К вопросу о «неприхотливости»…

Не очень люблю писать, да и времени, честно говоря, часто не хватает, но как-то «зацепил» один из комментариев: человек, комментируя статью про танк Т-64, называл его «неприхотливым».

Т-64 в ГДР, 1980-е гг



Немного предыстории. Конец 80-х годов. Я лейтенант, выпускник Харьковского гвардейского Танкового, получил распределение в ГСВГ. Кто не знает — так назывались наши войска на территории части Германии — ГДР.

Так уж вышло, что после серии распределений попал в 221-й гвардейский отдельный полк прикрытия границы, на вооружении которого были танки Т-64АМ. Мой батальон был «придворным», так как располагался вместе со штабом полка в военном городке около города Людвигслуста. В дальнейшем читатель поймет, при чём тут «придворность»…

Но вернемся к «неприхотливости», тем более, что рассказ я буду вести с точки зрения наблюдателя. Почему наблюдателя? Да потому, что главным героем моего рассказа буду не я, а «одна из легенд» моего батальона, заместитель командира танковой роты по вооружению — старший лейтенант. Назовем его Вадимом по фамилии Ядрицев.

Вадим был действительно легендой. Классный специалист, изучивший Т-64 не только теоретически, но, что важнее, — практически. Он умел разбирать и ремонтировать двигатель 5ТДФ в полевых условиях! Поверьте, это очень сложная задача, так как такая работа заводом-изготовителем даже не обговаривается, только в армейских рем. мастерских, а тут в чистом поле, в линейной роте… Короче, его очень ценили. И он очень часто оказывал помощь всем, кого танк Т-64 вдруг ставил в тупик, и всегда его советы были точные, по делу и, главное, эффективные.

Все «неприятности» у Вадима начались после одной из командировок на танкоремонтный завод в Кехмейзере, откуда он привез новый и, главное, «неучтенный» двигатель 5ТДФ. Ценность данного приобретения трудно было переоценить, так как редко какой выход батальона на учения оканчивался без поломок двигателя, а стоимость его была значительна, и денежные вычеты за внеплановый ремонт были нередки. Так что иметь двигатель в запасе — мечта многих командиров подразделений Т-64. А так как просто так привезти и спрятать двигатель было невозможно, то свидетелей набралось много, и об таком «прибытке» очень быстро узнали зам. командира по вооружению полка и нач. бронетанковой службы полка, и они посчитали, что не по чину роте владеть таким «богатством» и начали, скажем так, кампанию по «принуждению к добровольной сдаче». Официально они действовать не захотели, так как отлично понимали, что любое официальное действие могло иметь много негативных последствий — в первую очередь против них самих.

Вот она, негативная сторона «придворного» положения, всё время «на глазах и в шаговой доступности». Роту Вадима начали «гнобить», особо доставалась ей за то, что один из танков учебно-боевой группы был на «издыхании», но до капремонта ему было ой как далеко, а двигатель его «желал лучшего», несмотря ни на какие «заботы» Вадима. Просто его пару раз успели хорошо перегреть, и в результате он из разряда «капризных» стал «невыносимо капризным»… И вот этот «панзер» (так на немецкий манер у нас тогда назывались танки, назовем его «126») стал «полем битвы» за новый двигатель 5ТДФ.

Этапы этой битвы таковы. НБТС по указанию ЗВК полка стал планировать «126» на все практические занятия, а за невыход боевой машины и срыв практических занятий в то время уж точно по «головке никто не гладил», а «снимали волосы вместе с головой и погонами…» Так что перспектив у Вадима было две: согласиться, что «неучтенный» двигатель — достояние полка, или обеспечивать выход «126» на занятия. Он решил бороться, и в результате обеспечивал весь личный состав полка, в этот момент находящийся в парке, неизгладимыми впечатлениями и темой для разговоров часа на два.

Сигналом к началу «шоу» служил пуск подогревателя «126», который подогревал двигатель танка около получаса. За это время «зрители» старались занять лучшие места в «курилках», так как они располагались как раз не далеко от стоянки танков учебно-боевой группы.

Что же мы видели? Диспозиция такова. Танк, Т-64 — на своем штатном месте, мех.-вод. представлен своей головой, высунутой из люка и пожиравшей взглядом Вадима, около правого направляющего колеса — сам Вадим, но там он только задерживался для подачи команды и, видимо, чтобы чуть передохнуть, так как всё основное время он курсировал от носа к корме танка для визуального контроля процесса запуска двигателя. За спиной Вадима, на безопасном удалении, стояли командир танка и наводчик орудия. На безопасном — то есть на расстоянии, на котором Вадим до них сразу дотянуться не мог, иначе они могли «получить на орехи» за нерасторопность мех.-вода, особо доставалась командиру танка…

Ну, вот подогреватель «воет» свою нескончаемую песню, Вадим то интересуется у мех.-вода показаниями термометра, то он уже около кормы, по каким-то своим приметам пытается оценить «нагретость» и готовность двигателя к пуску. Ну вот, вроде «звезды сошлись», поступает команда: «Глуши». Подогреватель глохнет, после чего следует продувка и командир ставит крышку на место… Всё, теперь наступает самое интересное. По большому счету, многие из вас видели кадры запуска космических ракет с параллельной трансляцией команд, тут происходило почти то же.

Команда: «Насос», жужжание маслонасоса, до момента ответа мех.-вода «Готово», то есть давление масла в системах двигателя в норме…

«Масловпрыск», слышно срабатывание пневмоклапана, есть, порция масла поступила в цилиндр ...


Вадим: «Прокрутка», мех.-вод стартером проворачивает несколько раз коленвалы, без подачи топлива, чтобы масло более ровно распределилось по цилиндрам.

«Двойной масловпрыск» — с некоторым перерывом слышны два хлопка пневмоклапана.

«Пуск» — двигатель начинает тяжело раскручиваться, танк «дрожать», из выхлопного короба появляется сизоватый дым, Вадим бежит в корму, пытаясь по цвету дыма определить, запустится — не запустится.

Получив визуальные данные и произведя их оценку, возвращается на «позицию».

Следует команда «Газу», по которой мех.-вод начинает прерывисто давить на педаль, подбрасывая топлива в цилиндры, и вот опять, «Масловпрыск» — двигатель чуть взревел, из короба вырывается более густой дым, но двигатель не заводится.

Вадим в корму, оценил — к колесу, командует: «Воздух», механик помогает стартеру «воздушным способом»… Двигатель чуть оживляется, но опять не заводится, всё, 45 сек, разрешенные на пуск двигателя от АКБ истекли, команда — «Стой»…

Минуты две отдыха и опять: «Масловпрыск», «Пуск», дым, тряска танка, очумелые глаза мех.-вода, сорванный голос Вадима, «челночный бег» нос-корма-нос, до того момента пока двигатель, выбрасывая огромное черное облако, заводился… Хотя иногда для этого приходилось менять воздушные баллоны на заправленные, а в сеть танка подключать дополнительную пару АКБ…

Но каждый учебный день «126», «гордо» задрав свое орудие, в густом сизом дыму, что тот «Варяг», уходил на полигон, где целый день его эксплуатировали, стараясь не глушить двигатель…

Вот такая она, «неприхотливая» «шестьдесятчетверка»…

P. S. А «яблоко раздора», увы, очень скоро пригодилось…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

67 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти