Десант без шансов на успех

Первая попытка деблокады Ленинграда в сентябре 1941 года предпринималась силами моряков, водолазов и курсантов

В советской историографии Великой Отечественной войны шлиссельбургский десант показан прежде всего с точки зрения героизма моряков флотилии и десантников. На месте десанта, на берегу Новоладожского канала, в малодоступном месте, установлен якорь-памятник. Надпись на табличке гласит, что в этом заливе в неравном бою с немецкими захватчиками пали смертью храбрых моряки-десантники, офицеры и курсанты военно-морского пограничного училища, водолазы подплава КБФ и матросы Ладожской военной флотилии. Найти памятник непросто. Обращение к энциклопедиям дает незначительную информацию о том, что шлиссельбургский десант – тактический десант советской Ладожской флотилии, высаженный 25 сентября 1941 года в ходе 1-й Синявинской операции по прорыву блокады Ленинграда. Отсутствие информации вызывает повышенный интерес к исследованию этой малоизвестной попытки деблокирования Ленинграда. Но помимо героизма десантников следует отметить и слабую подготовку операций, когда командование посылало бойцов на гибель без малейшего шанса на успех.


Проведению десантной операции предшествовал выход в конце августа 1941 года дивизий 39-го моторизованного корпуса 16-й армии группы армий «Север» на юго-восточные подступы Ленинграда. 30 августа части немецкой 20-й моторизованной дивизии вышли к Неве в районе Ивановского и одновременно к станции Мга и перерезали Кировскую железную дорогу – последнюю магистраль, связывавшую Ленинград со страной. Захватив Мгу, немецкие части развили наступление к южному берегу Ладожского озера и 8 сентября захватили Шлиссельбург, полностью блокировав Ленинград с суши. Так начиналась героическая оборона Ленинграда.

Десант без шансов на успех

Советское командование спешно приступило к подготовке операции по деблокаде Ленинграда, предусматривавшей нанесение встречных ударов в наиболее узком месте блокадного кольца южнее Ладоги (в так называемом бутылочном горле). Войска Невской оперативной группы Ленинградского фронта с правого берега Невы и 54-й армии со стороны реки Волхов должны были, наступая навстречу друг другу в общем направлении на Мгу и Синявино, соединиться и деблокировать Ленинград. Требуя от командующих фронтами как можно быстрее начать наступление, Ставка ВГК рассчитывала, что за шесть-семь дней после захвата Шлиссельбурга немецкое командование не смогло создать прочной обороны на протяжении 40 километров по линии Мга – Шлиссельбург. Частью общего замысла был план высадки 1-й дивизии НКВД и батальона моряков Ладожской военной флотилии (ЛВФ) в район Шлиссельбурга с целью овладения городом и последующего соединения с войсками 54-й армии юго-восточнее Синявино.

16 сентября командующий Ленинградским фронтом генерал армии Георгий Жуков приказал штабу Ладожской военной флотилии приступить к подготовке десантной операции. Первый десант сформировали из разведчиков-водолазов роты особого назначения и курсантов морского пограничного училища (185 человек). Для их доставки к месту высадки было подготовлено 12 катеров и 10 надувных армейских лодок. Командиром отряда кораблей назначили капитан-лейтенанта Балтачи. Высадка планировалась 19 сентября 1941 года, но из-за штормовой погоды на Ладожском озере намеченную дату перенесли. Десятибалльный шторм ночью 17 сентября выбросил на прибрежные камни пароход «Ульяновск», волнами захлестнуло пароходы «Козельск», «Войма», «Мичурин» и другие суда с продовольствием для Ленинграда, потонула баржа с эвакуированными из Ленинграда женщинами и детьми.

В ночь на 21 сентября из-за сильного волнения на озере сорвалась первая попытка проведения операции. Рвались буксировочные тросы лодок, и на их поиск и повторное взятие на буксир потратили все темное время суток. Во вторую ночь, 22 сентября отряд из-за навигационной ошибки приступил к высадке десанта на 2,5 мили восточнее точки развертывания, фактически в тылу своей 54-й армии. В ходе высадки перевернулись три лодки, утонули двое бойцов. После возвращения отряда в Осиновец капитан-лейтенант Балтачи был отстранен от должности, арестован и 24 октября 1941 года по приговору военного трибунала Ленинградского военно-морского гарнизона признан виновным в срыве десантной операции, за что приговорен к лишению свободы сроком на восемь лет без поражения в правах.

Днем 22 сентября командующий фронтом Жуков потребовал высадить десант во что бы то ни стало в назначенном месте для дальнейшего движения на Шлиссельбург, а также произвести ближайшей ночью высадку в Шлиссельбургской губе разведывательного отряда моряков. И в этот раз, в ночь на 24 сентября, десант не удалось высадить. В намеченном месте оказалась каменная гряда, не позволившая катерам подойти к берегу, а глубина исключала достижение берега по дну. Зато в ту ночь в районе Шлиссельбургской губы удачно высадился разведотряд в составе 40 моряков под командованием начальника разведотдела штаба Балтийского флота подполковника Н. С. Фрумкина.

Отряд на двух катерах подошел к Шлиссельбургу к затопленной отмели. Пройдя почти два километра по грудь в ледяной воде, десант вышел незамеченным. Рассредоточившись и замаскировавшись, разведчики вели наблюдение за противником, вскрыв систему обороны в этом районе. Были обнаружены четыре артиллерийских и шесть минометных батарей, 25 пулеметных точек противника. Единственная радиостанция перестала работать из-за пребывания в воде, и отряду пришлось прорываться к своим, чтобы доставить добытые сведения о противнике. Ночью отряд с боем пробился через линию фронта в расположение 54-й армии в районе населенного пункта Южные Липки, потеряв четырех человек убитыми и двух ранеными.

Утром 25 сентября командующий ЛВФ контр-адмирал Б. В. Хорошхин, выполняя требование Жукова, приказал немедленно произвести высадку десанта днем чуть восточнее Шлиссельбурга, прямо в лоб противнику. Десантный отряд сформировали из оказавшихся под рукой подразделений – 40 разведчиков-водолазов, 105 курсантов морского пограничного училища, 44 человека из караульного взвода штаба флотилии. Отряд высадки состоял из транспорта «Чапаев», судна «Сатурн», пяти сторожевых катеров, четырех прогулочных катеров типа ЗИС, двух баркасов и нескольких шлюпок. Для огневой поддержки выделили канонерские лодки «Олекма» и «Бурея», пять катеров «малый охотник» и один бронекатер, а также артдивизион флотилии. В резерве на Осиновецком рейде остались сторожевой корабль «Конструктор» и канонерская лодка «Нора». Подготовка высадки, как и всех предыдущих, отсутствовала полностью. К назначенному сроку штаб флотилии успел только собрать корабли в пункте погрузки и посадить десант.

Высадка осуществлялась под прикрытием дымовых завес, поставленных катерами. Бойцам пришлось идти вброд до берега около километра, преодолевая сильное течение из Ладоги в Неву. Под прикрытием огня кораблей и артиллерийского дивизиона десантники к 16 часам смогли достичь берега и закрепиться на нем. К тому времени, по воспоминаниям выживших, от вражеского огня уже погибло до половины десанта, в том числе шедшие впереди командиры.

В рамках противодесантной операции немецкое командование сначала привлекло штурмовую авиацию, которая атаковала группами по 10–12 самолетов, затем предприняло контратаки при поддержке танков. Дым от разрывов, затянувший весь берег, препятствовал прицельной артиллерийской поддержке десанта огнем кораблей и береговой артиллерии. С наступлением темноты в ночь на 26 сентября шлиссельбургский десант уже был полностью уничтожен.

Из 189 участников операции в живых остались только 14 человек. Из них 11 с боем пробились к своим в районе Бугры, а трое выплыли в Ладогу, где их подобрали катера. 175 бойцов и командиров погибли или пропали без вести. Современным историкам удалось установить некоторые фамилии тех, кто выжил в том десанте. Это главный старшина роты особого назначения БФ Кадурин, лейтенант морского пограничного училища Сафонов, разведчик Ладожской флотилии Бавин, курсанты морского пограничного училища Попов, Ерохин и Воробьев. Из состава десанта только один человек был награжден впоследствии орденом Красного Знамени, еще шесть человек получили медаль «За отвагу».

Советское командование не сделало правильных выводов из стремительной гибели десанта. Уже 26 сентября штаб Ладожской флотилии начал подготовку к новой десантной операции: два катера и баркас должны были высадить неполную роту (95 человек) из состава 1-й стрелковой дивизии НКВД в районе Шлиссельбургской пристани. Очередная неподготовленная высадка началась на рассвете 27 сентября. При подходе к пристани их обнаружил противник, встретив артиллерийско-пулеметным огнем. Оба катера были потоплены, погибли 17 человек, остальных удалось поподнять из воды катерам прикрытия.

Вечером 27 сентября Жуков поставил новую задачу: высадить стрелковый батальон 1-й дивизии НКВД (200 человек, четыре орудия, минометы и другое тяжелое вооружение) в крепость Орешек, где оборонялся советский гарнизон, чтобы в дальнейшем на шлюпках высадить его через 120-метровую невскую протоку непосредственно в Шлиссельбург. На подготовку к операции отводилось несколько часов. Войска грузились с пристани, находившейся под артобстрелом немцев, и уже там часть кораблей получила повреждения. В результате только одному тральщику удалось в темноте добраться до крепости и высадить десантников. Остальные 130 бойцов и артиллерия прибыли туда в ночь на 29 сентября, а на обратном пути транспорт «Щорс» сел на мель севернее Орешка. Экипаж под покровом темноты удалось эвакуировать, обездвиженный транспорт утром 29 сентября противник обнаружил и уничтожил артиллерийским огнем.

Однако и эта высадка оказалась напрасной, и 1 октября десантные операции отменили. Так завершилась попытка освобождения Шлиссельбурга со стороны Ладожского озера. Все доставленные в крепость Орешек войска впоследствии были переброшены назад, на правый берег Невы под огнем противника и с потерями.

Ранее, 26 сентября закончилась и первая Синявская наступательная операция, начатая 19 сентября. В результате совместных усилий войска 54-й армии продвинулись в сторону Синявино только на 6–10 километров, а на Мгинском направлении были вынуждены отойти от железнодорожной ветки Мга – Кириши до реки Назия. Частям Невской оперативной группы удалось форсировать Неву и захватить плацдарм на левом берегу в районе Московской Дубровки. Впоследствии плацдарм получит название «Невский пятачок» и до 1944 года станет местом кровопролитных боев.

Подводя итог десантным операциям, следует обратить внимание на то, что ни одна поставленная задача не была достигнута. Существует мнение, что десант требовался для отвлечения внимания противника от «Невского пятачка». Но это не подтверждается немецкими документами, согласно которым никаких дополнительных сил к месту высадки малочисленных десантов не стягивалось. Они не создавали серьезных угроз береговой обороне противника, а гибель шлиссельбургского десанта наглядно показала бессмысленность атак укрепленного берега малыми силами без соответствующей тщательной подготовки и поддержки, причем 1-я дивизия НКВД с артиллерией и другим тяжелым вооружением так и не была высажена. Однако ни один из уроков шлиссельбургского десанта командование не усвоило, проведя осенью того же 1941 года столь же гибельные десанты в Петергофе и Стрельне.
Автор:
Евгений Афонин
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти