«Командую флотом…»

«Командую флотом…»Первая русская революция 1905—1907 годов стала уникальным событием не только потому, что впервые продемонстрировала востребованность реформ. Она также показала, как широки были протестные настроения во всем обществе: против сложившегося строя выступили не только рабочие, в среде которых прогрессивные взгляды пользовались особой популярностью, но и крестьяне, и часть армии — прежде всего, флот.

Броненосец «Потемкин» был, как оказалось, только началом. А события, развернувшиеся в конце ноября 1905 года в Севастополе, засвидетельствовали, с одной стороны, как сильно негодование народа, а с другой — что и в привилегированных кругах есть те, кто может поддержать его требования.


Все началось еще в октябре, когда политическая стачка распространилась по всей стране, затронув в том числе и Крым. Там против бастующих самодержавие бросило, как и всегда, верные армейские части, но страсти не утихали. Когда вечером 31 октября (по новому стилю) в Севастополе получили текст знаменитого манифеста, предусматривавшего создание Государственной Думы, началось всеобщее ликование, которое, впрочем, перешло вскоре в стихийный митинг протеста с политическими требованиями.

Возможно, прояви власть сдержанность, все было бы иначе... Но на толпу из 8-10 тысяч человек (по тем временам это очень много, особенно в сравнительно небольшом городе) бросили войска, и при разгоне от пуль погибли 8 демонстрантов, 50 были ранены. В тот же день отставной капитан второго ранга Петр Петрович Шмидт (в начале революции он организовал в Севастополе «Союз офицеров — друзей народа», участвовал в создании «Одесского общества взаимопомощи моряков торгового флота», вел пропаганду среди матросов и офицеров и называл себя внепартийным социалистом) обратился в местную думу, потребовав наказать виновных.

Естественно, ничего не было сделано — причем не по злой воле: военные и гражданские власти никак не могли решить, кому чем заниматься, и бездействовали или перекладывали ответственность друг на друга. В этой ситуации на первом плане оказался именно Шмидт.

2 ноября на похоронах жертв расстрела он произнес речь, получившую впоследствии название «клятва Шмидта», в которой, в частности, заявил: «Клянемся в том, что мы никогда не уступим никому ни одной пяди завоеванных нами человеческих прав». Реакцией на эту гордую фразу стали арест и возбуждение дела о, якобы, утере казенных средств. Но авторитет капитана был к тому времени настолько велик, что его освобождения потребовала даже Севастопольская дума, а городской голова Максимов предложил уступить ему свой пост. Впрочем, этот демарш привел лишь к тому, что власть полностью перешла к военным, после чего наступила полнейшая дестабилизация — забастовал практически весь город. Еще через пару дней рабочие Севастополя избрали Шмидта «пожизненным депутатом» Совета, потребовав по этой причине его освобождения, а еще чуть позже он смог незаметно покинуть госпиталь, в который был переведен из-за ухудшения здоровья.

Тем временем брожения перекинулись уже и на флотские экипажи — в первую очередь, на крейсер «Очаков», проходивший приемные испытания. Двигатели на нем устанавливали рабочие Сормовского завода, среди которых было несколько социал-демократов, развернувших активную агитацию. Грубость командира, скверная пища, нежелание выслушать требования экипажа стали главными причинами недовольства, которое после того, как матросов попытались не выпустить из казарм для участия в работе местного учредительного собрания, переросло в открытое восстание. 24 ноября был создан Совет матросских и солдатских депутатов, который решил назначить Шмидта командующим революционным Черноморским флотом. Были выдвинуты социальные и политические требования, и 27 ноября над «Очаковом» поднялся сигнал: «Командую флотом. Шмидт». Тогда же мятежный офицер отправил Николаю II телеграмму: «Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от Вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и не повинуется более Вашим министрам. Командующий флотом П. Шмидт».

Восставшим удалось овладеть несколькими судами, их поддержали еще несколько экипажей, на кораблях взвились красные флаги, удалось освободить находившихся в плавучей тюрьме потемкинцев... Но, увы, тем все и закончилось. Еще за несколько дней до этих событий с боевых орудий были заблаговременно сняты замки, доставить обратно их не удалось, и когда в бухту были подтянуты оставшиеся лояльными корабли, участь восстания была предрешена.

Несмотря на отчаянное сопротивление, бой продлился всего 2 часа. Оставшиеся в живых — свыше 2000 человек — были арестованы. Шмидта, кондуктора Частника, матросов Антоненко и Гладкова в марте 1906 года расстреляли на острове Березань, 14 человек были приговорены к бессрочной каторге, 103 — к каторжным работам, 151 направили в дисциплинарные части, более 1000 подвергли наказанию без суда. Но порыв Шмидта и его товарищей не пропал даром: флот, краса и гордость императорской армии, наглядно продемонстрировал, что готов бороться за требования, которые разделяла вся прогрессивная Россия…
Автор:
Андрей Зимин
Первоисточник:
http://www.vremia.ua/rubrics/istoriya/4868.php
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти