Смещение Путина: благо или трагедия?

Прочитал статью "Он только Путин" и комментарии к ней и решил подбросить своё полено в это обсуждение, а полено выглядит в виде статьи на интернет-ресурсе газеты "Завтра", но самое интересное, что была она опубликована очень давно. Вот и хотелось бы предложить её посетителям сайта, с тем, чтобы они прочитали и сравнили с тем,что мы имеем на сегодняшний день и оценили, а то смотрю стали быстро забывать то, что было вчера. Я не активный сторонник Президента Путина,просто хочется,чтобы народ немножко думал и делал выводы.
Кэптен45





19 января 2005

Ровно пять лет назад, в №3 за 2000 год, газета "Завтра" открыла серию публикаций под общим девизом "Проект Путин". Тогда мы писали: "Прежде всякий лидер являлся продуктом сложнейшей политической сепарации. За идеей, вождем, лидером всегда числились крупные свершения. Он вырастал до политических высот в результате смертельно опасных усобиц, войн, выборов из среды десятка одинаково достойных. Путин — первый продукт строго засекреченной фабрики, запущенной в ход администрацией президента, ФСБ, средствами массовой информации и резидентами Запада". Эта характеристика, данная в пылу президентской кампании 2000 года, оставаясь в целом верной, нуждается в определенных уточнениях. Тогда "проект Путин" только начинался. Сегодня, после выборов на Украине, приватизации "Юганскнефтегаза" и фактической отмены социальных льгот, он, похоже, близится к концу. Об этом буквально кричат заголовки и тексты публикаций в западных (и не только западных) масс-медиа, этого требуют плакаты пенсионеров, перекрывающих улицы и дороги, об этом в узком кругу доверенных лиц говорят олигархи и региональные лидеры.

В то же время смещение Путина или его уход с поста президента делают очевидным "вакуум власти" и открывают прямую дорогу к распаду России — по тому же сценарию, по которому в 1991 году был уничтожен Советский Союз. Что такое в подобных условиях всё более вероятная отставка Путина для нашей страны — благо или зло? С этим вопросом мы обратились к нашим экспертам.

Николай ПАВЛОВ, депутат Государственной думы:

Не так давно был съезд нашей партии "Народная воля". Мне дали слово, и я сказал: "Если страна окажется перед выбором: Путин или Чубайс с Березовским, то надо быть на стороне Путина". Думаю, такая же точка зрения и у большинства моих товарищей по партии.

Да, нам не нравится нынешний курс правительства. Надо гнать с министерских постов Грефа, Кудрина, Зурабова и в корне менять социально-экономическую стратегию. Но политика Путина сегодня так же не устраивает и капитал Запада, и его "пятую колонну" в России. То есть не устраивает тех, кто полтора десятка лет высасывал соки российской экономики и пил кровь нашего народа. Они почувствовали исходящую из Кремля опасность, и им желательно устранить Путина. А кому это выгодно?

Мы — государственники. Мы считаем, что государство не может создать рая в стране, но оно может не допустить в ней ада. Нам не нужны ни "революция роз" по грузинскому варианту, ни "оранжевая революция" по варианту украинскому. Если Запад и российские олигархи устроят государственный переворот, это приведет к хаосу в России.

Блага нам от смещения Путина с поста президента вопреки закону не будет, это точно. А обернется ли чаемое многими на Западе неправовое выдворение Путина из Кремля катастрофой для страны? Отвечу: любые потрясения в государстве вредны и потому нежелательны.

Александр НАГОРНЫЙ, политолог:

Разговоры о свержении или смещении Путина — не случайный поворот в общественных настроениях. Это еще не революционная ситуация, но активное к ней приближение. Несомненно, разные сегменты российского общества имеют на то свои особые мотивировки. Однако зададимся несколькими вопросами, чтобы понять всю ситуацию. Во-первых, имеются ли для этого объективные причины. Ответ несомненный: да. Через месяц-другой уже не пенсионеры, а вполне активные люди почувствуют на себе радикальное повышение тарифов и квартплаты. А там недалеко и до осознания грабежа по бензину и по здравоохранению. Если ко всему этому социальному прибавить ненависть к Путину национальных элит и региональных группировок, то формируется весьма жесткий "комплот". Теперь спросим, заслуживает Путин к себе такого отношения по результатам своей деятельности. Ответ несомненный: да. Он — разрушитель нашего государства и нашей Родины в силу того, что продлевает систему ельцинского концлагеря, где ежегодно вымирает миллион наших сограждан.

В западных СМИ и в аналитических разработках ЦРУ и других спецведомств стало расхожим фактором положение о том, что при подобном социально-экономическом положении демографическое "убывание" России сведет ее историческую судьбу к нулю в ближайшие десять-пятнадцать лет. В этой схеме промедление и каждый день пребывания Путина в Кремле — это убийство страны. Он — своеобразный капо в русском Освенциме. Напомним, что помимо уже сказанных вещей Путин цементирует развитие наркологической катастрофы путем вывода наших пограничников из Таджикистана, путем разнузданной пропаганды насилия и тех же наркотиков по всем национальным каналам телевидения, путем всемерного расширения сетей казино по всей стране. Можно дать еще огромное количество примеров. Это и детская беспризорность, и старики, копающиеся в помойках, и лишение жилья бедных, неспособных платить за квартиры, это и крышевание предпринимательского бандитизма, и спаивание население при помощи частного вино и водочного производства.

Но теперь поставим последний вопрос. А почему к этому свержению Путина фактически присоединился и наш "лучший друг" Соединенные Штаты"? Их, что, не устраивает убийственный либеральный курс нынешнего российского президента? Ведь он отвечает их долгосрочным интересам. Нет. Ответ в других вещах. Во-первых, их не устраивают темпы уничтожения России как единого государства. Во-вторых ставятся конкретные задачи в последние месяцы о "кастрации" нашего ракетно-ядерного потенциала, доставшегося нам от советской, а точнее сталинской эпохи противостояния Америке и Западу.

И здесь та "оранжевая"революция, осуществленная американцами в Киеве, — лишь дополнение к резкой диффамационной кампании в ведущих американских СМИ по Путину. Перед ним ставят прямой и практический вопрос: либо ты сдаешь контроль над российским ядерным оружием и атомными электростанциями Вашингтону через новый договор о "стратегической стабильности" с США, либо мы готовим для тебя Гаагу и судьбу Милошевича в лучшем случае, а в худшем — Чаушеску с физической зачисткой. Сдача Путиным ракетно-ядерного потенциала будет означать и окончательное убийство России как великой державы. За этим и последует окончательное расчленение с отделением Кавказа, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока. Но если вдруг Путин упрётся, то возникнет абсолютно другая историческая перспектива. США будут давить по всем линиям Россию и Путина, а ему придется отменить драконовские либеральные законы, ему придется ограничить тарифы и квартплату, по-настоящему "зачистить" олигархов, забрав их средства для поддержания малоимущих и восстановления военного потенциала, вернуть государственный золотой запас из Америки в Россию, провести кадровые чистки в правительстве и на телевидении. И тогда огромная общественная поддержка "одинокому" лидеру будет обеспечена. Но это вряд ли случится. На мой взгляд, главный рычаг "дестабилизации" придет через серию приближающихся террористических актов, когда загадочные кавказские и чеченские боевики "захватят" ядерные или химические объекты в совокупности с школой и родильным домом. Такая операция готовиться с инициацией и полной поддержкой спецслужб Турции и США. А за ней последует и ультиматум от всего "объединенного Запада". И будет он сводится не только и не столько к удалению Путина как политического субъекта, сколько к введению специфического международного контроля за российскими территориями, включая разрешение региональных конфликтов и объектов повышенной опасности. Таков выбор, который нам готовят.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии:

Владимир Путин как общенациональный лидер зашел в глухой тупик, выход из которого не просматривается. Однако это не значит, что его скоропостижный уход от власти будет благом для страны.

Основными проблемами Путина стали: а) неспособность сформулировать новый национальный проект для России, качественно отличный от ельцинского (фактически американского); и б) отсутствие желания и готовности сформировать новую элиту, которая связывала бы свои жизненно важные интересы с новым лидером, новым курсом, новым режимом. Сейчас уже очевидно, что Путин оказался слишком мал и мелок перед лицом тех задач, которые перед ним поставила История. Потому сегодня мы наблюдаем массовое разочарование в президенте.

Однако именно сегодня крушение Владимира Путина было бы преждевременным и чрезвычайно рискованным для России. До сих пор не сформирован ответственный политический субъект, который мог бы принять на себя всю полноту власти. В такой ситуации механизмом смещения Путина может стать только беспощадная русская революция, которая, случись она в 2005 году, неизбежно привела бы к распаду страны. Вспомним, что в 1991 году союзные республики стремительно объявили себя независимыми государствами лишь потому, что исчезла дотоле сакральная центральная — союзная, московская, царская, — власть.

Если мы хотим сохранения страны и государственности как сущностей, то нужна не сметающая все на своем пути площадная стихия, а государственная трансформация, подразумевающая — на символьном уровне — преемственность власти. Это значит, что новый, приходящий после Путина правитель России, будет бесконечно далек от нынешнего президента по взглядам, идеологии, философии, политической методологии, но главное — чтобы он не "выносил Путина из Мавзолея". Нельзя допустить десакрализации российской верховной власти как таковой, потому что в российской истории это всегда — будь то Смутное время, 1917 или 1991 годы — приводило к дезинтеграции государства и распаду всех его системообразующих институтов.

Скорее всего, Путин будет отстранен от власти в результате государственного переворота, который, в свою очередь, окажется непрямым результатом народных волнений, поддержанных тайными бунтарями — заговорщиками в ближайшем окружении президента. ("Бедный, бедный Павел!" — президенту следовало бы панически бояться длинных прочных шарфов и бронзовых табакерок). Политический субъект, альтернативный системе 1990-х годов и способный заменить Путина, созреет к 2006 году. Этот субъект, поддержанный некоторыми кремлевскими обитателями, придет к власти — предположительно весной-летом 2007 года. Если мы не хотим исчезновения России и российской идентичности, нам не следует опережать события.

История все и всех расставит по местам. Есть основания полагать, что ближайшие президентские выборы состоятся досрочно, а парламентские вообще не будут иметь никакого значения.

Владимир Путин стал жертвой собственного невнимания к историческим закономерностям и путям развития России. На смену ему придет "настоящий Путин" — тот, на кого страна уповала, но так и не получила. Постпутинский режим будет империалистическим и даже отчасти либеральным — но совсем не в том понимании слова "либерализм", которое присуще нашей агонизирующей элите 1990-х годов. Элите, которая и привела к власти Путина как управляемого приказчика, а теперь не знает, что с ним делать, и готова к любым решениям и сценариям, предполагающим падение "кремлевского злобного карлика".
Не следует преувеличивать роль Запада в дестабилизации режима Путина. Нынешний президент России в целом устраивает Запад — поскольку все то, что он реально делает (не путать с формальной риторикой), по большому счету отвечает интересам США как глобальной сверхдержавы. Это Путин ликвидировал наши базы на Кубе и во Вьетнаме, позволил США установить прямые каналы контроля над СНГ, проиграл Украину и т.п. Не надо забывать и "стабилизирующую" роль главного делового партнера Путина — канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Запад опасается не столько Путина, сколько той внесистемной политической силы, которая может когда-либо прийти действующему российскому лидеру на смену. Поэтому в решающей момент нашей постновейшей истории Запад (здесь нужно сделать оговорку про его неоднородность и растущие противоречия между Америкой и Старой Европой) будет, скорее, контрреволюционен. Весьма вероятно, что по завершении своего президентского служения-кормления Путин будет постоянным обитателем престижных европейских курортов и желанным гостем на приемах у явных, тайных и мнимых царей и хозяев Европы.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, д.э.н., депутат Государственной думы:

Появившаяся в последнее время в российском обществе и СМИ дискуссия относительно досрочного смещения Путина с поста президента связана с тем, что избранный им социально-экономический и внешнеполитический курс полностью себя дискредитировал. Его деятельность идет вразрез с интересами общества и государства. То, что Кремль ухитрился провести в последние полгода, означает откат нашей страны к параметрам доиндустриальной эпохи.

Такой схемы не существует ни в одном более или менее цивилизованном государстве. Практически здесь Путин и его "силовики" внедрили "африканскую" государственную модель, разработанную МВФ еще в 60-е годы для бывших колоний. Между тем не думаю, что в ближайшее время имеются политические шансы на его свержение или уход от власти. На российской политической сцене не видно значительных фигур, представляющих реальную конкуренцию Путину и способных на перехват власти. Однако ситуация с каждым днем становится всё более хрупкой и нестабильной. Для меня и моих соратников главным, несомненно, является изменение нынешнего катастрофического социально-экономического курса, а не замена политической фигуры. Мы критикуем и выступаем против Путина потому, что он отбрасывает страну на сто лет назад и осуществляет тотальную деградацию. В чем конкретно это заключается? Его шаги свелись к созданию системы вывоза капитала из страны олигархами, к опаснейшему растаскиванию и разворовыванию земли, как в городах, так и сельских угодий, к тотальному разрушению социальной системы и структурному сокращению социальных расходов. Здесь мы не касаемся внешней политики. Путин целенаправленно ведет к заталкиванию нашей страны в сырьевой статус без всяких возможностей на возрождение, что само по себе формирует условия для ее дальнейшего расчленения. Вопреки многократным заявлениям нынешнего президента о стимулировании инвестиционного процесса и поддержке НТР, как это было недавно в Новосибирске, всё делается для демонтажа Академии Наук, коммерциализации науки и выдавливании наиболее способных научных кадров из страны. Здравоохранение губится на корню, а образование ставится на платную основу, не дающую способной молодежи получить образование и обеспечить свое будущее и будущее своей страны. В сущности, это продолжение линии ельцинских "реформ", но в более масштабной форме. Так, Ельцин не трогал социальной сферы, созданной Советским Союзом, а Путин ее бесстрашно разрушает. Поэтому нынешняя оппозиция Путину более широка, чем оппозиция Ельцину. Правые в форме СПС и либералы критикуют его за отстранение от кормушки в правительстве и в СМИ, целиком поддерживая его социально-экономические "новации". Правые и Запад хотели бы развертывания в России оранжевой вакханалии и подключения "энергии" недовольства общества под свои политические задачи. Такой ход событий, если он состоится, может привести абсолютно к другим политическим результатам. Люди, находящиеся сейчас в Кремле, не имеют ни малейшего представления о праве и морали. Они будут сами раскачивать ситуацию. Одна часть либералов спровоцирует беспорядки, а другая — подготовит диктатуру для того, чтобы еще "эффективнее" проводить в жизнь поставленные цели по низведению России и российского общества до положения африканской страны. Эти "представители" двух частей правых вместе проводят свободное время, играют в гольф, пьют чай и другие напитки. И это обстоятельство следует полностью осознавать и учитывать всем патриотическим силам.

Антон СУРИКОВ, политолог:

Критика В.В.Путина ведущими мировыми СМИ в канун новогодних праздников перешла в стадию публичного обсуждения вопроса об отстранении его от власти не дожидаясь 2008 года. Вопреки утверждениям Кремля, что эта критика якобы проплачена Березовским, на деле она имеет под собой более глубокие основания.

Как известно, своему приходу в Кремль Путин был всецело обязан "семье" Ельцина и в первую очередь именно Березовскому. Правда, Борис Абрамович уже через год был вынужден эмигрировать. Но остальные члены "семьи" еще долго сохраняли свои позиции. Практически весь первый путинский срок ельцинская элита была представлена на кремлевском Олимпе такими "тяжеловесами", как Волошин и Касьянов, которые, собственно говоря, и обеспечивали видимость стабильности. Перелом произошел в 2003 году с арестом Ходорковского и отставкой Волошина, а окончательная политическая зачистка состоялась в феврале 2004 года, когда был уволен Касьянов. Помимо "семьи" немалую роль в возвышении Путина сыграли генералы Квашнин, Трошев, Казанцев, Шаманов и другие командиры второй чеченской войны. Благодаря их победам рейтинг только что назначенного премьером Путина в считанные недели с нуля вырос до небес. Потом, сделав свою работу, все эти генералы оказались не у дел. Последним с должности НГШ в середине 2004 года был изгнан Квашнин. А сейчас, судя по прессе, в завершающую фазу вступил процесс внедрения выходцев из СВР на руководящие должности в ГРУ, где их упорно не воспринимают, считая представителями конкурирующей корпорации.

Так или иначе, у руля власти оказались только те люди, кто обязан своей карьерой лично Путину. В первую очередь его бывшие коллеги по работе в КГБ и в мэрии Санкт-Петербурга в бытность градоначальником Собчака. Оставим за скобками болезненные вопросы об их профессионализме и о коррупции. Не менее важным является то, что был нарушен баланс внутри элиты. Положение усугубило построение системы "управляемой демократии", завершившееся где-то осенью 2003 года в ходе безобразной кампании по выборам в Государственную думу. Эти выборы и дело ЮКОСа продемонстрировали обществу, что существовавшая при Ельцине система вертикальной мобильности закупорена. "Кремлевская бригада" забрала под себя все и никого никуда пускать не желает. Активные элементы из-за непреодолимых бюрократических и коррупционных преград лишены возможности двигаться в политике и бизнесе по вертикали вверх легитимным путем. Тем самым их буквально толкают на поле нелегитимных действий — в откровенный криминал или в революцию.

Это не замедлило сказаться. Весь 2004 год страну сотрясала непрерывная череда кризисов, скандалов и трагедий. Достаточно вспомнить Беслан, убийство Кадырова, Назрань, взрывы метро, уничтоженные самолетов, "наезд" джамаата "Ярмук" на офис наркоконтроля в Нальчике, ставшие регулярными диверсии на трубопроводах и ЛЭП в Дагестане и Подмосковье, массовые убийства и похищения людей по всему Северному Кавказу, волнения в Карачаево-Черкесии. С другой стороны, памятны провалы Кремля на выборах на Украине и в Абхазии, крах режима Абашидзе в Аджарии, банковский кризис, созданный на пустом месте, административная реформа, парализовавшая работу правительства, реформа Генштаба, обозначившая перспективу потери управляемости армией, скандал вокруг ликвидации Яндарбиева в Катаре, суд в Хьюстоне и неуклюжая экспроприация "Юганскнефтегаза", попытка захвата Кремлем брэнда КПРФ, принятие законов о монетизации льгот, протестные акции лимоновцев и жестокие судебные расправы над ними. Наконец, "антитеррористическое" решение о назначении губернаторов, вызвавшее негативную международную реакцию и озлобление региональных элит. Знаменательно, что в день выборов Путина сгорело здание Манежа рядом с Кремлем. А завершение года "украсила" фрейдистская оговорка президента о сионизме. Ничего хорошего не принесло и начало 2005 года, прошедшее под знаком волнений льготников, которым явно сочувствуют милиционеры и тайно — региональные лидеры. Особенно примечательны были многотысячные акции в Поволжье. Недовольные "бабаи" как бы намекают Кремлю, что следующий раз люди могут выйти уже не под красными, а под зелеными знаменами. И перекроют не улицы городов и автотрассы, а нефтепровод "Дружба" и газопровод "Уренгой-Помары-Ужгород" — своего рода подарок германскому канцлеру Шредеру к выборам в Бундестаг в 2006 году. В целом, ситуация входит в штопор. От стабильности, о которой говорилось еще год назад, не осталось и следа. В партии власти открыто обсуждают скорую отставку правительства. Между тем президент, когда шел на выборы, публично позиционировал это правительство как важнейшую часть своей команды на второй срок.

На этом фоне в мировых СМИ набирает силу антипутинская кампания, по жесткости напоминающая 1983 год, когда в небе над Сахалином был сбит южнокорейский "Боинг". Путина на Западе, похоже, списали окончательно и никакие уступки с его стороны отношения к нему уже не изменят. Более того, как вопрос близкого будущего стала обсуждаться тема возможной дезинтеграции РФ. На то есть причины. На Западе всегда считали, что процесс распада СССР в 1991 году не был доведен до конца. В свое время Бжезинский писал о необходимости отделения Сибири и Дальнего Востока. Ставший известным доклад ЦРУ предрекал расчленение РФ на семь частей к 2015 году. Однако вопрос о дезинтеграции до последнего времени рассматривался лишь в качестве долгосрочной перспективы. Наоборот, в период стабильности в 2000-2003 годы США всерьез рассчитывали на президента РФ как на младшего партнера в противостоянии с радикальным исламом и набирающим силу Китаем. Поэтому Дж.Буш всячески избегал критики Путина и стремился подчеркнуть свое к нему расположение. Однако, когда на Западе пришли к выводу, что ситуация, благодаря провалам и ошибкам Кремля, вот-вот пойдет вразнос, акценты сместились и тема распада РФ встала в повестку дня. При этом Буш, основательно завязнув в Ираке, сейчас как никогда нуждается в лояльном к себе отношении со стороны оппонентов как в самой Америке, так и в "старой Европе". А у них ситуация в РФ всегда находилась в фокусе внимания, с чем Буш просто не может не считаться.

Итак, у западной элиты сложилась консолидированная точка зрения, что Путин больше не является гарантом стабильности, а РФ находится на грани развала и хаоса. При этом мирной революции по образцу Грузии и Украины нам не предрекают. На Западе считают, что без кровопролития у нас не обойдется. Ведь есть никем не контролируемый Северный Кавказ, есть исламский фактор в Поволжье, по всей стране созданы подпольные ячейки радикальной партии "Хизб ут-Тахрир", ставящей своей целью создание "Халифата". Существует фетва (директива) авторитетных мусульманских богословов, объявляющая РФ "территорией войны" — "дар-аль-хаб". Под коллективным псевдонимом "Шамиль Басаев" действуют группы неизвестной ведомственной принадлежности, организующие катастрофические по последствиям и общественному резонансу террористические акты типа "Норд-Оста" и Беслана. Иными словами, для нестабильности сопряженной с насилием, и, следовательно, для распада страны есть все предпосылки.
Между тем РФ — не Бурунди. Происходящее в ней не может не волновать Запад. В первую очередь судьба ядерных объектов военного и гражданского назначения. В США пришли к выводу о необходимости в ближайшие годы с формального согласия РФ взять такие объекты под свое прямое администрирование и охрану. Во-вторых, американцев беспокоит перспектива перехода восточных регионов РФ под контроль Китая путем демографической экспансии. Учитывая демографический тренд в Сибири и на Дальнем Востоке, в Вашингтоне считают, что на это понадобится 10-15 лет.

Выход в США видят в том, чтобы в упреждающем порядке самим вместе с союзниками по НАТО и Японией взять эти территории под административный и военный контроль на основе системы концессионных соглашений и военных альянсов, которые будут навязаны Кремлю. Наконец, у Вашингтона вызывает беспокойство рост радикального ислама. Политика Москвы по противодействию исламистам оценивается на Западе невысоко. Наоборот, сочетание таких методов, как неуклюжее применение силы плюс грубый подкуп местных кланов, считается неэффективным и дающим обратный результат. Более предпочтительным видится территориальное вычленение горцев Северного Кавказа и Волжско-Уральского региона под националистическими антирусскими лозунгами и ввод туда стабилизационных сил Турции, США и НАТО по образцу бывшей Югославии.

На реализацию изложенной концепции отводится несколько лет. При этом у РФ, при сохранении нынешнего формата кремлевской политики, практически нет шансов на выживание. Экономические воззрения Кремля базируются на радикальном монетаризме, который закрепляет сырьевую ориентацию и трэнд на деиндустриализацию страны. Это усугубляется отсутствием в команде президента квалифицированных кадров и ужасающей коррупцией, невиданной даже в ельцинские времена. Практически завершилась трансформация правоохранительных органов в банды вымогателей. Наконец, привычка так называемой элиты держать капиталы за рубежом делают ее крайне уязвимой перед лицом западного правосудия. Это при том, что Хьюстонский суд, как мы могли убедиться, принципиально ничем не отличается от Басманного.

Итак, на Западе все более склоняются к мысли, что провозглашенная на обломках СССР в 1991 году в Беловежской пуще РФ как государство так и не состоялось. Это подталкивает американцев к активному воздействию на наши внутренние процессы в направлении "управляемого развала". При этом в США серьезно полагают, что смогут направить процесс развала в приемлемое для себя русло. Однако история учит, что далеко не все получается именно так, как изначально планируется. Ситуация может выйти из-под контроля, если в игру включатся Китай и радикальный ислам. Так, американцы не в состоянии остановить нелегальную иммиграцию из Мексики и того же Китая даже на свою собственную территорию. Как же они планируют пресекать демографическую агрессию китайцев в восточных регионах РФ? Или ставка на светский национализм в наших мусульманских республиках. Там просто нет влиятельных националистических сил, зато исламский радикализм цветет пышным цветом, аккумулируя все протестные антикремлевские настроения.

Так или иначе, РФ превращается в пассивный объект противоборства мировых центров силы. Между тем Путин пришел к власти под лозунгами укрепления государства, сохранения его суверенитета и территориальной целостности. Несмотря на кремлевский пиар, сейчас общество все больше убеждается, что свой шанс президент упустил. Дискуссия о том, как помочь Путину, становится все более беспредметной. Помочь ему нельзя. Его уход или отстранение, по-видимому, действительно состоятся раньше 2008 года. Поэтому сейчас актуален другой вопрос: что будет после Путина. Произойдет ли распад РФ или придет новая более профессиональная власть, которая остановит процессы деструкции и даст импульс к развитию? Ответ на данный вопрос всецело зависит от степени политической зрелости российского общества.

Михаил ЛЕОНТЬЕВ, журналист:

Изменнические разговоры поддерживать контентом не собираюсь.

Сергей ДОРЕНКО, тележурналист:

Путин создал бизнес-корпорацию генералов, которая при любых волнениях задумывается о незаконно нажитых при его правлении миллиардов. Если Путина сместит кто-то из созданной бизнес-хунты, благом для России это не станет. Но если народ России проникнется сознанием происходящего с ним сегодня, если к власти придет национально-ответственное правительство — это, безусловно, благо.

Ресурс новой элиты — точно не коррупционная бюрократия, которая питается в этой путинской тине, точно не коррумпированный высший армейский и спецслужбистский слой, занимающийся торговлей солдатскими жизнями и крышеванием бизнеса. Все остальные страдают от путинского режима. К великому сожалению, обычно наш народ приводят к единению и национальной ответственности, беды. Так было в Смутное время начала семнадцатого века. И сегодня люди, выходящие протестовать на улицы, пришли к пониманию через беду. Я думаю, из них и может выкристаллизоваться национально ответственный слой лучших из граждан, который образует национальное правительство.

Михаил ДЕЛЯГИН, д.э.н., председатель Президиума-научный руководитель Института проблем глобализации:

В стране поднялась волна недовольства Путиным. Естественно, что официальная пропаганда пытается обвинить его противников в союзе с исламскими террористами (соответствующими листовками было заклеено все метро Москвы), проплаченности олигархами и Западом.

Да, среди противников Путина есть враги России, которые метят в него просто потому, что это наиболее уязвимая часть России, так же, как демшиза (в отличие от правозащитников) боролась против КГБ не за благополучие граждан СССР, а против него. Но такие враги атакуют всегда — так же, как вирусы всегда атакуют организм. Организм поддается этим атакам и заболевает, лишь когда сам утрачивает часть своего иммунитета.

Атаки на Путина стали массовыми не потому, что кто-то на Западе выделил лишний миллион долларов, а потому, что политика Путина стала угрожать самому существованию России и стала более разрушительной, чем усилия всех внешних врагов вместе взятых.

Усиленно навязываемые разговоры в стиле "царь хорош, только бояре плохие" ("только Путин спасет нас от Зурабова", например) — дешевая пропаганда для скудных умом, ибо именно Путин отбирал этих "бояр" и по кирпичику, по человечку складывал тот бюрократический мрак, на фоне которого слепит глаза даже его тусклый огонек.

Суть политической системы, созданной Путиным — в предоставлении бюрократии, особенно силовой, полной свободы произвола в обмен на лояльность. Демократия как институт принуждения государства к ответственности перед обществом искоренена.

Симбиоз либеральных фундаменталистов, отбирающих деньги населения в пользу бизнеса, и силовой олигархии, отбирающей эти деньги у бизнеса для непроизводительного потребления, — двухступенчатый пищеварительный тракт, переваривающий страну. В отличие от советской, эта экономика действительно "самоедская".

Запас прочности экономики велик, но к осени 2006 он будет разрушен глупостью и безответственностью руководства (пример — банковский кризис) и неуклонным ростом аппетитов силовой олигархии, которые при спаде конъюнктуры могут внезапно превысить возможности предприятий и разрушить их ("парадокс криминального менеджмента"). Опасен и рост конфликтов внутри руководства страны (сейчас бульдоги еще дерутся "под ковром", но, вырвавшись на поверхность, разнесут вокруг себя всё).

В последние 9 месяцев 2004 года Путин освободился от остатков влияния ельцинской "семьи". Увы: заменив "семью" "бригадой", он освободил бюрократию и от "химеры, именуемой компетентностью".

Концентрация разрушительных глупостей в эти 9 месяцев исключительна. Административная реформа парализовала правительство. Окончательное погружение силовиков в "конфликты хозяйствующих субъектов" слишком явно совпало с 4 месяцами террактов, увенчавшихся Бесланом. Новый виток пенсионной реформы лишил права на достойную старость людей в возрасте 37-50 лет. Жилищная реформа лишила нас конституционного права на жилье. Социальная реформа ("монетизация льгот") схожа с геноцидом по социальному признаку. Форсирование чубайсовой реформы электроэнергетики грозит оставить страну не только без света, но и без тепла. Реформы образования и здравоохранения делают их недоступными для бедных. Готовящаяся реформа науки, похоже, рассматривает научные школы просто как держателей привлекательной недвижимости, которую надо отобрать и ввести в коммерческий оборот. Разграничение полномочий между уровнями власти заставляет регионы выбирать между коммунальной и социальной катастрофами.

Не решаются стремительно обостряющиеся межнациональные проблемы. Окончательное прекращение содержательного рассмотрения законов Госдумой привело к катастрофическому падению качества принимаемых законов.

Подписав Закон о "монетизации льгот", Путин, как можно понять, растоптал Конституцию России и сам делегитимизировал свой пост, создав угрозу сильнейшего кризиса государственности и распада страны.

По сути он объявил войну малообеспеченной части общества ("монетизация льгот" и общее свертывание социальных гарантий), бизнесу (силовой рэкет), региональным элитам (назначение губернаторов), Западу (открытый отказ от демократических формальностей, произведший впечатление кощунственной спекуляции на крови детей) и, наконец, собственной опоре — правоохранительным структурам (лишившимся льгот и подвергшимся унижениям). Он объявил войну всем.

Режим Путина ведет себя с Россией, как малолетний имбецил, методично и тупо мучающий кошку.

Он еще сменит правительство (оставив Грефа, Кудрина и Христенко), умаслит деньгами силовиков и ветеранов, но это ему не поможет, ибо проблема не в правительстве, не в стариках и не в новых подполковниках, но в нем самом. В 2001 году я выдвинул лозунг "Давайте поможем Путину!" Я был неправ. Пятилетние искренние попытки массы людей показали: помочь ему нельзя. А значит — он обречен.

Путин — безнадежный политик. Он затягивает Россию в новое Смутное время. Чем раньше он уйдет в отставку, тем менее разрушительным будет системный кризис, тем меньше вероятности, что Путин утащит за собой в политическое небытие и всю Россию, доведя ее до распада.

Добиваться отставки Путина всеми доступными методами (разумеется, в рамках закона) — понимая, что сегодня же этого хотят и наши враги (в свое время посадившие Путина "на царство"), остерегаясь и осаживая их, — задача всех здоровых и ответственных сил России.

"Монетизация льгот", то есть открытая война правящей бюрократии против страны, лишила актуальности модные разговоры об "отсутствии альтернативы". На повестке дня — вопрос о выживании России.

А новый лидер найдется: он будет выдвинут обществом и вырастет в ходе борьбы за отставку Путина. Вакансия свободна, и любая возможная альтернатива лучше сегодняшнего торжества насилия и маразма.

ЗАВТРА


А теперь предлагаю читателям сравнить то, что говорили эти "эксперты" с тем,что они говорят сейчас и сделать свои выводы.
Кэптен45
Первоисточник:
http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/583/21.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

283 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти