Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 года золотыми буквами вписано в русскую военную летопись. Это было последнее крупное сражение в истории парусного флота. В этом сражении русские матросы и командиры показали, на что они способны, если ими руководят такие великие люди как Павел Степанович Нахимов, адмирал, которого от всего сердца любили и уважали окружающие его люди. В Синопском сражении русский флот почти полностью уничтожил турецкую эскадру, понеся при этом минимальные потери. Это морское сражение стало примером блестящей подготовки Черноморского флота, руководимого одним из лучших представителей школы русского военного искусства. Синоп, поразил всю Европу совершенством русского флота, полностью оправдал многолетний упорный образовательный труд адмиралов Лазарева и Нахимова.

Павел Степанович Нахимов (1802 – 1855)

Будущий адмирал родился 23 июня (5 июля) 1802 года в семье небогатых смоленских дворян. Его малой родиной было сельцо Городок в Вяземском уезде. Его отец - Степан Михайлович Нахимов, был офицером и ещё при Екатерине Великой ушел в отставку в чине секунд-майора. Из одиннадцати родившихся в семье детей, пятеро мальчиков стали военными моряками. Один из них, младший брат Павла – Сергей дорос до чина вице-адмирала, возглавлял Морской кадетский корпус.


Уже в 13 лет Павел был зачислен в Морской кадетский корпус, учился блестяще. В 1817 году получил чин мичмана и участвовал в походе брига «Феникс». В 1818 году поступил на службу на фрегат «Крейсер» и под началом Михаила Петровича Лазарева совершил кругосветное путешествие. Во время плавания был произведён в лейтенанты. Уже в эти юношеские годы у Павла Нахимова обнаружилась любопытная черта, которую сразу заметили его товарищи и сослуживцы. Эта черта господствовала у Нахимова вплоть до его гибели во время обороны Севастополя. Морская служба была для Нахимова единственным делом жизни. Никакой личной жизни, кроме службы, он не знал, и знать не хотел. Военно-морская служба была для него всем. Это был патриот, беззаветно любивший Родину, русский флот, живший ради России и умерший на своем боевом посту. Как отметил известный отечественный историк Е.В. Тарле: «За недосугом и за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться. Он был фанатиком морского дела, по единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей». Ещё во время кругосветного путешествия он чуть не погиб, спасая упавшего за борт матроса.

Нахимов во время длительного кругосветного путешествия – оно продолжалось с 1822 по 1825 год, стал любимым учеником и последователем Михаила Лазарева, который вместе с Беллинсгаузеном, стал первооткрывателем Антарктиды. Лазарев быстро оценил способности молодого офицера, и они практически не расставались по службе. После завершения кругосветного путешествия Павел Нахимов был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени. Вместе с Лазаревым молодой лейтенант в 1826 году перешёл на линейный корабль «Азов», на котором в 1827 году принял участие в знаменитом Наваринском сражении. Корабль «Азов» из объединенного англо-франко-русского флота ближе всех подошёл к турецким морским силам. Во флоте говорили, что «Азов» громил противника практически на расстоянии пистолетного выстрела. Нахимов в этом бою командовал батареей. Павел Нахимов получил ранение, корабль понес самые большие потери, но и вреда неприятелю причинил больше, чем лучшие корабли союзного флота. Лазарев, который, по словам командующего русской эскадрой Л.П. Гейдена, «управлял движениями «Азова» с хладнокровием, искусством и мужеством примерным», был произведен в контр-адмиралы. Корабль «Азов» первым в русском флоте был удостоен георгиевского флага. Павел Нахимов отмечен чином капитан-лейтенанта и орденом Св. Георгия 4-й степени. Так блестяще Павел Степанович начал свой боевой путь.

В 1828 году Нахимов уже стал командиром корабля – корвета «Наварин». Это было призовое судно, захваченное у османов. На Мальте корабль был восстановлен, вооружен и принял участие в блокаде Дарданелл. Нахимов показал себя неутомимым тружеником. Причем товарищи никогда не упрекали его в желании выслужиться, карьеризме. Все видели, что их командир предан делу и работает больше всех. С 1830 года, по возвращении на Балтику, продолжал нести службу на «Наварине». В 1831 году возглавил новый фрегат «Паллада». Вскоре фрегат стал показательным. 17 августа 1833 г. Нахимов спас эскадру, в плохую видимость, моряк заметил Дагерортский маяк и дал сигнал, что корабли под угрозой.

В 1834 г. по ходатайству Лазарева, командовавшего Черноморским флотом, Нахимова перевели на южные морские рубежи империи. В 1836 году Павел Степанович получил командование над построенным под его же наблюдением линейным кораблем «Силистрия». Спустя несколько месяцев его произвели в капитаны 1-го ранга. На этом корабле Нахимов служил 9 лет. Павел Степанович сделал «Силистрию» образцовым кораблем и на нём выполнил ряд ответственных и трудных поручений. Командир стал известен всему флоту. Павел Степанович был руководителем суворовской и ушаковской школы, считая, что вся сила флота зиждется на матросе. «Пора нам перестать считать себя помещиками, - говорил Нахимов, - а матросов крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля; матрос бросится на абордаж, если понадобится; все сделает матрос, ежели мы, начальники, не будем эгоистами, ежели мы не будем смотреть на службу как на средство удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных как на ступени собственного возвышения». Матрос, по его словам был основной военной силой флота. «Вот кого нам надо возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительно слуги отечества». Он предлагал равняться на Нельсона, который «постиг дух народной гордости своих подчиненных и одним простым сигналом возбудил запальчивый энтузиазм в простолюдинах, которые были воспитаны им и его предшественниками». Своим поведением Павел Нахимов воспитывал команду, которая должна была быть уверена в нём полностью. Так, однажды во время учений корабль «Адрианополь» сделал неудачный маневр, сделав столкновение с «Силистрией» неизбежным. Нахимов приказал все удалиться в безопасное место, сам остался на юте. При столкновении он не пострадал. Капитан объяснил свой поступок необходимостью показать команде «присутствие духа», в бою это принесет большую пользу. Экипаж будет полностью уверен в своем командире и сделает все возможное и невозможное для победы.

В 1845 году Нахимова произвели в контр-адмиралы. Лазарев назначил его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии. В 1852 году получил чин вице-адмирала и возглавил флотскую дивизию. Его авторитет в эти годы распространился на весь флот и равнялся влиянию самого Лазарева. Всё его время было посвящено службе. Не имел он и лишнего рубля, все до последнего отдавая матросам и их семьям. Служба в мирное время была для него временем, которое судьба отпустила для подготовки к войне, к тому моменту, когда человек должен будет показать все свои лучшие качества. В то же время Павел Степанович был человеком с большой буквы, готовым отдать последнюю копейку нуждающемуся человеку, помочь старику, женщине или ребенку. Все матросы, их семьи стали для него одной большой семьей.

Лазарев и Нахимов, как и Корнилов, Истомин, были представителями школы, которая требовала от офицера моральной высоты. Лени, сибаритству, пьянству и карточным играм среди офицеров была объявлена «война». Матросы под их командованием должны были стать воинами, не игрушками прихотей «флотских помещиков». Они требовали от матросов не механического умения во время смотров и парадов, а подлинного умения воевать и, понимая того, что они делают. Телесные наказания стали на черноморских кораблях редкостью, внешнее чинопочитание свели к минимуму. В результате Черноморский флот стал прекрасной боевой машиной, готовой постоять за Россию.

Нахимов прозорливо отметил черту значительной части русского элитарного класса, которая в итоге и погубит Российскую империю. «Удивляют меня многие молодые офицеры: от русских отстали, к французам не пристали, на англичан также не похожи; своим пренебрегают, чужому завидуют, своих выгод совершенно не понимают. Это никуда не годится!»

Нахимов был уникальным человеком, достигшим в своем моральном и умственном развитии поразительных высот. Одновременно добрый и отзывчивый к чужому горю, необыкновенно скромный, со светлым и пытливым умом. Его моральное влияние на людей было огромно. Он подтягивал командный состав. С матросами говорил на их языке. Преданность и любовь к нему матросов достигала невиданных высот. Уже на севастопольских бастионах, его ежедневное появление вызывало у защитников невероятный энтузиазм. Уставшие, измученные матросы и солдаты, воскресали и были готовы вторить чудеса. Не зря сам Нахимов говорил, что с нашим лихим народом, проявив внимание и любовь, можно такие дела делать, что просто чудо.

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г

Памятник П. С. Нахимову в Севастополе.

Война

Наступил 1853 год. Началась очередная война с Турцией, которая вскоре привела к глобальному конфликту с участием ведущих мировых держав. Англо-французская эскадра вошла в Дарданеллы. Были открыты фронты на Дунае и в Закавказье. Петербург, который рассчитывал на быструю победу над Портой, решительное продвижение русских интересов на Балканах и успешное решение проблемы проливов, получил угрозу войны с великими державами, со смутными перспективами. Появилась угроза, что османы, а за ними англичане и французы смогут оказать действенную помощь горцам Шамиля. А это потеря Кавказа и серьёзного продвижения сил врага с южного направления. На Кавказе Россия не имела достаточного количества войск, чтобы одновременно сдерживать наступление турецкой армии и воевать с горцами. К тому же турецкая эскадра снабжала войска на кавказском побережье оружием и боеприпасами.

Поэтому Черноморский флот получил две задачи: во-первых, в спешном порядке перевезти подкрепления из Крыма на Кавказ; во-вторых, нанести удар по турецким морским коммуникациям. Обе задачи Павел Нахимов выполнил. 13 сентября в Севастополе получили экстренный приказ перевести в Анакрию (Анаклия) пехотную дивизию с артиллерией. На Черноморском флоте в это время было неспокойно. Ходили слухи о выступление на стороне османов англо-французской эскадры. Нахимов немедленно взял на себя операцию. За четыре дня подготовил корабли и в полном порядке разместил войска: 16 батальонов с двумя батареями – более 16 тыс. человек, 824 человек и всё необходимое имущество. 17 сентября эскадра вышла в бурное море и утром 24 сентября пришел в Анакрию. К вечеру выгрузка была завершена. В операции участвовали 14 парусных кораблей, 7 пароходов и 11 транспортных судов. Операцию признали блестящей, среди матросов больных было всего 4 человека, среди солдат – 7.

Решив первую задачу Павел Степанович приступил ко второй. Необходимо было найти в море турецкую эскадру и разгромить её. Не дать противнику провести десантную операцию в районе Сухум-кале и Поти, оказав помощь горцам. В Батуми был сконцентрирован 20 тыс. турецкий корпус, который должна была перебросить большая транспортная флотилия - до 250 судов. Высадку десанта должна была прикрыть эскадра Осман-паши.

В это время командующим Крымской армией и Черноморским флотом был князь Александр Меншиков. Он направил на поиски противника эскадру Нахимова и Корнилова. 5 ноября Корнилов встретил османских 10-пушечный пароход «Перваз-Бахре», шедший из Синопа. Пароходофрегат «Владимир» (11 пушек) под флагом начальника штаба Черноморского флота Корнилова атаковал противника. Непосредственно боем руководил командир «Владимира» капитан-лейтенант Григорий Бутаков. Он использовал высокую маневренность своего корабля и заметил слабость врага - отсутствие орудий на корме турецкого парохода. Весь бой старался держаться так, чтобы не попасть под огонь османов. Трёхчасовой бой завершился русской победой. Это был первый в истории бой паровых судов. Затем Владимир Корнилов вернулся в Севастополь и приказал контр-адмиралу Ф. М. Новосильскому найти Нахимова и усилить его линейными кораблями «Ростислав» и «Святослав», и бригом «Эней». Новосильский встретился с Нахимовым и, выполнив поручение, вернулся в Севастополь.

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г

Бой русского пароходофрегата «Владимир» и турецкого парохода «Перваз-Бахри».

Нахимов с конца октября крейсировал между Сухумом и частью анатолийского побережья, где главным портом был Синоп. У вице-адмирала, после встречи с Новосильцевым, было пять 84-пушечных кораблей: «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав», «Святослав» и «Храбрый», а также фрегат «Коварна» и бриг «Эней». 2 (14) ноября Нахимов издал приказ по эскадре, где уведомил командиров, что в случае встречи с противником, «превосходящим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверенным, что каждый из нас сделает свое дело». Каждый день ждали появления врага. К тому же была возможность встречи с британскими кораблями. Но османской эскадры не было. Встретили только Новосильского, который привел два корабля, заменив потрепанные бурей и отправленные в Севастополь. 8 ноября разразилась жестокая буря, и вице-адмирал был вынужден отправить на ремонт ещё 4 корабля. Ситуация была критическая. Сильный ветер продолжался и после бури 8 ноября.

11 ноября Нахимов подошёл к Синопу и немедленно отправил бриг с известием, что в бухте стоит османская эскадра. Несмотря на значительные силы противника, стоявшие под защитой 6 береговых батарей, Нахимов решил блокировать Синопскую бухту и ждать подкреплений. Он просил у Меншикова прислать отправленные на ремонт корабли «Святослав» и «Храбрый», фрегат «Коварна» и пароход «Бессарабия». Адмирал также выражал недоумение, почему ему не отправили фрегат «Кулевчи», который без дела стоит в Севастополе и прислать ещё два дополнительных парохода, необходимые для крейсерства. Нахимов был готов вступить в бой, если турки пойдут на прорыв. Однако османское командование, хотя в это время имело преимущество в силах, не решилось вступить в генеральное сражение или просто пойти на прорыв. Когда Нахимов доложил, что силы османов в Синопе, по его наблюдениям выше, чем предполагалось раньше, Меншиков послал подкрепление – эскадру Новосильского, а затем и отряд пароходов Корнилова.

Силы сторон

Подкрепление пришло вовремя. 16 (28) ноября 1853 года отряд Нахимова усилила эскадра контр-адмирала Фёдора Новосильского: 120-пушечные линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи». В результате под началом Нахимова было уже 6 линейных кораблей: 84-пушечные «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав», 120-пушечные «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», 60-пушечный фрегат «Кулевчи» и 44-пушечный «Кагул». Орудий у Нахимова было 716, с каждого борта эскадра могла дать залп весом в 378 пудов 13 фунтов. Кроме того, к Нахимову на помощь спешил Корнилов с тремя пароходофрегатами.

У османов было 7 фрегатов, 3 корвета, несколько вспомогательных судов и отряд из 3 пароходофрегатов. В целом у турок было 476 корабельных пушек, подкрепленных 44 береговыми орудиями. Османской эскадрой руководил турецкий вице-адмирал Осман-паша. Вторым флагманом был контр-адмирал Гуссейн-паша. При эскадре находился английский советник – капитан А. Слейд. Отрядом пароходов командовал вице-адмирал Мустафа-паша. Осман-паша зная, что русская эскадра сторожит его у выхода из бухты, отправил тревожное сообщение в Стамбул, просил помощи, значительно преувеличив силы Нахимова. Однако османы опоздали, сообщение было передано британцам 17 (29) ноября, за сутки до атаки Нахимова. Даже если бы лорд Стрэтфорд-Рэдклиф, который в это время фактически руководил политикой Порты, отдал приказ британской эскадре идти на помощь Осман-паше, все равно помощь бы опоздала. К тому английский посол в Стамбуле не имел права начинать войну с Россией, адмирал мог отказаться.

План Нахимова

Адмирал, как только подошли подкрепления, решил не ждать, немедленно войти в Синопскую бухту и атаковать османские корабли. В сущности, Нахимов шел на риск, хоть и хорошо просчитанный. Корабельные и береговые орудия у османов были хорошие, и при соответствующем руководстве турецкие силы могли нанести русской эскадре серьёзный урон. Однако некогда грозный османский флот был в упадке, как в части боевой подготовки, так и руководства. Османское командование само подыграло Нахимову, расположив корабли крайне неудобно для обороны. Во-первых, османская эскадра была расположена как бы веером, вогнутой дугой. В результате корабли закрыли собой сектор обстрела части береговых батарей. Во-вторых, корабли располагались у самой набережной, что не давало им возможности маневрировать и вести огонь двумя бортами. Это ослабило огневую мощь эскадры Осман-паши.

План Нахимова был проникнут решительностью и инициативой. Русская эскадра в строю двух кильватерных колонн (корабли следовали один за другим по линии курса) получила приказ прорваться на Синопский рейд и нанести огневой удар по кораблям и батареям противника. Первой колонной командовал Нахимов. В неё входили корабли «Императрица Мария» (флагман), «Великий князь Константин» и «Чесма». Второй колонной руководил Новосильский. В неё входили «Париж» (2-й флагман), «Три святителя» и «Ростислав». Движение двумя колоннами должно было уменьшить время прохождения кораблей под огнём турецкой эскадры и береговых батарей. К тому же облегчалось развертывание русских кораблей в боевой порядок при постановке на якорь. В арьергарде шли фрегаты, которые должны были пресечь попытки противника к бегству. Заранее были распределены и цели всех кораблей. При этом командиры кораблей имели определенную самостоятельность в выборе целей, в зависимости от конкретной ситуации, при выполнении принципа взаимной поддержки.

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г

А. В. Ганзен «Линейный корабль „Императрица Мария“ под парусами».

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 20
  1. не моряк 30 ноября 2013 08:36
    ничего великого в синопском сражении нет при таком преимуществе грех выеживаться
    1. Cutter 30 ноября 2013 09:16
      Судя по коменту действительно "не моряк". Велико то, что в этом бою такого массштаба,победа была одержанна с минимальными в истории (на тот момент)потерями.
      Cutter
      1. катафрактарий 1 декабря 2013 20:59
        Судя по коменту действительно "не моряк".
        и не солдат,так компютерный червяк -игрок в дешевые стратегии.
        катафрактарий
    2. Бухой 30 ноября 2013 13:08
      Скажем так, главный секрет Синопской победы не в количестве кораблей русского флота, а вкачестве корабельных орудий.
      В то время, когда турки стреляли ядрами, у нашего флота на вооружении уже стояли бомбические пушки Пексана. Снаряд такой пушки взрывался внутри корабля, что приносило не сравненно больший вред, чем чугунная болванка ядра. Так например, двухдечный линейный корабль уничтожался всего несколькими попаданими из такой пушки. Кроме того, эти пушки были более дальнобойными, чем турецкие.

      Но это не дает право забывать эту битву. Ведь помнят англы войны с неграми вооруженными копьями, или ту же Крымскую войну, где их винтовки били дальше наших.
      1. Eugeniy_369 30 ноября 2013 14:11
        Цитата: Бухой
        Так например, двухдечный линейный корабль уничтожался всего несколькими попаданими из такой пушки

        Совершенно верно yes , но это не умоляет заслуг Нахимова, офицеров, матросов.
        Синопская битва на мой взгляд была лебединой песнью парусного флота, начиналась "эра брони и пара".
        Eugeniy_369
      2. катафрактарий 1 декабря 2013 21:01
        да артиллерия у нас была на высоте ,в отличии от стрелкового оружия во время Крымской войны
        катафрактарий
    3. Арон Заави 30 ноября 2013 16:00
      Цитата: не моряк
      ничего великого в синопском сражении нет при таком преимуществе грех выеживаться
      Я как раз считаю, что создание командующим войсками ли , флотом ли такого превосходства, при котором противник несет максимальные потери, а его собственные снижаются до минимума , как раз характеризуют военачальника исключительно высоко.
      1. катафрактарий 1 декабря 2013 21:03
        это в самом деле наивысшая оценка good
        катафрактарий
    4. кайман Гена 30 ноября 2013 20:43
      видно, что не моряк. плавайте на поверхности и не отсвечивайте, от вас пахнет, знаете ли.
    5. подводник 1 декабря 2013 01:54
      откуда в Казахстане моряки????
      .....????Каспий бороздит могучий флот на верблюдах????....
      высер мимо...
    6. Комментарий был удален.
  2. makarov 30 ноября 2013 08:44
    Следует упомянуть, что в соответствии с императорским повелением, Нахимову запрещалось громить турецкие корабли в бухтах, и вести боевые действия только на море. Но Нахимов увидев супостата "забыл" о приказе, и вступил в битву.
    Разгром турецкой эскадры в водах бухты Синопа, как раз и явился "недопустимостью", что повлекло за собой вступлению в компанию Англии, Франции, Сардинии на стороне Турции. Сомневаться не приходится в том, что если бы не было Синопа, они бы нашли иной предлог.
    makarov
    1. Бухой 30 ноября 2013 13:21
      Не факт, что союзникам прям самим хотелось сильно воевать ( ну может окромя Франции, бредившей реваншем).
      Просто хотели, чужими руками( турецкими) Россию на место поставить, но когда увидели, что чужие руки растут из жопы, тогда уж пришлось самим.
  3. makarov 30 ноября 2013 08:44
    Следует упомянуть, что в соответствии с императорским повелением, Нахимову запрещалось громить турецкие корабли в бухтах, и вести боевые действия только на море. Но Нахимов увидев супостата "забыл" о приказе, и вступил в битву.
    Разгром турецкой эскадры в водах бухты Синопа, как раз и явился "недопустимостью", что повлекло за собой вступлению в компанию Англии, Франции, Сардинии на стороне Турции. Сомневаться не приходится в том, что если бы не было Синопа, они бы нашли иной предлог.
    makarov
  4. shurup 30 ноября 2013 08:58
    Десять синопов не стоят одного Севастополя. Перевооружением флота занимаются не только технические специалисты, а, в первую очередь, действующие адмиралы.
    Как говорят моряки - сегодня топишь ты, а завтра тебя.
    Нахимов предпочёл погибнуть, чтобы сраму не иметь. Современникам этого не дано.
  5. Enot-poloskun 30 ноября 2013 09:00
    Были же у России адмиралы! И флот!

    Побеждали и берегли людей. А также воспитывали воинов, закладывая основу будущих побед.

    Я уверен, что эти строки важны и сейчас (цитирую статью):

    Павел Степанович был руководителем суворовской и ушаковской школы, считая, что вся сила флота зиждется на матросе. «Пора нам перестать считать себя помещиками, - говорил Нахимов, - а матросов крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля; матрос бросится на абордаж, если понадобится; все сделает матрос, ежели мы, начальники, не будем эгоистами, ежели мы не будем смотреть на службу как на средство удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных как на ступени собственного возвышения». Матрос, по его словам был основной военной силой флота. «Вот кого нам надо возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительно слуги отечества».



    Для меня всегда было загадкой, как от победы при Синопе мы пришли к позору Цусимы. Неужели все флотские традиции, заложенные при Нахимове, и самим Нахимовым, были утрачены при обороне Севастополя?
  6. Комментарий был удален.
  7. Денис 30 ноября 2013 09:09
    В Синопском сражении русский флот почти полностью уничтожил турецкую эскадру, понеся при этом минимальные потери. Это морское сражение стало примером блестящей подготовки Черноморского флота, руководимого одним из лучших представителей школы русского военного искусства. Синоп, поразил всю Европу совершенством русского флота, полностью оправдал многолетний упорный образовательный труд адмиралов Лазарева и Нахимова
    Эх,ребята,всё не так
    Всё не так,ребята
    (с)В.С.Высоцкий
    Попалась тут новая книжонка,так там русские турок так обидели,что всей гейропе потом защищать пришлось,книжонка отправлена в сортир
    Как такое толкование,а если эту гадость дети в руки возьмут?
    Пусть листают "Корабли герои",я там лет в 12 прочёл про первый бой паровых кораблей Владимир-Первазбахри
  8. Cutter 30 ноября 2013 09:29
    Живу и мечтаю, как когда нибудь наш кинематограф при гос.поддержке, снимет Российские эпические ленты в духе "Хозяина морей" "Патриота" и.т.д. о нашей славной морской и не только боевой летописи.Это же какой богатый материал.Оборона Севастополя,Подвиг "Меркурия"Казарского. А какие личности!!! Смотришь на творчество наших именитых и не понимаешь с какой помойки они черпают свое вдохновение,"оторопь" берёт.
    Cutter
    1. maxvet 30 ноября 2013 09:46
      Цитата: Cutter
      Живу и мечтаю, как когда нибудь наш кинематограф при гос.поддержке, снимет Российские эпические ленты

      Главное михалкова к этому делу не подпускать
      maxvet
      1. Guun 30 ноября 2013 12:56
        Цитата: maxvet
        Главное михалкова к этому делу не подпускать

        А кто кроме него снимет фильм? =)
        Guun
      2. Guun 30 ноября 2013 12:56
        Цитата: maxvet
        Главное михалкова к этому делу не подпускать

        А кто кроме него снимет фильм? =)
        Guun
        1. Бухой 30 ноября 2013 13:26
          Бондарчук! Но его еще главней к этому делу не подпускать)))
    2. Денис 30 ноября 2013 13:13
      Цитата: Cutter
      Подвиг "Меркурия"Казарского
      Спросить малолеток,так и не ответят ...
      Да и памятник,увы,не у нас
  9. Робертъ Невский 30 ноября 2013 11:40
    Благодарствую вам за статью!
  10. Cristall 30 ноября 2013 14:08
    Бомбические пушки. Верно, но в сражении такого масштаба. Мы то знаем действие на практике, а тогда можно было сомневаться. К тому же меткость нужна, поражать пусть и у причала, но все же меньшие по размеру фрегаты и батареи. Нахимов и Корнилов помнили правило- "Одна пушка на берегу стоит целого корабля в море."
    Напомню что при осаде Севастополя--Англо-французская-турецкая эскадра пыталась тоже самое сделать с батареями Севастополя. Помните чем закончилось? А ничем. Больше эскадра не пыталась штурмовать батареи да и вообще оказалась без дела(неудачно как то Шторм+неудачная атака надолго отбило желание)
    Так что можно конечно сказать что турки+бомбические орудия Линейных кораблей против фрегатов--это умаливает значение Синопа--но кто посмеет умалить подвиг ЧФ и самого Нахимова сделавшего этот бой последним боем парусников(именно из за потрясающего воздействия пексановских пушек на деревянные корабли)
    Напомню что эта война ознаменовала появление на море:
    Конец эпохи парусников
    1-Бомбические орудия по настильной траектории.
    2-Первые схватки паровых судов
    3-Броненосцы
    и многое другое.
    В общем слава русским морякам, слава ЧФ и самому Нахимову. Напомню, что когда армия ушла из Севастополя, он и Корнилов и моряки ЧФ возвели оборону города, совсем незащищенного с южной стороны, продержались до возвращения Меньшикова, обеспечили дух защитников и дисциплину.
    А просчеты, техническое отставания- да были-вина тут многих.
  11. Кислый 30 ноября 2013 15:24
    Факторов было много:
    1. Более совершенная артиллерия у россиян.
    2. Но самое главное - внезапность удара. Этому способствовали:
    а) Отсутствие разведки у турок.
    б) Правильно выбранный момент нападения (направление ветра, время суток и т.д.).
    3. Следствием внезапности была неготовность к бою береговых батарей, а также скученность турецкой эскадры, у которой большинство судов не могло вести огонь из-за того, что были закрыты своими же.
    4. Оправданный риск. В частности, русские корабли при необходимости вставали на якорь. Это снижало маневренность, но повышало точность стрельбы.
    Результат известен.
    Но заслуга П.С.Нахимова в том, что он своевременно учёл и точно просчитал эти факторы.
  12. Кислый 30 ноября 2013 15:24
    Факторов было много:
    1. Более совершенная артиллерия у россиян.
    2. Но самое главное - внезапность удара. Этому способствовали:
    а) Отсутствие разведки у турок.
    б) Правильно выбранный момент нападения (направление ветра, время суток и т.д.).
    3. Следствием внезапности была неготовность к бою береговых батарей, а также скученность турецкой эскадры, у которой большинство судов не могло вести огонь из-за того, что были закрыты своими же.
    4. Оправданный риск. В частности, русские корабли при необходимости вставали на якорь. Это снижало маневренность, но повышало точность стрельбы.
    Результат известен.
    Но заслуга П.С.Нахимова в том, что он своевременно учёл и точно просчитал эти факторы.
  13. gladysheff2010 1 декабря 2013 00:52
    Славная,историческая битва при Синопе служит памятником русскому духу и военной смекалке адмирала Нахимова!
  14. Aleks75070 1 декабря 2013 01:11
    Спасибо за статью, ждём продолжения =)
    Aleks75070

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня