Б-440 пр. 641. Боевая служба 15.09.1973 - 8.10.1974

Б-440 пр. 641. Боевая служба 15.09.1973 - 8.10.1974Я был участником 13-месячной автономки на Б-440 в 1973-74 гг., служил офицером. Заранее о такой длительности плавания нас не предупреждали, думали, что идем на 7 месяцев. Время выхода скрывали, но после загрузки торпед со спецБЧ мы уже ждали вызова на корабль, что и произошло ночью. Вышли в 5 утра 15 сентября 1973 г., далее в точке сбора был сформирован ордер ПЛ и НК: ПЛ пр. 641 - Б-409, Б-440, Б-130, Б-31, Б-105, Б-116, Б-413, ПЛ пр. 651 - К-318, НК - БПК пр. 1134Б, танкер и др. Таким ордером лодки совершали переход в надводном положении до Фареро-Исландского рубежа ПЛО НАТО по штормовому морю, затем форсировали рубеж в ПП. Потом опять в составе ордера в НП, с вынужденным временным погружением из-за дикого шторма (высота волны достигала 15-17 м), и так до траверза Гибралтара, после чего ордер расформировался, и каждая ПЛ должна была самостоятельно форсировать Гибралтарский пролив (на выдумку и усмотрение командира), чтобы скрытно войти в Средиземное море.

После входа в Средиземку нас ждала засада из ПЛК НАТО, в основном это были французы, которые в то время отрабатывали свои новейшие опускаемые ГАС. Б-440 стала прижиматься к африканскому побережью, чтобы уйти от контактного захвата. Прижиматься пришлось чуть не до побережья Марокко, возможно, даже нарушили их терводы, но от обнаружения нам удалось уйти. Дальше вышли на простор западной части Средиземки. Не повезло Б-409, ее обнаружили и вели французы. Затем получили задание на патрулирование района с обычной главной целью - поиск и обнаружение ПЛАРБ США, поддержание контакта с обнаруженной целью и в случае начала БД (войны) - ее уничтожение торпедами, желательно до того, как она начнет выпускать свои БР по нашей территории (в то время Средиземка была главной стартовой площадкой амеровских ПЛАРБ). Первым районом для поиска нам дали Тирренское море, где мы впервые и обнаружили свою первую ПЛАРБ. Преимуществом наших лодок на начальной стадии было то, что мы практически находились в засаде, имели ход 2,5 - 3 узла на ЭХ, и ПЛАРБ, циркулировавшие в районе своего боевого дежурства нас не слышали и "натыкались" на нас. Существенно помогало и то, что лодка была новая, с новым образцом ШПС МГ-10М на транзисторах. Этот первый контакт запомнился больше всех еще и тем, что вели мы ракетоносец необычно долго - 1 час 56 мин., он так и остался нашим своеобразным рекордом. Но дальше, на следующей стадии - поддержании контакта и преследовании ПЛАРБ сразу начиналось сказываться наше техническое отставание: мы давали средний ход (св. 6 уз.) и амер сразу нас обнаруживал, начинал уклонение и прибавлял ход. На 14 - 16 узлах он легко от нас уходил (такую скорость ненадолго мы бы могли развить, но при этом полностью "оглохли" бы и сразу потеряли бы контакт). Но в этот раз наверху бушевала гроза, шторм, и были удивительные гидрологические условия - мы продолжали слышать ПЛАРБ с увеличением дистанции и следовали за ним. Через некоторое время он это понял и выпустил имитатор ПЛ, очень точную свою копию по шумам. Поддерживать контакт с двумя целями на ШПС мы не могли, как и определить, какая цель истинная. В результате контакт потеряли, после чего подвсплыли на перископную глубину, из-за грозы с сильными молниями с трудом передали радиограмму. Горизонт был чист.

Обычно по времени контакт с ПЛАРБ составлял 10 - 20 мин., больше мы не могли держать "супостата" (причины я указал выше). Но наши донесения об обнаружении очень помогали ГШ ВМФ выяснять маршруты патрулирования ПЛАРБ и наводить на них другие силы. За время этой автономки Б-440 всего имела 14 устойчивых контактов с ПЛАРБ. Кроме этого, на лодке в надводном положении постоянно работала группа ОСНАЗ - радиоразведки. Я был искренне удивлен их высочайшим профессионализмом. На устаревшей радиоприемной аппаратуре (Р-670 Русалка) они эффективно обнаруживали и прослушивали переговоры американцев, устанавливая примерные места носителей и их классифицировали. Так, они очень радовались, когда первыми осуществили перехват радиопереговоров авиакрыла авианосца, вошедшего в Средиземное море. Обычно разведданные о надводной обстановке на Средиземном море и в Атлантике нам сообщали в радиограммах по данным разведавиации. Ребятки ОСНАЗа были срочной службы, но очень натасканные - настоящие профи.


Зарядку АБ били только по ночам с расчетом: трое суток под водой - ночь (до рассвета) зарядка. НК-противолодочники нас беспокоили мало, от их гидролокаторов мы уходили заранее - далеко слышны были нами характерные мощные посылки AN\SQS-26 тройной модуляции. Один раз даже рискнули с американцем - подошли к нему на 70 кбт, он работал гидролокатором на шкале 150 кбт, но нас не заметил. Дальше решили не рисковать. Опаснее всего были противолодочные Орионы с косекансной диаграммой направленности РЛС и магнитометром. Обнаружив на поисковой (пассивной) РЛС сигнал РЛ самолета, приходилось немедленно нырять. Упреждение составляло, как правило, 1,5 Д. Хуже было, если в это время били зарядку. Однажды кэп решил не нырять ночью, когда били зарядку (пожалел батарею), подлетевший Орион выключил РЛС и стал летать перпендикулярно нашему курсу, явно хватая нас магнитометром. Плюнули на него, добили зарядку, погрузились. Никто этот контакт не развил, преследования не было.

По питанию и быту. Лодка пр. 641 изначально рассчитана на автономность 90 суток, в основном по провизии и запасу пресной воды (80 т в цистерне). Уходя в более длительное плавание, провизией затаривались как можно больше. Провизионку-холодильник набивали мороженым мясом, консервы и сухие продукты распихивали по всем возможным и невозможным местам. Чтобы матросики не воровали консервы при погрузке, помощник командира под личным контролем привлекал треть личного состава, но это не спасало положение, матросы умудрялись тайком распихивать часть консервов по "своим" местам. Первым через месяц кончалось мясо, причем сначала "духовно" (из-за периодического размораживания холодильника), затем физически. Переходили на мясные и рыбные консервы. Хлеб был консервированный (заспиртованный белый батон), его можно было есть только распарив по определенным правилам. Если правильно его распарить, то он получался очень вкусным как свежий. Природный картофель тоже кончался или сгнивал, переходили на консервированный (в банках) картофель, вкус неважный, но есть можно. С его окончанием переходили на сушеный картофель (мерзкий вкус, это не чипсы). Основой 1-го блюда была капуста, но природная также кончалась, переходили на консервированную в жестяных банках. На 3-й-4-й месяц эти банки от высокой температуры в отсеках начинали вздуваться и превращаться из цилиндров в шары. Раствор в них превращался в небезопасное кислотное соединение, матрос должен был предусмотрительно отворачиваться при пробивке ножом такой банки, "кислота" вылетала под сильным давлением. Дальше эту капусту сутки мочили в воде и только после этого направляли в первое. И все равно оно получалось очень кислым. Компот консервированный, вкусный. Дополнительно в день выдавалось 50 г вина, 1 вобла и 1 маленькая шоколадка.

При малом запасе пресной воды она расходовалась только на приготовление пищи и питье. Умывание, мытье только забортной водой, для чего выдавали или сами покупали спецшампуни ("Солнышко"). Душ был только в 6-м отсеке, "одинарка", еще умывальник во 2-м. Для предотвращения фурункулеза и др. кожногнойных воспалений доктор ежедневно проходил по лодке и выдавал каждому на протирку ватку со спиртовым раствором. Но мотористы часто все равно бывали в прыщах. Одежда внутри корпуса разовая, из марлевки, трусы и футболка, кожаные тапочки. "Разуха" изначально рассчитана на ношение в течение 10 дней, затем ее должны утилизировать, но запаса, естественно, не хватало и носили по месяцу и более, пока не превращалась в полную негодность.

Исходя из печального опыта кубинского похода 1962 г. на лодки стали ставить кондиционер за счет ликвидации одной 8-местной каюты во 2-м отсеке. Условия для "лежачего" сна несколько ухудшились, но зато становилась приемлимой температура в отсеках. Кондиционер мог работать только в подводном положении ПЛ, и им за ночь удавалось сбить температуру до 27 гр. Обычно в отсеках было 30 - 35 гр. Но отечественный "кондер" часто выходил из строя, с ним мучалась, но наши изобретательные механики умудрялись вводить его в строй. Если кондер не работал, то температура начинала угрожающе повышаться и доходила в 1-м отсеке до 37 гр., во 2-м до 42 гр., в 6-м до 60 гр. Это было уже тяжко. Гальюнов в подводном положении работало два - в 3-м и 6-м отсеках, но очереди, как правило, были редкими. Из-за консервированной пищи у всех были запоры, по-большому ходили примерно раз в 3 дня. В надводном положении работал только один верхний гальюн (в легком корпусе в выгородке за выдвижными устройствами), подводными в НП было нельзя пользоваться. Поход в этот гальюн - чудо эквилибристики. Во-первых, надо было дождаться "добра" на выход наверх (по квоте). Затем пробраться во тьме мимо выдвижных штанг, густо смазанных АМСом (вонючей смазкой) и в условиях дергающей качки не прикоснуться к ним. Далее в выгородке присесть на "солдатское очко" и держаться за боковую ручку, соблюдая определенное балансирование. Дело в том, что прямо перед очком торчит приемный бункер жидкого мусора, и в него конвейерным способом матросики выливают жидкие помои из больших банок. Терпите их присутствие и действия перед вашим носом. Бункер прикрыт откидывающейся крышкой, а выход за борт у него на уровне ватерлинии. Очередная волна бьет в это отверстие и гидравлическим ударом помои частично возвращаются назад, поднимая крышку и выплескиваясь наверх. Поэтому надо соблюдать дистанцию спереди до бункера. Но не торопитесь откидываться назад. Под вашим задом идет непрерывный слив очка горячей водой - кипятком, переходящим в пар. Если опуститесь низко - ошпарите свое очко, а это уже серьезно.

Заканчивая про быт, отмечу, что гадостной неприятностью было стремительное размножение тараканов, которых заносили с продуктовой тарой со складов береговой базы. В подплаве их называли "стасиками". Паразиты облепляли подволок и пикировали с него на стол кают-компании, приходилось прикрывать свою тарелку телом, чтобы избежать "ассорти" в блюде. Зная это свойство, перед автономкой офицеры сбрасывались и доктор закупал большое количество баллончиков "дихлофоса", которые берег до первого захода в любой порт, где, выгнав всех из лодки и надев противогазы группа под его руководством опрыскивала все помещения, после чего закрывали все переборки, выключали вентиляцию и ждали часа 4. После этого "зачистная" команда сметала трупики в ведра. Выносили несколько ведер. Обработки хватало на пару месяцев.

3 октября мы форсировали Гибралтарский пролив, а 6 октября началась арабо-израильская война ("Война Судного дня"). Лодки бригады, которых мы сменяли на БС, не были отпущены домой, их придержали в восточном Средиземноморье, куда также срочно перенаправили 2 лодки из нашей бригады - Б-130 и Б-409, поближе к побережью Израиля. Таким образом, в восточном Средиземноморье сосредоточились порядка 16 советских ПЛ, из них 4 атомные. С 10 октября к побережьям Сирии и Египта начали подходить наши транспорты с оружием, в основном с бронетехникой. Один транспорт ("Илья Мечников") был атакован ракетами израильтян, загорелся и сел на мель. Через несколько дней мы получили циркулярную радиограмму, продублированную по ЗАС. Согласно ее лодки получали боевую задачу - поражения кораблей противника с применением обычного оружия (имелось в виду атакующего наши транспорты) и применять противолодочной оружие в целях противолодочной обороны. Было от чего вспотеть лысине командира! Как определить противника? А если это будут американские боевые единицы? А в носовых ТА у нас только 2 торпеды обычные, остальные 4 - атомные!

Б-440 пр. 641. Боевая служба 15.09.1973 - 8.10.1974
«Илья Мечников»


Через двое суток это указание ГШ ВМФ было отменено, и мы вздохнули с облегчением. К тому же в это время мы находились еще в западном Средиземноморье, и реально выполнить такой приказ могли только Б-130 и Б-409. Что они там реально сделали, я не знаю, но командиры ПЛ впоследствии были награждены орденами.

Нам же после окончании этой войны дали возможность зайти в Аннабу (Алжир) на 3 дня, где восполнили запас воды и частично провизии. Впервые сошли на берег.

Далее продолжали несение БС в западном Средиземноморье. Под Новый год нас перенаправили в восточное Средиземноморье, поближе к Египту, и, наконец, в январе получили приказ заходить в Александрию, т.е. спустя 4 месяца после выхода из базы. Александрия встретила сильнейшим ветром, с трудом удерживали трап. Но долгожданный межпоходовый перерыв все-же наступил. Занимались пополнением запасов, текущим ремонтом, отпускали в город. Дали валюту, на них покупали подарки для жен. Но надо было быть очень осторожыми в покупках, особенно золотых изделий. Обманывали на каждом шагу, нам это было сначала непривычно ("дикий" рынок, привыкли к советской системе торговли, когда продавец головой отвечал за проданный товар), затем понемногу приспособились, получили советы от "старожилов". Через месяц пребывания в Египте опять на БС в восточной Средиземке до апреля 1974 г., когда спустя 3 месяца мы опять в Александрии. На этот раз передали лодку ремонтному экипажу, который должен был провести необходимый ремонт и воостановление матчасти, а наш экипаж отправляли на месяц в Крым на отдых. Погрузились на черноморскую ПРТБ и шли 4 суток до Севастополя через Босфор. В Севастополе нас встретили вызванные командованием жены, и теперь мы были с ними вместе. Срочников разместили в казармах (где памятный бюст П.Кошке), а офицерский и мичманский состав с женами поехали в Ялту, но не в санаторий, где в это время был другой экипаж (Б-105), а в дом отдыха. Неприятностью были громадная лестница перед домом, которую атрофированные ноги подводников не могли осилить в один прием, отсутствие горячей воды и ледяная холодная (из-за отсутствия нормального водоснабжения многие жены "залетели"). Паршивым было и питание в этом ДО, но мы быстро приспособились - ходили в местные ресторанчики, где была прекрасная и очень дешевая кухня (сезон еще не наступил - апрель месяц), отъелись шашлыками, ребрышками и прочими мясными вкусностями. Бутылка Игристого к обеду - 1 руб.40 коп.!

Наехала на нас спецмедкомиссия, тестировала как кроликов, в дальнейшем узнали, что изучали нас как подопытных с целью выявления последствий длительного нахождения и рабочего функционирования человека в замкнутом сильно ограниченном пространстве в одном коллективе. Как оказалось, для нужд космонавтики.

Фактически свободный отдых для офицеров длился 3 недели, а одну неделю каждый должен был отдежурить в казарме Севастополя с личным составом с целью поддержания дисциплины и порядка, а срочники временами хулиганствовали - молодые, адреналин после сидения в "железной бочке" прет. Через месяц нас опять посадили на НК и отправили в Александрию, принимать лодку и вперед, на БС.

Итак, в мае 74 г. мы опять вышли на БС на следующий 3-хмесячный цикл. Начинала сказываться психологическая усталость. Но организм уже привычно, автоматически выполнял положенную работу. Привык он и к повышенной температуре в отсеках, и доктор при 27 гр. стал в койке залезать под одеяло, ему становилось холодно. О медпомощи. Как ни странно, никто из экипажа не болел (не считая кожных прыщей у мотористов). Очевидно, в замкнутый объем неоткуда было проникать инфекции. Но доктор стал беспокоиться - вторая половина автономки, а он еще не совершил подвига. Тогда он стал поочередно обходить всех членов экипажа и интересоваться их самочувствием, особенно жалобами на какие-нибудь боли. И надо же, нашел, что искал - у одного матроса-электрика выявил признаки аппендицита. Доложил командиру - нужна операция. Доложили на плавбазу - оттуда спросили "Сами справитесь?". Док ответил командиру да. Дело начиналось вечером, легли на ровный киль на глубине 80 м, начали готовить операционную, которой служила кают-компания, она же офицерская столовая. 2 часа мыли, чистили, устанавливали софиты, натянули простыни на подволок, чтобы тараканы и конденсат с него не падали вниз. Доктору на операцию нужен был ассистент, по расписанию им должен быть химик-санинструктор, им у нас был матрос-срочник. И вот тут случился казус. Химик пропал - нет и найти не могут. Я тоже поключился к поиску и нашел его забившимся за самую дальнюю стеллажную торпеду. Говорю - вылезай и на операцию. Он в стоны и сопли, говорит ни за что. В чем дело? Я, говорит, с детства крови боюсь и при виде ее в обморок падаю. Я к доктору, поясняю ситуацию. Он в замешательстве, попросил, чтобы я ему ассистировал. Объясняю доку, что ассистировать служить могу, крови не боюсь, но как командир БЧ связи в любой момент должен быть на радиопередаче или сеансе связи, а длительность операции непредсказуема. Тут я вспомнил, что мой подчиненный связист-ЗАСовец закончил 2 курса мединститута перед призывом, и после его согласия тут же рекомендовал его доктору. На том и порешили. Операцию начали после полуночи. Но длилась она необычайно долго, док сначала никак не мог найти злополучный аппендикс, он оказался каким-то завернутым, а найдя, убедился, что он действительно гнойный, флегмонозный, его нужно было срочно удалять. В общем, операцию закончили где-то в 5-м часу утра. Оперированного переместили за стенку на койку штурмана, он был на вахте, группман отдыхал в другом месте. Док лег рядом и в дальнейшем не отходил от матросика круглосуточно в течение 3-х суток, пока он не пукнул. В общем, док его выходил как родного ребенка. Подвиг доку был засчитан по его отчету.

Этот третий 3х-месячный цикл БС прошел без приключений, и в конце июля 74 г. нас направили в сирийский Тартус на отдых и текущий ремонт. Пришвартовались к ПМ, ветерану, который до сих пор служит в Тартусе. Жили на ПМ. Отпускали в город группами по 5 человек и только в штатской одежде. Выдали валюту на покупки. Сирийцы, в отличие от пройдох египтян, относились к нам очень хорошо. Не обманывали, относились уважительно. В ресторанчиках кормили очень вкусно, плата была умеренная. Со спиртным была напряженка, но мы быстро выяснили, что самый оптимальный алко - это кофейный бренди за 3 фунта. В лавках тайком продавали нам порножурнальчики, что было в диковинку для нас, но это дело жестко отслеживал местный черноморский особист, обнаруженное все конфисковывал, владельцев брал на учет. Валюту в основном тратили на качественные золотые изделия для жен и женскую галантерею.

Обстановка в порту была напряженной, постоянно несли противодиверсионную вахту, опасались израильских подводных диверсантов. Поэтому и "прославились" с инцидентом. Одурев от однообразия, младший штурман лейтенант решил развлечься, вспомнить свой опыт подводного плавания в акваланге, благо на лодке имелось 2 комплекта ЛВС. Разработал целый тайный план: подговорил минера, чтобы тот страховал его с концом в ограждении рубки, предупредил двух наших лодочных вахтенных ПДСС, которые с автоматами стояли в корме и в носу, чтобы они молчали, затащил через лючок под легкий корпус комплект ЛВС, и определил время - обед и послеобеденный отдых до 14.45. В это время разделся под легким корпусом, надел акваланг и бултыхнулся в воду за лодкой. Ничего интересного он в воде не нашел, одни коряги, к тому же вода была очень мутная, с желтой взвесью. Сделал он круг вокруг лодки, но его стали выдавать пузырьки воздуха, и он не учел, что их будут наблюдать не только предупрежденные лодочные вахтенные, но и вахтенные ПМ-ки. Один из них и заметил этот след, закричал в адрес лодочного вахтенного, тот ему жестами - молчи, мол. Но ПМ-кий вахтенный его не понял (казах был), и поднял тревогу. Минер понял опасность и дернул конец, вылезай, хватит. Лейтенант тихо вылез, нырнул в лючок и переоделся. Акваланг пришлось оставить на месте, но теперь ныряльщика могли выдать только мокрые волосы. Но он нормально переправился на ПМ-ку и стал наблюдать за развитием событий с палубы ПМ.

В это время вахтенный ПМ-ки доложил по команде о следе подводного диверсанта, на палубу выскочил супербоевой помощник командира ПМ, дали несколько очередей из автоматов по воде. Неэффективно. Тогда помощник приказал принести гранаты, но они оказались без запалов. Запалы были закрыты под замок ключом мичмана-оружейника, который в это время уехал на пляж на автобусе. После всякой длительной суеты запалы все-таки достали, и помощник метнул первую гранату в воду, затем вторую, началась суматоха. Рядом стоящий лейтенант-"диверсант" подсмеивался, и на вопрос помощника в чем дело отвечал, что радуется будущей задержки лодки на ремонт в Тартусе, так как взрывом гранат у лодки уже оторвало рули. Помощник побледнел и побежал к командиру отряда на КП, с которого уже поступила команда прекратить стрельбу и гранатометание и всех присутсвовавших вызвали на допрос. К этому времени командир отряда уже успел доложить в ГШ ВМФ об обнаружении подводных диверсантов. Комотряда, проводя расследование, ничего не мог понять, пока не наткнулся на вахтенного ПМ-ки - казаха, и в упорной беседе не выяснил, что он видел на палубе лодки лодочного офицера и узнал лейтенанта в лицо. Волосы у Саши еще не совсем высохли. Далее пошел целенаправленный допрос с привлечением особиста, пришлось во всем сознаваться. Бедного лейтенанта (весельчака, балагура, хорошего специалиста) отправили самолетом в Союз, к нам пришел другой группман БЧ-1.

После Сирии нам немного оставалось нести БС, но в наказание за нарушение дисциплины на дальнейший переход Средиземки к Гибралтару и далее домой нам подсадили начштаба бригады, который должен был "навести порядок" на корабле. Лично мне и штурману он вымотал последние нервы. Кроме того, в конце у нас остался очень скудный рацион провизии, еда не лезла в глотку, несмотря на голод. Потом на суше я определил, что похудел на 20 кг, был худой как щепка. На обратном пути опять попали в шторма, но все обошлось. Хорошо, что еще в пути начал печатать отчеты за годичную БС, это здорово мне помогло потом сдать их вовремя.

Вернулись в базу 8 октября 1974 г., т.е. через 388 суток. Шел снег, нам приказали построиться на причале в одежде по форме 3 в тужурках. Еле их нашли, галстуков было мало, надевали всякие тряпички и заплесневелые мятые фуражки, многие в тапочках. Перед строем долго читал речь комфлотом В.Чернавин, о чем - не помню, меня стало невероятно колотить от холода, я впервые в жизни ощутил непроизвольный лязг зубов - забились челюсти. Положение спас какой-то матрос, который сзади накинул на меня шинель младшего механика, заметившего мое состояние. После официальных выступлений к нам допустили жен, и я почувствовал - ВЕРНУЛИСЬ.

----------------------------------------------
Ответы на вопросы

Срочники служили тогда по 3 года. Накануне автономки с лодки таинственно исчезли те, кому оставалось служить менее года, под разными предлогами их тихо перевели на другие ПЛ или бербазу. Так что остальные в принципе укладывались по срокам на ДМБ.

Противокорабельные торпеды у нас были кислородные 53-65К. Учебные стрельбы на БС производили только один раз, где-то в конце автономки, когда 5-й ОПЭСК уже командовал Акимов В.И. ("Рыжий Курт"). Цель была крейсер 68-бис, но атака как-то не заладилась, затянулась, поскольку на борту уже был старший начальник - начштаба, а хуже некуда потери единоначалия. Кроме того, у минера произошла неприятность - закис какой-то шпиндель, в результате не отработала "омега", и вместо +58 торпеда пошла на старые -8 гр. О неотработке шпинделя узнали, конечно, после "пли". На разборе Акимов устроил выволочку нашему начштаба, ну а он потом на нас отыгрался.

К сожалению, обстоятельств получения практической торпеды я не помню, простите, ведь почти 40 лет прошло. Но сама подготовка была какой-то скоротечной, авральной. Предполагаю, что пришедший в это время к командованию 5 ОПЭСК энергичный Акимов решил "встряхнуть" эскадру и быстро-быстро организовать практическую стрельбу. Откуда достали эту торпеду и кто ее проверял - Бог ее знает. Никакой подготовки мне не запомнилось.

В своей базе мы в спешке приняли на борт приборы МГ-24, МГ-34 и ГПД. Потом в процессе плавания я вскрыл их батарейные отсеки и убедился, что батарейки все безнадежно потекли, я их извлек, но заменить уже было нечем, тем более, что требовалось этих элементов "Марс" немерено, и их еще надо было соединять пайкой. Поэтому ни МГ-24, ни МГ-34 применять мы не могли. Собственно, противолодочники нас не преследовали, а эффективность этих приборов все равно была очень низкой (из опыта предыдущих плаваний). Главным спасением от противолодочников оставался маневр, скорость и выдумка командира.

ШПС МГ-10М была 2-х диапазонной, но, конечно, лучше всего всего она хватала на низких частотах. Проблем с ее эксплуатацией не было, но в конце автономки появилась потребность смены блочков предварительных усилителей, где повышенно зашумели транзисторы. Кое-какой запас был, но все заменить не могли. Гораздо хуже было то, что обнаружили обнуление изоляции десятка приемников антенны. Оказалось, потоками воды между прочным и легким корпусом сорвало с крепления металлические кожухи ограждения вводов "морковок" кабелей, и они, болтаясь, перерезали изоляцию кабелей. Срезали эти кожухи и выбросили, нового обнуления не наблюдалось.

Практически бесполезной оказалась ламповая МГ-200, ПЛАРБы или вообще не слышала, или очень слабо, зато грелась как самовар. Проблемы были у нее с системой гидравлики - антенна провисала по углу наклона. Постоянно из-за высокой влажности выходила из строя ее ВВ часть генератора, то там пробой, то здесь, коротили трансформаторы, др. элементы. Применили ГЛ по ПЛАРБ один раз, дали 2 посылки, эхо получили слабенькое, размытое, дистанция была порядка 20 кб, зато американец рванул, как будто ему в зад кипятком плеснули.

Из неприятностей больше всего досаждала неустойчивость герметизации фидерных узлов на больших глубинах - от 200 м и ниже. Затекали водой фидерное соединение Ивы (на палубе под кожухом), и мы сразу лишались дальнобойной антенны, надо было разбирать и осушать соединение, естественно, только в надводном положении. Затекало приемо-передающее устройство "Каштана" на мостике, и в НП вахтенному офицеру приходилось орать вниз команды и еще через посредника в боевой рубке, пока радист не вскроет и не осушит "педальный" Каштан на мостике. А Штырь так вообще был всегда залит, и починить его для работы на передачу не было возможным, работал он только на прием.

Зарядку АБ проводили, как правило, через трое суток ночью до рассвета, если до этого ходили только на ЭХ. Главное в это время было не попасться на появление противолодочного Ориона, иначе приходилось ее прерывать и нырять, что для АБ, конечно, нежелательно. За это же время выбрасывали мусор через верхний бункер.

Служба неслась обычным образом по БГ № 2, в три смены, 1 смена на вахте, 2 другие либо спят, либо занимаются плановой БП и текущим ремонтом. "Безвахтенными" были зам. ком. по п/ч, доктор, начальник РТС - ком. БЧ-4, комгруппы ОСНАЗ, химик-санинструктор. При ходе под РДП к вахте на перископах привлекались все офицеры. 2-х-сменка была у штурманов и коков, это, конечно, тяжко. С докладом акустика об обнаружении подводной цели объявлялась БТ, переходили на БГ № 1.

Свободного времени, как ни странно, было немного, и его расходовали, как правило, на доп.сон, игру в нарды, постирушку, чтение, самостоятельную подготовку по специальности. Постоянно проводились занятия по спецподготовке, раз в неделю - святое политическое занятие, кэп мучал офицеров занятиями по тактической подготовке. Главным развлечением было подвсплытие с наступлением темноты, курильщики рвались наверх, матросы выбрасывали всю накопившуюся гадость, лодка вентилировалась свежим воздухом. После этого свободные азартно играли в нарды.

Из дополнительного ДД выплачивались подводные (по-моему, 20%), за линией Нордкап-Медвежий морское ДД в размере 50%, из них часть в валюте, если поступал приказ на заход в иностранный порт, + морской паек натурой. На 5-м году службы я в звании капитан-лейтенанта и должности ком. БЧ ПЛ получал порядка 750 руб. ("брежневских"), что на сегодняшний день примерно соответствует 75 тыс руб.

Один раз нам дали добро для пришвартовки к НК для помывки л/с. Погода стояла штилевая, светило солнце, пришвартовались без проблем, не помню, что это был за корабль - не то эсминец, не то крейсер, но у него была большая душевая камера без кабинок, с разбрызгивателями наверху из труб. Нам удалось помыться пресной водой. Больше такой возможности не предоставили. Второй случай пришвартовки в море происходил уже на маршруте возвращения, когда шли в ордере, где-то на траверзе Бискайского залива. Нам надо было пересадить на плавбазу начштаба, которого затребовал комбриг для составления отчета бригады за БС. Штормило, и мы с большим трудом приняли трап, стремясь быстрее переправить "задолбавшего" нас начштаба и со скрытым холодком ужаса от "швыряния" лодки на волнах, не дай Бог ударимся о борт ПБ. Но все обошлось, не считая того, начштаба на трапе сломал ногу при переправе.

Находились у борта недолго, но нам показалось это целой вечностью.

У борта ПМ стояли только в базе в Тартусе, жили в ее каютах и питались в ее столовой.

Из особенностей существования в прочном корпусе под водой на ДЭПЛ отмечу такой негативный фактор, как гнусное качество воздуха на вторые - третьи сутки. Помощник экономил пластины регенерации (когда еще придется пополнить их запас) и не приказывал заменять их до последнего, когда они уже "плыли" в РДУ. Концентрация СО2 достигала 3 - 4 %, химику он запретил сообщать л/с результаты замеров газоанализатором, но химик мне "по секрету" сообщал. Да и так было понятно - дыхание становилось тяжелым. Если учесть, что в воздухе были и другие вредные газы (от АБ и др. устройств), а также потливые испарения 80-ти тел экипажа, вредность этой атмосферы трудно переоценить. К постоянной вони нос привыкает, и оценить степень этой высокой вонючести можно было только при всплытии и запуске системы принудительной вентиляции. Удар вонючей кувалдой по носу.

Из происшествий с л/с навсегда врезался в память случай с поражением током радиометриста. В ПП он решил осмотреть подвод к ЭЛТ ИКО, вытащил наверх блок ЭЛТ и полез вниз рукой, которая своей внутренней стороной предплечья попала на выступающие внутрь корпуса штыри встроенной розетки 220 В, которая оставалась под питанием даже при выключенной РЛС. От удара током метрист повис и его затрясло. На счастье, рядом находился второй номер, который не за тело, а за футболку оттянул его от корпуса прибора. Метрист был без сознания. Срочно его забрал в кают-компанию доктор, положил на стол. У старшины остановилось дыхание, и наш худенький доктор героически делал ему искусственное дыхание почти 40 минут! Мы уже потеряли всякую надежду, но доктор упорно толкал и вдувал, толкал и вдувал, весь в поту и в изнеможении. И надо же, метрист ожил, задышал, затем пришел в сознание. Доктор стал его выхаживать. На руке пострадавшего образовалась некротическая воронка площадью с 3-хкопеечную монету, которая грозила поражением сухожилий и дальнейшему некрозу. Док упорно накладывал ему повязку с бальзамом Шостаковского, пока не добился очищения раны. В общем, выходил человека.

Вот таких бы нам докторов, как Сережа Кириллов.

Вообще лодки пр.641 оказались удачным проектом, надежными в общей эксплуатации. Если не принимать во внимание взрыв торпед на Б-37 в 1962 г. (т.е. причина не в лодке) и пожар на Б-31 в 1967 г. (из-за разгильдяйства старшины, заправлявшего бензином зажигалку из канистры и чиркнувшего ею), то все другие лодки этого проекта не имели крупных аварий с человеческими жертвами. В надежности корпуса мы сумели убедиться, когда ПЛ внезапно провалилась по глубине. Я был в это время в 3-м отсеке (ЦП) и успел заметить, что стрелка глубиномера рванула за отметку 300 м. Корпус лодки затрещал как сжимаемый грецкий орех (это деформировалась внутренняя обшивка), заклинило раздвижные двери помещений. Я не стал даже свой ИДА искать, подумал, смерть будет мгновенной. Положение спас вахтенный механик Иван Каминский, мгновенно принявший решение на всплытие и самый полный ход. Лодка задрожала и забилась всем телом, и мы вместе с ней, никогда такого больше не пришлось ощущать. И мы выскочили из этой провальной ловушки. Вот где пришлось перекреститься!

У Б-440 были тихие и низкие малогабаритные дизели 2Д42, замечательное изделие; надежный дальнобойный радиопередатчик, неплохие радиоприемники, но с неважным диктофоном записи; очень хорошая ШПС МГ-10М (правда, с одним АСЦ, но акустики предпочитали РУ), но паршивым был магнитофон "Комета" для записи шумов, а запись была обязательным подтверждением контакта; старый добрый поисковый "Накат", мы следили за чистотой выгородки и поэтому всегда была хорошая изоляция детекторов приема, и не позволяли Ориону сжечь детекторы сильным сигналом; РЛС Альбатрос применяли только в навигационных целях, временами он капризничал, но текущим ремонтом исправляли ситуацию. Устойчивой к штормам показала себя мощная 17-метровая антенна Ива, но только в поднятом положении. На соседней лодке на переходе во время дикого шторма лежачую Иву сорвало со стопоров и било о корпус.

В общем надежной оказалась эта ПЛ - детище советского кораблестроения, и я благодарен за это нашим корабелам. Но как любое техническое произведение она, конечно, требовала добросовестных и грамотных эксплутационщиков, и мы старались быть такими, за что она сохранила нам жизнь.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 34
  1. shurup 30 ноября 2013 08:35
    Спасибо за статью и благодарю за службу.
    1. Гражданский 1 декабря 2013 09:41
      Условия службы конечно не люксовые, наверно и не ставили задачу годами на лодке ходить...
  2. AlexVas44 30 ноября 2013 08:56
    Всегда отдавал должное подводникам за их мужество . Реально служба подводников связана с риском и опасностью для жизни, одни бытовые условия чего стоят. Остаётся надеяться, что современные ПЛ обеспечивают для моряков нормальные условия для несения боевой службы .
  3. AlexVas44 30 ноября 2013 08:56
    Всегда отдавал должное подводникам за их мужество . Реально служба подводников связана с риском и опасностью для жизни, одни бытовые условия чего стоят. Остаётся надеяться, что современные ПЛ обеспечивают для моряков нормальные условия для несения боевой службы .
  4. Kassik 30 ноября 2013 10:52
    Интересно...
    Хотя некоторые сокращения не понятны, можно только догадаться. Видимо морякам понятно всё.
    Спасибо!
  5. Комментарий был удален.
  6. pahom54 30 ноября 2013 10:53
    Да.а.а.а, были люди в наше время... Честь, слава и достоинство как корабелов, так и моряков, достойны памяти и уважения... И ведь служили не за деньги, а просто потому, что "есть такая профессия - Родину защищать"...
    Спасибо за статью.
    Вот позвать автора в школу - и пусть своим языком рассказывает пацанам о службе так, чтобы у них глазята загорались и появлялось желание после школы идти не в "эффективные менеджеры", а в кадровые военные...
    pahom54
  7. рюрикович 30 ноября 2013 11:27
    Статья на пять! Побольше бы таких рассказов, дабы сегодняшние либерасты понимали, как велось противостояние в условиях ограниченности бюджета( а следовательно и качества используемого вооружения). Человеческий фактор играл немалую роль в той холодной войне.И мне кажется, что в "низах", неважно где, в ВМФ,ВВС или на земле,он был гораздо выше, чем у сидящих в кабинетах адмиралов и генералов. Были исключения, но они,как правило,подтверждали вышесказанное.По-этому, мы ещё должны памятник поставить тем людям, которые на лоханках показывали противнику, что придется иметь дело с бойцами, и в случае конфликта они не пройдут победным бескровным маршем, как Гитлер в Западной Европе.Наверное это и сыграло немаловажную роль в том, что войны,как таковой,не случилось...
  8. ГЕО 30 ноября 2013 12:37
    Спасибо большое!!!
    ГЕО
  9. xomaNN 30 ноября 2013 14:01
    Вот так без пафоса ветеран описал очень непростые условия службы на ДПЛ.Всегда подводников уважал, и в море на АПЛ приходилось на ходовых бывать, но на дизельных ПЛ условия были малокомфортные в сравнении с АПЛ. И при всё этом люди выполняли с честью боевые задачи!
  10. xomaNN 30 ноября 2013 14:01
    Вот так без пафоса ветеран описал очень непростые условия службы на ДПЛ.Всегда подводников уважал, и в море на АПЛ приходилось на ходовых бывать, но на дизельных ПЛ условия были малокомфортные в сравнении с АПЛ. И при всё этом люди выполняли с честью боевые задачи!
  11. voliador 30 ноября 2013 15:55
    Статья очень понравилась. Спасибо.
  12. voliador 30 ноября 2013 15:55
    Статья очень понравилась. Спасибо.
  13. pr 627 30 ноября 2013 16:27
    Давеча была статья о сладкой жизни для контрактной армии и то им надо, и это.Иначе службы не будет,а их отцы на срочной службе считали пол года автономки нормой. Четвертая эскадра ДПЛ в Полярном была настоящим осиным гнездом подводного флота СССР.
  14. pr 627 30 ноября 2013 16:27
    Давеча была статья о сладкой жизни для контрактной армии и то им надо, и это.Иначе службы не будет,а их отцы на срочной службе считали пол года автономки нормой. Четвертая эскадра ДПЛ в Полярном была настоящим осиным гнездом подводного флота СССР.
  15. oapvokin 30 ноября 2013 16:33
    Честная и умная статья. Спасибо.
  16. ДимычДВ 30 ноября 2013 19:22
    Низкий поклон вам, братцы! Это ведь вскоре после падения в Чили правительства Альенде - 11 сентября 73 года, кажется, был путч. Представляю, какова была политическая атмосфера, а тут ещё и война израильтян... И никто не съехал с нарезов!
    ДимычДВ
  17. Des10 30 ноября 2013 20:21
    Спасибо за статью. Доктору - отдельно спасибо.
  18. Комментарий был удален.
  19. Чёный 30 ноября 2013 20:34
    Замечательная статья! Прочитал на одном дыхании. Спасибо.
  20. velikoros-88 30 ноября 2013 21:01
    Автору огроменный жирный плюс good . Очень интересно читать такие вот реальные истории о буднях военной службы, а истории подводников это вообще отдельная песня. Всегда приравнивал их к космонавтам hi .
  21. Penek 30 ноября 2013 22:17
    Охренеть,в очередной раз снимаю шляпу перед подводниками.Нам,сухопутным,не понять что земля вдруг может на сотни метров провалится.
    Penek
  22. Кэптен45 30 ноября 2013 22:31
    Спасибо за статью,хоть и не специалист и не всё понял в сокращениях,но видно,что писал человек от души, сам всё переживший. Подплаву России слава!Чтоб количество всплытий равнялось числу погружений! drinks Это какой же демон минуснул?
  23. chunga-changa 30 ноября 2013 22:37
    Лучшая статья за последнее время.
  24. Комментарий был удален.
  25. mvg 1 декабря 2013 00:16
    громадный плюс статье
    mvg
  26. ростов-папа 1 декабря 2013 01:05
    мой отец на кру Жданов проект 68 бис служил в описываемое время (73-76 г.) Ходили и в средиземку и атлантику и в североморск Много историй рассказывал как раз про эти события и поучавствовать в них успел (крейсер был флагманский чф) много фото осталось (как то получилось у них с сослуживцем мимо особиста их протащить) ну в общем как будто рассказ отца прочитал , огромное спасибо автору !!!
  27. ростов-папа 1 декабря 2013 01:05
    мой отец на кру Жданов проект 68 бис служил в описываемое время (73-76 г.) Ходили и в средиземку и атлантику и в североморск Много историй рассказывал как раз про эти события и поучавствовать в них успел (крейсер был флагманский чф) много фото осталось (как то получилось у них с сослуживцем мимо особиста их протащить) ну в общем как будто рассказ отца прочитал , огромное спасибо автору !!!
  28. papik09 1 декабря 2013 05:25
    Спасибо. Статья очень интересная. При проектных 90 суток - 388. Круто! soldier
    1. Old_Kapitan 2 декабря 2013 00:04
      При проектных 90 суток - 388. Круто!
      Да, собственно, это как раз и были 90-суточные цыклы, с заходом в порт, передачей корабля и т.п. Но! Я служил на РПКСН. Что сказать - были и у нас свои нюансы, и условия не из легких, только вот по сравнению с этими ребятами - санаторий. И хоть они раз в трое суток и всплывали, только это чепуха по сравнению с практически всегда "нрормальным" (все в этом мире относительно) воздухом в отсеках, четырмя гальюнами (один "докторский", туда здоровым доступа нет), тремя душевыми в пятом и по одной "персональной" в тамбуршлюзе моего - восьмого - и девятого отсеков. Да что там говорить - покурить захочешь, не надо ждать всплытия, какая ни какая, а курилка есть. Не говоря уж об экзотике типа помывки-стирки забортной водой - две испарительных установки обеспечивают ее постоянное наличие в цистернах. Кондиционеры даже в турбинных отсеках обеспечивают нормальную температуру. Правда, по соображениям шумности их приходится отключать и тогда - мама не горюй, но ведь это только иногда. Вобщем, санаторий не санаторий, но ни в какое сравнение с рассказанным уважаемым автором не идет.
      1. rudolff 2 декабря 2013 00:44
        Все ведь относительно, Капитан! Когда появился 641 проект, там условия службы чуть ли не роскошными считались сравнительно с 613-ми лодками.
  29. андрей юрьевич 1 декабря 2013 05:52
    снимаю шляпу...суровая мужская работа hi
  30. Spstas1 1 декабря 2013 11:15
    Спокойный, вдумчивый рассказ профессионала своего дела. Некоторые эпизоды сразу напомнили повесть Николая Черкашина "Одиночное плавание" опубликованную в Роман-газете для юношества №5,1990г., которые по всей видимости писатель и использовал при написании произведения.
    Слава советским морякам!
    Spstas1
  31. Spstas1 1 декабря 2013 11:15
    Спокойный, вдумчивый рассказ профессионала своего дела. Некоторые эпизоды сразу напомнили повесть Николая Черкашина "Одиночное плавание" опубликованную в Роман-газете для юношества №5,1990г., которые по всей видимости писатель и использовал при написании произведения.
    Слава советским морякам!
    Spstas1
    1. Veteran 12 июля 2015 23:51
      Уважаемый Spstas1, я не планировал целенаправленно писать статью на ВО, считать это произведением нельзя, т.к. редакция просто собрала в едином тексте фрагменты моих воспоминаний, которыми я делился с форумчанами на форуме "airbase.ru/ПЛ проекта 641", и добавила две фотографии, исключив мои. Николай Черкашин участвовал в этой автономке замполитом на Б-409, но видеться мне с ним, к сожалению, не приходилось. В конце 80-х узнал, что он стал писателем. Прочитал его сборник "Знак Вишну", но к современному флоту эти повести не относились. В дальнейшем с удовольствием прочитал его "Чёрную эскадру" (ну это апофеоз высокой песни про 4-ю эскадру), но, к сожалению, "Одиночное плавание" не читал. Наверстаю упущенное.
      Большое спасибо за добрую оценку моего, случайно получившегося, опуса.
  32. Andreitas 1 декабря 2013 12:56
    Хорошая статья. Все просто, понятно написано. Жизненно одним словом. Короче спасибо большое автору!
  33. duche 1 декабря 2013 14:41
    Славная статья, готовый сценарий нормального фильма, не чета фуфлу которое гонять по ТВ. Честь и слава нашим ВМФ. Спасибо автору.
  34. Mista_Dj 1 декабря 2013 14:50
    Отличный материал!
    Спасибо большое!
  35. Параван 2 декабря 2013 10:49
    Смотрю по ТВ очередное шоу "Остров" по типу прошлых "Остаться в живых" и думаю, как это мы, матросы-срочники, без большого жизненного опыта, уживались в дикой тесноте и духоте по 75 суток автономок на ДЭПЛ и не грызли друг другу глотки, подобно гламурной плесени, участвующей в этих шоу. Как нам, пацанам, хватало ума и воспитания не впадать в истерики и свары по бытовым мелочам и оставаться людьми в гораздо более сложных обстоятельствах, чем у "курортников" на райских островах?
    Параван
  36. геннади 2 декабря 2013 13:57
    У Ветерана уникальное чувство юмора, это талантливый писатель-документалист,
    особенно понравилось про "гальюн" и "подводного диверсанта", это тот редкий юмор, который встречаешь в "Поднятой целине", "Похождениях бравого солдата Швейка", "Солдате Иване Чонкине".
    Когда читаешь, отдыхаешь и наслаждаешься авторским стилем.
    Огромная благодарность "Ветерану"!
  37. serik_chaika 5 декабря 2013 21:06
    Спасибо автору статьи ,ветерану 4 эскадры Пл. Служил срочную рулевым-сигнальщиком , май 77-80г на Пл Б-7 и Б-46 641 проекта. 42 бригады Пл п Лиинахамари. При мне уже столь длительных автономок не было, лодки уходили максимум на 8 месяцев в Средиземное море и Южную Атлантику. В Северную Атлантику лодки ходили на 3 месяца. При мне лодки уходили в одиночку ,до нас знал что ходили бригадами . Одна бригада на Бс,другая готовится. Сам я прошел Бс в Атлантике 3 месяца на Б-7 и потом перевод на Б-46 ком. Тарасов А.И. И в конце августа 1978г начали переход скрытый в Средиземное море для несения боевой службы. Пошли в минном варианте те вместо торпед мины, они похожи на торпеды только без рулей и винтов. Только в носовых аппаратах 6 торпед с ядерными боеголовками. Как было в автономке на нашей лодке на 99 % описано в этой статье, я подумал что что она написана про Б-46 вплоть до мельчайших подробностей. Еще раз спасибо сослуживцу по дизельному подплаву Северного флота. Я служил 3 года но эти годы были лучшими в моей жизни.
    serik_chaika
  38. ВикСаныч 10 января 2014 15:34
    Большое спасибо автору! Служил на Ярославском комсомольце в Полярном, но в автономку ходил на другой ПЛ. Номера не помню, командиром был кап.два Еркин. Ушли в Средиземку в мае 72. А вернулись к Новому году. Спасибо за подробности быта. Всё точно и про спецторпеды в первом и про булки в пакетах. Кстати,мурманские батоны не разваливались в труху как севастопольские. Было ещё мыло, которое якобы мылилось в морской воде и шампунь Садко, и проверки кондеек из под регенерации, что бы сверху можно посчитать пустые бутылки от Рислинга или Ркацители. А фильмы в 7 отсеке! Это отдельная песня. В каждом экипаже была склейка из фрагментов кинокартин. Это было особое сокровище! И что бы договориться о прокате... дипломаты отдыхают. Кстати, насчет продуктов. У нас никто не шхерил их. Но были свои деликатесы. "Братская могила" цыплёнок в собственном соку в банках. Дагестанские компоты из фруктов вишня, абрикосы и др. Никогда не было каких то стычек между моряками. Хотя экипаж был около ста человек. Были эксперименты. Вывозить робу в трюме 5 отсека, при всплытии привязать в надстройке, а потом через трое суток снять и посмотреть как отстиралось. Результат отличный, чисто до белезны. Натовцев у нас называли супостатами. А теперь вот посмотришь "Горюнова" и хочется посадить этих "художников" хотя бы на сутки в 6 отсек после зарядки АБ. Ещё раз большое Вам спасибо! Удачи и здоровья!
    ВикСаныч
  39. sergioballo 61 2 января 2016 18:45
    Очень хорошая статья.Служил срочную на ПЛ 641 проекта в Лиинахамари 77-80г. На ПЛ Б-31 отходил одну автономку три месяца в Баренцевом и Норвежском морях.Но про пожар на нашей лодке даже не слышал.Видимо запрет был на эту тему. Потом перевели на ПЛ Б-7,на ней прошел еше две автономки,восемь месяцев в Средиземке и три месяца в Баренцевом море. Когда прочел статью как будто бы снова прошел через все это.Да служба не сахар,но вспоминаю ее как самые лучшие годы в жизни.Настоящая жизнь,настоящая дружба! Заходили в Тартус,ходили по магазинам,очень хорошо к нам сирийцы относились,дружелюбный народ. Подумать только, сейчас там война! А экипаж был супер интернациональный,русские,украинцы,беларусы,таджики,латыши,литовцы,эстонцы,казах
    и!И ни одного конфликта на национальной почве.Куда все это ушло? Как мы это могли допустить???Большое спасибо автору статьи.Мира всем.И тост за то чтоб число погружений равнялось количеству всплытий!!!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня