История Швеции. Эпоха Кальмарской унии. «Стокгольмская кровавая баня»

8, 9 и 10 ноября 1520-го года на центральной площади Стокгольма проходила массовая казнь знатнейших, выдающихся аристократов Швеции. Это событие, оставшееся в летописях под названием «Стокгольмская кровавая баня», до сих пор является одним из самых трагических во всей истории северной державы. Истоки же противостояния, которые привели к этой драматичной развязке, берут свое начало гораздо раньше…

История Швеции. Эпоха Кальмарской унии. «Стокгольмская кровавая баня»


В 1397-ом году королева Дании Маргарита объединила Данию, Швецию и Норвегию в так называемую Кальмарскую унию. Эти страны, находясь под властью датских королей, жертвовали своей независимостью, однако сохраняли самоуправление. Союз, заключенный силой, не принес мира и процветания ее участникам – как между объединёнными унией государствами, так и внутри них постоянно приключались мелкие раздоры, вылившиеся со временем в открытый конфликт между датчанами и шведами.


В конце 1514-го года архиепископ Швеции Якоб Ульфссон сложил с себя сан в связи со своим преклонным возрастом. Его преемником стал двадцатишестилетний Густав Эрикссон Тролле, успевший окончить немецкий университет и являвшийся рьяным сторонником Дании. Вокруг утверждения его кандидатуры плелись сложные интриги, детали которых, к сожалению, неизвестны историкам. Вернувшись в 1515-ом году на родину, Тролле начал активную борьбу со Стеном Стуре Младшим, захватившим Стокгольм в июле 1512-го года в ходе крестьянского восстания и провозгласившем себя регентом Швеции.

Увидев, что церковь приняла сторону ненавистных ему датчан, Стуре выразил желание ограничить ее влияние в стране. Чтобы быстрее разобраться с новым архиепископом он выдвинул ряд требований о лишении Густава Тролле его замка в Стекете (включая все окрестные земли, с давних пор принадлежавшие представителям Церкви). Свои взгляды на данный конфликт Стуре Младший и его сторонники излагали в многочисленных письмах и листовках, а также постоянно выступая перед народом на рынках и площадях. Противоречие обострилось до предела, когда Стен отправил в темницу отца Тролле. Архиепископ был вынужден укрыться в стенах Стекета, но вскоре войска Стуре осадили замок. Началась открытая междоусобная война.
Следующим шагом Стуре стала попытка заручиться поддержкой всесословного представительного собрания – риксдага. Подобные сходки, где присутствовали представители всех сословий, а каждый участник выступал от имени определенной территориальной области, созывались в Швеции издавна. Однако они не имели постоянной формы и собирались лишь при специальных обстоятельствах. Все же существенные государственные дела решали на заседаниях государственного совета (риксрода), который являлся представителем всевозможных общественных групп (сословий) страны. Однако во второй половине пятнадцатого века (и особенно во время жизни Стуре) обсуждение различных вопросов на народных собраниях стало обретать в политической жизни Швеции все более заметную роль. Еще Стен Стуре Старший, бывший дважды регентом этого государства, хотел с помощью расширенной представительной системы, включавшей горожан и крестьян, образовать новую инстанцию, занимающую место над государственным советом. Его дело продолжил Стен Стуре Младший, любимым девизом которого стали слова из канонического права: «Затрагивающее всех, должно получить согласие всех».

Мнение риксдага имело огромное значение в борьбе Стуре с Густавом Тролле. В начале 1517-го года в Арбоге прошло заседание представителей, на котором Стен Стуре вместе с соратниками подробно разъяснил свою точку зрения в конфликте с архиепископом. В итоге собравшиеся «дворяне, жители горнозаводских районов и торговых городов, далекарлийцы и прочие крестьяне» поддержали его. С одобрения риксдага Стуре продолжил осаждать замок Тролле в Стекете. Архиепископ ничего не мог поделать, кроме как предавать войска неприятеля анафеме. Однако вскоре ему на помощь двинулся молодой король Дании Кристиан II. Его войска приблизились к Стокгольму, но были разбиты Стуре и изгнаны из Швеции.

В ноябре 1517-го года в Стокгольме прошло очередное заседание риксдага, на которое с охранной грамотой приехал сам Густав Тролле. Здесь над архиепископом учинили настоящий суд. В заключении его риксдаг от лица всех кого он представлял сам, а также от лица госсовета (включавший нескольких епископов), соблюдая все формальности, вынес решение уничтожить Стекет. В тексте говорилось: «…являясь причиной большого зла, должен до основания быть разрушен, чтобы он не мог более служить прибежищем для изменников родины, опорой и надеждой для датчан и чужеземцев… Все поклялись в этом единодушно и обещали, что никогда не будем иметь Густава Тролле архиепископом Швеции». Таким образом, борьба между государством и церковью, ровно, как и осада замка, продолжилась. Защитники замка мужественно отбивались, однако Стекет все же был захвачен и развален до основания. Вместе с гибелью замка пропали все ценнейшие реликвии, заключенные в его стенах. Побитого архиепископа бросили в тюрьму, а многих его сторонников обезглавили и колесовали. Страсти в Швеции бушевали вовсю. Церковную собственность упразднили, Стен Стуре писал: «Покуда я жив, буду заботиться о благе святой церкви со всем разумением. Однако заступаться за тех, кто словом или делом намерен погубить государство и простой люд, я никоим образом не намерен».

Дания была решительно не согласна с таким положением дел. В 1518-ом году король Кристиан II организовал новый поход. Однако и в этот раз его войска были разбиты в битве у Бреннчурки. Потерпев поражение, датский монарх завел разговоры о мире, потребовал личного свидания со Стуре, а для своей безопасности попросил в заложники шесть шведских аристократов (среди которых были: юный Густав Эрикссон Ваза и епископ Хемминг Гад).

Однако вскоре после начала переговоров войска Кристиана без предупреждения поспешно погрузились на корабли и отплыли в Данию. Вместе с ними в качестве пленников отправились и шестеро знатных шведов. Таким образом, перемирие было сорвано, в отношениях между странами повисло прежнее напряжение. Зато подобное предательское поведение Кристиана II дало Стуре отличный материал для его антидатской пропаганды. А вскоре ему удалось заручиться поддержкой папского легата Джана Анджело Арчимбольди, организовавшего в Швеции торговлю индульгенциями. За данное представителю Ватикана разрешение продавать индульгенции ему вменялось в обязанности регулярно проповедовать против Дании и Густава Тролле.

Возвращаясь на свою родину, Арчимбольди сделал очень большую ошибку, решив прогуляться еще и по землям Дании. Все собранные им за индульгенции средства были конфискованы королем, который употребил их, в частности, для снаряжения своего нового войска. Здесь необходимо отметить, что Кристиан никогда не отказывался от мысли вернуть себе власть над Швецией. На землях соседа его прельщало многое, но прежде всего огромные горные богатства Бергслагена. Имеются сведения о том, что влиятельный торговый дом Фуггеров, державший в своих руках фактически всю европейскую торговлю медью, очень хотел распоряжаться и шведскими залежами.

Кристиан (или Христиан) II родился 1 июля 1481-го года и был сыном датского короля Иоанна. Он с детства отличался умом, энергией, храбростью и жестокостью. В юности его часто можно было видеть на городских улочках и в трактирах в компаниях простых людей. Очевидно, отсюда и берет начало его будущая неприязнь к дворянству и духовенству, низшие же сословия датского народа нашли в нём покровителя и заступника. В качестве испытания будущего монарха отец отправил его укротить бунт в Норвегии. Кристиан утопил восстание в крови, а затем принял против местного дворянства такие меры, что оно фактически исчезло в этом государстве. В 1514-ом году он был коронован в Копенгагене. Многие историки отмечают его выдающиеся способности принимать верные решения в трудных обстоятельствах. Кроме того его отличали такие черты характера как упрямство, коварство и подозрительность. В Бергене он познакомился с голландской трактирщицей Сигбриттою и страстно влюбился в ее дочку Дювеку. Несмотря на то, что в 1515-ом году он официально женился на Изабелле Габсбургской со своей любовницей так и не разорвал связи. Необходимо отметить, что Дювеке благотворно влияла на короля, сдерживая его темную сторону. В 1517-ом году она скончалась при загадочных обстоятельствах, а в Кристиане произошли резкие перемены к худшему. По итогам расследования гибели любовницы был казнен видный магнат Торбен Оксе. Ожесточившись, Кристиан II ополчился против датских дворян, одновременно попав под влиянию Сигбритты (матери Дювеке). Она была назначена председателем министерства финансов и всеми силами старалась усилить влияние среднего класса. Следствием было разраставшееся недовольство между датскою аристократией и королем, которого, по глубокому убеждению знати, околдовала «гнусная голландская чернокнижница». Неизвестно чем все это бы закончилось, если бы короля не отвлекла борьба со Швецией.


Для очередного завоевательного похода Кристиан II подготовил огромное (по тем временам) отлично вооруженное войско. Также он заручился поддержкой папы, получив от него буллу с заявлением об отлучении всей Швеции от церкви. Необходимо отметить, что, приняв на себя реализацию папского приговора, Кристиан II объявил войну, чуть ли не новым крестовым походом, что дало ему право неограниченного сбора денег и средств. В 1520-ом году набранные во Франции, Германии и Шотландии ландскнехты перешли Халландскую границу и вторглись в шведскую провинцию Вестергётланд. На замерзшем озере Осунд разыгралась решающая битва войск Кристиана с крестьянским ополчением Стена Стуре. Шведская дружина проиграла сражение и отступила на север. Крестьяне Вестергётланда сдались Кристиану и уплатили заявленную контрибуцию. Следующий бой произошел в Тиведских лесах, где шведов опять разбили. Но настоящая трагедия приключилась через два дня после Тиведского поражения. На пути в столицу, прямо в санях, скончался тяжелораненый в ногу Стен Стуре. Шведский народ лишился своего выдающегося предводителя, и никто не мог заменить его. Через некоторое время отдельные представители шведской церкви и аристократии начали искать способы примириться с датчанами. На свободу отпустили Густава Тролле, а государственный совет согласился признать Кристиана II правителем Швеции. Вскоре было заключено перемирие, датское командование выразило убеждение, что Кристиан будет милостив к своим новым вассалам и предпочтет конституционный образ управления.
Однако сопротивление шведов еще не было сломлено окончательно. В живых оставалась Кристина Юлленшерна, вдова Стена Стуре и Жанна д’Арк своего народа. С оставшимися верными ей сторонниками она, заручившись поддержкой Польши и вольного города Данцига, начала яростную и безнадежную борьбу. Жители Стокгольма, вдохновленные ее патриотизмом, удерживали город, а самой Кристине даже удалось одолеть датчан в одной из битв. В итоге войска противников встретились в районе Упсалы 6 марта 1520-го года. Ожесточенное сражение длилось несколько часов без какого-либо перевеса, в конце концов, ратники Кристины не выдержали, дрогнули и были разбиты. Однако сама воительница уцелела и еще целое лето 1520-го года отряды крестьянских ополченцев нападали на датские войска. В мае 1520-го года к берегам Швеции подошел датский флот, и Стокгольм оказался осажденным с суши и с моря. В конце лета Кристина была вынуждена капитулировать. Однако произошло это лишь после того, как датский король подписал ряд предложенных ему условий, а именно: полную амнистию для сторонников Стуре, подтверждение владений его семьи и подчинение короля постановлениям государственного совета.

7 сентября датчане заняли столицу Швеции, а 4 ноября Кристиан был помазан Тролле в Стокгольмском соборе, принеся присягу о соблюдении старых шведских законов. Новый король Швеции вел себя очень любезно, повторил обещание всеобщей амнистии, пообещал править в стране через наместников, которых выберет из коренных жителей. Коронацию продолжили торжественным посвящением Кристиана в рыцари, шикарными пирами и всевозможными церемониями. Целых три дня непрерывно шли возлияния в честь нового монарха, а 7 ноября началась «забава» иного рода.
Горящий местью архиепископ потребовал от короля суда над своими старыми врагами из числа сторонников Стуре. 7 числа в Стокгольмском замке король, члены государственного совета и ряд высокопоставленных особ услышали жалобу, написанную Густавом Тролле. В ней архиепископ испрашивал помощи короля в деле восстановления справедливости и наказания «покойного еретика Стена», а также его помощников. Для того чтобы обойти обещанную Кристианом амнистию, Тролле объявил все действия обвиняемых открытой ересью. Обещания же данные еретикам выполнять было совсем не обязательно.

Вечером по распоряжению датского монарха несколько отрядов солдат ворвались в пиршественный зал и выгнали оттуда несколько человек. Затем все двери зала были закрыты на ключ, а оставшиеся люди, заблаговременно внесенные Густавом Тролле в черные списки, были предоставлены себе на всю ночь. На следующий день в присутствии короля над схваченными людьми провели скорый допрос. Церковный суд возглавлял сам архиепископ, он же выносил приговор. В нем подчеркивалось, что «нечестивый союз» был, несомненно, обращен против римской церкви. Решение суда – «повинны в явной ереси» – распространялось согласно каноническому праву не только на осужденных, но и на их сторонников. Однако церковь не марала свои руки указанием степени или родом наказания. Этим делом занималась «светская власть», – в данном случае сам Кристиан II. Именно по его решению в двенадцать часов ночи над светскими и духовными лицами, когда-либо замеченными в числе сторонников Стуре, начались казни. Первыми на центральной городской площади обезглавили епископов Скару и Стронгнеса. За ними последовали четырнадцать дворян, три бургомистра, четырнадцать членов городского совета – все выдающиеся граждане Швеции. Затем перешли к низшему дворянству и простым горожанам Стокгольма. Имущество казненных было конфисковано в пользу монарха. Казни не прекращались весь следующий день, реки крови стекали от площади Стурторьет по улицам. Всего по разным источникам было умерщвлено, обезглавлено и повешено около сотни человек. Однако Кристиану этого показалось недостаточно. Расправившись с живыми, он принял решение выкопать из земли трупы Стена Стуре Младшего и его ребенка. В страстную субботу в Южном предместье был разведен огромный костер, в который побросали все мертвые тела, включая останки Стуре. Массовое убийство людей вошло в историю как Stockholm Blodbath («Кровавая Баня в Стокгольме»), а Кристиана II с тех пор величают в Швеции не иначе как «Тираном». Любопытно, но Кристина Юлленшерна избежала печальной участи своих товарищей, она была объявлена «мертвой при жизни» и навечно заточена в темнице.

Местом проведения массовой казни стала площадь Стокгольма под названием Стурторьет (Stortorget) или «Большая площадь». Она была центром средневековой столицы, вокруг которой отстраивался город. На площади берут начало три улицы: Черных монахов, Купеческая и Башмачная. Ширина каждой из них не превышает пяти метров. В центре площади в древние времена стоял позорный столб, в семнадцатом веке рядом с ним выкопали колодец. Здания вокруг площади были возведены в разные эпохи, а окончательный вид комплекс построек получил в 1778-ом году после строительства здания фондовой биржи. Сейчас в этом здании размещен Нобелевский музей и библиотека, а также Шведская академия. После трагических событий «Стокгольмской резни» в наружную стену одного из домов западной стороны площади были вмонтированы девяноста два белых камня (по числу казненных). Рядом с площадью Стурторьет можно найти памятник Святому Георгию, установленный по приказу Стена Стуре Старшего в память о победе над датчанами в 1471-ом году.


В результате нехватки материала сегодня довольно трудно говорить о том, какова доля вины всех участников этого преступления. Историки даже не определились на счет того, кто играл в этой резне главную роль: архиепископ Тролле и его партия или король Кристиан со своими советниками. Известно лишь, что оправдываясь перед народом Швеции за учиненные убийства, новый государь назвал их превентивными мерами, позволившими стране избежать наложения папского интердикта (запрещения любых церковный действий) вследствие появления огромного количества еретиков. Кроме того он принес извинения Папе Римскому за убийство двух епископов, переложив всю вину за этот поступок на своих подчиненных.

Итак, королевская власть Кристиана II в Швеции стала поистине неограниченной. Казалось, что все единомышленники Стуре уничтожены, а мятежные настроения шведского крестьянства сломлены соответствующими законами. Однако планы короля шли куда дальше. Кристиан мечтал о великой скандинавской империи, скандинавском торговом обществе, способном при содействии голландцев затмить знаменитый Ганзейский союз. С такими мыслями король пустился в обратный путь к себе на родину.

Однако на самом деле партия Стуре вовсе не была раздавлена. Уцелевшие организовали ряд мелких восстаний в Далекарлии и Смоланде. Резня в Стокгольме дала в руки сторонников покойного регента огромнейшее количество материала для привлечения к себе новых людей. Юридические тонкости церковного суда и допроса «еретиков» абсолютно ничего не говорили простой публике, зато поведение завоевателей вселяло в их сердца страх и ужас. Прошло совсем немного время со дня отъезда Кристиана, а в Швеции уже назрело всеобщее восстание. Единственный вопрос заключался в отсутствии должного предводителя, человека способного и желающего повести людей за собой, до конца испив сию чашу, каковой бы она не была. Лучшие и способнейшие сторонники Стуре были перебиты, Кристина Юлленшерна вместе со своими сыновьями сидела в тюрьме, высшее дворянство практически в полном составе приняло сторону Кристиана. Еще до своего заключения вдова Стена Стуре получила послание от далекарлийцев, в котором было написано: «Нам представляется совсем жалким и скверным, что не имеется добрых людей из благородных рыцарей желающих поддержать шведское крестьянство и наказать врагов, королевских слуг, которые забравшись на наши земли, грабят, жгут и убивают...».

Ближайшим родственником Кристины являлся Густав Эрикссон Ваза, тот самый дворянин, который в 1518-ом году был отдан Кристиану в качестве заложника, а затем обманом увезен в Данию. Вдова Стена Стуре приходилась ему теткой по материнской линии. Кроме того династия Вазов состояла в родстве с семьей Стуре. В 1419-ом году переодетый в одежды погонщика скотины Густав Ваза сбежал из своей тюрьмы в городе Любек (север Германии). Несмотря на требование датчан о выдаче беглеца, власти города предоставили ему убежище и покровительство. В 1520-ом году Густаву удалось возвратиться на родину. Он остановился у своего старого друга Андерса Перссона, однако вскоре его пребывание было обнаружено, и Густав снова пустился в бега. Он двигался к границам Норвегии, а власти преследовали его. Прячась от дневного света и людей, Густав самостоятельно добрался до Далекарлии, где сторонники Стуре сохранили свои давнишние и самые крепкие связи. Несмотря на то, что в те годы он был молод и неизвестен среди народа, местные жители тут же избрали Густава своим вождем, а в январе 1521-го года о нем уже услыхал Кристиан II.

Разумеется, Густав Ваза всей душой жаждал отомстить. В ходе стокгольмской резни захватчики казнили его отца и зятя, а мать и сестра томились в плену в далекой Дании. У него был горячий, настойчивый и решительный характер, блестящий ораторский талант и привлекательная внешность. Огромнейшее значение в выдвижении Густава Вазы сыграли родственные связи со Стеном Стуре. Однако никто и не предполагал, что этот скромный по молодости лет дворянин превратится в одного из самых выдающихся политических деятелей, каких когда-либо знала Швеция. Очень скоро восстание в Далекарлии набрало полную силу. За крестьянами поднялись горняки из медных шахт, а по всей Швеции, из провинции в провинцию, от одного жителя к другому, передавался призыв восставших: «Сражайтесь с нами, чтобы освободить своих детей и себя, как и раньше поступали преданные Швеции люди!». Вскоре все северные регионы Центральной Швеции присоединилась к Густаву, его также поддержали корсары, которые в те времена вели каперскую войну с датчанами в Балтийском море.

В конце весны 1521-го года отряды Густава Вазы приблизились к Стокгольму. Навстречу ему выступили войска Густава Тролле, но были разбиты, а сам архиепископ заперся в столице. К восставшим примкнули вермланды и смоландцы, а в начале лета к движению Густава Вазы присоединился Вестергётланд. Известны слова одного знатного дворянина из этой провинции: «Лучше на своей земле встать рядом с достойнейшими, чем просить подаяние в чужом краю». После того как мятеж поддержал епископ Ганс Браск из города Линчёпинга, Густав Ваза был выбран регентом-правителем Швеции. Очень скоро у датчан в руках осталась только крепость Кальмар (в котором была подписана Кальмарская уния) и столица Швеции. Не дожидаясь захвата Стокгольма, наместники короля Кристиана (в их числе и Густав Тролле) сбежали в Данию, а Густав Ваза, положение которого улучшалось с каждым днем, в 1522-ом году добился поддержки Любека. Давно питавшие вражду к датскому монарху жители вольного города приняли решение помочь шведам людьми, флотом и деньгами. В 1523-ем году Густав Ваза освободил Стокгольм, а вскоре вся страна была очищена от датчан (в их руках осталась лишь южная часть современной Швеции – Сконе). Замок Кальмар также после ряда сражений перешел в руки шведов. С этого момента времени Кальмарская уния прекратила свое существование, а 6 июня 1523-го года Густав Эриксон Ваза официально был избран королем Швеции. Так началась «эпоха Ваза».

Густав Ваза по праву является национальным героем Швеции. Яркий и противоречивый по характеру правитель, по мнению многих отечественных историков, более всего напоминает Петра Великого. Они оба, пытаясь модернизировать свои государства, выстроить их по своему разумению, вмешивались в любые, как большие, так и маленькие, дела.

Густав Ваза полностью поменял систему отношений между церковью и государством, проведя знаменитую Реформацию. В результате размеры церковных имении сократились, доходы духовенства (в частности, епископов) упали в десять раз, а юрисдикция священнослужителей ограничилась лишь правом наблюдения за нравственностью. Король был объявлен главой шведской церкви, получив право налагать свою волю на любую церковную реформу. В 1544-ом году Густав вместо выборной монархии утвердил наследственную (власть передавалась старшему из потомков по мужской линии), окончательно превратив дворянство в бюрократический класс, покорный во всём воле правителя. Король Швеции много занимался развитием шведской промышленности и торговли, развивал животноводство и коневодство. В частности, в страну в больших количествах завозили племенных животных. После развала Кальмарской унии внешняя политика Густава Вазы была нацелена на пресечение попыток ее восстановления. Он решительно выступал за суверенитет Швеции, заложив основы национального государства. Нельзя не отметить и любви короля к богатству. Начиная свою политическую карьеру, Густав владел всего двадцатью дворами, перед смертью же у него их было более пяти тысяч.

Скончался Густав Ваза 29 сентября 1560-го года, преемником стал его ребенок от первого брака Эрик XIV. Положение в стране в этот период было стабильным, управление – хорошо налаженным. Швеция находилась в мире с соседями, а финансы были в полном порядке. Через несколько лет этой стабильности пришел конец….


Интересно проследить, как сложилась судьба остальных «героев» рассматриваемых событий. Возвратившись на родину, Кристиан II был полон грандиозных планов будущих преобразований. В 1521-ом году он неожиданно отправился путешествовать, объехал множество городов, набирая к себе на службу местных ремесленников. В поездке он свел знакомство с немецким живописцем Альбрехтом Дюрером и знаменитым ученым-гуманистом Эразмом Роттердамским, обсуждая с ними грядущие реформы. В беседе с последним он заявил: «Умеренность тщетна. Вернейшими и лучшими являются методы, сотрясающие все основы». Вернувшись 5 сентября, Кристиан с жаром взялся за дело.

На базе голландской модели был разработан и издан свод законов под названием «Landelove». В нем были прописаны весьма дерзкие для той эпохи указы, например такой: «Отменить продажу людей крестьянского звания. …злой, нехристианский обычай продавать и дарить мужиков и христиан по исповеданию, как скот бессмысленный, исчезнуть должен отныне». Помимо запрета на торговлю крестьянами была ограничена власть высшего духовенства, запрещено создание союзов крупных купцов в ущерб мелким. Разумеется, эти, достаточно правильные реформы, не нашли поддержки у выборного парламента и датской знати, привыкшей иметь полную власть «над шеею и рукою своих крестьян». Более того, часть из них прямо нарушала положения Хартии Вольностей. И именно в это же время вспыхнуло восстание Густава Вазы в Швеции. Поскольку возможности Норвегии и Дании уже были исчерпаны, дабы найти средства на очередную войну Кристиан увеличил Зундскую пошлину (налог, взимавшийся датчанами за проход иностранных кораблей через пролив Зунд), задерживая суда, отказавшиеся ее платить. Из-за этого отношения с соседями обострились, Любек и другие города Ганзы начали готовиться к войне. Наконец, не вытерпев, 20 января 1523-го года высшая знать Дании предложила трон сыну датского короля Кристиана I – Фредерику Гольштейнскому. Не найдя поддержки, Кристиану II ничего не оставалось как бежать из страны.

Он обосновался в Голландии, где начал подготавливать вторжение в Данию. Здесь к нему присоединился еще один изгнанник – Густав Тролле, который активно агитировал в пользу восстановления Кристиана II. В конце концов, 24 октября 1531-го года, бывший король отплыл на родину, однако буря разметала его небольшой флот возле норвежских берегов. 1 июля 1532-го власти этой страны выдали его Фредерику I, и оставшиеся двадцать семь лет жизни Кристиан прожил в неволе в замках Зондерборг и Калундборг. По сохранившимся сведениям с ним обращались как с дворянином и разрешали гулять по крепостям, не выходя за их стены. Архиепископ Тролле же остался в Норвегии, позже он принял участие в «Графской войне» – междоусобной резне за престол Дании после смерти Фредерика I в 1533-ем году. Тролле был ранен в сражении при Экснебьерге и скончался в 1535-ом году. Любопытно, что после кончины датского короля Кристиана III в 1559-ом году возникла большая вероятность возвращения уже дряхлого Кристиана II на трон, однако он также умер через несколько дней и был с почестями похоронен в Оденсе.

Источники информации:
http://ulfdalir.ru/literature/2704/2717
http://rushist.com/index.php/tutorials/soloviev-newtime/1087-khristian-ii-i-stokgolmskaya-krovavaya-banya
http://www.newpolitolog.ru/nepols-705-1.html
http://videostrannik.ru/ploshhad-stokgolma/
Автор: Игорь Сулимов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 21
  1. Мирный военный 9 ноября 2013 08:31
    Это всё родственные разборки, ибо шведы, датчане, норвежцы и исландцы это один этнос (у них один язык).
    Веселее история современной шведской королевской династии, основанной французским маршалом Жаном Бати́стом Жюль Бернадо́том, посаженного на престол Наполеоном... smile
    Мирный военный
    1. Fobos-grunt 9 ноября 2013 11:00
      Не скажите: датчане - это скандинавские французы. Шведы - скандинавские немцы, а норвежцы были ближе к балтийским народам и народу русскому! Они друг друга терпели только из–за общих морских путей.
      1. Мирный военный 9 ноября 2013 13:48
        Цитата: Fobos-grunt
        Не скажите: датчане - это скандинавские французы шведы- скандинавские немцы а норвежцы – были ближе к – балтийскими народами и русскими! Они друг друга терпели только из – за общих морских путей

        Нет. Это один народ поделившийся на манер раздробления русского народа сыновьями Ярослава Мудрого. Повторяю, у них даже язык один.
        А дробились и превращались во врагов друг другу они охотно, под негласным управлением их же родичами, ставшими высшей британской знатью, которые, в то время жёстко конкурировали со своими же родичами, ставшими частью высшей знати во Франции.
        Мирный военный
    2. Vinny-Buh 9 ноября 2013 11:13
      Некоторые историки утверждают, что у Бернадота была наколка ,,Смерть королям!,,
      Vinny-Buh
      1. Yarik 10 ноября 2013 10:00
        Так оно и было.
  2. svp67 9 ноября 2013 08:42
    У каждой страны есть свои "темные истории", вот только они из-за этого не перед кем не чувствуют себя постоянно виноватыми и не извиняются. История, это история и её уже не изменить.
  3. Ols76 9 ноября 2013 09:03
    Дела давно минувших дней.
  4. Алексей18 9 ноября 2013 09:33
    Кровавая была эпоха. Судьба Кристиана II очень напоминает молодые годы Ивана Грозного, у которого первая жена была отравлена и как вследствие этого была организована опричнина.
    1. vahatak 9 ноября 2013 18:27
      Цитата: Алексей18
      Кровавая была эпоха.

      100 (сто) человек после суда были казнены? Что тут кровавого?
      vahatak
      1. Юра 10 ноября 2013 00:56
        Цитата: vahatak
        100 (сто) человек после суда были казнены? Что тут кровавого?

        Ну если пафосно выразиться, то вырезать практически весь цвет государства того времени. Если бы вырезали ещё человек сто из оставшихся дворян, то я думаю мы сейчас и не знали бы что была какая-то Швеция, или знали бы но уже только из учебников по истории.
        1. vahatak 10 ноября 2013 22:22
          Цитата: Юра
          Ну если пафосно выразиться, то вырезать практически весь цвет государства того времени.

          Вы, наверно, плохо представляете себе, что такое дворянство. Во Франции, например, в 18-ом веке было 400 000 (четыреста тысяч) дворян. Швеция, конечно, меньше, скажем 10 раз, и 16-ый век, не 18-ый, но все же дворяне в любой приличной стране исчисляются минимум десятками тысяч, так что 100 человек, это мелоч. В той же Франции была Варфоломеевская ночь, 3000 убитых за одну ночь без суда и следствия, однако дворяне не исчезли.
          vahatak
  5. Симон 9 ноября 2013 10:46
    Да..! Тяжело далась свобода и независимость тихой и спокойной Швеции.
    1. Юра 10 ноября 2013 01:08
      Цитата: Симон
      Да..! Тяжело далась свобода и независимость тихой и спокойной Швеции.

      И в то же самое время пираты ( викинги) и каперы Швеции столетиями терроризировали прибрежные государства почти по всему миру. Трудно назвать места где они не отметились. Сами шведы говорят что Америку они открыли задолго до Колумба. Что касается самой статьи, отличная познавательная статья, хороший ненавязчивый слог, ссылки на хронологию.
  6. Фин 9 ноября 2013 11:22
    Густав Эрикссон Тролле,

    Так вот от кого это пошло. И Швецию и Данию троллилlaughing.
  7. Сергей 163 9 ноября 2013 12:03
    То ли дело у нас на Руси. Приказал Иван Грозный боярам идти на плаху, те смиренно в очередь выстроились и понурив бороды... пошли. И нет проблем с мятежниками.) А вообще то очень интересные взаимоотношения были в те времена между аристократией и правителями. Статье "+".
    Сергей 163
  8. samoletil18 9 ноября 2013 12:35
    И у европейцев еще хватает наглости указывать России, как надо развивать демократию. am
    1. vahatak 9 ноября 2013 18:28
      Причем тут демократия? Один народ добился независимости от другого. Вот этому многие должны учиться.
      vahatak
  9. BBM 9 ноября 2013 12:36
    Яркий и противоречивый по характеру правитель, по мнению многих отечественных историков, более всего напоминает Петра Великого

    с той малюсенькой разницей что в отличии от маньяка петрухи не казнил своих любовниц и сыновей, а также не заточил "законную жену" в монастырь...
    BBM
    1. samoletil18 9 ноября 2013 12:45
      В Голландии научился этому.
    2. Зрелый натуралист 9 ноября 2013 20:57
      Цитата: BBM
      в отличии от маньяка петрухи

      Я всё больше склоняюсь к версии подмены реального Петра, действительно, на маньяка.
      Зрелый натуралист
  10. AK-47 9 ноября 2013 22:02
    На пути в столицу, прямо в санях, скончался тяжелораненый в ногу Стен Стуре.

    Смерть Стена Стуре Младшего на льду озера Меларен в 1520 г. Худ. Хелльквист К. Г. (1851—1890).
    AK-47
  11. AK-47 9 ноября 2013 22:29
    У Густава Ваза был горячий, настойчивый и решительный характер, блестящий ораторский талант и привлекательная внешность

    На лугу перед церковью в Муре в 1520 г. Густав Васа обратился к жителям города с призывом взять в руки оружие.
    Худ. Хелльквист К. Г. (1851—1890).
    AK-47
  12. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня