Зарождение и развитие смертной казни в Древней Руси



«Смертная казнь необратима. И поскольку система уголовного правосудия не застрахована от ошибок, она будет неизбежно применена к невиновному».



30 октября 1653-го года, то есть ровно 360 лет назад, в Русском государстве вышел именной царский указ об отмене смертной казни для разбойников и татей (воров). Данный документ государя Алексея Михайловича модифицировал некоторые положения Судебника 1550-го года и Соборного уложения 1649-го года. Его итогом стало то, что всем пойманным и ожидающим экзекуции разбойникам и ворам высшую меру наказания заменили отсечением пальца, сечением кнутом и ссылкою в Сибирь. Все это выглядит как важный шаг на пути полной отмены наиболее жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство наказания. Однако так ли обстояли дела на самом деле? Попытаемся разобраться в зарождении и развитии смертной казни на Руси.

Старинная русская пословица гласит: «Повинную голову меч не сечет». У историков существуют две версии по поводу появления в Древней Руси смертной казни. Сторонники первой теории утверждают, что она возникла как продолжение древнего обычая кровной мести. Покарать виновного, отомстить и восстановить справедливость, считалось делом обязательным не только для пострадавшего, но и для всей его родни. А Русская Правда вообще законодательно утверждает право кровной мести: «Убьет муж мужа, то мстить брату брата, или сынови отца…». В случае отсутствия родственников в дело мщения вмешивалось государство – с убийцы взимался денежный штраф. Если же у преступника не было денег и имущества, чтобы возместить причиненный ущерб, то он отдавался потерпевшему в подневольное состояние «до искупа», то есть пока личным трудом не отрабатывал всю сумму причиненного урона. Окончательно же кровная месть была отменена на княжеском съезде 20 мая 1072-го года (Вышгородский съезд) сыновьями Ярослава Мудрого.

Вторая группа исследователей прошлого говорит о возникновении смертной казни из-за византийского влияния. В летописях хорошо описаны стремления византийских епископов присоединить Русь к положениям Кормчей книги, которая говорит о необходимости уничтожения лиц, промышляющих разбоем. Те же епископы доказывали князю Владимиру Святому: «Ты от Бога поставлен на казнь злых». Какое-то время на Руси действительно практиковалась смертная казнь за разбой, однако вскоре Владимир Красное Солнышко её отменил, перейдя к хорошо известной и проверенной годами системе денежных пеней. Ярослав I и его приемники также отвергли смертную казнь, не оставив в Русской Правде ни одной подобной санкции. А великий князь Владимир Всеволодович Мономах и вовсе в знаменитом «Поучении» завещал детям: «Ни виноватого, ни правого ни убивайте и не повелевайте таковаго убивать. Хотя бы кто и был повинен смерти, не губите христианской души».

Однако отсутствие казни в списках наказаний Русской Правды не значит о ее отсутствии в реальной жизни. Есть свидетельства использования смертной казни за измену, преступления против веры и мятеж. Например, в 1227-ом году в Новгороде сожгли четырех волхвов, обвиненных в колдовстве. А в 1230-го году во время голода в том же Новгороде бояре повелевали сжигать людей, занимающихся людоедством. Кроме того положения Русской Правды разрешали убийство вора на месте преступления (правда, с некоторыми ограничениями) и холопа, поднявшего руку на свободного человека.

Сегодня смертная казнь в России не может ни назначаться, ни исполняться. Принятая в 1993-ем году Конституция РФ установила использование смертной казни как исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления. Однако в 1996-ом году Россия вошла в Совет Европы, обязывающий нас подписать Европейскую конвенцию о защите прав человека. И 16 мая 1996-го года Президент России издал указ о поэтапном сокращении смертной казни, а 16 апреля 1997-го Россия подписала Протокол номер 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод касательно отмены смертной казни в мирное время. И хотя шестой протокол не был ратифицирован нашей страной (единственной из членов Совета Европы), смертную казнь с этого момента в России запрещено применять. Это следует из Венской конвенции, постановляющей подписавшему договор государству вести себя в соответствии с договором до ратификации. Последний раз смертную казнь применили в 1996-ом году.


В 1398-ом году свет увидела Двинская уставная грамота, впервые официально санкционирующая смертную казнь русским законодательством. Высшая мера наказания – повешение – грозила только ворам, пойманным в третий раз. Однако, единожды проникнув в карательные мероприятия светского права, наказание смертной казнью стало быстро развиваться. Всего через шестьдесят девять лет (в Псковской Грамоте 1467-го года) на границе Удельного и Московского этапов развития отечественной правовой жизни, смертная казнь уже выполняет заметную роль в иерархии представленных наказаний. В частности, в Псковской Судной Грамоте обозначены пять преступлений, за которые приходится расплачиваться жизнью: святотатственное воровство из церкви, конокрадство (итак нередко ведущее к кровавому самосуду), передача неприятелю секретных сведений, поджог и кража в третий раз. В самом же документе смертная казнь описывается единственно возможным искуплением проявленной преступником злой воли, способом обезопасить от злодея все общество.

Согласно данным Всероссийского опроса в июле 2001-го года за смертную казнь, выносимую за особо тяжкие преступления, выступали 72% опрошенных (9% против, остальные воздержались). В 2005-ом году за отмену моратория было уже 84% россиян, причем 96% из них поддерживали смертную казнь в отношении террористов.

Среди сторонников введения смертной казни в России – партия КПРФ с обоснованием: «Мораторий противоречит интересам страны» и партия ЛДПР: «Если вешать в центре города, а труп будет висеть несколько дней, то количество преступлений обязательно сократится».

Среди противников – Владимир Путин и Дмитрий Медведев: «Ужесточение наказания не приведёт к искоренению преступности», а также Русская Православная Церковь: «Жизнь человеческая не заканчивается с телесной смертью, отмена смертной казни дает больше возможностей для покаяния оступившегося и для пастырской работы с ним. Милосердие к падшему всегда предпочтительнее мести». В партии «Единая Россия», как и среди сотрудников системы исполнения наказаний нет единого мнения по данному вопросу.

Против смертной казни выступает и экономическая сторона, поскольку данный вид наказания не является экономически выгодным (хотя и существуют предложения по использованию органов приговоренного). Лица, совершившие преступления, могут в течение длительного времени выполнять трудовые обязанности, компенсируя, таким образом, нанесенный материальный ущерб.


Судебник 1497-го года продолжил тенденция к расширению использования смертной казни. К уже имеющимся преступлениям, караемым смертью, добавилась клевета, разбой, различные виды убийства. Воры стали отправляться на виселицу уже после второй кражи. Публичные и сопровождающиеся пытками казни стали частыми явлениями в период правления Иоанна Васильевича Грозного, отметившегося на этом поприще выпуском Судебника 1550-го года.

Любопытно, что в летописях права раннего Московского периода первоначальный взгляд на преступление, заключающийся в нарушении частных интересов, постепенно подменяется понятием зла («лиха» или «лихаго дела»), направленного против целого государства. Таким образом, и наказание за преступления становится делом государственным, царским, а самосуд объявляется запрещенным и возводится в самостоятельное преступление. В Судебниках необходимость смертной казни обосновывается тем, что злая воля участников преступных деяний настолько «испорчена и закоренела», что лишь физическое уничтожение ее обладателя может оградить общество от опасности. Также в этих законодательных сборниках не допускалась возможность примирения потерпевшего с преступником и отмена казни в целях восполнения материального ущерба.


В период Судебников для преступных действий, инициативу преследования которых брало на себя государство, появилась новая форма процесса – сыск. В сыске наличие частного обвинителя не являлось важной деталью, поскольку сама государственная власть представала в роли обвинителя. А при расследовании правонарушений вовсю использовались два могучих орудия: повальный обыск и пытка.

Постараемся восстановить все виды смертной казни, которые имели место в практике Московского государства на протяжении всего семнадцатого века

1. Отсечение головы. Считалось стандартным видом казни и применялось, если не было никаких иных указании или слов «безо всякия пощады».
2. Повешение. Один из самых древних видов казни, пришедший к нам из Византии. Назначалась за разбой и татьбу, а также за предательство ратных людей. Во второй половине семнадцатого века появилось повешение за ребро на железном крюке, ставшее одной из самых жестоких казней.
3. Утопление. Применялось в случаях массовой экзекуции. За отцеубийство и матереубийство в эпоху Судебников утопление совершали вместе с петухом, котом, собакою и ужом.

4. Четвертование или отрубание всех конечностей и головы в самом конце. Считалось одной из самых постыдных казней и назначалось за государственные преступления. В пятнадцатом веке таким образом казнили самозванцев.

5. Залитие расплавленного металла в горло. Совершалось исключительно над фальшивомонетчиками, а в 1672-ом году была заменено отрубанием левых рук и обеих ног.

6. Закапывание в землю заживо. Эта казнь назначалась за мужеубийство. Причем осужденную со связанными руками закапывали по плечи и оставляли в ожидании смерти от голода или жажды. Рядом стояла стража, а прохожим разрешалось приносить виновной только деньги, которые затем шли на покупку гроба.

7. Посажение на кол. Подобно четвертованию, применялось в основном к бунтовщикам. Казнь была очень мучительной – под собственной тяжестью казнимого кол медленно протыкал внутренности и выходил между лопатками или из груди. Для увеличения мучений наконечник кола оснащали перекладиной.

8. Колесование. Представляло собой раздробление всех крупных костей лежащего на земле осужденного железным колесом. После этого колесо устанавливали на шесте в горизонтальном положении, а изувеченное тело казненного клали или привязывали к нему сверху и оставляли умирать от обезвоживания и шока. Эта казнь особенно часто применялась при царствовании Петра I.

9. Сожжение заживо. Специфический вид смертной казни, применяемый за поджоги и преступления против веры. Преступников сжигали на обыкновенном костре, иногда предварительно посадив в железную клетку. Первые случаи использования подобной казни отмечены еще в тринадцатом веке. В конце семнадцатого века сожжение стали применять как наказание за упорство в «старой вере». В качестве ужесточения наказания осужденных окуривали едкими составами или сжигали на медленном огне.

Не удовлетворяясь ужасами этих видов смертной казни, на практике им пытались придать еще более устрашающий характер. Время и место экзекуции объявляли заранее, обставляли соответствующим образом, устраивали торжественные процессии до места. «Заплеченных дел мастера» самостоятельно пытались разнообразить отвратительный ход казней. Тела преступников или части их тел выставляли на определенный срок на всеобщее обозрение в различных публичных местах.


Сто лет, истекшие от появления Судебника 1550-года и до рождения Соборного Уложения 1649-го года, были наполнены неустанной борьбой Московского царства с действительными или воображаемыми антигосударственными элементами. В пору процветания идеи суровой, абсолютной государственности, «лихой человек», преступник, представлялся опасной силой, с которой государственная власть должна была бороться. И Московское государство боролось с «лихими людьми», боролось без устали и без пощады. Неизбежным результатом подобного положения вещей явилось общее повышение масштабов карательной системы, а смертная казнь и вовсе выдвинулась на первый план. Например, после ужасного пожара в столице в 1634-ом году, ее стали применять даже в качестве наказания обычных курильщиков.

Неусыпное противостояние с «лихими людьми» достигло своей кульминации в Соборном Уложении царя Алексея Михайловича. Устрашительный элемент кары пропитывает собой весь этот законодательный памятник. Уложение как будто бы в каждом члене общества видит «лихого человека» и торопиться застращать его угрозами для того, чтобы удержать от преступления. Карательные санкции Уложения постоянно сопровождаются словами: «и другие примут страх» или «чтоб иным на то смотря не повадно было». Здесь же указывается, что наказание преступнику должно осуществляться подобное тому, которое он сам учинил. То есть совершено убийство – Уложение приказывает покарать «смертию же», поджог – преступника сжигают, подделка монет – получи в горло расплавленный металл, изувечил кого-либо – подвергнешься такому же увечью.

Количество преступлений, за которые Уложение Алексея Михайловича грозило смертью, оставляет далеко позади все Судебники, – оно дает санкцию на казнь в пятидесяти четырех (а по подсчетам некоторых экспертов – в шестидесяти) случаях. Если прибавить к этому ряд жестоких наказаний кнутом (страшным орудием, от которого очень часто следовала смерть) и целый набор членовредительных увечий (из-за неразвитой медицины также оканчивавшихся смертным исходом), то фактические границы применения смертной казни могут быть раздвинуты еще шире. Устанавливая смертную казнь за различные преступные деяния, Уложение очень неточно определяет сам род казни. «Казнить безо всякой пощады», «казнить смертью», – вот излюбленные формулировки в этом историческом документе. Кроме того совершенно не описан порядок ее совершения, оставляя это на выбор местных властей.

В последующие годы выходили отдельные статьи видоизменяющие, дополняющие и развивающие определения, касающиеся смертной казни, установленные в Уложении 1649-го года. Нельзя сказать, что новые законы отличались какой-то последовательностью. Некоторые их них противоречили как Уложению, так и друг другу; вводились новые санкции смертной казни, а уже существующие отменялись, затем вновь восстанавливались и снова отменялись. Однако в целом новые указы (особенно принятые в 1653-ем – 1655-ых годах) все же несколько смягчили прежнюю строгость и жестокость, определенную сводами Уложения. Как будто законодательство само устрашилось нового кодекса, поспешив принять ряд корректив по ограничению смертной казни в отношении некоторых преступлений.

Именно одним из таких смягчающих постановлений и был Указ от 30 октября 1653-го года. Смертную казнь оставили в силе лишь для рецидивистов. А Указ 16 августа 1655-го года и вовсе предписывал «давать живот» всем воровским людям, добровольно покаявшимся и сдавшимся властям. Очень похоже на то, что московское законодательство расписалось в бессилии в деле борьбы с «лихими» и пыталось найти с ними компромисс. Смягчаются и виды смертной казни. Например, Указ 25 мая 1654-го года предписывает заменить мучительное сожжение поджигателей простым повешением.

Однако такое направление Российского уголовного законодательства продержалось не долго. Вскоре все снова вернулось на круги своя. Интересующее нас положение об отмене смертной казни для разбойников и воров 8 августа 1659-го года перестало действовать. Именно в этот день по просьбе помещиков и вотчинников появился Указ о восстановлении повешения разбойников, задержанных в понизовых городах. А 11 мая 1663-го года каждому приговоренному разбойнику и вору вместо смерти было предписано отрубить левую руку и обе ноги. В качестве устрашения отрубленные члены прибивали к деревьям вдоль дорог. Очевидно, что эта данная мера, в сущности, и есть смертная казнь, только еще более мучительная по сравнению с повешением. Лишь принятый 24 января 1666-го года закон предписывал вновь казнить воров и разбойников через повешение.

Согласно внутреннему содержанию Уложения 1649-го года санкция смертной казни назначалась за следующие деяния:
1. Преступления против веры, в том числе: богохуление, совращение из православия, святотатственная кража, убийство в церкви, а также нарушение литургии.
2. Государственные преступления. Сюда относились: злоумышление против царя, убийство в его присутствии, государственная измена.
3. Преступления против назначенных властей. Здесь фигурируют: убийство пристава из Москвы, открытое восстание, убийство судьи, порча государственной акта или его подложное составление, недозволенный выезд за границу.
4. Преступления против государственных регалий, доходов и имущества казны. Сюда входят: порча настоящих и изготовление фальшивых монет, корчемная продажа табака.
5. Преступления против благочиния и общественного благоустройства. Здесь имеется в виду подбивание граждан к смуте и злоумышления на «затейные дела».
6. Преступления против чести и жизни частных лиц. Отмечаются: убийство матерью ребенка, убийство родителей детьми, мужеубийство, все виды квалифицированного убийства, оскорбление чести женщин, связанное с насилием.
7. Преступления против собственности: поджог, вторичный разбой, третья неквалифицированная татьба.


Таким образом, во второй половине семнадцатого века угроза смертною казнью превратилась в излюбленное средство побуждения граждан к повиновению царю. Фразы: «казнить таковых смертью», «быть им в смертной казни», – становятся в ту пору расхожей запретительной формулировкой. И хотя в большинстве случаев эта угроза не приводилась в исполнение, само постоянное появление ее в различных указах наглядно свидетельствует о том, насколько хорошо привился у нас принцип устрашения, как лучший способ заставить граждан подчиняться царским законам.

Однако было и негативное последствие повсеместного злоупотребления смертными приговорами. Уже к началу Петровского периода публичные казни превратились в самое обыденное явление в Московском государстве. Общество настолько привыкло, пригляделось к ежедневным зрелищам, что люди перестали ужасаться «нещадных» наказаний. Казни никого не поражали, никого не трогали. Поглазеть на экзекуцию от безделья, казнить преступника, самому быть казнённым – всё это не являлось чем-то выдающимся на сером фоне течения жизни деморализованного общества. Вид телесных и смертных экзекуций с трудом выполнял свою главную цель – цель устрашения.

Иностранцы, посещавшие наше отечество, поражались с какой легкостью относились к смерти сами осуждённые. Люди шли в петлю, под топор, на костёр с таким же безмолвным мужеством с каким бы пошли на вражеский строй. Англичанин Перри в очерках о России времен Петра I пишет: «Русские не боятся смерти и ни во что не ставят её. Когда им приводится идти на казнь, делают это беззаботно». Его современник Коллинс, также отмечал, что приговорённые к повешению сами всходят на лестницу, прощаются с народом, надевают на шеи петли и сбрасываются вниз. Другой заграничный путешественник по фамилии Берхгольц наблюдал случай того, как один мужчина, подвергшись колесованию, вынув с огромным трудом раздробленную руку из колеса, вытер ею себе нос и снова спокойно положил на прежнее место. Затем, увидев, что запачкал кровью колесо, снова вытащил раздробленную руку и вытер кровь рукавом».

Вот такие были результаты беспощадного господства устрашительных наказаний. Смертная казнь превратилась в заурядную кару, а борьба властей с «воровскими» и «лихими» людьми, с «непочитателями» и «ослушниками» царских указов всё более и более накалялась, порождая новые меры устрашения и новые строгости, которые еще более деморализовали общество, но были бессильны уменьшить уровень преступности. Именно в таком виде вопрос о смертной казни был передан новому восемнадцатому веку, первая четверть которого прошла под знаком Петровских реформ.

Любопытно, но царь Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим, никогда не отмечался историками как жестокий и беспощадный правитель. В сохранившихся летописях он представляется мягким и добродушным, религиозным человеком, умеющим отозваться на чужое горе. Второй русский царь династии Романовых обладал пассивной, созерцательной натурой, примеряя старорусские и западнические положения, но, никогда не отдаваясь им с пылкостью Петра I. К этому стоит добавить, что Алексей Михайлович был образованнейшим человеком своего времени, прочитал множество книг, пробовал писать, упражнялся в стихосложении. Являлся человеком порядка, именно ему принадлежат слова: «делу время, потехе час», а также «без чина всякая вещь не укрепится и не утвердится».


Если попытаться обозначить одну общую цель всех уголовных законов Петра I – то это будет стремление принудить подданных безусловному повиновению царской воле. Подобная цель уже проявлялась в указах второй половины семнадцатого века. Однако теперь на первом месте стояла уже не интенсивность злой воли и даже не количество причиненного зла, а только лишь ослушание царского повеления, которое и наказывалось. Как пример, можно привести каторгу и конфискацию имущества для мастера, ненароком сделавшего плохую обувь, смерть «без всякой пощады» за утайку душ при переписи, «лишение живота» дворянина за его неявку на смотр в Москву или Петербург. Кроме того отныне смертной казнью каралась рубка дуба в заповеднике, медлительность при доставке почты, небрежность в отправлении дел должностным лицам.

Смертная казнь в уголовном законодательстве Петра Великого не только продолжает сохранять доминирующее значение, но и еще более расширяет свою область применения. В частности, согласно Воинскому Уставу 1716-го года, выстроенному по образцу западно-европейского уголовного права, высшая мера наказания назначается в ста двадцати двух случаях (приходящихся на двести артикулов Устава), то есть вдвое чаще, чем в Уложении 1649-го года. Эпоха Петра I отметилась использованием всех видов смертной казни уже известных на Руси из прошлых веков, а также добавлением одного нового – «аркибузирования» или обычного расстрела пулями из огнестрельного оружия. Кроме того санкционируется два других вида – четвертование и колесование, которые и ранее применялись на практике, а теперь получили законодательное признание.

Лишь после Петра I карательная волна начала спадать, а во второй четверти восемнадцатого столетия в нашем отечестве были предприняты первые робкие попытки ограничить смертную казнь. Русское уголовное законодательство вставало на путь ее постепенного отрицания, возвращения к основам исконного русского правовоззрения на этот вид наказания.

Уложение 1649-го года и последующие указы рассказывают о некоторых ритуалах, которые сопровождали исполнение смертного приговора. Согласно им приговоренного предписывалось сажать на шесть недель в так называемую «покаянную избу», в которой он должен был, соответственно, покаяться и приготовиться к концу. Экзекуция над ним могла быть совершена только по истечении этого срока. По Указу 1669-го года покаянный срок уменьшили до десяти дней, из которых семь были отведены для поста, два – на исповедь, а десятый – на исполнение приговора. Нельзя было никого казнить в воскресенье или в день царского поминания. Исполнение приговора над беременными женщинами отлагалось до родов. Казнь предписывалось проводить, по возможности, на том же месте, где и совершилось преступление. Однако нельзя было казнить человека на «пустом» (нежилом) месте, только в городе или деревне.


В заключение остается отметить то, что, невзирая на всю жестокость и кровожадность памятников законодательства эпохи Древней Руси, исследователи отечественного уголовного права единогласно сходятся на мнении, что все творимые на родной земле ужасы бледнеют перед неистовствами правосудия в государствах Западной Европы, «заливавшего потоками крови весь семнадцатый век». Перед известными данными о количестве казенных во Франции и Германии в семнадцатом и восемнадцатом столетиях, совершенно стушёвываются цифры казнённых за этот же период в России. Даже, несмотря на частое разрешение смертной казни, Уложение 1649-го года по сравнению с одновременными западными кодексами представляется слишком мягкосердечным. Конечно, формы казни в Древней России были грубы и жестоки, однако до такой утончённости и разнообразия способов лишения жизни злоумышленников, до таких сложнейших конструкции, увеличивающих страдания преступников, какие имелись в Западных «просвященных» государствах, наши предки никогда не доходили.

Источники информации:
http://kir-a-m.livejournal.com/622031.html
http://www.allpravo.ru/library/doc101p0/instrum2363/item2365.html
http://ru.wikipedia.org/
Автор:
Игорь Сулимов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти