К вопросу о «неприхотливости»… «Шоу» продолжается

Нельзя сказать, что предыдущая моя статья вызвала шквал обсуждений, но еще раз для меня четко показала, что людей, неравнодушных к истории танковых войск СССР, хватает.

Итак. ГСВГ готовилась защищать свою Родину — СССР — добросовестно. Занятия, тренировки, учения — всё шло своим чередом. И мой полк очень часто «гостил» на Вюнсдорфском полигоне, отрабатывая там много задач, и обычно мы задерживались там на полтора месяца каждые полгода.


Перемещались же мы туда и назад в ППД «железными дорогами» ГДР. Для чего каждый раз приходилось осуществлять погрузку танков на железнодорожные платформы. И если на полигоне это происходило чинно и красиво, то на обратном пути… начиналось «шоу». Причем каждый раз. Расскажу о первом, мною увиденном: первые впечатления более яркие, да и в тот раз я все же больше был «зрителем», так как в «бой шли одни «старики»», а «молодежь» училась…

Главными героями «шоу» были неисправные танки, а их каждый раз набиралось достаточно. Хуже всего было, когда Т64 превращались в «дот», то есть двигатель отказывал, и по разным причинам заменить его на полигоне не представлялось возможным. И таких в тот раз набралось две машины… Мой взвод, слава богу, эта участь не постигла, но на «157» появилась течь масла, один из маслопроводов стал «сочиться», и, чтобы его поменять, требовалось снять двигатель. Зампотех батальона посмотрел и решил, что, конечно, плохо, но до «дома» доживет.

В результате я оказался старшим колонны «инвалидов», то есть мне была поставлена задача — выйти во главе колонны из четырех «дефектных» машин раньше общей колонны батальона и довести ее до района ожидания погрузки. Пока я собирал своих «дефектных», мимо меня, натужно ревя двигателями, прошли две сцепки с неходовыми танками, они пошли еще раньше. «Коллекция» же у меня собралась интересная, у двух танков открылась течь масла, один отчаянно грелся, а последний был самый интересный: он поворачивал налево только на четных передачах, направо — на нечетных. Он у меня и стал «командирским». В принципе четыре километра до района моя «инвалидная команда» прошла без особых «потрясений», главное, дошли и дров не наломали, причем буквально… Там я рассредоточил машины и стал ждать погрузки. Время свободное было, так что я решил оглядеться. Станция особого внимания у меня не вызвала, у нас и полустанки крупнее встречались, а тут два пути и один подъездной путь с боковой и торцевой рампой. Поселок тоже был небольшой, домов двадцать, но все такие ухоженные, чистенькие. Самым большим зданием был молокозавод, куда мои солдатики, уже не первый раз здесь бывавшие, и «зашастали», принеся от туда два наполненных молоком до верху ящика АТ-1, «дружба — фройндшафт» в действии…

За полчаса до начала погрузки, когда уже было видно подходящую батальонную колонну, маневровый тепловозик подал платформы под погрузку. И тут я начал замечать, что на той стороне «железки» стали собираться «местные», как-то даже удивился: что они, танков не видели? Но потом пошло-поехало. Ротные колонны четко подошли в район и остановились. Экипажи разделились, командиры и механики остались с танками, а наводчики орудий, под управлением зампотехов рот перебежали к платформам и стали быстро опускать и закреплять борта, готовя платформы к погрузке танков. Причем, что меня удивляло, имея более узкую колею, немецкие платформы позволяли грузить на себя по два танка, в Союзе не «жадничали», один танк — одна платформа…

Ну, всё готово, короткое построение, доведение порядка погрузки и распределение «теплушек», и начали… Первыми пошли боеготовые машины и «мои» «инвалиды». Причем когда стал «выводить» их с места стоянке, то вдруг заметил, что после одного из них на земле осталось довольно большое масляное пятно, а рядом была тропинка, по которой в этот момент шел какой-то немец, он внимательно смотрел на наши танки, и было видно, что это ему интересно и нравится. Заметив масляное пятно, он привлек мой взгляд окриком и показывая на пятно стал повторять «Капут?», «Капут?» В школе и в училище изучал английский, но смысл этого слова благодаря нашим военным фильмам знал хорошо, так что он пытался сказать понял. Ну не будем же ронять свою советскую гордость, пришлось сделать ему успокаивающий жест и подняв палец к верху ответить «Гут!» На что услышал в ответ «Гут!?!?!?» и увидел огромные удивленные глаза. Видимо, я нанес человеку серьезную психологическую травму, размыв границы представлений о «хорошем и плохом» в техническом состоянии «панзеров»…

Ну вот, подавляющая масса танков погрузилась, проверена постановка на «горный» тормоз и стопорение башен и пушек, дополнительно пушки закреплены тросами. На рампе остались четыре танка, два «мертвых» и два «живых» и БТС, на лобовом листе которого, солдаты из ремвзвода уже закрепили тросом ведущее колесо танка. И началось главное «представление». «Мертвую» машину цепляли тросами спереди и сзади крест на крест к танку и БТС и начали затягивать на платформу. Иногда казалось, что она как бы зависает в воздухе на растяжке тросов, но всё делается очень аккуратно, не спеша, но четко. Вот буксир перешел с крайней платформы на нужную, вот тихонько за ним переползла и «мертвенькая». Так тихонечко и аккуратненько её дотягивают до нужного места на платформе, затем отцепляют от переднего танка, и БТС тихонько оттягивает назад. Потом после установки пары шпор БТС аккуратно упирается закрепленным на броне ведущим колесом в корму и толкает её вперед, до сигнала «Стой». Вот очередная пара шпор закреплена, и БТС подается назад, увлекая за собой танк, опять «Стой», всё, танк погружен. Тросы отцепляются, и БТС лихо уходит на боковую аппарель, освобождая место для следующей сцепки… Все повторяется вновь, за одним исключением, БТС уже никуда не уходит, а тоже закрепляется на платформе. Стоит добавить, что всё это обильно сдобрено «беготней», кучей каких-то криков, из которых хорошо различим только мат, и незабываемым армейским антуражем. И главное — целая толпа зрителей, вот никогда не думал, что в двух десятках двухэтажных домов может жить столько народу, видимо, всё же на молочный завод приезжали люди и с других мест, их действительно было очень много. На мой вопрос: «Чего это они?» ротный ответил: «Да немца хлебом не корми, дай на военную технику посмотреть, да и что им еще делать, а тут такое развлечение…»

Я решил продолжить свой рассказ о службе на Т64, но не с целью очернить эту машину, так как она мне дорога как первый мой танк, а с задачей показать, что служба в танковых войсках не самое простое дело, и, в частности, из-за того, что приходится часто быстро решать вопросы, которые перед тобой ставит жизнь. Но, впрочем, всё как везде, но с «танковым» уклоном.

Сейчас, печатая эти статьи, я, похоже, понял всю глубину «замысла» появления танка Т72. Т64 хорошая и очень интересная машина, к слову сказать, изготовленная на очень высоком уровне, что сразу понимаешь, когда знакомишься, к примеру, с Т72, вот где минимализм возведен во главу угла, всё просто, практично, без излишеств. Но эта машина увы, действительно очень сильно опередила свое время, и переход с таких «динозавров» как Т55 и Т62 не мог пройти просто так, хотя к тому времени, когда я начинал свою службу, конечно же, многие вопросы уже были решены, но… но… Очень много солдат приходило к нам из сельской местности, где они работали на значительно более простой и менее привередливой технике, где сам факт использования воды для залива, чуть ли не из лужи, вполне привычное и допустимое дело, а вот «шестьдесятчетверка» этого не прощала. «Двухтактный» дизель очень уж «экстремальный». Очень он уж теплонагруженный и высокооборотистый, что, конечно, хорошо для создания двигателя с рекордными показателями, но в реальности зона оптимальных режимов уж очень узкая, а выход из неё приводил к поломкам двигателя.

В результате, если бы возник военный конфликт и в танковые войска были бы призваны приписники, до этого служившие на «динозаврах», то это привело бы к массовому выходу техники от технических неисправностей. Т72 был и есть более понятный для людей, служивших на Т55, Т62 — «мобилизационный» — он и есть «мобилизационный»

Да и машины у нас были «условно» новые, у многих из них на броне уже были отметки о двух капитальных ремонтах. И если к чисто «харьковчанкам» относились еще хорошо, то к машинам, побывавшим в «умелых» руках солдат-ремонтников завода в Кехмейзере, отношение было… короче, таких печатных слов нет. Что, в принципе, я ставлю в минус конструкторам, хотя, конечно, старались конструкторы устранить выявленные «погрешности» очень сильно, Т64А и Т64Б во многом очень разные машины, и в плане надежности было сделано очень много. Мне же «посчастливилось» служить именно на Т64А, так что хотите верьте, хотите нет.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти