Бинокль от главкома. Призовая зенитно-ракетная стрельба 175-й бригады ракетных кораблей ТОФ в 1989 г.

От автора. Со времени описываемых событий в нашей жизни изменилось очень и очень многое. Естественно, не мог остаться в стороне от происходящего и Тихоокеанский флот. Эскадры давно нет. Почти все корабли, упоминаемые в статье, либо сданы на слом, либо стоят в отстое, из которого им уже никогда не выйти. Самолеты и крылатые ракеты-мишени устарели и давно сняты с вооружения. Осталась только память о делах, которыми можно гордиться - чтобы новым поколениям российских моряков было с чем сравнивать.

Бинокль от главкома. Призовая зенитно-ракетная стрельба 175-й бригады ракетных кораблей ТОФ в 1989 г.
ЗУР на кормовой ПУ "Боевого"


Корабельные стрельбы, будь то артиллерийские, ракетные, торпедные или любые другие, всегда являются своего рода итогом, финалом целого этапа подготовки воинского коллектива. Независимо от класса корабля - тральщик это или ракетный крейсер. Состязательные же стрельбы - вершина боевой подготовки корабля, соединения за учебный год. А стрельбы на приз главнокомандующего Военно-морским флотом - проверка эффективности боевой подготовки за год всего флота, показатель готовности к решению поставленных перед ним задач. Каждая из этих ежегодных стрельб уникальна, единична в своем роде и из-за сложности условий выполнения и, практически, полного отсутствия элементов упрощенчества, максимально приближена к боевой ситуации. К таким стрельбам допускаются не все корабли и соединения, а только те, которые в процессе боевой учебы зарекомендовали себя лучшими по своему боевому предназначению.


Призовая зенитно-ракетная стрельба 175-й бригады ракетных кораблей Тихоокеанского флота на приз главнокомандующего ВМФ по противовоздушной подготовке за 1989 г. была назначена на 27 октября в районах боевой подготовки залива Петра Великого. Для завоевания приза главкома стрельба должна была быть не обычной, какие постоянно выполняются в ходе плановых учений при отработке курсовых задач боевой подготовки, а с применением новаторских и более эффективных приемов, в сложной помеховой обстановке, при массированном применении «противником» крылатых противокорабельных ракет. Командование Тихоокеанским флотом приняло решение провести первую в ВМФ, а поэтому, в какой-то мере, опытовую стрельбу по семи ракетам-мишеням, одновременно подходящим к ордеру кораблей с различных направлений. Для выполнения задачи была сформирована корабельная ударная группа (КУГ ПВО) в составе эскадренных миноносцев пр. 956 «Боевой» и «Осмотрительный», большого противолодочного корабля пр. 1155 «Адмирал Трибуц» и сторожевого корабля пр. 1135 «Порывистый». КУГ возглавлял командир 175-й бригады ракетных кораблей капитан 1 ранга Е.Я. Литвиненко на эсминце «Боевой». Руководитель стрельбы - командир 10-й оперативной эскадры ТОФ контр-адмирал И.Н. Хмельнов на БПК «Адмирал Трибуц».

В соответствии с планом руководителя корабли построились в ордер. Уравнителем стрельбового ордера определили БПК «Адмирал Трибуц». Эсминцу «Боевой» назначалась позиция от уравнителя по пеленгу 70°, в дистанции 4 км, позиция эсминца «Осмотрительный» располагалась от уравнителя по пеленгу 305°, в дистанции 7,5 км, а СКР «Порывистый» от уравнителя находился по пеленгу 280° на удалении 4 км. Этим обеспечивалась электромагнитная совместимость радиолокационных комплексов. Центром района огневых позиций КУГ ПВО было определено место бпк «Адмирал Трибуц» на 16:00 хабаровского времени (время «Ч», на которое была назначена стрельба) - Ш=42°46',0 сев., Д=136°00',0 вост. Стрельбовый курс - 105°, скорость соединения при выполнении стрельбы - не менее 18-21 узлов. Точкой прицеливания для носителей противокорабельных ракет являлся «Адмирал Трибуц». Носителями мишеней ПКР стали атомная ракетная подводная лодка К-127 (пр. 675), вооруженная лодочными ракетами-мишенями РМ-6 (крылатые ракеты П-6), самолет Ту-16К - носитель комплекса авиационных крылатых ракет КСР-5НМ, береговой комплекс БРАВ «Редут», имеющий на вооружении ракеты-мишени РМ-35 (крылатые ракеты П-35), а также использовался радиоуправляемый реактивный самолет-мишень Ла-17ММ.

По замыслу руководителя стрельбы, ПЛАРК К-127 запускала по ордеру с пеленга 0° две мишени РМ-6 с курсовым параметром 2 км по корме БПК «Адмирал Трибуц». Дистанция пуска - 65 км. Самолету Ту-16К следовало прибыть в район стрельбы за полчаса до времени «Ч», имея на борту две ракеты-мишени КСР-5НМ. Его подстраховывал второй Ту-16К, имеющий на борту также две крылатые ракеты-мишени, на случай невозможности выполнения стрельбы основным самолетом-носителем. Основной Ту-16К запускал свои КСР-5НМ с пеленга 30°. Дистанция пуска - 70 и 65 км соответственно. Точка прицеливания - «Адмирал Трибуц», но, учитывая дальность пуска и скорость полета ракет 303 м/с, их курсовой параметр при подходе к ордеру должен был составить 2 км по корме большого противолодочного корабля. Высота полета ракет КСР-5НМ устанавливалась 200 м. На аппаратуре самонаведения авиационных ракет, исходя из соображения безопасности для посторонних целей, вводились ограничения: по курсу ±16°, по времени полета - 379 с. С пеленга 330°, имея точкой прицеливания БПК «Адмирал Трибуц», из района огневых позиций на мысе Поворотный, запускались две противокорабельные крылатые ракеты-мишени берегового базирования РМ-35 комплекса «Редут». Из района береговых огневых позиций «Черный Куст» стартовал беспилотный самолет Ла-17ММ, которому после совершения нескольких маневров на траектории полета следовало подойти к ордеру с пеленга 90°.

Командование назначило разрешенные сектора стрельбы и ответственные сектора ПВО. В целях обеспечения противодействия иностранным техническим разведкам, время «Ч» (подход ракет к ордеру) выбиралось с учетом графика пролета американских разведывательных спутников (РИСЗ).

Для создания фона помеховой обстановки на стрельбе привлекались самолеты Ту-16СПС-55 и Ту-16ДОС. Район постановки активных помех, прикрывающий удар крылатыми ракетами, определялся таким образом, чтобы надежно маскировать подход ракет. Постановщик активных помех Ту-16СПС-55 курсами 10-190° на высоте 6300 м за 15 мин до времени «Ч», в течение 25 мин ставил помехи в диапазоне радиоволн 9,8-12,5 см; длина каждого галса самолета - 80 км. Постановщик пассивных помех Ту-16ДОС проводил, начиная за 2 ч 30 мин до стрельбы, осмотр района проведения учений курсом 210° до удаления 130 км и обратно, а в промежуток времени от одного часа до 30 мин перед началом стрельбы ставил поле пассивных помех, также маскирующих подход ракет-мишеней к ордеру. Поле пассивных помех состояло из двух линий: первая - на дистанции 40 км, вторая - на дистанции 55 км от стреляющих кораблей, со смещением на северо-восток. Курсы постановки поля помех - 105-285°. Длина каждого галса постановки - 40 км, высота постановки - 6000 м, плотность -8 пачек дипольных отражателей на 100 м пути. Для создания пассивного помехового поля применялись дипольные отражатели ДОС типов А, Б, В, по 33% каждого вида.

В состав ракетно-артиллерийского вооружения и технических средств кораблей ударной группы входили:

1. Огневые средства ПВО КУГ
- зенитные ракетные комплексы коллективной обороны «Ураган» с КМСУО ЗР-90 эсминцев пр. 956, по одному на каждом (всего 4x1 ПУ МС-196, 96 ракет 9М-38М1);
- универсальные артиллерийские комплексы АК-130 с СУО «Лев-218» и АРЛС MP-184 эсминцев, по одному на каждом корабле (всего 4x2 АУ А-218, по 2000 130-мм снарядов на ЭМ);
- зенитный ракетный комплекс самообороны «Кинжал» с одним модулем РЛС К-12-1 на большом противолодочном корабле пр. 1155 (3 модулей по 8 ЗУР в каждом, всего 64 ЗУР9М330-2);
- универсальный артиллерийский комплекс АК-100 с СУО «Лев-214» и АРЛС МР-114 БПК (2x1 АУА-214);
- зенитный ракетный комплекс самообороны «Оса-МА» на сторожевом корабле пр. 1135 (2x2 ПУ ЗИФ-122, 48 ЗУР9МЗЗ);
- универсальный артиллерийский комплекс АК-726 с СУО «Турель» и АРЛС MP-105 СКР (2х2-76мм АУ ЗИФ-67);
- зенитные артиллерийские комплексы АК-630М с СУО «Вымпел-А» и АРЛС MP-123 ЭМ пр. 956 и БПК пр. 1155, по два на каждом (всего 12x6 АУА-213М, по 4000 30-мм снарядов на установку, по 16.000 на корабль).

2. Средства РЭБ КУГ
- комплексы постановки пассивных помех ПК-2 с СУ «Терция» на эсминцах пр. 956 и БПК пр. 1155 (всего 6x2 ПУЗИФ-121 (КЛ-102), 140-мм турбореактивные снаряды ТСП-47 типов ДС-2, ДС-3 и ДС-10, снаряды ТСТ-47, ТСТВ-47);
- комплекс постановки пассивных помех ПК-16 на СКР пр. 1135 (ПУКЛ-101, 82-мм турбореактивные снаряды ТСП-60 различных типов -ДС-50, ДОС-15-16-17-19, ДОС-19-22-26);
- станции постановки активных помех МП-407 на всех кораблях;
- комплекты надувных уголковых отражателей НУО на всех кораблях (не менее 6 комплектов НУО типа А-4 на каждом);
- дымовые шашки МДШ на всех кораблях.

3. Радиотехнические средства освещения воздушной обстановки
- РЛК МР-700 «Фрегат-М2» на ЭМ «Боевой»;
- РЛК МР-700 «Фрегат-МА» на БПК «Адмирал Трибуц»;
- РЛК МР-700 «Фрегат-М» на ЭМ «Осмотрительный»;
- РЛС МР-310А «Ангара» на СКР «Порывистый».

Здесь необходимо отметить, что РЛК МР-320 «Подкат» и второй модуль РЛС К-12-1 для ЗРК «Кинжал» БПК «Адмирал Трибуц» получил после ремонта с модернизацией в середине 90-х гг.

Давно известно, что успех боя зависит от устойчивости и надежности управления своими силами. Поэтому обеспечению стреляющих кораблей непрерывной и скрытой связью уделялось особое внимание. Связь с обеспечивающими силами руководителем стрельбы осуществлялась в однополосной телефонии с использованием таблицы условных сигналов, специально созданной на эти учения. Связь между кораблями обеспечивалась каналами закрытой УКВ-радиосвязи в сетях управления оружием, боевых информационных центров и командной.

В сети управления оружием работали только управляющий огнем КУГ, он же начальник ПВО 175-й БРК капитан 3 ранга Александр Поляков, находившийся на КП ПВО КУГ на эсминце «Боевой», управляющие огнем кораблей, а также заместитель управляющего огнем соединения, флагманский специалист ракетного оружия 175-й БРК капитан 3 ранга Александр Захаров, разместившийся на КП ЗОС «Осмотрительного». В сети боевых информационных центров осуществлялся контроль за безопасностью маневрирования КУГ, точностью удержания позиций, контроль чистоты района стрельбы, отсутствия посторонних целей в опасных и запретных секторах, контроль за кораблями и самолетами, осуществляющими слежение за соединением, ведение противодействия иностранным техническим разведкам, контроль за электромагнитной совместимостью корабельных радиотехнических средств. Радиосеть была подана в боевые информационные центры кораблей КУГ, а также на флагманский командный пункт КУГ на эсминце «Боевой». На КП ПВО кораблей функционировал канал открытой УКВ-радиосвязи со старшим зенитным ракетным начальником войск ПВО.

Командный пост радиоэлектронной борьбы КУГ, с которого осуществлялось управление радиоэлектронной борьбой и применением средств РЭБ КУГ, находился на эсминце «Боевой». Там же размещался флагманский пост КПУНИА (командный пост управления и наведения истребительной авиации) 175-й БРК.

Радио- и радиотехническая разведка велась на всех кораблях. Управление РР и РТР осуществлял флагманский разведчик бригады ракетных кораблей с ФКП-Р эсминца «Боевой». Обмен разведывательной информации производился в отдельной радиосети с использованием таблицы условных сигналов. На «Адмирале Трибуце» развернули флагманский командный пункт руководителя стрельбы, составленный из офицеров штаба 10-й ОПЭСК.

Согласно замысла выполнения стрельбы и на основании руководящих документов, расход ракет по опасно летящим мишеням не ограничивался. Опасно летящими считались авиационные ПКР КСР-5НМ, а также все ранее обстрелянные, но не сбитые ракеты-мишени. По ним рекомендовалось вести стрельбу пусками трех ЗУР 9М-38М1 по каждой. Тогда обеспечивалась вероятность гарантированного сбития мишени не менее 0,75. Артиллерийские комплексы АК-130 и АК-630 предполагалось использовать стрельбой непрерывными очередями с выдачей целеуказания по наиболее опасным или уже обстрелянным ракетам-мишеням. Пуск ЗУР по ракетам-мишеням рекомендовалось производить с 25 км, то есть с предельной дальности для ЗРК «Ураган». Планировалось артиллерийскими комплексами АК-130 огонь не открывать до момента схода зенитных ракет, чтобы сотрясения корпуса корабля от выстрелов артустановок не сбили сопровождение целей операторами «Урагана».

С целью подготовки к выполнению призовой стрельбы и отработки взаимодействия кораблей ударной группы были проведены контрольное (23 октября) и зачетное (на следующий день) тактические учения по ПВО, а также зачетные зенитные артиллерийские и ракетные стрельбы по противолодочной ракете 85РУ, запущенной с БПК «Адмирал Спиридонов» (24 октября) и по ракетам-мишеням - одной РМ-6 с ПЛАРК К-127 и двум КСР-5НМ с самолета Ту-16К (25 октября). На стрельбах отработали схемы применения ЗРК, ЗАК и средств РЭБ. Основное внимание уделялось выполнению мер безопасности и технической готовности комплексов.

Поскольку по плану призовой стрельбы в ответственный сектор ПВО «Боевого» входили только три цели (Ла-17ММ и две КСР-5НМ), а в разрешенный сектор стрельбы влетали практически все мишени, командир эскадренного миноносца перед командиром ракетно-артиллерийской боевой части корабля капитаном 2 ранга Владимиром Харлановым поставил задачу выдать зенитным огневым средствам корабля целеуказания по всем обнаруженным целям. А перед управляющим стрельбой ЗРК «Ураган», командиром группы управления зенитного ракетного дивизиона старшим лейтенантом Сергеем Самулыжко - обстреливать все цели, вошедшие в разрешенный сектор, а также вне его, при условии отсутствия в опасной или запретной зоне зенитного ракетного комплекса кораблей КУГ.

Отдавая такой довольно рискованный приказ командир корабля был полностью уверен в мастерстве и безусловной точности его исполнения корабельными ракетчиками. Ведь не зря командир бригады называл «Боевой» главным «забойщиком» среди всех кораблей своего соединения. Отличные результаты стрельб последних лет, богатейший опыт, приобретенный на боевом прикрытии советского судоходства во время ирано-иракской войны в Персидском заливе, выдвинули эсминец в число лучших кораблей оперативной эскадры по ракетно-артиллерийской подготовке. Командир группы управления «Урагана» Сергей Самулыжко, несмотря на свою молодость, считался лучшим специалистом на соединении и даже не побоялся однажды вступить в спор с главным конструктором комплекса, отстаивая правоту своих действий относительно дистанции пуска зенитных ракет во время одной из стрельб, на которой он добился максимальной дальности встречи ракет с целями.

Стрельба началась по запланированному «сценарию». Станции постановки активных помех против носителей противокорабельных ракет использовались условно. С приходом самолета Ту-16К на рубеж 130 км корабли КУГ начали постановку ложных дезинформирующих целей (ЛДЦ) комплексами ПК-2 и ПК-16, выставив каждым кораблем по две ложные дезинформирующие цели из двух снарядов в точку. С обнаружением пуска крылатых ракет каждый корабль начал ставить по три ложные отвлекающие цели (ЛОЦ) из двух снарядов в каждую точку. Постановка ложных отвлекающих целей осуществлялась до выхода ракет на рубеж 50 км. С объявлением «Времени контролеров» контролеры доложили о чистоте района стрельбы и отсутствии посторонних целей в опасных зонах при стрельбе комплексами «Ураган» - ±13° от пеленга стрельбы ЗРК до удаления 80 км. Руководитель стрельбы утвердил время «Ч» и разрешил стрельбу.

Пуск ракет-мишеней был спланирован так, чтобы они подходили к ордеру, имея интервал между собой не более 20 с. Фактически интервал между ракетами получился меньший. Первая береговая ракета РМ-35 подошла к ордеру одновременно с первой лодочной ракетой РМ-6.

С пуском мишеней, когда все стало зависеть только от командиров стреляющих кораблей, стало ясно, что и эсминец «Осмотрительный» решил отойти от установленного плана. Его командир, будучи уверенным в мастерстве своих артиллеристов, первым начал стрельбу по ракете РМ-35 комплексом АК-130 с предельной дистанции 27 км, ни сколько не боясь, что сотрясения корпуса эсминца, стреляющего двумя башнями с максимальной скорострельностью, собьют точность сопровождения целей операторами ЗРК «Ураган». И только с дистанции 19 км он произвел пуск двух зенитных ракет 9М-38, поразивших первую РМ-35 на дистанции 12 км. В это же время эсминец «Боевой», стреляя комплексом «Ураган» в автоматическом режиме, обстреляв первую РМ-6 двумя ЗУР 9М-38М1, встреча которых с мишенью произошла на дистанциях 20,5 и 19 км соответственно, в результате чего ракету РМ-6 удалось сбить, вторую пару своих зенитных ракет выпустил по РМ-35 №2. Эсминец «Осмотрительный», стреляя в «полуавтомате», поразив первую РМ-35, выпустил свою вторую пару ЗУР по РМ-35 №2 на 15 с позже «Боевого», ракеты которого подошли ко второй береговой мишени РМ-35 и уничтожили ее на несколько секунд раньше ракет «Осмотрительного». Зенитные ракеты «Осмотрительного» били уже по обломкам рассыпавшейся в воздухе мишени.

Вторая лодочная ракета-мишень РМ-6 подошла к ордеру одновременно с первой авиационной ракетой КСР-5НМ. «Боевой» обнаружил эту КСР-5НМ №1 по пеленгу 30° на удалении 42 км, идущей на высоте 230 м. Вычислительный комплекс КМСУО ЗР-90 «Боевого» посчитал авиационную ПКР как идущую на меньшей высоте и, практически, без курсового параметра прямо на корабль, наиболее опасной целью. Целеуказание по ней было выдано на ЗРК «Ураган». Время приема целеуказания составило 12 с. В то же время зенитные артиллерийские комплексы «Лев-218» и «Вымпел-А» получили целеуказание по ракете РМ-6. На сопровождение комплексом «Ураган» КСР-5НМ №1 была взята по пеленгу 29° на дистанции 35 км. Пуск трех ЗУР 9М-38М1 производился на удалениях до ракеты соответственно 24, 21, и 19 км. В это время загрохотали артиллерийские башни универсального калибра эсминца. Корпус корабля завибрировал, раскачиваемый синхронными залпами орудий и, как показалось, просел в воду, прижатый к ней отдачей орудийных стволов. Небо на севере начало покрываться грязными пятнами разрывов, постепенно сливающихся в сплошное серое облако. На экране кругового обзора прибора системы обработки и отображения информации «Сапфир» на главном командном пункте «Боевого» верхняя часть радиолокационной «картинки» была почти сплошным зеленым полем, через которое упорно продиралась едва видимая точка противокорабельной ракеты. Сбить имеющую противоосколочную броню ракету трудно, практически требуется прямое попадание, либо ведущий к заклиниванию рулей близкий разрыв снаряда.

Встреча первой ЗУР с КСР-5НМ №1 произошла на дальности 19 км. Ракета была сбита. И только после этого КМСУО ЗР-90 «Боевого» выдала команду на обстрел РМ-6 №2 двумя ЗУР. Их встреча произошла на дистанции 9 и 7 км соответственно, поэтому сбитая и разваливающаяся на части крылатая ракета упала в непосредственной близости, в трех-четырех кабельтовых от левого борта БПК «Адмирал Трибуц» и в трех километрах по корме «Боевого». Следующей обстрелянной эсминцем «Боевой» целью стала вторая авиационная противокорабельная ракета КСР-5НМ, взятая на сопровождение по пеленгу 29° на удалении 41 км. По ней, как и по первой АПКР, выпустили три ЗУР 9М-38М1. КСР-5НМ №2 сбили на дистанции 12 км. Из шести зенитных ракет, выпущенных по авиационным ПКР, четыре сошли с кормовой пусковой установки, а две - с носовой ПУ МС-196.

Последней к ордеру, через 15 с после обстрела КСР-5НМм №2, на высоте 1500 м подошла мишень Ла-17ММ, обстрелянная двумя ЗУР 9М-38М1 с носовой ПУ «Боевого» и сбитая первой из них на дистанции 11 км. Подрыв второй выпущенной ЗУР возле уже пораженной и падающей мишени произошел на удалении 8 км от стреляющего корабля.

Артиллерия обоих эскадренных миноносцев также активно участвовала при выполнении зенитной стрельбы. Кроме того, что «Осмотрительный» вел стрельбу 130-мм артустановками А-218 комплекса АК-130 по первой ракете РМ-35, до ее сбития зенитной ракетой, он своими шестиствольными 30-мм автоматами А-213 комплекса АК-630, от визирной колонки левого борта, стрелял по падающим обломкам второй мишени РМ-35.

Эсминец «Боевой» с дистанции 21 км комплексом АК-130 обстреливал ракету РМ-6 №2 с последующим переносом огня по ЛА-17ММ. По РМ-6 №2 стрельбу вели обе башни А-218 «Боевого». По Ла-17ММ с дистанции 14 км вела огонь только носовая башня, давшая 10 залпов, в то время как кормовая артустановка находилась в опасной зоне.

Артиллерийский комплекс АК-630 №2 левого борта «Боевого», сопровождая АРЛС MP-123, обстреливал сбитую и падающую ракету РМ-6. Артиллерийским комплексом АК-630 №1 от визирной колонки правого борта велся огонь по сбитому Ла-17ММ, который рухнул, оставляя за собой огненный желто-оранжевый чадящий след горящего керосина в море в одном-двух кабельтовых по носу у «Адмирала Трибуца». Из-за этого БПК пришлось изменить курс для обхода места падения мишени, где догорало на поверхности воды оставшееся топливо.

Флагманский штурман эскадры капитан 2 ранга Владимир Андреев рассказывал позднее, что все, кто находился на ходовом мостике флагманского корабля, включая командира 10-йОПЭСК, непроизвольно присели ниже иллюминаторов, стараясь укрыться от летящих осколков. Вице-адмирал Игорь Николаевич Хмельное только и произнес: «Как в фильме "Япония в войнах"!». Весь небосвод заляпали серые кляксы разрывов 130-мм зенитных снарядов и прошили пунктирами малиновых трасс очередей 30-мм автоматов. Вокруг кораблей море кипело от падающих обломков сбитых ракет, осколков ЗУР и зенитных снарядов. С неба к воде тянулись огненные рукава горящего ракетного топлива и дымные следы падения чадящих обломков уничтоженных мишеней. Над соединением гигантским веером, словно растопыренные пальцы защищающихся от угрозы с воздуха рук, медленно расплывались белые шлейфы от сгоревших порохов двигателей выпущенных зенитных ракет.

Всего на стрельбу эсминцы израсходовали зенитных ракет 9М-38М1: «Боевой» - 14, «Осмотрительный» -четыре. Расход артиллерийских боеприпасов оказался следующим: зенитных 130-мм снарядов УЗС-44 «Боевой» выпустил 84, «Осмотрительный» - 48; 30-мм снарядов «Боевой» расстрелял 120, «Осмотрительный» - 160. БПК «Адмирал Трибуц» и СКР «Порывистый» целеуказание по ракетам-мишеням принимали, сопровождали их, но в стрельбе своими комплексами самообороны не участвовали, так как все ракеты уничтожили комплексы коллективной обороны эсминцев. Зенитный ракетный комплекс «Ураган» эскадренных миноносцев пр. 956 еще раз на деле доказал и оправдал мнение о себе, как о лучшем в мире до настоящего времени корабельном зенитном ракетном комплексе средней дальности.

Приз главнокомандующего ВМФ 1989 г. по противовоздушной подготовке завоевала КУГ 175-й БРК 10-й ОПЭСК ТОФ в составе эскадренных миноносцев «Боевой» и «Осмотрительный». На разборе стрельбы ракету-мишень РМ-35 №2 засчитали «Осмотрительному». Поэтому, несмотря на то, что «Боевой» фактически сбил шесть мишеней из семи, в отчете указано: «Боевой» - сбито 5, «Осмотрительный» - сбито 2.

Главком ВМФ СССР за первое место по противовоздушной подготовке на флоте наградил именными биноклями командира 175-й бригады ракетных кораблей капитана 1 ранга Евгения Яковлевича Литвиненко, командира эскадренного миноносца «Боевой» капитана 2 ранга Юрия Николаевича Романова и командира эскадренного миноносца «Осмотрительный» капитана 2 ранга Александра Ивановича Назарова.

Бинокль от главкома. Призовая зенитно-ракетная стрельба 175-й бригады ракетных кораблей ТОФ в 1989 г.
Бинокль от главкома. Призовая зенитно-ракетная стрельба 175-й бригады ракетных кораблей ТОФ в 1989 г.
Автор: Ю.Н. Романов, "Флотомастер" №2 2006


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. moremansf 18 ноября 2013 09:51
    В дополнение к статье о боеспособности наших кораблей в вопросах ПВО. "В 1994-м году ТАРКР «Адмирал Нахимов» в составе КУГ кораблей 7-ой ОПЭСК СФ (ТАРКР проекта 1144.1 и 2 ЭМ проекта 956) выполнял зенитную ракетную стрельбу по плану выполнения боевых упражнений на приз ГК ВМФ. Стрельба выполнялась по 7 воздушным мишеням (1 мишень типа ЛА-17 и 6 мишеней типа РМ-120). Командование планировало, что 4 мишени (1 мишень ЛА-17 и 3 мишени РМ-120) уничтожит крейсер, а остальные 3 мишени РМ-120 уничтожат эсминцы. Чтобы приз наверняка остался на флоте, стрельба была максимально усложнена и спланирована таким образом, что мишени входили в зону обстрела с интервалом не более 5 секунд.
    В ходе стрельбы получилось так, что все семь мишеней уничтожил крейсер, хотя эсминцы и смогли обстрелять (но не поразить) 2 мишени. Мишень ЛА-17 была уничтожена пуском одной ЗУР 5В55РМ прямо на рубеже дальней границы зоны поражения - 18 км."
    Боеспособность наего ВМФ в вопросах ПВО была на высоте,этому предшествовала постоянная боевая учёба и отличная выучка экипажей. Корабли не стояли у причалов, с единственной целью торжественной встречи официальных лиц различных рангов - они ходили в море и решали боевые задачи!!! Боевая подготовка была на высоте!!! Справочно: Вице-адмирал Игорь Николаевич Хмельнов, до назначения на должность командира 10 ОПЭСК ТОФ, был НШ 7 ОПЭСК СФ...
  2. moremansf 18 ноября 2013 10:04
    ТАРКР "Адмирал Нахимов" с 1999 года находится в ремонте на "Севмаше" г.Северодвинск, до настоящего времени работы не велись. Со сдачей ВМС Индии АВ "Викрамандития" (Баку-Горшков),будет начата модернизация крейсера.Тяжелый атомный ракетный крейсер "Адмирал Нахимов" после ремонта и модернизации войдет в боевой состав российского флота в 2018 году. Ранее "Севмаш" заключил контракт с Минобороны РФ на ремонт и модернизацию "Адмирала Нахимова". "Ближайший серьезный этап для корабля — докование в гидроузле и оно запланировано на 2014 год. В соответствии с заключенным договором корабль должен войти в боевой состав флота в 2018 году", - сообщила сообщила пресс-служба ОАО "Севмаш". В свою очередь, первый заместитель генерального директора "Севмаш" Сергей Маричев отметил, что объем работ на крейсере сравним с уровнем работ по ремонту и модернизации авианосца "Викрамадитья". ""Адмирал Нахимов" должен стать самым современным ТАРКР в военно-морском флоте. На нем будут установлены современные виды вооружений, прошедшие испытания", — заключил он.
    Кроме замены изношенных узлов планируется оснастить корабль современной системой ПВО на основе С-400 и универсальными корабельными стрелковыми комплексами; основным оружием предполагается сделать ракеты «Калибр» и «Оникс» (разработка которых началась уже после постройки головного корабля проекта 1144, в конце 1970-х - начале 1980-х годов). Надеюсь, что по окончанию работ, уровень ПВО возрастёт многократно.
  3. N.O.M.A.D.E. 19 ноября 2013 04:18
    Эх ) Спасибо, автору! Сразу детство и юность вспомнил ) Отец меня брал на стрельбы, он служил на "Боевом") Просто незабываемые впечатления, особенно при стрельбе АК 130 и пуске Москита, когда наблюдаешь, стоя в штурманской на мостике. Увидел знакомые фамилии в статье))
    А потом, вспоминаешь, сколько отец и колеги приложили сил, чтобы сохранить "Боевой", договорились с админ. Свердловска, о помощи в замене труб в котлах.., казалось вот вот спасли, но нет..., не дали. Я потом, с горечью наблюдал, как остов "Боевого" стоял в дальзаводе, в течении нескольких лет ((((
  4. xomaNN 24 ноября 2013 21:13
    Да радостно но и грустно читать материалы о пике развития ВМФ в те годы глазами плавсостава. Надежда появилось, что хоть частично ВМФ РФ достигнет похожих параметров боеготовности. Очень хочется в это верить!
  5. mina 10 февраля 2014 04:35
    и ее небольшой разбор
    http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=4329&p=1

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня