Меры по существенному увеличению числа контрактников в армии России

Из министерства обороны вновь пришла информация о том, что до конца года в закон «О воинской обязанности и воинской службе» могут быть внесены принципиальные изменения. Эти изменения коснутся возможности выбора срока службы. Выбор следующий: если молодой человек в возрасте от 18 до 27 лет призывается на военную службу, то срок его службы по призыву составит ровно 12 месяцев, а если он решит заключить с Минобороны контракт, то срок контракта сокращается с нынешних трёх лет до двух. Другими словами, хочешь побыстрее отправиться на «дембель» - отслужи год «срочки», а хочешь жить вне казармы (например, на съёмной квартире), получать заработную плату (озвучено около 30 тыс. рублей в месяц для рядового), входить в военную ипотеку – заключай двухлетний контракт с МО.




До недавнего времени речь шла о том, что право на заключение двухлетнего контракта с первого дня службы получат исключительно выпускники вузов. Теперь же статс-секретарь Минобороны Николай Панков отмечает, что есть планы по предоставлению такой возможности и выпускникам средних профессиональных учебных заведений (колледжей, техникумов и профессиональных училищ, которые с 1 сентября 2013 года согласно нормам нового закона «Об образовании» тоже становятся звеном СПО).

При этом в главном военном ведомстве уже не в первый раз объявляют, что «сачкануть» не получится. То есть если кто-то из молодых людей решит сразу же заключить контракт на два года, прослужить месяца два «для приличия», а затем контракт расторгнуть по какой-либо причине, то оставшееся время его «попросят» дослужить по формуле «день службы по призыву равен двум дням службы по контракту». В одной из прошлых статей на «Военном обозрении обсуждалась эта тема после первого её озвучивания представителями Минобороны. В статье приводились примеры расчётов срока, который контрактнику необходимо будет дослужить в ранге призывника, если он решит перестать выполнять свои контрактные обязательства, однако некоторые читатели представленным расчётам не вняли и решили, что будут случаи, при которых дослуживать окажется не обязательно. На самом деле при расторжении контракта до истечения двух лет службы дослужить в статусе призывника придётся в любом случае.

Пример. Если молодой человек отслужил полгода по контракту и решил контракт расторгнуть, то дослуживать призывником ему останется 9 месяцев. Откуда взялась эта цифра? Вот откуда: из 24-х месяцев контрактной службы вычитается тот срок, в течение которого контракт выполнялся, в данном случае – 6 месяцев, и затем полученное число делится на два (как коэффициент соотношения сроков контрактной службы и службы по призыву).

Даже если контрактник отслужил 1 год и 10 месяцев до момента расторжения контракта, то ему всё равно придётся походить в течение месяца в ранге «срочника»: (24-22):2=1 месяц.

Для чего министерство обороны идёт на поддержку идеи о внесении поправок в закон? Официальный отчёт: для популяризации контрактной службы и, как следствие, для увеличения числа контрактников в российской армии. Сегодня, по информации от главного военного ведомства, контрактников в рядах РА – 206 тысяч человек. А уже через четыре года, согласно программе, их число в нашей армии должно составить 425 тысяч. Новые поправки в закон «О воинской обязанности и воинской службе», по мнению руководства Минобороны, должны тому (росту числа) поспособствовать.

На самом деле новое предложение от главного военного ведомства выглядит вполне жизнеспособным. Если в крупных российских городах с вакансиями для молодёжи проблем мало, то вот в провинции далеко не каждый молодой человек сразу же после получения диплома вуза или техникума способен найти для себя работу на 30 тысяч рублей в месяц. «Далеко не каждый» - это ещё мягко сказано. В целом ряде регионов для молодёжи такой уровень зарплаты вообще недостижим.
Именно поэтому многие выпускники явно заинтересуются предложением о заключении двухлетнего контракта. Именно денежное довольствие и, естественно, некое гипотетическое преимущество контрактника над призывником (проживание вне казармы, например) смогут сделать своё дело, и число военнослужащих, проходящих службу по контракту в нашей армии, начнёт расти. Конечно, кто-то из читателей призывного возраста заявит, что он и «на гражданке» получает «много больше», чем обещают в Минобороны, но на деле таких (высокооплачиваемых молодых людей), как говорилось в фильме «Гараж», «подавляющее меньшинство», особенно если обойти вниманием Москву или Югру.

Будет ли рост числа военнослужащих-контрактников системным и поступательным? – вопрос, ответ на который зависит от самой контрактной политики МО РФ. Если министерство обороны собирается на деле предоставлять военнослужащим те блага, о которых говорится сейчас (а это не только достойная заработная плата и возможность проживания за пределами в/ч, но и вхождение (по желанию военнослужащего) в военную ипотеку уже после двух лет контракта), то рост будет. Если же всё это – сказки «про белого бычка» с целью банального заманивания в контрактные ряды для галочки, то новые поправки ни к чему хорошему не приведут.

Есть в этом предложении и особый нюанс. Насколько такие контрактники – люди, которые только что пришли в армию с училищной, лицейской, институтской скамьи – будут отличаться от «срочников»? Другими словами, будет ли в этом случае понятия «контрактник» и «военный профессионал» хоть как-то соответствовать друг другу. Они и сейчас-то зачастую стыкуются с большой натяжкой, а если в армии появится (уже к 2017 году) почти полмиллиона человек, которые до недавнего времени кроме шариковой ручки и мобильного телефона в руках мало что держали, то заявленная эффективность такой армии будет вызывать вопросы.

Сама задумка вроде бы стоящая. Но министерство обороны считает, что после современных институтов в «большую жизнь» выходят исключительно мастера своего дела, специалисты с большой буквы. А в реальности таких специалистов в процентах от общей массы – кот наплакал. Они есть – это да, но всё же представителей сероватой массы, которые из ста отдельно взятых академических часов лекций и семинаров на таковых присутствовали часа полтора – в разы больше.
И куда такого, прости господи, «военного профессионала» «впихнуть»? Доверить ему управление современной военной техникой – да ну… Ведь помнёт, погнёт, «убьёт» чего доброго – восстановление и ремонт обойдутся ещё дороже того, что государство на обучение такого «спеца» потратило. Если не доверять на первых порах вообще ничего, то в чём тогда заключается сама необходимость привлечения 425-ти тысяч контрактников? Успеет ли освоить все премудрости эксплуатации той же техники за два года. Опять-таки, если диплом – не липа, то вполне, но к тому времени уже и срок контракта может к концу подойти. И тогда получается, что Минобороны стоит озаботиться не только слепым набором массы, но и сохранением кадрового контрактного потенциала – людей, которые успели понять толк в профессиональной службе, успели осознать, что цель профессиональной службы – это далеко не только денежный заработок, но всё-таки (и это в первую очередь) – служение Родине. А ведь донести именно такую мысль до современного молодого человека крайне не просто…

В общем, перед тем как осуществлять переход на новую схему, нужно всё-таки иметь точный план того, где и как умения и способности «новых контрактников» будут применяться, и будут ли применяться по назначению вообще. Будем надеяться, что такой план у Минобороны есть, и что его реализация пойдёт не только на бумаге.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

52 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти