«Роснано», «Сколково». Для чего они создавались? Никто не знает, будет ли вообще какой-нибудь «выхлоп» для страны от этих центров. Немало бюджетных средств «вбухивают» в эти проекты. Странное лояльное отношение к этим проектам не только со стороны власти, но и со стороны оппозиции. Всевидящее око «РосПила», неустанно следящее за госзакупками, здесь очень «медленно моргает»…

Что надо сделать, чтобы эти проекты эффективно заработали на благо страны? «Роснано» и «Сколково» наглядным примером показывают, что неимоверно высокие зарплаты не являются стимулом для достижения нужного результата.


Один из способов стимулирования — в выдержке из книги А. Топтыгина «Неизвестный Берия».


* * *

Интеллигенция особым почетом у Сталина не пользовалась. Он прекрасно осознавал, что без её помощи осуществить грандиозные программы, которые лежали в основе первых пятилетних планов невозможно. Невозможно и подготовиться к войне, которая была буквально на пороге. <…>

Отношение к ученым было непростым. С одной стороны — стремление наиболее кондовой части партийного руководства стереть с лица земли чуждых, не советских, не партийных, с другой — максимально использовать знания, опыт, талант. <…>

Была изобретена особая форма использования специалистов, в чьей лояльности советская власть могла усомниться. Оказалось, что академиков и конструкторов можно использовать не просто на лесоповале или железнодорожном строительстве: микроскопом можно забивать гвозди, но это дорого и неэффективно. Лучше за каждым сидящим у микроскопа или стоящим за кульманом поставить охранника, на окна повесить решетки, а самим творцам за их «преступления» дать лет 10-15 строгой изоляции — и пусть себе творят.

Уже 10 января 1939 г. Лаврентий Павлович подписывает приказ №0021 «об организации особого технического бюро». В нем четко определялось, что это бюро создается при народном комиссаре внутренних дел и входит в сферу его компетенции. Создается оно для использования заключенных, имеющих специальные технические знания. Этим же приказом утверждался штаб ОТБ и «Положение об основном техническом бюро при народном комиссаре внутренних дел».

«…2. Задачей технического бюро является организация конструирования и внедрения в производство новых средств вооружения для армии и флота.
3. Бюро имеет в своем составе следующие группы по специальностям:
А) группа самолетостроения и авиационных винтов.
Б) группа авиационных моторов и дизелей.
В) группа военно-морского судостроения.
Г) группа порохов.
Д) группа артиллерии снарядов и взрывателей.
Е) группа броневых сталей.
Ж) группа боевых отравляющих веществ и противохимической защиты.
З) группа по внедрению в серию авиадизеля АН-1 (при заводе №82).

<…> 9. Особое техническое бюро привлекает для работы в группах вольнонаемных специалистов в первую очередь из числа молодых специалистов».


Пожалуй, наиболее успешной эта работа получилась в группе «А», которая занималась самолетостроением и получила с легкой руки её участников название «туполевской шараги». <…>

21 октября 1937 года Туполев был арестован в своём кабинете в здании ГУАП. Провёл в Бутырской тюрьме около года. После того, как он сознался во всём, в чём его обвинили, следователи оставили его в покое. К концу своего бутырского сидения Туполев получил предложение работать по специальности, и, недолго размышляя, согласился. Правда, выдвинул условие — он должен быть уверен, что его жена находится на свободе, а дети при ней. Юлию Николаевну освободили.

<…> Вскоре Андрей Николаевич получил задание от самого наркома. Задача, поставленная им перед конструкторами, была технически невыполнима: требовался тяжёлый 4-моторный пикирующий бомбардировщик, способный нести большую бомбовую нагрузку и, как выразился Берия, имевший возможность поражать «врага в его логове».
Туполеву удалось убедить Берия в том, что заказанное невозможно, а если такой монстр и появится, военные его не примут.

Туполев после очередной встречи с Берия рассказывал своим сотрудникам: «Мой доклад вызвал у Берия раздражение. Когда я закончил, он взглянул на меня откровенно злобно. Видимо, про ПБ-4 он наговорил Сталину достаточно много, а может быть, убедил его. Меня это удивило, из прошлых приёмов у Сталина я вынес впечатление, что он в авиации, если не разбирается как конструктор, то всё же имеет здравый смысл и точку зрения. Берия сказал, что они со Сталиным разберутся. Сутки я волновался в одиночке, затем был вызван вновь. «Так вот мы с товарищем Сталиным ещё раз ознакомились с материалами. Решение таково: сейчас и срочно делать двухмоторный. Как только кончите, приступайте к ПБ-4, он нам нужен». <…>

Вскоре группа Туполева была переведена из Большево в Москву. Первоначально она состояла из 17 человек. <…>

Работа развернулась в здании КОКОС (конструкторский отдел сектор опытного самолетостроения ЦАГИ). Здесь уже работали группы В.М. Петлякова (группа «100»), работа над самолетом Пе-2, В.М. Мясищева (группа «102»), работа над бомбардировщиком ДВБ-102. Туполевцы (группа «103») работали над Ту-2. И КБ Д.Л. Томашевсого (группа «110») работало над истребителем «110».

КБ Петлякова первым пришло к блестящим результатам. В апреле 1940 года его самолет проходит летные испытания. Следует указание: переделать высотный скоростной истребитель в трехместный пикирующий бомбардировщик. На это дается 45 суток. Для выполнения работ, привлекаются 300 вольных работников, присланных из КБ Ильюшина, Яковлева, Архангельского. Вольные и зеки работают, не считаясь со временем. Ответственность за выполнения задания возложена на В.М. Петлякова.

2 июня 1940 года, в самый ответственный момент подготовки передачи чертежей на завод-изготовитель, Петлякову объявляется приговор — 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

28 мая, чуть раньше, А.Н. Туполев был также ознакомлен с приговором — 15 лет лагерей. С интервалом в 2 недели практически все работники «туполевской шараги», следственные дела которых были приостановлены, получают свои приговоры — разброс от 5 до 15 ИТЛ.

Что это, попытка при помощи кнута стимулировать творческую активность? Однако, несмотря на общую подавленность, как об этом пишут мемуаристы, работы продолжались. <…>

Интересна судьба В.М. Петлякова.

2 июня 1940 года он ознакомлен с приговором — 10 лет ИТЛ. 25 июля 1940 года — амнистирован по ходатайству НКВД. Январь 1941 года — удостоен Сталинской премии 1-й степени.

25 июля 1940 года были амнистированы Базенков, Мясищев, и другие арестованные в период с 1937 по начало 1938 годов.

Вторая волна освобождения из ЦКБ-29 НКВД приходится на лето 1941 года, когда были освобождены А.Н. Туполев, Томашевский, Кербер, Саукке и другие.

Остальные из более чем сотни человек были освобождены в период с 1943 (основная часть) по 1948 год. В числе освобождённых в 1944 году был и С.И. Королёв — будущий генеральный конструктор космических кораблей. <…>

Однако, наряду с «туполевской шарашкой» существовали и другие группы, занимавшиеся оборонной проблематикой. <…>

Всего за 1939-1945 годы было выполнено свыше 20 крупных военно-технических разработок, часть из которых была почти сразу принята на вооружение (Пе-2, Ту-2, пушка ОБ-25 и ряд других), остальные, хотя и не пошли в серию, стали основой для разработки новых военно-технических проектов.

Надо сказать, что сама по себе идея подневольного инженерно-технического труда не вызывала неприятия у руководства страны. В частности, на июльском пленуме 1953 года В.М. Молотов заявил буквально следующее: «Туполев посидел вредителем, а теперь самолеты нам делает. Когда увидел, как дело обстоит, что надо работать на эту власть, то стал работать, и дай ему бог здоровья, пусть себе работает». Впрочем, мало сказать «не вызывала неприятия»: то, что из бывших «вредителей» сделали людей, полезных для Советского государства, являлось предметом гордости «партийно-энкавдэшной» педагогики.

М.Б. Саукке и Л.Л. Кербер вспоминают весьма характерный эпизод. Во время одного визитов к Л.П. Берия А.Н. Туполев на предложение «курить» стал набивать карманы папиросами. Недоумение наркома, знавшего, что Туполев некурящий, сменилось яростью, когда тот объяснил, что папиросы он берёт для своих товарищей, причём ярость эта была направлена не на заботливого авиаконструктора, а на тех, кому поручено обеспечить СТБ всем необходимым. Тут же на глазах Туполева разыгралась сценка, о которой он с удовольствием поведал своим коллегам. Берия вызвал коменданта и начальника СТБ и устроил настоящий разнос, обязав их кормить на ресторанном уровне и потребовав обеспечить также папиросами, которые они курили на воле. Комендант, покидая кабинет Берия вслед за Туполевым, посетовал на то, где же взять такого повара, чтобы выполнить распоряжение наркома. Ядовитый Туполев посоветовал арестовать повара из «Националя». Обошлось, правда, без арестов, но кормить стали не в пример лучше, да и с куревом проблем больше не возникало — заключённые получали на выбор всё: от «Герцоговины Флор» и «Казбека» до «Беломорканала».
Ещё одним преимуществом были встречи с родственниками. Правда, не чаще одного раза в месяц, но наверно, это лучше, чем встреча через 10-15 лет.

Андрей Николаевич Туполев родился в 1888 году. Член-корреспондент Академии наук СССР (1933), академик (1953), дважды Герой Социалистического труда. Под руководством Туполева было создано 50 оригинальных самолётов и около 100 различных модификаций. Создатель советского цельнометаллического самолётостроения. Умер в 1972 году.
Автор:
ДМавр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти