Самый лучший флот. Только вперед?



Предыдущая серия новеллы о «самом лучшем флоте» вызвала неоднозначную реакцию среди посетителей topwar.ru. Многие из комментаторов предупредили автора о недопустимости излишней самоуверенности и «шапкозакидательства» по отношению к «вероятному противнику», тем более если речь идет о такой грозной формации, как американский флот. Военно-морские силы США не являются идеальным оружием, они, как и все, страдают от разгильдяйства и аварийности в мирное время, несут потери в зонах военных конфликтов, но при этом упрямо стремятся к поставленной цели. А если оказываются не в силах выполнить задачу, делают все, чтобы по максимуму навредить своему оппоненту.


Ежегодный бюджет размером 155 млрд. долл. — больше, чем предусматривает российский ГОЗ до 2020 года, — позволяет без ограничений наращивать численность корабельного состава и при необходимости грубо «завалить» противника техникой. В то же время научный потенциал США (где, по статистике, сосредоточено 80% исследовательских суперкомпьютеров всего мира) подразумевает, что каждая боевая единица с индексом USS (United States Ship — «корабль Соединенных Штатов») должна являться непревзойденным техническим шедевром. Томагавки и Иджисы, суперавианосцы, литоральные боевые корабли, первые в мире ПЛА 4-го поколения (тип «СиВулф»), подводные ракетоносцы «Огайо» с мощной и надежной БРПЛ «Трайдент-2» (151 успешный запуск, 4 неудачи)… Такие факты должны внушать уважение. Но отчего-то чувство уважения все чаще сменяется чувством разочарования.

Самый лучший флот. Только вперед?


К началу XXI века американский флот полностью устарел и деградировал: каким-то непостижимым образом ВМС, на развитие которых ежегодно тратятся сотни миллиардов долларов, остались без сверхзвуковых противокорабельных ракет. В это сложно поверить, но все новейшие эсминцы ВМС США вообще лишены возможности нести и применять противокорабельное оружие!

*Возможностью стрельбы ЗУР по надводным целям, а также легкими «Пингвинами» вертолетного базирования можно смело пренебречь; принятие на вооружение дозвуковой LRASM — туманная перспектива будущего.

Несмотря на огромные траты на его содержание и развитие, американский флот по-прежнему остается без зенитных ракет с активными головками самонаведения (подобные ЗУР уже 10 лет стоят на вооружении многих европейских и азиатских стран в виде морского ЗРК PAAMS).

И это при том, что системы управления огнем на основе многофункционального SPY-1 и радаров «подсветки» AN/SPG-62 для ЗУР с полуактивным наведением семейства «Стэндерд»/ESSM также не блистают совершенством: механическое управление по азимуту и углу места, всего 1-2 одновременно обстреливаемые цели при атаке с одного выбранного направления.

Корабли янки остались без РЛС с активными фазированными решетками. А ведь радары с АФАР — FCS-3A, SAMPSON, EMPAR, APAR, S1850M давно применяются на кораблях ВМС Японии, Великобритании, Италии, Франции, Германии, Нидерландов… Это без учета того факта, что корабли всех перечисленных стран оснащены несколькими специализированными РЛС для каждого типа угроз — в отличие от американского фокуса, когда одна радиолокационная станция дециметрового диапазона AN/SPY-1 пытается одновременно уследить и за космосом, и за ПКР. Слежение за целями на НОО удается неплохо, в отличие от поиска низколетящих противокорабельных ракет.


Маленький японский эсминец типа "Акидзуки", оснащенный суперсовременной БИУС ATECS и двухдиапазонным радаром с активными ФАР FCS-3A. Создан специально для защиты "больших" эсминцев типов "Атаго" и "Конго" (копий американских "Берков") от атак низколетящих ПКР. Именно такого "компаньона" не хватает американским крейсерам и эсминцам

У американцев нет зенитных систем для подводных лодок. Несмотря на кажущуюся абсурдность, это одна из самых интересных и актуальных флотских разработок. Все враги подводников летают неуклюже и медленно: как показали испытания, субмарина с помощью своей гидроакустики способна засечь «след» от винта вертолета на поверхности воды и расстрелять винтокрылую машину ракетами, управляемыми по оптоволоконному кабелю. В 2014 году подобную систему планируют принять на вооружение немцы (IDAS). Свой интерес выразил турецкий флот. Над тематикой работают французы и индийцы. Но как же американцы? А ВМС США вновь оказались «в пролете».

Удивительная история связана с перспективным эсминцем «Замволт»: корабль, чья стоимость с учетом НИОКР превысила 7 млрд. долл., по странной случайности лишился обзорного радара! Американцам хватило средств на эксперименты со стелс-технологией и на разработку шестидюймовок с дальностью стрельбы 150 км, но не хватило денег на установку двухдиапазонного радара DBR. В результате сверхэсминец будет оснащен лишь многофункциональной станцией AN/SPY-3, не способной эффективно отслеживать воздушные цели на большом расстоянии. Как следствие, зенитный боекомплект «Замволта» ограничен лишь ракетами малой/средней дальности ESSM.


USS Zumwalt (DDG-1000)

События последних 20 лет отчетливо показали, что «самый лучший флот» бессилен перед морскими минами и дизель-электрическими подводными лодками. Шумовой фон современных «дизелюх» оказался ниже порога чувствительности американских средств ПЛО. Отсутствие грохочущих насосов и ГТЗА, воздухонезависимые силовые установки, малые размеры и мощности, системы электромагнитов, компенсирующих аномалии в магнитном поле Земли — результаты проведенных совместных учений с ВМС Австралии, Израиля, Голландии показали, что такие субмарины способны пройти сквозь любые противолодочные кордоны ВМС США. Были срочно вызваны союзники-шведы со своей НАПЛ «Готланд». Испытания подтвердили все предыдущие опасения. Шведская лодка была немедленно взята в лизинг на два года (2006-08). Несмотря на интенсивное изучение «Готланда» и выработку мер по борьбе с такими подлодками, американское командование до сих пор считает неатомные ПЛ одной из опаснейших угроз и не собираются сворачивать программу DESI (diesel-electric submarine initiative).

Если в борьбе с неатомными субмаринами был достигнут определенный прогресс — по крайней мере, янки уделяют повышенное внимание данной проблеме и активно ищут средства противодействия, — то вопрос с минной угрозой остается открытым.

ВМС США понесли ощутимые потери от вражеских мин. В 1988 году в Персидском заливе был поврежден фрегат «Сэмюэл Б. Робертс» (этот шутник подорвался на контактной мине образца 1908 года). Спустя три года на иракских минных заграждениях подорвались вертолетоносец «Триполи» (по иронии — флагман минно-тральных сил в регионе) и крейсер «Принстон» (подорвался на «расчищенном» фарватере и затем долго простоял в одиночестве — ни один из кораблей ВМС США не рискнул прийти на помощь умирающему «коллеге»).

Казалось бы, обилие запасов этих смертоносных морских ловушек (согласно подсчетам военных аналитиков и экспертов, один Китай располагает порядка 80 тыс. морских мин!), а также реальные факты знакомства с «рогатой смертью» должны были убедить американское командование в необходимости создания эффективных средств для противодействия минной угрозе. Но ничего подобного сделано не было!

Флот, который гордится восемью десятками крейсеров и ракетных эсминцев, располагает всего лишь … 13 минно-тральными кораблями!


Тральщик USS Guardian (MCM-5). 17 января 2013 года налетел на риф в море Сулу (Филиппины). Был покинут экипажем и вскоре окончательно разрушен ударами волн

В теории, помимо старых тральщиков типа «Эвенджер», для поиска и ликвидации морских мин могут быть использованы 4 литоральных боевых корабля. Впрочем, 3000-тонный LCS видится не слишком эффективным в роли тральщика. Излишне крупные размеры, обилие металлических конструкций — все это превращает поиск магнитных мин в смертельно опасную игру. А после возможного повреждения — делает ремонт избыточно сложным, длительным и дорогим.

Далее, на вооружении ВМС США остались всего две эскадрильи вертолетов-тральщиков MH-53E (сквадроны HM-14 и 15). Делаются какие-то попытки в области создания беспилотных подводных аппаратов для поиска и уничтожения мин — с весьма сомнительным результатом. Учения 2012 года в Персидском проливе отчетливо показали, что тральщики ВМС США при поддержке кораблей из 34 стран-союзников смогли за 11 суток обнаружить всего лишь половину из 29 заданных минных полей. В общем-то, позорный результат для суперфлота, который претендует на глобальную гегемонию, но при этом не в силах защитить себя от самых примитивных средств морской войны.


Вертолеты-тральщики MH-53E Sea Dragon на борту УДК "Уосп"

Если речь зашла о «примитивных средствах поражения», то это повод вспомнить о нападении на американский эсминец «Коул» в йеменском порту в октябре 2000 года. Два арабских оборванца смело причалили к борту эсминца на дырявой лодке и привели в действие СВУ мощностью от 200 до 300 кг в тротиловом эквиваленте. Последствия близкого взрыва оказались ужасны — ударная волна и раскаленные продукты взрыва сквозь 12-метровую пробоину ворвались внутрь корпуса, круша на своем пути все переборки и механизмы. «Коул» мгновенно утратил боеспособность, потерял ход и остойчивость — взрывом разворотило машинное отделение левого борта, вырубилось освещение, был деформировал гребной вал и повреждена решетка радара. Началось интенсивное затопление помещений. Экипаж потерял 17 человек убитыми, еще 40 раненых были срочно эвакуированы в госпиталь на территории Германии.

Любопытно, что в январе того же года аналогичной атаке подвергся эсминец USS The Sullivans. Однако в тот раз террористы приобрели слишком дырявую лодку — едва они «легли на боевой курс», их хрупкий челн заполнился водой и затонул, унеся на дно незадачливых камикадзе.


Допрыгался

Янки прекрасно осознают опасность террористических акций с использованием рыбацких катеров и фелюг — с недавнего времени все эсминцы оснащаются 25 мм «Бушмастерами» с дистанционным управлением; отдан приказ стрелять в каждого, кто попытается приблизиться к борту американского корабля (янки уже успели «завалить» по ошибке несколько египетских рыбаков и прогулочный катер из ОАЭ).

Но в чем состоит опасность подобных «ассиметричных угроз»? Ведь в следующий раз это будет не катер, но какой-нибудь другой «фокус» — например, минометный обстрел стоящего в гавани корабля (известный случай — ракетный обстрел иорданского порта Акаба в тот момент, когда там находились корабли ВМС США, 2005 г.). Или атака подводных «диверсантов» (пусть даже на самом примитивном уровне, с использованием гражданского общедоступного снаряжения и экспромтов). Как показывает практика, бороться со столь гибкими угрозами в условиях отсутствия четкой линии фронта невозможно. На каждую американскую хитрость террористы непременно ответят очередной «глупостью».

Янки везет, что с ними никто всерьез не воюет — все инциденты ограничиваются мелкими вылазками исламистских группировок и развлечениями арабской шпаны. В противном случае потери были бы огромны. Каждый порт на Ближнем Востоке превратился бы в эшафот для американских моряков.

В унисон с асимметричными угрозами «Войны с глобальным терроризмом» звучит проблема низкой защищенности кораблей — ситуация, когда лодка стоимостью $300 выводит из строя корабль стоимостью 1,5 млрд. долл., звучит как минимум подозрительно. Никаким «активными» средствами обороны или полумерами в виде локального бронирования кевларом эту проблему не исправить — минимизировать последствия взрыва поможет лишь бронепояс толщиной 10 и более сантиметров стали.

Низкая защищенность — проблема всех без исключения современных кораблей, построенных по стандартам второй половины XX века. Американский флот — не исключение. Янки наклепали 62 одноразовые «лоханки» и очень гордятся достигнутым результатом. «Коул» показал, что эсминцы его типа полностью теряют боеспособность от надводного взрыва мощностью 200-300 кг тротила — любой крейсер Второй мировой войны лишь вздрогнул бы от удара и удивленно посмотрел на погнутые бронелисты в эпицентре взрыва. Периферийные бронированные УВП эсминца «Замволт», выполняющие роль своеобразного «бронепояса», также не могут считаться достаточным средством защиты.

Тем не менее, риск потерять 7-миллиардный корабль от единственного попадания малогабаритной ПКР должен непременно привлечь внимание конструкторов к данной проблеме.

Эпилог

Двухсерийная история о злоключениях американских моряков имела целью не просто посмеяться над неудачами «лучшего в мире флота». Приведенные факты — это повод задуматься о роли военно-морского флота в XXI веке и о его оптимальном облике в условиях современной геополитической обстановки.

Главная особенность ВМС США в том, что их никто не боится. Несмотря на громадное количество кораблей и блестящую (зачастую — лучшую в мире) подготовку, никто не обращает внимания на движущиеся на горизонте американские эскадры. Популистские понятия «проекция силы» или «контроль морских коммуникаций» теряют всякий смысл после знакомства с реальными историческими фактами. Те страны, кому должны были внушить ужас непобедимые АУГ и амфибийные группы ВМС США, никак не реагируют на присутствие у своих берегов кораблей под звездно-полосатым флагом, продолжая совершать недружественные акты по отношению к Америке.

Северная Корея, не моргнув глазом, взяла на абордаж американский разведывательный корабль в нейтральных водах, а через год сбила над Японским морем разведчик EC-121 Военно-морских сил США.

Иран несколько лет обстреливал танкеры и минировал нейтральные воды Персидского залива, ничуть не стесняясь присутствия американских военных кораблей. В 1979 году сторонники аятоллы Хомейни захватили посольство США в Тегеране и 444 дня продержали в плену американских дипломатов. Никакая демонстрация силы с помощью АУГ там не подействовала (как и попытка силового освобождения заложников спецназом «Дельта»).

Саддам Хуссейн вторгся в Кувейт, даже не посмотрев в сторону авианосных ударных групп ВМС США.
Полковник Каддафи 40 лет являлся бельмом в глазу американской администрации: даже после операции «Огонь в прерии» он продолжал упрямо гнуть свою линию и по-настоящему заволновался лишь после распада СССР.

Причина такой самоуверенности известна. Все эти политические, военные и религиозные деятели прекрасно понимали: настоящая война начнется лишь тогда, когда в порты соседних государств потянутся караваны транспортов с американскими танками и оружием. А все авиабазы и аэропорты в регионе загудят от сотен (тысяч) слетевшихся со всего мира самолетов ВВС США и стран НАТО. Без всего этого дефиле американских кораблей воспринимались как дешевая шутка.


В 1968 году янки сдали корейцам корабль, до краев наполненный секретной радиоэлектронной аппаратурой. Трофей до сих пор пришвартован у набережной в Пхеньяне


Мощь современного флота определяется в первую очередь не количеством кораблей, а политической готовностью эту силу применить — при тесном взаимодействии с другими видами вооруженных сил. Без всего этого флот превращается в бесполезный театр пантомимы. Это хорошо демонстрируют современные ВМС США. Чудовищно дорогой, неэффективный механизм, своим существованием наносящий больше ущерба экономике собственной страны, чем всем геополитическим противникам США.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

134 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти