О том, как Джон Керри последовал совету Уго Чавеса

«Доктрина Монро должна быть сломана», — заявил товарищ Чавес в ноябре 2008 года. Спустя пять лет госсекретарь США Джон Керри на выступлении в Организации американских государств сказал, что Соединённые Штаты от доктрины отказываются. Впрочем, мистер Керри пообещал по-прежнему продвигать на американском континенте демократию и обеспечивать безопасность. А всё прогрессивное человечество отлично знает, что это такое и с чем его кушают.

О том, как Джон Керри последовал совету Уго Чавеса



Доктрина Монро, чьим автором являлся не Джеймс Монро, а госсекретарь Джон Куинси Адамс, была провозглашена 2 декабря 1823 г. в ежегодном послании президента к Конгрессу. В президентском послании был обозначен чёткий принцип: мир отныне делится на европейскую и американскую системы государственного устройства; США не вмешиваются во внутренние дела европейских держав; последние, в свою очередь, не вмешиваются во внутренние дела Америки.

Родился девиз: «Америка для американцев».

Объявление «американской системы государственного устройства» развязало Соединённым Штатам руки в экспансии против народов Южной Америки. В сороковых годах XIX века деление мира по Монро явилось оправданием для присоединения к США существенной части мексиканских территорий, из которых после войны были созданы штаты Техас, Калифорния, Аризона, Невада, Юта, Нью-Мексико, Колорадо, а также кусок Вайоминга.

В XX веке Вашингтон с переменным успехом распространял доктринальные принципы на страны Латинской Америки, считая их в какой-то мере субъектами своей «государственности».

Философ и социолог, член Академического совета Латиноамериканского факультета общественных наук (Flacso) Эмир Садер в мексиканской газете «La Jornada», подвергая резкой критике американские повадки в регионе, пишет, что доктрина Монро была разработана «с целью узаконить многочисленные факты прямого и косвенного вмешательства Вашингтона в дела стран Латинской Америки под предлогом содействия разрешению их внутренних конфликтов». Пресловутая «защита региона от потенциальных агрессий со стороны иностранных держав», указывает автор, «лишь способствовала насаждению там американской гегемонии».

«Выдвинув доктрину Монро, США наделили себя правом диктовать свою волю другим странам, прибегая для этого к военному вторжению на их территорию, организуя государственные перевороты и навязывая впоследствии свою волю в ОАГ. Так продолжалось до того момента, пока страны Западного полушария не приняли решения создать свои собственные интеграционные структуры, независимые от США, а именно: Южноамериканский рынок (Mercosur), Союз южноамериканских государств (Unasur), Южноамериканский банк (Banco del Sur), Южноамериканский совет обороны (Consejo Sudamericano de Defensa), Содружество государств Латинской Америки и Карибского моря.

Когда Латинская Америка приняла решение развивать интеграционные процессы для решения собственных проблем, то тем самым фактически похоронила доктрину Монро и её порождение — ОАГ. Ввиду неудавшихся попыток государственных переворотов в ряде стран с прогрессивными правительствами, в том числе в Венесуэле, Боливии и Эквадоре, а также удавшихся — в Гондурасе и Парагвае, — Латинская Америка создала собственные, независимые от США механизмы по разрешению конфликтов (Южноамериканский совет обороны), а также доктрину солидарности, в соответствии с которой не признаются правительства, пришедшие к власти в результате государственного переворота и поддерживаемые военными».


Итак, по мнению учёного, действительность уже похоронила доктрину Монро, а Керри сделал заявление постфактум.

Как представляется, Эмир Садер поторопился с выводами, а мистер Керри, руководствуясь как раз действительностью, просто поменял вывеску. Гегемонистские устремления США никуда не делись, но XXI век предполагает новые формулировки. Что касается примеров, то одни только выборы президента в Гондурасе доказывают, что Вашингтон от доктрины, отметившей 190-й день рождения, отнюдь не отказался. На выборах победил ставленник Белого дома.

В 2009-м году военные свергли в Гондурасе президента Хосе Мануэля Селайю, правившего страной с 2006 года. В 2013 году на пост президента претендовало 8 кандидатов. Фаворитов предвыборной гонки было двое: Хуан Орландо Эрнандес (правящая «Национальная партия») и Сиомара Кастро (дочь свергнутого Хосе Мануэля Селайи, оппозиционная партия «Свобода и обновление»).

Выборы прошли 24 ноября. Оба ведущих кандидата в тот же день поспешили публично заявить о своей победе. Эрнандес оперировал предварительными результатами голосования, а Сиомара Кастро ссылалась на данные экзит-поллов.

Но, если судить по окончательным результатам голосования, появившимся в прессе 3 декабря, победил кандидат от «Национальной партии», после подсчёта почти 99% голосов набравший 36,8% голосов. Сиомара Кастро набрала только 28,8%.

Она уже заявила о масштабных нарушениях и подтасовках в ходе голосования и подсчёта голосов. Партия «Свобода и обновление» не признала официальных результатов подсчёта и заявила о серии фальсификаций и нарушений, выявленных на 12% избирательных участков.

По разным данным, обнародованным в латиноамериканских и российских СМИ, оппозиция оперирует крупными числами, характеризующими манипуляции с голосами избирателей. По одним сведениям, манипулированию подверглось более 800 тысяч голосов избирателей, по другим — было сфабриковано 400 тысяч бюллетеней. Оппозиционная партия пообещала вывести людей на улицы с массовыми протестами. Эксперты говорят даже о миллионе голосов, перетекших к Эрнандесу — не без посильной помощи Госдепа, разумеется.

Кстати, г-н Эрнандес поддержал в 2009 г. военный переворот, который окончился свержением президента Селайи.

По мнению венесуэльского политолога, профессора Мигеля Анхеля Гуаглианоне, которое приводит Сергей Дузь («Голос России»), главный принцип доктрины Монро отнюдь не «Америка для американцев», но «Вся Америка для США». Вашингтон всегда рассматривал Латинскую Америку как свой «задний двор», или, вернее, сырьевой придаток. Профессор подчёркивает:

«К заявлению Джона Керри, как и к выступлениям других его влиятельных соотечественников, нужно относиться с большой осторожностью. Как правило, американские политики говорят одно, а делают абсолютно другое. О каком окончании «доктрины Монро» можно говорить после недавних выборов в Гондурасе — возмутительных по своей организации и по количеству нарушений? С каким трудом США смогли обеспечить победу своему ставленнику Хуану Орландо Эрнандесу! По данным оппозиции, благодаря вашингтонским «специалистам по выборам» около миллиона голосов, предназначавшихся левому кандидату Сиомаре Кастро, достались её противнику.

Не прекращаются провокации со стороны Белого дома и в отношении Венесуэлы. Заявление Керри надо рассматривать не как желание США изменить свою политику в отношении Латинской Америки. Своей речью он пытается вернуть Вашингтону престиж, утерянный в свете последних дипломатических поражений и международных скандалов. Что касается «доктрины Монро», то ни о какой отмене этой политики не может быть и речи. Больше того, стоит ожидать усиления прессинга Соединёнными Штатами своих южных соседей».


Как представляется, венесуэльский учёный совершенно прав.

Выступая на саммите ОАГ, Джон Керри заявил, что отныне Вашингтон не станет опекать страны Латинской Америки и обещает рассматривать их как равноправных партнёров. «Мы должны следовать не доктрине, но решениям, которые мы принимаем в качестве партнёров для достижения целей и защиты ценностей, которые мы разделяем», — заявил Керри.

Что за ценности разделяет Белый дом? По словам госсекретаря, это развитие образования, обеспечение безопасности, решение климатических проблем, поддержка демократии.

Если избавиться от «воды», то в сухом остатке имеем то же, что имели и раньше: «обеспечение безопасности» и «поддержку демократии».

Впрочем, Керри дальше сам проговорился. Заявив о кончине доктрины Монро, он ни слова не сказал о Гондурасе (а там, кстати, 70% населения — нищие), но обрушился с резкой критикой на недостаточно демократичную Венесуэлу: мол, институты демократии там слабо работают, а товарищ Мадуро на днях получил даже особые полномочия. Вероятно, Керри хочет, чтобы Венесуэла, где президент ведёт борьбу с преступностью и спекуляцией, стала такой же нищей, как Гондурас. Но Николас Мадуро не собирается сдавать наследие «Неистового» капиталистам. Он помнит, что его выбрали сторонники Чавеса и помнит, что ему завещал Команданте. А мистер Керри злится ещё и потому, что США закупают у Венесуэлы до 15% нефти.

Покритиковал начальник Госдепа и Кубу: там тоже худо с демократическими преобразованиями.

В Гондурасе же всё, очевидно, в порядке.

Нил Никандров («Фонд стратегической культуры») пишет:

«В данный момент важнейшей задачей для силовых структур США является сохранение контроля над Гондурасом, который называют «непотопляемым авианосцем США» в Центральной Америке. На территории Гондураса уже расположены военные базы США, но Пентагон планирует возведение новых — авиационных и морских. Циничное вмешательство Вашингтона в недавно завершившуюся избирательную кампанию в Гондурасе — это ещё один сигнал Белого дома Латинской Америке: мы обеспечим наши интересы любой ценой, иное нас не устраивает».


Аналитик напоминает, что в избирательный процесс в Гондурасе активно вмешивалась Лиса Кубиске (посол США).

Вот такие «равноправные партнёры». Вашингтон по-прежнему, прикрываясь демагогией, цинично использует своих «партнёров» именно для того, о чём сказал Керри — «для достижения целей и защиты ценностей, которые мы разделяем». Правда, многие страны Латинской Америки вовсе не разделяют империалистических «ценностей» и тем более «целей», на которые прозрачно намекнул госсекретарь, недавно прославившийся своими пояснениями на тему американской «исключительности».
Автор:
Олег Чувакин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти