Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Госкомпания в «оборонке» – норвежский опыт. Эволюция Kongsberg Gruppen – отличный пример для России

В последние несколько лет Российское государство солидным гособоронзаказом, кредитами госбанков и другими инструментами смогло оживить отечественный оборонно-промышленный комплекс. Однако остается открытым вопрос, сумеют ли компании нашей «оборонки» успешно функционировать и развиваться в условиях снижения темпов экономического роста в стране и ограничения роста гособоронзаказа, вполне прогнозируемых сегодня.

Снижение способности государства финансировать оборонные программы поставит компании ОПК перед необходимостью существенного увеличения эффективности производства, диверсификации производственных программ, а также привлечения частных инвестиций и, следовательно, выхода на IPO. Проще говоря, нужен переход на модели развития, характерные для компаний военно-промышленного комплекса западных стран. Поскольку речь о полной приватизации госкорпораций российского ОПК пока не идет, было бы целесообразно в первую очередь обратиться к опыту функционирования компаний, остающихся в государственной собственности. С одной такой компанией – норвежской Kongsberg Gruppen я бы хотел ознакомить читателей. При всем множестве различий норвежской и российской экономики их роднит значительная зависимость от нефтяной ренты, которая в целом оказывает негативное влияние на эффективность обрабатывающей промышленности. А Kongsberg Gruppen – это такой норвежский Ростех, госкомпания, ведущая множество зачастую не связанных друг с другом производственных программ. При этом оборонное подразделение Kongsberg Defence & Aerospace AS является современной эффективной компанией, имеющей сильные позиции в ряде рыночных ниш даже на мировом рынке.

История головной компании


Kongsberg Defence & Aerospace AS – дочерняя компания норвежского концерна Kongsberg Gruppen (ей принадлежат все сто процентов акций Kongsberg Defence & Aerospace AS). Сам концерн ведет свою историю от основанной в 1814 году компании Kongsberg Vaabenfabrik (дословно «Оружейная фабрика Конгсберга»). Название она получила согласно месту расположения – небольшому шахтерскому городку Конгсберг (Kongsberg губернии Бускеруд на юге Норвегии). Конгсберг, основанный в 1624 году, длительное время был главным центром добычи серебряной руды в Норвегии (здесь также находился монетный двор), но после истощения ее запасов в начале XIX века правительство королевства решило переориентировать его в центр по производству оружия. На протяжении XIX века фабрика в Конгсберге занималась выпуском стрелкового оружия для небольшой норвежской армии (в период с 1814 по 1905 год Норвегия находилась в унии со Швецией и основную нагрузку по обеспечению обороноспособности унии несли шведы). Известность фабрике в Конгсберге принесла деятельность ее директора и оружейного инженера Оле Крага. В сотрудничестве с оружейником фабрики Эриком Йоргенсеном ему удалось разработать и представить в 1886-м один из наиболее удачных образцов магазинной винтовки с продольно-скользящим затвором. В конце XIX века винтовка Крага – Йоргенсена поступила на вооружение армий Норвегии и Дании, эти винтовки также в значительных количествах были поставлены для вооружения армии Южно-Африканской Республики (Трансвааль) и заработали отличную репутацию точного и удобного оружия в ходе англо-бурских войн. Наибольший экспортный успех к винтовке Крага – Йоргенсена пришел в 1892 году, когда она выиграла конкурс на основное пехотное оружие для американской армии. Около полумиллиона таких винтовок было изготовлено по лицензии на Springfield Armory в Массачусетсе в период с 1894 по 1904-й. До 1903 года (принятия на вооружение M1903 Springfield) норвежская винтовка была основным оружием пехоты армии США. После обретения Норвегией независимости в 1905-м Kongsberg Vaabenfabrik осталась основным оружейным заводом страны. В годы Второй мировой войны и германской оккупации фабрика продолжала выпускать винтовки Крага – Йоргенсена, а также (по лицензии) пистолеты Colt M1914, которые шли на вооружение военизированного крыла (Hirden) пронацистской партии Квислинга.

Госкомпания в «оборонке» – норвежский опыт. Эволюция Kongsberg Gruppen – отличный пример для РоссииПериод настоящего расцвета для Kongsberg Vaabenfabrik наступил в 50-х годах после образования НАТО (Норвегия была в числе стран – основательниц альянса в 1949-м) и начала реализации плана Маршалла. Поскольку фабрика в Конгсберге была среди немногих сколь-либо значимых промышленных предприятий в стране, основным источником доходов которой оставались рыболовство и китобойный промысел, ее выбрали в качестве одного из локомотивов промышленного развития Норвегии. Важным фактором явилось открытие в 60-х годах нефтяных месторождений в Северном море. Кораблестроительное подразделение Kongsberg Vaabenfabrik в Хортене стало одним из основных поставщиков (наряду с другими госкомпаниями Норвегии – Kvæner и Aker) нефтедобывающих морских платформ, а головное предприятие в Конгсберге – поставщиком добывающего и перекачивающего оборудования для нефтедобывающей (а позднее и газодобывающей) отрасли страны.

Доходы от поставок оборудования для нефтедобычи позволили компании направить крупные инвестиции в развитие производства, в том числе станкостроение, кораблестроительную отрасль и даже ракетостроение. Именно с ракетостроением связан наиболее важный успех Kongsberg Vaabenfabrik во второй половине XX века. В 60-х годах компания совместно с Norwegian Defence Research Establishment (Forsvarets Forsknings Institutt – FFI) при технической помощи компаний США и ФРГ разработала для норвежских ВМС противокорабельную ракету Penguin. Поскольку в условиях фьордов Скандинавии применение радиолокационной головки самонаведения сочли неэффективным, на ПКР Penguin впервые для ракетного оружия такого класса была использована инфракрасная ГСН. Изначально ракета предназначалась для применения с ракетных катеров и береговых батарей, поэтому ее отличали компактные размеры, которые впоследствии позволили использовать ее с вертолетов и самолетов. Сочетание этих факторов обеспечило ракете значительный экспортный успех – она стала основным противокорабельным оружием ближнего радиуса действия стран НАТО и под обозначением AGM-119 принята на вооружение ВМС США. Выпуск ракет Penguin и проекты по лицензионному выпуску американских бронетранспортеров М113 являлись основными производственными программами Kongsberg Vaabenfabrik к концу холодной войны.

Однако в целом 80-е годы – сложный период для компании. Сказались наличие большого количества непрофильных активов, издержки свойственного госкомпании неэффективного управления, а также общий застой норвежской экономики, вызванный последствиями так называемой голландской болезни (комплекс последствий ресурсно ориентированной экономики для обрабатывающих отраслей, связанных с ростом стоимости рабочей силы, укреплением курса национальной валюты и т. д.). Серьезным ударом по компании стали штрафные санкции, введенные в результате расследования так называемой аферы Toshiba-Kongsberg. Две эти компании были уличены в поставке в Советский Союз фрезерных станков с числовым программным управлением, которые, по данным американцев, использовались для производства компонентов подводных лодок со сниженными шумовыми параметрами в обход действовавших экспортных ограничений.

Госкомпания в «оборонке» – норвежский опыт. Эволюция Kongsberg Gruppen – отличный пример для России

Результатом явилось расформирование Kongsberg Vaabenfabrik. Из компании исключили все активы, связанные с производством гражданской продукции. Производство продукции военного назначения было объединено в рамках компании Norsk Forsvarsteknologi AS. Под этим названием она прошла листинг в 1993-м на бирже в Осло. В общей сложности 50 процентов принадлежащих государству активов было распродано (правда, значительную часть активов приобрели другие норвежские госкомпании). В 1995 году компания получила современное название Kongsberg Gruppen. Позднее Kongsberg Gruppen вобрала обратно часть активов, распроданных после расформирования Kongsberg Vaabenfabrik, и существенно диверсифицировала производство за счет гражданской продукции.

Структура и современное состояние головной компании

Kongsberg Gruppen остается государственной компанией. Пятьдесят процентов плюс золотая акция находятся под контролем Министерства торговли Норвегии. Кроме того, значительная часть оставшихся пятидесяти процентов принадлежит другим госкомпаниям Норвегии. В частности, около семи процентов находится под контролем Государственного страхового фонда (Folketrygdfondet), еще восемь процентов – под контролем гидроэнергетической компании Arendals Fossekompani.

Бизнес Kongsberg Gruppen разделен на четыре основных направления.

  • Kongsberg Defence Systems (KDS) – производство продукции военного назначения, кроме боевых моделей и систем связи;
  • Kongsberg Protech Systems (KPS) – основная производственная программа – семейство дистанционно управляемых боевых модулей PROTECTOR. Кроме того, компания разрабатывает решения в области C4ISR/EW – систем связи и радиоэлектронной борьбы в интересах ВС Норвегии;
  • Kongsberg Oil & Gas Technologies (KOGT) – разработка и производство продукции для газо- и нефтедобычи и перекачки. Является одним из мировых лидеров в области разработки и производства продукции для подводной нефте- и газодобычи;
  • Kongsberg Maritime (KM) – разрабатывает широкую номенклатуру оборудования для оснащения морских судов и добывающих платформ, навигационные системы, автоматизированные системы управления, оборудование для гидролокации, сенсоры, контрольное оборудование, тренажеры.

    При этом направления попарно объединены под контролем двух управляющих компаний – Kongsberg Defence & Aerospace AS (KDS и KPS) и Kongsberg Maritime (KOGT и собственно KM).

    Госкомпания в «оборонке» – норвежский опыт. Эволюция Kongsberg Gruppen – отличный пример для России

    Наиболее динамично и последовательно в последние годы развиваются секторы производства морских буровых платформ, газо- и нефтедобывающего и перекачивающего оборудования. Передовые норвежские технологии в области глубоководного бурения широко востребованы за рубежом. Так, Kongsberg Maritime в 2012 году заключила серию контрактов на поставку добывающего оборудования в Бразилию и Индию. С 2003-го в Китае действует дочернее предприятие Kongsberg Maritime China (Shanghai) Ltd., которое построило и открыло в 2012 году завод по производству судового оборудования в округе Чжэньцзян (провинция Цзянсу на востоке КНР). Также в 2012-м была куплена компания по производству оборудования для нефтедобычи Apply Nemo, располагающая мощностями в Австралии. Именно успехи Kongsberg Maritime позволяют концерну демонстрировать устойчивые показатели прибыли в последние годы, хотя рост объемов продаж несколько замедлился в 2010–2012-м по сравнению с показателями 2006–2009 годов.

    В структуре выручки концерна Kongsberg Gruppen с середины 90-х годов превалирует экспорт. В 2012-м 78 процентов выручки концерна пришлось на продажи за пределами Норвегии. При этом руководство концерна стремится поддерживать примерное равенство между долями выручки, полученными от продаж продукции военного и гражданского назначения. В 2012 году на продукцию гражданского назначения пришлось 56 процентов выручки Kongsberg Gruppen.

    Основные производственные программы Kongsberg Defence & Aerospace AS

    Главная программа Kongsberg Defence & Aerospace в XXI веке – разработка и производство противокорабельной ракеты Naval Strike Missile (NSM) на замену устаревшей ПКР Penguin. Разработка ее ведется со второй половины 90-х годов. Контракт на поставку ракет NSM для ВМС Норвегии был подписан в 2007-м. Ими будут оснащены фрегаты типа Fridtjof Nansen и катера типа Skjold. Кроме того, как и ПКР Penguin, ракета может быть использована с береговых установок. В 2008 году Польша подписала контракт стоимостью около 127 миллионов долларов на поставку шести пусковых установок, а также ракет и РЛС для оснащения одного дивизиона береговой обороны. В 2010-м подписан дополнительный контракт на поставку в Польшу 38 ракет NSM. В 2012 году NSM была принята на вооружение ВМС Норвегии. Технически она представляет собой двухступенчатую ракету, выполненную по нормальной аэродинамической схеме. Оснащена ИК ГСН с базой данных целей, управление на маршевом участке осуществляется инерциальной навигационной системой с коррекцией по сигналам GPS. Заявленная максимальная дальность стрельбы – 100 морских миль (185 километров), ракета оснащена боевой частью массой 125 килограммов.

    Госкомпания в «оборонке» – норвежский опыт. Эволюция Kongsberg Gruppen – отличный пример для России

    Производной программы NSM стала программа создания противокорабельной ракеты воздушного базирования Joint Strike Missile. Она предназначена главным образом для вооружения истребителей F-35A Lightning II, которые планируют приобрести ВВС Норвегии (52 единицы согласно имеющейся информации). Техническая поддержка ввода в боекомплект F-35 Lightning II ракет JSM стала, по данным западных СМИ, обязательным условием размещения заказа на первые F-35A для ВВС Норвегии. Согласно заявлениям представителей Kongsberg дальность Joint Strike Missile должна достичь 200 морских миль. При успешном развитии программ Naval Strike Missile и Joint Strike Missile эти ракеты вполне могут повторить успех ПКР Penguin. Стоит отметить, что в настоящее время Kongsberg работает над вариантом Naval Strike Missile для оснащения подводных лодок.

    Кроме того, Kongsberg – основной поставщик ВС Норвегии в части систем связи, C4ISR, тренажеров различных видов техники.

    Производственные программы Kongsberg Protech Systems

    Наиболее известная в мире в настоящее время военная продукция Kongsberg Defence & Aerospace AS, своего рода визитная карточка концерна – семейство дистанционно-управляемых боевых модулей PROTECTOR. Они были запущены в серийное производство в 2001 году и в течение последующих лет стали главным в XXI веке экспортным успехом военного подразделения Kongsberg. Первый образец боевого модуля PROTECTOR был разработан совместно компаниями Vinghøg AS (ныне принадлежит германскому Rheinmetall) и Kongsberg Protech AS в 1997-м. После подписания первого контракта на поставку модулей армии Норвегии в 1999 году Kongsberg выкупил права на систему. Ключевой успех к программе пришел в 2002-м, когда армия США выбрала PROTECTOR (под обозначением XM151) для экспериментальной установки на БТР Stryker. Модули хорошо показали себя в ходе кампаний в Ираке и Афганистане и вскоре PROTECTOR под обозначением M151 был официально выбран в качестве стандартного вооружения для БТР M1126 (версии Stryker для транспортировки пехоты).

    Главными достоинствами модулей PROTECTOR являются универсальность (способны устанавливаться на различные виды техники, совместимы с различным бортовым оборудованием, позволяют монтировать широкий набор вооружения – от пулеметов винтовочного калибра 5,56 мм M249 SAW или 7,62 мм M240B до крупнокалиберных M2, 40-мм автоматических гранатометов MK19), надежность и заложенный широкий потенциал совершенствования. Так, в ходе последующих модернизаций были созданы стабилизированная версия модуля M151A2, в состав средств наблюдения введены тепловизоры (начиная с версии M151A1). Возможный состав вооружения дополнен крупнокалиберными пулеметами XM312, 25-мм автоматическим гранатометом XM307 с гранатами управляемого подрыва, ПТРК Hellfire и Javelin, оружием нелетального действия. Были разработаны варианты PROTECTOR, предназначенные для установки на катера и сторожевые корабли, а также летательные аппараты.

    Главным экспортным успехом программы стала победа в 2007 году в проводимом МО США конкурсе CROWS (Common Remotely Operated Weapon Station – «Стандартная дистанционно управляемая оружейная станция»). В результате последовавшей серии контрактов Kongsberg получила заказы на поставку в общей сложности около 11 690 модулей PROTECTOR стоимостью свыше одного миллиарда долларов. Помимо БТР M1126 модули устанавливаются на различные версии бронеавтомобилей MRAP, а также в составе модернизационного комплекта на танки M1A2 Abrams. Для производства модулей компания создала дочернее предприятие Kongsberg Defense Corporation в Джонстоне, штат Пенсильвания. Кроме ВС США и Норвегии, модули PROTECTOR активно закупаются ВС Швеции (для установки на БТР Sisu Pasi, САУ ARCHER, бронеавтомобили RG-32M), различными операторами тяжелых колесных БТР Patria AMV и Piranha и т. д. Всего с 2001 года компания Kongsberg законтрактовала около 17 000 модулей для поставки вооруженным силам и другим силовым структурам 17 стран.

    Kongsberg – образец для России

    Kongsberg – отличный пример эффективной современной государственной компании. Компоненты ее успеха очевидны. Во-первых, прозрачность ее, открытость для общественного контроля. Во-вторых, четкая нишевая стратегия. Противокорабельные ракеты и дистанционно-управляемые боевые модули – визитные карточки концерна на мировом рынке вооружений. Всего две ключевые ниши, но в них норвежцы способны обойти даже американский ВПК. В-третьих, всемерное повышение эффективности производства, стратегия, опирающаяся на применение технологий и методик бережливого производства. В-четвертых, опора на инновации. В случае с дистанционно-управляемыми боевыми модулями инженерам и менеджменту норвежской компании удалось по сути создать новый сегмент рынка, доказать потенциальным заказчикам его перспективность. При этом компания не опирается ни на какие государственные субсидии или льготное кредитование. Участие государства сводится к размещению заказов для вооруженных сил и других силовых структур Норвегии, а также привлечению Kongsberg к выполнению офсетных частей импортных закупочных программ. Так, предприятия Kongsberg получат заказы в рамках норвежской программы закупки истребителей Lockheed Martin F-35 Lightning II. Причем участие норвежских компаний было необходимым условием присоединения государства к программе F-35. Благодаря такой политике Норвегия – страна, имеющая отличные отношения с США, большие доходы от экспорта углеводородов и вполне способная обойтись импортом оружия, располагает вполне приличным военно-промышленным комплексом. Российскому ОПК в ближайшие несколько лет придется пройти такую же эволюцию, чтобы не стать обузой для национальной экономики.
  • Автор: Сергей Денисенцев
    Первоисточник: http://vpk-news.ru/


    Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

    CtrlEnter
    Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
    Читайте также
    Комментарии 6
    1. Внук Ветерана 12 декабря 2013 08:00
      "Kongsberg – отличный пример эффективной современной государственной компании".
      Согласен. Тоже самое можно создать и в России. Но не нужно создавать "госмонстров", занимающихся производством всего и вся-от патрона до авианосца. Нужны эффективные НИШЕВЫЕ компании. Хороший пример- концерн "Калашников"- если не угробят идею.
      1. AVV 12 декабря 2013 11:59
        Но в том то и беда,не все западное,хорошо у нас приживается!!!Вопрос не в концепции,а в хорошем менеджменте!!!Не очень хороший пример,то же Сколково!Сколько туда денег вбухали,а результат ноль!!!То же Росс.нано!!!Там не нано,а макро воровство,закамуфлированное под эффективную работу!!!А рыжий как работал,на свой карман,так и продолжает работать!!!
        AVV
        1. одинокий 12 декабря 2013 18:51
          Цитата: AVV
          Но в том то и беда,не все западное,хорошо у нас приживается!!!


          У нас (бывший СССР)уживается все западное,которое противоречит государству и народу!как не странно.
    2. makarov 12 декабря 2013 08:16
      Не понимаю, почему автор ВПК называет ОПК, что это, дань моде, или подчеркивание миролюбия???
      В Норвегии конечно тоже воруют, но так, как это делает коррупция на государственном уровне, норвежцам и не снилось, поэтому выводы автора к сожалению утопические..
      makarov
    3. shurup 12 декабря 2013 08:17
      Положительный опыт достоин применения, даже если это опыт маленькой приморской страны, находящейся в очень хороших отношениях с США.
      Но,если не выпускать весь пар в свисток, то можно паровоз с места сдвинуть, особенно если уголь по норам не растаскивать, чего в Норвегии точно не делают.
    4. GrBear 12 декабря 2013 10:26
      Автор хорошо поработал с материалом (+), но упустил маленькую деталь.
      Российский ВПК создавался, как государственный, четко ориентированный на определенные направления, ряд предприятий. Вся промышленная идеология и архитектура подчинялась конкретной задаче, и стоимость не была основным критерием. Попытка выпускать пылесосы вертикального взлета и радиоуправляемые мясорубки уже проводились — хозрасчет и диверсификация. Но невозможно заставить слона прыгать, как кузнечик.

      Для нашего ВПК должны быть определены ориентиры и установлены контрольные точки разработки и выпуска техники на уровне Закона. Технологии ВПК должны внедрятся в гражданку с налоговыми и иными льготами. И наконец, ввести МАТЕРИАЛЬНУЮ ответственность за нецелевое использование госсредств.
      1. Фин 12 декабря 2013 11:15
        Цитата: GrBear
        Автор хорошо поработал с материалом

        Перевел статью, написал вступление, выводы, придумал угрозы, и попытался привязать к нашему ВПК.
        Однако остается открытым вопрос, сумеют ли компании нашей «оборонки» успешно функционировать и развиваться в условиях снижения темпов экономического роста в стране и ограничения роста гособоронзаказа, вполне прогнозируемых сегодня.

        Российскому ОПК в ближайшие несколько лет придется пройти такую же эволюцию, чтобы не стать обузой для национальной экономики.

        В какое ближайшее время? А что у нас СМП,Северная верфь, Балтийский завод, УВЗ и др. только военную технику выпускают? За 20 лет не погибли, сейчас наращивают производство ВиВТ. Где автор заметил снижение темпов в ВПК? Какие прогнозы по снижению ГОЗ? До 20 года минимум, только подъем, ВПК еще и ВВП поднимет во спасение ДАМа (что не хотелось бы).

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Картина дня