На передовой военного туризма

На передовой военного туризма

Рик Свини недавно организовал тур для небольшой группы отдыхающих. Всё было налажено. Они должны были вылететь в Турцию, а затем по земле добраться до пункта назначения. Сирии. В последнюю минуту они решили отказаться от тура. И не из-за опасности, хотя, как говорят, в Сирии в гражданской войне уже погибло более ста тысяч человек, а из-за того, что туроператоры, базирующиеся в США, боялись, что чиновники внесут их в черные списки подозреваемых в связях с Аль-Каидой.

Если бы это случилось, то Рик Свини и другие основатели туристического агентства Warzone Tours не могли бы заниматься своим бизнесом: организацией туристических туров в Могадишо и Багдада и обеспечением безопасности политиков и топ-менеджеров в качестве частных контракторов.


Свини и его коллеги — это небольшая группа людей, занимающихся нишевым бизнесом и отправляющих людей не на испанские пляжи, а в страны, где идут или тлеют военные конфликты. Компания Свини работает в самой дорогой и авантюристической нише туристического бинеса, а кто-то даже назовет эту нишу безрассудной и извращенно вуайеристической. Цена индивидуального тура в Багдад для отдыхающего достигает 40 000 долларов.

Warzone Tours позиционирует себя на рынке как компания, предоставляющая услуги в области «экстремальных путешествий» в зоны военных конфликтов. На сайте компании изображены солдаты, горящая машина, а музыкальным фоном служат звуки взрывов и крики.

Рику Свини 49 лет, он прослужил в армии и проработал в индустрии безопасности уже 25 лет. Идея бизнеса возникла у него во время службы в горячих точках: «Я был в Боснии и Ираке, и там было столько культурных памятников, которые я не мог посмотреть, и столько людей, с которыми я хотел и не мог пообщаться!»

Он обсудил свою идею в парой потенциальных клиентов и их энтузиазм убедил его, что в индустрии есть ниша для людей, кто хотел бы посетить места, где идет или уже закончился военный конфликт. В 2008 гоуд заработала его компания Warzone Tours.

Типичный клиент — это человек, который никогда не служил в армии и не работал в области безопасности, но «сделал деньги и обладает средствами для чего-нибудь авантюрного, что не мог себе позволить, пока зарабатывал капитал». Большинство клиентов компании — бизнесмены среднего возраста, кто зарабатывает больше 100 тысяч долларов в год. Хотя Рик Свини вспоминает среди своих клиентов и одну женщину, которая купила тур в Ирак для своего престарелого отца. «Может быть, она хотела получить свое наследство пораньше» - усмехается он.

Безопасность — самая дорогостоящая часть тура. Но оно того стоит, считает Свини, который отправляет в пункт назначения команду частных контракторов заранее и нанимает местных гидов, которым можно доверять. «Логистика и планирование — это наша основная забота. И это стоит денег. Даже топ-менеджер при командировке на свой завод в Мексику не получает столько услуг в сфере безопасности, сколько мои туристы» - говорит Свини.

Настоящие же военные туристы, считает Рик, это одиночки, которые обычно едут в зону войны сами по себе. Ходят слухи о людях, кто притворятся журналистом, чтобы получить опыт на передовой. В Сирии были истории о женщине, которая отправилась на фронт, чтобы выйти замуж за боца Свободной сирийской армии, другая женщина только пережила разрыв отношений с любимым человеком и ехала на войну, чтобы ее убили, а два студента из колледжа просто хотели получить право потрепаться о своих фотках с АК-47 в руках.

Рика Свини не смущают опасности Багдада или Могадишо (США и Великобритания не рекомендуют своим гражданам посещать Ирак и Сомали). «Наверное, эти места кажутся людям опаснее, чем они есть на самом деле. Бывает, что стреляют неподалеку или взрывается машина, - беспечно говорит он — но ничто не направлено именно против нас».

Идея военного туризма вызывает отторжение у Джеймса Виллкокса, британца, который помог двум дельцам (одному из Пакистана, другому из Афганистана) основать в 2006 году компанию Untamed Borders («Неукрощенные границы»). В отличие от Рика Свини, у него нет военного или охранного прошлого, но он, когда мог, очень много путешествовал по центральной Азии. «Путешествия — это мой способ образования» - горит Виллкокс, который сегодня организовывает туры в пещеры Бамиана, где талибы уничтожили огромные статуи Будд.

«Военные туристы, черные туристы, дьявольские достопримечательности, военные туры — все эти термины мы стараемся не применять, так как они отражают того, чем мы занимаемся» - говорит Виллкокс. Тем не менее он отмечает, что путешественники любят фотографироваться на фоне сожженных советских такнов в Афганистане или на месте падения «Черных ястребов» в столице Сомали в 1993.

Основа его бизнеса — организация и курирование туров в Афганистан, особенно пеших походов в Ваханский коридор в провинции Бадахшан. Кандагар и Гильменд не входят в список посещаемых мест, но он берет путешественников на осмотр Кабула (куда они и прилетают изначально).

«Люди думают, что здесь одна только война. В Кабуле же на работу каждый день идут 6 миллионов человек и ничего с ними не случается. Страх непропорционален риску».


Драматичные сюжеты на ТВ и репортажи в прессе искажают будничную реальность. «Во время беспорядков в Лондоне в в 2011 году я получал звонки, СМС-ки и письма по электронной почте от знакомых из Грозного, Кабула и Могадишо с вопросами, всё ли у меня в порядке. Они увидели картинки с горящим зданием в Лондоне и думали, что я в беде».

Николас Вуд, бывшей балканский репортер «Нью-Йорк Таймс», создавший в 2011 году компанию Political Tours, также находит термин «военнй туризм» отталкивающим. Его компания устраивает туры в Ливию, Северную Корею и даже в пострадавший от кризиса лондонский Сити.

После того, как в сентябре прошлого году убили американского посла в Бенгази, Вуд решил, что Ливия слишком нестабильна для туристов. «У меня есть моральная ответственность перед клиентами не допускать излишних рисков» - говорит он.

Также он не хочет потакать вуайеризму давно подсевших на войну «наркоманов», кто хотел бы быть свидетелем боевых действий вживую. Вуд признает, что военные репортеры приходят в возбуждение и получают адреналиновый драйв от освещения военных конфликтов, хотя и отмечает, что в этом частично виновато и низкопоклонство публики перед военным репортером, как перед героем войны.

Джефф Ханн работает для тех, кто хотел бы открыть для себя Афганистан и Ирак. Ханн основал компанию Hinterland Travel тридцать лет назад и говорит, что бизнес никогда не шел так бойко как сейчас, особенно после того, как интернет подогрел интерес к делу. Ханн беспокоится, что с развитием бизнеса не сможет найти себе достойного помощника с нужными знаниями. Сам он говорит немного на арабском языке и кое-как на пушту и фарси. Обычно он обходится, разговаривая с людьми в горячих точках «на простом английском и медленно»

Ханн, как и другие, говорит, что этот вид бизнеса не сделает его богатым. У Рика Свини, владельца Warzone Tours, основной доход компании приносит охранная деятельность. Туризм в горячие точки — лишь побочная деятельность, и это позволяет ему в том числе и отклонять предложения тех туристов, чья мотивация кажется ему подозрительной.

«Мы избавляемся сразу от клиентов, кто хочет, чтобы ему дали АК-47. Мы считаем, что оружие должно находиться в руках профессионалов, а не клиентов». Хотя, Свини признает, что есть и другие, «операторы-ковбои», кто смотрит на это иначе. Свини не называет себя «туристическим агентом», предпочитая говорить, что «мы просто парни из охраны, кто знает, как вести себя в зоне конфликта».

Он также отрицает, что наживается на страданиях других. «Обычно критики обвиняют нас в том, наш бизнес — это неполиткорректно. А это совсем не так. Наоборот. Я хочу, чтобы клиенты как раз сели бы с местными за один стол, разделили ли бы общую трапезу и поговорили бы друг с другом».
Автор:
Эмма Джакобс
Первоисточник:
http://www.ft.com/cms/s/0/0125aa18-408d-11e3-8775-00144feabdc0.html#ixzz2jL2XBOtR
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти