружении 18-й пулеметно-артиллерийской дивизии, дислоцированной на Курильских островах, а также довольно значительное количество их имеется на хранении.

До конца 60-х начала 70-х годов прошлого столетия противотанковые орудия являлись основным средством борьбы с танками. Однако с появлением ПТУР с полуавтоматической системой наведения, которая требует лишь удержания цели в поле зрения прицела, во многом изменило ситуацию. Военное руководство многих стран сочло металлоёмкие, громоздкие и дорогие противотанковые орудия анахронизмом. Но только не в СССР. В нашей стране разработка и производство противотанковых орудий в значительном количестве продолжились. Причём на качественно новом уровне.

В 1961 году на вооружение поступила 100-мм гладкоствольная противотанковая пушка Т-12, разработанная в КБ Юргинского машиностроительного завода № 75 под руководством В.Я. Афанасьева и Л.В. Корнеева.



Решение сделать именно гладкоствольную пушку на первый взгляд может показаться довольно странным, время таких пушек закончилось почти сто лет назад. Но создатели Т-12 так не думали.

В гладком канале можно сделать давление газов намного выше, чем в нарезном, и соответственно увеличить начальную скорость снаряда.
В нарезном стволе вращение снаряда уменьшает бронепробивающее действие струи газов и металла при взрыве кумулятивного снаряда.
У гладкоствольного орудия значительно увеличивается живучесть ствола — можно не бояться так называемого «смыливания» полей нарезов.

Канал пушки состоит из каморы и цилиндрической гладкостенной направляющей части. Камора образована двумя длинными и одним коротким (между ними) конусами. Переход от каморы к цилиндрическому участку — конический скат. Затвор вертикальный клиновой с пружинной полуавтоматикой. Заряжание унитарное. Лафет для Т-12 был взят от 85-мм противотанковой нарезной пушки Д-48.

В 60-х годах для пушки Т-12 был сконструирован более удобный в эксплуатации лафет. Новая система получила индекс МТ-12 (2А29), а в некоторых источниках именуется «Рапирой». В серийное производство МТ-12 пошли в 1970 году. В состав противотанковых артиллерийских дивизионов мотострелковых дивизий ВС СССР входили две противотанковых артиллерийских батареи, состоящих из шести 100-мм ПТП Т-12 (МТ-12).



Пушки Т-12 и МТ-12 имеют одинаковую боевую часть – длинный тонкий ствол длиной 60 калибров с дульным тормозом-«солонкой». Раздвижные станины оснащены дополнительным убирающимся колесиком, установленным у сошников. Главным отличием модернизированной модели МТ-12 является то, что она оснащена торсионной подвеской, при стрельбе блокируемой для обеспечения стабильности.

При перекатывании пушки вручную под хоботовую часть станин подставляется каток, который крепится стопором на левой станине. Перевозка пушек Т-12 и МТ-12 осуществляется штатным тягачом МТ-Л или МТ-ЛБ. Для движения по снегу использовалась лыжная установка ЛО-7, которая позволяла вести огонь с лыж при углах возвышения до +16° с углом поворота до 54°, а при угле возвышения 20° с углом поворота до 40°.

Гладкий ствол намного удобней для стрельбы управляемыми снарядами, хотя в 1961 году об этом, скорее всего, еще не думали. Для борьбы с бронированными целями применяется бронебойно-подкалиберный снаряд со стреловидной боевой частью, обладающей высокой кинетической энергией, способной на дистанции 1000 метров пробить броню толщиной 215 мм. В боекомплект входит несколько типов подкалиберных, кумулятивных и осколочно-фугасных снарядов.


Выстрел ЗУБМ-10 с бронебойным подкалиберным снарядом



Выстрел ЗУБК8 с кумулятивным снарядом


При установке на пушке специального прибора наведения можно применять выстрелы с противотанковой ракетой «Кастет». Управление ракетой полуавтоматическое по лучу лазера, дальность стрельбы от 100 до 4000 м. Ракета пробивает броню за динамической защитой («реактивную броню») толщиной до 660 мм.


Ракета 9М117 и выстрел ЗУБК10-1


Для стрельбы прямой наводкой пушка Т-12 оснащена дневным прицелом и ночным прицелами. С панорамным прицелом может использоваться в качестве полевого орудия с закрытых позиций. Есть модификация пушки МТ-12Р с навесной РЛС наведения 1А31 "Рута".


МТ-12Р с РЛС 1А31 "Рута"


Пушка массово состояла на вооружении армий стран Варшавского договора, поставлялась в Алжир, Ирак и Югославию. Принимали участие в боевых действиях в Афганистане, в Ирано-Иракской войне, в вооруженных конфликтах на территориях бывшего СССР и Югославии. В ходе этих вооруженных конфликтов 100-мм противотанковые пушки в основном применяются не против танков, а как обычные дивизионные или корпусные орудия.

Противотанковые орудия МТ-12 продолжают состоять на вооружении в России.
По сообщению пресс-центра Министерства обороны 26 августа 2013 года с помощью точного выстрела кумулятивным снарядом УБК-8 из пушки МТ-12 "Рапира" екатеринбургской отдельной мотострелковой бригады Центрального военного округа ликвидирован пожар на скважине № Р23 U1 под Новым Уренгоем.



Пожар начался 19 августа и быстро перешел в неуправляемое горение прорывающегося через неисправную арматуру природного газа. Артиллерийский расчет был переброшен в Новый Уренгой самолетом военно-транспортной авиации, вылетевшим из Оренбурга. На аэродроме Шагол была произведена погрузка техники и боекомплекта, после чего артиллеристы под командованием офицера управления ракетных войск и артиллерии ЦВО полковника Геннадия Мандриченко были доставлены на место происшествия. Орудие было установлено на прямую наводку с минимально допустимого расстояния в 70 м. Диаметр цели — 20 см. Цель была успешно поражена.

В 1967 году советские специалисты пришли к заключению, что пушка Т-12 «не обеспечивает надежного поражения танков «Чифтен» и перспективного МВТ-70. Поэтому в январе 1968 года ОКБ-9 (ныне входит в АО «Спецтехника») получило указание разработать новую, более мощную противотанковую пушку с баллистикой 125-мм гладкоствольной танковой пушки Д-81. Задача была трудно выполнимая, так как Д-81, имея прекрасную баллистику, давала сильнейшую отдачу, что для танка весом 40 тонн было еще терпимо. А вот на полигонных испытаниях Д-81 стреляла с гусеничного лафета 203-мм гаубицы Б-4. Понятно, что о такой противотанковой пушке в 17 тонн весом и максимальной скоростью передвижения 10 км/час не могло идти и речи. Поэтому в 125-мм пушке откат был увеличен с 340 мм (ограничиваемый габаритами танка) до 970 мм и введен мощный дульный тормоз. Это дало возможность установить 125-мм пушку на трехстанинный лафет от серийной 122-мм гаубицы Д-30, допускавший круговой обстрел.

Новая 125-мм пушка была спроектирована ОКБ-9 в двух вариантах: буксируемая Д-13 и самодвижущаяся СД-13 («Д» — индекс артсистем конструкции В. Ф. Петрова). Развитием СД-13 стала 125-мм гладкоствольная противотанковая пушка «Спрут-Б» (2А-45М). Баллистические данные и боеприпасы танковой пушки Д-81 и противотанковой пушки 2А-45М были одинаковы.

Пушка 2А-45М имела механизированную систему для перевода ее из боевого положения в походное и обратно, состоящую из гидравлического домкрата и гидроцилиндров. При помощи домкрата лафет поднимался на определенную высоту, необходимую для разведения или сведения станин, а затем опускался на грунт. Гидроцилиндры осуществляют подъем пушки на максимальный клиренс, а также подъем и опускание колес.

«Спрут-Б» буксируется автомобилем «Урал-4320» или тягачом МТ-ЛБ. Кроме того, для самопередвижения на поле боя пушка имеет специальный силовой агрегат, выполненный на базе двигателя МеМЗ-967А с гидроприводом. Двигатель расположен с правой стороны орудия под кожухом. С левой стороны на раме устанавливаются сиденья водителя и система управления пушкой при самодвижении. Максимальная скорость при этом по сухим грунтовым дорогам — 10 км/ч, а возимый боекомплект — 6 выстрелов; запас хода по топливу — до 50 км.

В боекомплект 125-мм пушки «Спрут-Б» входят выстрелы раздельно-гильзового заряжания с кумулятивными, подкалиберными и осколочно-фугасными снарядами, а также противотанковыми ракетами. 125-мм выстрел ВБК10 с кумулятивным снарядом БК-14М может поражать танки типа М60, М48, «Леопард-1А5». Выстрел ВБМ-17 с подкалиберным снарядом — танки типа М1 «Абрамс», «Леопард-2», «Меркава МК2». Выстрел ВОФ-36 с осколочно-фугасным снарядом ОФ26 предназначен для поражения живой силы, инженерных сооружений и иных целей.

При наличии специальной аппаратуры наведения 9С53 «Спрут» может стрелять выстрелами ЗУБ К-14 с противотанковыми ракетами 9М119, управление которых полуавтоматическое по лазерному лучу, дальность стрельбы — от 100 до 4000 м. Масса выстрела около 24 кг, ракеты — 17,2 кг, она пробивает броню за динамической защитой толщиной 700–770 мм.

В настоящее время буксируемые противотанковые орудия (100- и 125-мм гладкоствольные) состоят на вооружении стран — бывших республик СССР, а также ряда развивающихся государств. Армии ведущих стран Запада давно отказались от специальных противотанковых пушек, как буксируемых, так и самоходных. Тем не менее можно предположить, что у буксируемых противотанковых орудий есть будущее. Баллистика и боеприпасы 125-мм пушки «Спрут-Б», унифицированные с пушками современных основных танков, способны поражать любые серийные танки мира. Важным преимуществом противотанковых пушек перед ПТУР являются более широкий выбор средств поражения танков и возможность поражения их в упор. Кроме того, «Спрут-Б» может использоваться и как не противотанковое оружие. Его осколочно-фугасный снаряд ОФ-26 близок по баллистическим данным и по массе взрывчатого вещества к снаряду ОФ-471 122-мм корпусной пушки А-19, прославившейся в Великой Отечественной войне.

По материалам:
http://gods-of-war.pp.ua
http://русская-сила.рф/guide/army/ar/d44.shtml
Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Минск: Харвест, 2000.
Шунков В. Н. Оружие Красной армии. — Минск: Харвест, 1999.
Автор:
Сергей Линник
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти