Будет ли задут Синзянский конфликт?

Недавно политические террористы из Синьцзян-Уйгурского автономного северо-западного региона КНР вновь, вновь напомнили о себе.
Группировка «Исламская партия Туркестана» взяла на себя ответственность за аварию с человеческими жертвами на площади Тяньаньмэнь в Пекине в октябре 2013 года. Тогда в группу пешеходов на большой скорости врезался автомобиль, который впоследствии загорелся. Погибли пять человек. Власти Китая назвали произошедшее терактом, отметив, что за ним стоит «Исламское движение Восточного Туркестана», известное также как «Исламская партия Туркестана». Представитель этой сепаратистской группировки, назвавшийся Абдуллой Мансуром, заявил, что «операция джихадистов» в центре Пекина 28 октября – лишь начало серии атак против китайского руководства. «Исламская партия Туркестана» действует на западе Китая, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Значительную часть населения этого региона составляют мусульмане-уйгуры, обвиняющие власти в преследованиях и попытках вытеснить их с исторических земель. [1]




Китай – одна из немногих стран мира, которая на 99% моноэтнична единой группой «хань». В относительно заметные этносы, входящих в примерно 1% других групп населения Китая входят: уйгуры, монголы (северо-запад), тибетцы (юго-запад), мяо (юг). К совсем малочисленным по размерам КНР можно отнести на том же северо-западе кроме 9 млн. уйгуров, казахов (св. 1,3 млн.), киргизов, дунган, татар, узбеков, таджиков и 13 других микроэтносов, даже... 11 тыс. этнических русских [2], живущих там с времен событий 1917 года.

До недавнего времени Синьцзянь был известен заметно превосходящим числом представителей тюркских этносов с преобладанием уйгуров. В целом атеистический Китай в своем северо-западном регионе имел серьезный мусульманский ареал верующих. Окончательно подчинить себе регион КНР смогла только в 1955 году. Тогда в Синьцзяне проживало всего около 200 тысяч китайцев, что составляло 10 процентов населения региона. Тогда же было объявлено о создании Синьцзян-Уйгурского автономного района в составе Китайской народной республики.

После 1991 года – процесса развала СССР, отделения от него Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении с получением всех форм политической, экономической, социальной, духовной, культурной и религиозной независимости, уйгурские националисты в Китае заговорили о сепаратизме – отделении Синьцзяна от Китая и основании независимой республики Восточный Туркестан. Тогда же на этой базе прошли первые массовые этнические беспорядки в разных районах северо-западного региона. В пригороде Кашгара поселке Барине поводом для восстания 1990 году стало запрещение верующими посещать мечеть, в 1995 – увольнение имама вызвало массовые протеста в городе Хотане, в 1997 году полиция и армия усмиряла беспорядки в городе Инине на границе с Казахстаном.

Китай на эти события тогда прореагировал совершенно нестандартно. Никаких бомбардировок уйгурских районов, массовых расстрелов исламских активистов и их сообщников, этнических чисток, переселений уйгуров в стиле а-ля Сталина куда-нибудь под Харбин или куда-то еще, химических атак в духе Садам Хусейна и пр. форм агрессивных действий против недовольных китаизацией этносов. В долине реки Хуанхэ – регионе одном их самых густонаселенных в мире, планировалось строительство ГЭС. Миллионы ее сельских жителей находились под угрозой затопления. Правительство Китая и предложило им в добровольно-принудительном, по-коммунистически порядке переселиться в Синьцзян. Мы из нашей советской истории знаем такие массовые миграции в войну: вынужденные для корейцев, немцев, чеченов, турок и др.; относительно добровольные для беженцев, заводов, театров, вузов. Затем целина в конце 50-х, БАМ – в конце 70-х. Чего добилась этими методами КНР?

Демографический состав Синьцзяна постепенно претерпел существенные изменения. Если в 1949 году здесь было более 90% уйгурского и прочего тюркского населения, то сейчас – всего лишь 45%. Численность этнических китайцев, составлявших в 1949 году менее 7% населения СУАР, возросла спустя шесть десятилетий до 40% [3]. Уравнивания этнического паритета: из 26 млн. населения провинции, только 9 млн. стало сегодня приходиться на уйгуров и стало достигнуто преобладание в регионе законопослушного Пекину суперэтноса «хань». Заметно усилилась активизация социально-экономической жизни ареала: осуществился ее перевод из чисто аграрной провинции в сферу индустриализации Были открыты месторождения и разработка нефти, численность населения города Урумчи с 700 тыс. за короткий период выросла до почти 3-х миллионов, причем, хань ныне составляют около 70 процентов его населения.

Автор совершенно случайно оказался туристом в центре этнического конфликта в Урумчи в 5-10 июля 2009 года. Первый инцидент был представлен в виде кровавого побоища, когда более тысячи уйгуров ближе к вечеру после неудачного митинга протеста с целью независимости СУАР от Китая, атаковали ничего не подозревающих о возможном акте агрессии китайцев. По началу объектами избиения толпой были исключительно молодые мужчины-ханьцы, потом по сводкам под кулаки стали попадать все подряд - и мужчины, и женщины, и старики, и дети. Как потом оказалось, ночью 5-го июля было убито 158 и ранено более восьмисот совершенно ни в чем не повинных людей, в подавляющем большинстве хань, причем не только мужчин, но и женщин, стариков, детей... Полиция в те дни задержала 1434 человека [4], подозреваемых в участии в погромах 5 числа 2009 года.

Сразу возникает вопрос: почему почти у всех иностранных туристов создалось впечатление, что правительство Китая не было готово к такому интенсивному по агрессивности развороту событий с обеих сторон? Почему не имело здесь достаточное количество полиции, войск для сдерживания возможных массовых межнациональных волнений? Откуда была эта уверенность, что все будет под контролем, зная, что уйгуры хотят автономии? Да, сейчас, как мы это уже отмечали, более половины населения Урумчи - китайцы. Но есть ли это гарантия, что все будет стабильно? Возможно, в Пекине, правительство Поднебесной решило показать себя миру большими демократами и задержался на два дня с ответной реакцией - своевременным вводом дополнительных войск в охваченный межнациональной резней городе? Либо затяжка мер противодействия была выгодна властям, что бы показать истинное лицо уйгурского религиозного терроризма мусульманского толка?

Что в этой экстремальной ситуации хотелось бы видеть от страны, гражданином которой ты являешься? На пример сразу приходит США с ее дипломатией «канонерок»: за нарушение прав и свобод даже единичного американского гражданина возможно появление флота с авианосцами – американцев не трогать! Верилось, до последнего момента, что хоть как-то Казахстан должен был бы прореагировать на то, что жизнь тысяч и тысяч его граждан находится под угрозой избиения? А МИД республики, будучи не вчера созданной организацией, должен был квалифицированно учесть и просчитать то, что
- бизнес с Синьцзяном гражданами РК налажен уже более чем десять лет. Следовательно, наших здесь с их казахстанскими паспортами более чем достаточно;
- что в период кризиса и безработицы число казахстанцев, попытавшихся решить вопросы занятости и заработка путем челночных бизнес-поездок в Урумчи, вырастет в разы. А, учитывая, что в близлежащий регион КНР ходит поезд, летают самолеты, ездят автобусы, частные машины, такси до казахской и от китайской границ: следовательно, в Синьцзяне на неделе может пребывать до десятка тысяч, если не больше, казахстанцев;
- что и уйгуры, и казахи говорят на сходных диалектах тюркской группы языков, которые для китайца имеют абсолютно другое звучание и никакого понимания смысла. А в условиях межэтнического конфликта все, что звучит не по-китайски, но по-тюркски, может выглядеть союзнически врагу, хотя ты и не уйгур;
- зная, что по результатам последней переписи населения, число граждан казахской национальности в республике превысило 67% [5], то преимущественно именно из числа представителей и увеличится волна желающих подзаработать на дефиците товаров и в разнице цен в Урумчи и в Казахстане. В Москву, Россию как известно, казаху за товаром ехать сложнее: и с регистрацией, и с дороговизной, и с затратами времени, и с милицией, и со скинхэдами из-за азиатской внешности;
- что и внешне казахи в целом от китайцев все же отличаются, подвергая себя дополнительной угрозе нападения.

Когда же наше правительство РК начнет реально заботиться о безопасности своих граждан в горячих ситуациях (точках)? Тем более, что опять-таки, подавляющее большинство наших визитеров в Китай – бизнесмены малого и среднего бизнеса, помогающие республике с насыщением рынка товаров в условиях дефицита их собственного производства.


7 июля на улицах пока одни китайцы, хотя уже без палок. Их интенсивно отбирала опять появившаяся, словно из-под земли, милиция. Некоторые из этих палок, как мне показалось, я потом явно видел у солдат, патрулировавших улицы города. По крайней мере, у солдат помимо традиционных черных пластмассовых полицейских палок были и палки из черенков к лопатам. Это вызвало у меня удивление и еще один вопрос – неужели спецназ КНР (по слухам войска прибыли с почти всех провинций страны) так недовооружен?

Будет ли задут Синзянский конфликт?


Как уже отмечалось, Китай - одна из немногих мононациональных стран мира, где массово преобладает один этнос - хань, а численность меньшинств – чуть ли не один процент населения (та же цифра одного процента других этносов в Японии, Корее; для сравнения, в России – 80% населения русских). Все равно один процент – это 13 миллионах человек, из которых уйгуры, тибетцы, казахи, киргизы, узбеки, вьетнамцы, мяо, татары и др., особо многочисленны по своим регионам. Разве один представитель другого этноса устоит дин против ста человек другого? Объективно нет. На урумчийские события показали, что одной арифметики в конкретно взятом регионе республики мало. Может поэтому Китай, расслабившись, и не показал себя эффективно готовым к решению таких проблем одним мигом?

Каковы основные причины произошедших событий лета 2009 года? Их могло быть несколько. 26 июня, на фабрике по производству игрушек, расположенной на юге Китая, в городе Шаогуань провинции Гуандун, произошла массовая межэтническая драка. В результате инцидента, по официальным данным, два уйгура погибли, по меньше мере 118 человек с обеих сторон получили там травмы различной степени тяжести. В Интернете прошла версия инцидентов этого события – сексуальные домогания уйгура к китаянке. Но есть неофициальная (уйгурская) информация о том, что в Гуандуне около 5000 ханьцев напали на общежитие, в котором проживали 600 рабочих-уйгуров. Нападение превратилось в массовое избиение, в том числе палками, в ходе которого погибли не двое, а до 160 рабочих-уйгуров. Найти подтверждение этой информации из независимых источников не удалось.

И июльские события в Урумчи были вроде как местью за погибших от рук китайцев в Шаогуане уйгуров. Но настораживает слишком, необычайно высоко число погибших в Синьцзяне – под 160 человек против тех двух в Шаогуне. При стихийных уличных волнениях такой статистики обычно не бывает, дело ограничивается избитыми, ранеными.

Возможна в связи с этим догадка о том, что в организации июльских беспорядков, все-таки, скорее всего, виновен неправительственный "Всемирный конгресс уйгуров", возглавляемый многодетной, шестидесятилетней Ребией Кадир, уехавшей на лечение в США и получившей там убежище. Именно она, по мнению китайских властей, руководит всеми антикитайскими акциями из-за рубежа, мечтая о президентском кресле независимого Восточного Туркестана.

Рабию показывали по местному телевидению. Она якобы давно выжидала удобного момента вывести на улицы своих с акцией протеста против избиения уйгур в Гуандуне, но со скрытным подтекстом протеста против интенсивной китаизации уйгурского региона КНР. Есть и другое предположение, подтверждающее это явление. Митинг протеста начался подозрительно поздно – в примерно 8 вечера, время, в общем-то, подготовки к отходу ко сну. 5 же июля, в первый день беспорядков были сожжены десятки машин, автобусов. Между тем, осуществить поджог машины не так уж просто. Просто спичек и зажигалок для этого явно недостаточно. Необходимо для этого использовать большие для надежности эффекта емкости, типа банки, бутылки с бензином. И, возможно, не одну. Нужны бумага, тряпки. Такие вещи – заготовки для «коктейля Молотова» просто так с собой не носят. Следовательно, пожары тогда были, опять-таки, системно подготовлены?

Вероятен в другой, социальный фактор выросшего озлобления уйгуров на китайцев. Формально Синьцзян объявлен Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР). Действует закон КНР "О районно-национальной автономии", в котором прописаны все нормы, касающиеся отношения КПК к неханьским этническим группам, проживающим на территории республики. Закон этот более чем либерален, и изложенные в нем нормы строго соблюдаются, поддерживая права национальных всех меньшинств, включая уйгуров. В городе, например, все надписи на двух языках: китайском и арабском для мусульман-уйгуров, как бы подчеркивающие равенство этносов, а им созданы условия для определенной автономии в языке, традициях, в исповедовании ислама.

Но есть все-таки серьезные по значимости различия в социально-образовательном уровне и в плане занятости китайцев и уйгуров. В целом, китайцы в Синьцзяне более образованы, их больше в вузах, с высшим образованием, они шире представлены в офисах, в управленческих аппаратах фирм и компаний, являясь, что называется «белыми воротничками», а уйгуры в основном заняты в земледелии, торговле, в кулинары, в сферах обслуживания населения, не требующих высокого уровня образования, их больше на селе. Негласное социальное превосходство одних над другими в способах занятости, в получении соответственно разных зарплат, условий, месте труда, в уровне жизни, налицо.

Возможен еще и вариант того, что Пекин сам отчасти спровоцировал урумчийские события июля 2009 года тем, что полиция, органы госбезопасности, армия фактически не придали серьезного значения возможному всплеску эмоций межэтнического конфликта, чтобы дать ему разгореться, и подвергнуть затем большим репрессиям уйгуров, способствуя, тем самым, дальнейшей китаизации северо-запада КНР.

Каков мой прогноз ситуации? Известно, что уйгуры - один из известных истории тюркских народов Великой степи, который не был в особо близких, союзнических отношениях, с китайцами в прошлом. Более того, образовавшееся в VIII-м веке частично на территории современного китайского Запада уйгурское государство в прошлом, по сути, заблокировало торговые пути империи в Самарканд, Бухару и далее вплоть до Константинополя, что фактически смогло изменить само стратегическое развитие китайской цивилизации. Есть мнение, что из-за этого возможный пути широких контактов в ориентации Китая на Среднюю Азию – Европу стал перекрыт и Поднебесная на многие века стал «южной», ориентированной на теплые моря Юго-Восточной Азии. С моей точки зрения, сегодняшний уйгурского сепаратизм, призывая к созданию независимого Восточного Туркестана, снова сможет отсечь Китай от Казахстана, других стран Средней Азии, а с ними и от прямых шоссейных и железно-дорожных, нефтяных, газовых, других очень выгодных путей страны в Россию, Европу, требуя за все это деньги, льготы. Не думаю, что Пекин это допустит. Более того, в стране китайские власти уже официально заявили о борьбе с «тремя силами», действующими в Синьцзяне: сепаратизмом, терроризмом и религиозным экстремизмом [6].

Но и уйгуры будут стоять на своем, стремясь обрести независимость, а с ней и дивиденды от своего супер выгодного территориального положения на 1,66 млн.кв.км. (1/6 части) современного Китая. Так что, по всей видимости, продолжение межэтнического противостояния между уйгурами и хань в Синьцзяне, в Урумчи последует.

А на телетайпах мы вновь в ноябре этого года видим сообщение о том, что «девять человек, вооруженных топорами, напали на полицейский участок в провинции Синьцзян на западе Китая. Все нападавшие – китайские уйгуры – были застрелены. Как передает агентство Xinhua, в результате этого нападения, произошедшего неподалеку от города Кашгар, были убиты два полицейских, и еще два получили ранения». В этом году в Синьцзяне трижды вспыхивали беспорядки – в апреле, июне и августе. [7].

Следовательно, мира с уйгурским исламским терроризмом ждать не приходится.

Цитируемые источники:
1 Исламисты взяли на себя ответственность за ЧП на Тяньаньмэне http://rus.azattyq.org/archive/news/20131124/360/360.html?id=25178202 от 11.2013.
2 Познаем Синьцзян / Дин Сяолунь (составление и текст), на русском. – Урумчи. Синьцзянское издательство «Художественная фотография», 2006.- 150 с.
3 Трагедия в Урумчи. Натиг Назимоглу. Баку. http://regionplus.az/ru /articles/view/470.
4 Погром в Урумчи. http://www.neonomad.kz/ sobytiya/ mir/ index. php?ELEMENT_ID=5645.
5 Численность населения республики Казахстан достигла 16 миллионов 402 тысячи 861 человек. http://chinghiskhan.yvision.kz/tag/
6 Золотухин С.А., Бабаян Г.М. Социально-политическая этноконфликтология: теоретический и прикладной аспекты (на примере июльских 2009 г. событий в г. Урумчи, СУАР, КНР) // Становление демократии на постсоветском пространстве: проблемы и перспективы. Международная научная конференция. Университет имени Месропа Маштоца, 21-22 мая 2010, Степанакерт, Нагорно-Карабахская республика. 2010. – С. 110-116.
7 http://www.nr2.ru/inworld/470886.html. В Китае уйгуры напали на полицейский участок с топорами. Нападавших застрелили, убиты двое полицейских.
Автор:
С.Золотухин, к.с.н., Урумчи-Алматы-Ростов н/Д
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти