Министерство обороны подвело итоги года: что удручает, что воодушевляет?

На неделе в стенах академии Генерального штаба состоялось итоговое заседание коллегии Министерства обороны в уходящем 2013-м году. Итоговое заседание обычно больше похоже на формальное мероприятие, однако в данном случае на коллегии было что обсудить, и какие конкретно итоги «оборонного» года подвести. Примечательно, что в ходе этого заседания речь зашла даже о тех цифрах, которым первоначально отводился статус секретной информации – данных, не предназначенных для всеобщего обсуждения (тем более перед телекамерами).

Достаточно обстоятельным на сей раз выдалось выступление Верховного Главнокомандующего. Если в предыдущие годы основной упор делался на фразу вида «идёт реформа», «мы надеемся», ситуация в ближайшее время должна измениться к лучшему», то теперь конкретики в выступлении Владимира Путина было, скажем так, на несколько порядков больше. При этом конкретика распространялась далеко не только на воспевание достижений властей при проведении реформирования военной системы и повышение уровня и качества обороноспособности, но и на то, что можно назвать системными ошибками и недоработками.


В частности, Владимир Путин заявил об удручающем состоянии образцов военной техники, которая порой эксплуатируется в в/ч в течение трети века и больше. Если рассматривать только такой сегмент обороноспособности страны как ВВС, то здесь около 35% всего, скажем так, парка находится в неисправном или «полуисправном» состоянии. То есть фактически каждая третья единица боевой и обслуживающей техники либо нуждается в качественном и затратном ремонте, либо и вовсе должна быть утилизирована, естественно, с заменой на новые образцы.

Ещё одним печальным моментом можно считать то, что при наличии самой протяжённой границы в мире, наша страна не имеет возможности осуществлять полноценную и эффективную защиту всех без исключения участков этой самой границы. Главные причины – это серьёзная нехватка технических средств (это и средства мониторинга границы (слежения), и специальные транспортные средства, и, пожалуй, главное – острая нехватка профессиональных кадров), нередко проявляющее себя отсутствие качественного взаимодействия между Министерством обороны и соответствующими управлениями ФСБ.

Проблема отсутствия необходимо числа профессионально подготовленных военных распространяется далеко не только на необходимость обеспечения безопасности российских границ. «Контрактные» бреши (то есть отсутствие достаточно числа военнослужащих, проходящих службу по контракту) проявляют себя во всех видах и родах войск. Хотя подвижки в этом направлении имеются. И они были упомянуты на проходившем заседании коллегии Минобороны. Была озвучена информация о наборе контрактников в армии, и, согласно этой информации, план набора на 2013 год был даже перевыполнен (на 20%). Если верить опубликованным данным, то на сегодняшний день в российских Вооружённых силах 220 тысяч военнослужащих-контрактников в должностях солдат и сержантов. Напомним, что в итоговом варианте это число должно достигнуть значения примерно в 475 тысяч человек к 2020 году.

В качестве позитивных подвижек в российской армии были отмечены и множественные учения, прошедшие за 2013 год. Масштаб некоторых из них был более чем впечатляющим. К примеру, здесь стоит отметить учения, проводившие в ВВО (Восточном военном округе). В этих маневрах приняли участие в общей сложности 160 тысяч военнослужащих, 13 тысяч единиц наземной боевой техники, 70 морских военных судов, 130 военных самолётов и вертолётов.

Внушительными масштабами отметились и учения Стратегических ядерных сил. В их ходе проверялась система автоматизированной связи, отработка решения задач, связанных с взаимодействием различных сегментов системы ядерного сдерживания. Пуски ракет (в том числе и ракет, выпущенных из подводного положения), поразивших цели на специальных полигонах, вылеты самолётов Дальней авиации, проверка слаженности выполнения поставленных задач отдельными подразделениями.

В ходе учений военнослужащих российской армии первоначально бурно обсуждался термин «внезапная проверка» и всё, что с истинной внезапностью может быть связано, но после проведения целого ряда таких проверок стало понятно, что это не сиюминутная блажь, а система, которая должна реально работать. Сами проверки выявили множественные проблемы: от невразумительной связи между отдельными подразделениями до неспособности наладить чёткие совместные действия для достижения поставленных целей. Однако с каждой новой проверкой ситуация несколько выправлялась, ошибками явно не пренебрегали, что отрадно.

Министерство обороны отмечает важность международных маневров, проведённых в 2013-м году.

Во второй декаде мая были проведены совместные антитеррористические учения «Помор» с участием боевых кораблей России и Норвегии.

Уже в июне прошли очередные российско-норвежские учения «Баренц-2013». Цель учений: отработка взаимодействия российских и норвежских военнослужащих и спасателей при поиске и спасения моряков, терпящих бедствие в северных широтах.

«Мирная миссия 2013» - российско-китайское учение, проходившее летом текущего года в Челябинской области. Общая численность задействованных военнослужащих – около 1400 человек.

Конец августа 2013 – тройственные учения России, США и Канады «Бдительный орёл». В учениях были задействованы военные самолёты и средства ПВО. Российским пунктом управления маневрами был выбран Петропавловск-Камчатский. Цель учения: обнаружение и перехват воздушного судна, условно захваченного террористами, с передачей сопровождения в воздухе.

Сентябрь 2013 года – «Боевое содружество 2013». Это проверка боеготовности систем ПВО стран, входящих в Содружество Независимых Государств. Помимо России в учениях участвовали военнослужащие Белоруссии, Казахстана, Таджикистана и Киргизии.

Наделавшее много шума в ряде западных стран стратегическое учение «Запад 2013», в котором принимали участие воинские подразделения России и Белоруссии.

Октябрьские учения «Нерушимое братство 2013» проходили на Чебаркульском полигоне (Челябинская область). В учениях принимали участие формирования ОДКБ. Общая численность военнослужащих – 2,5 тысячи человек. Более 500 единиц военной техники.

Конец октября – российско-индийские военные маневры «Чандра 2013».

Ноябрь 2013 года – российско-итальянские учения «Иониекс 2013».

Конечно, все российско-норвежские или российско-канадские учения важны, но для России сегодня – это больше дань международной моде или даже этакие спектакли со сценариями о «международной дружбе и сотрудничестве». Что ж, спектакли тоже нужны, без них никуда. Но куда более важными стали именно внутренние учения с подъёмами по тревоге, необходимостью выехать (вылететь) за сотни, а то и тысячи километров. Такие маневры позволяют провести мониторинг состояния как отдельных подразделений, так и целых сегментов Вооружённых сил, на основании чего можно делать соответствующие выводы. Здесь нужно обратить особое внимание на иностранную реакцию. Когда масштабные проверки боеготовности российских войск только начались, с Запада стало доноситься громкое, простите, тявканье в стиле «Караул! Русский медведь просыпается!». В течение года, благодаря частоте и интенсивности военных проверок в России, западное тявканье сменилось почёсыванием «демократических» затылков: мол, а что если и правда Русский Медведь просыпается. Тут же надо что-то делать!..

Видимо, сориентироваться быстро не успели – как результат принятие российской инициативы по Сирии. Здесь, кстати, явно не последнюю роль сыграли российские военные корабли в Средиземном море и слухи о поставках Дамаску С-300. Информационная составляющая модернизации российской армии – вещь далеко не последняя…

Если возвращаться к упомянутым в начале материала закрытым цифрам, которыми решили всё-таки поделиться, то речь идёт и о проценте современной техники в войсках, и о планах набора курсантов в военные вузы, а также о числе офицеров, которое сегодня требуется для армии. Итак, собственно цифры: Минобороны заявляет, что до 2020 года потребность в офицерах составит около 280 тысяч человек. Ежегодный выпуск в военных вузах составит примерно по 20 тысяч молодых специалистов в год. Процент новой техники озвучен следующим: в ВВС – 42%, ВМФ – 52%, СЯС – 45%. Минимум – у Сухопутных войск (21%). Максимум – у ВКО (62%). Некоторые цифры, откровенно говоря, шокируют, но хочется верить, что работа ведётся в нужном направлении, а потому ситуация изменится в лучшую сторону.

Важно отметить и то, что, несмотря на наличие многочисленных проблем в армии, эти проблемы озвучиваются, и для их решения Минобороны старается находить пути. Как говорится, отрадно, что от обсуждения того, сколько украли из казны главного военного ведомства, всего за год-другой мы смогли перейти к объективному обсуждению реальных нужд Минобороны, хода модернизации армии и флота, методов этой модернизации. Конечно, вопрос «сколько украли, и кто за это ответит» нас волновать не перестал, но теперь есть повод обсуждать и более позитивные вещи…

Это говорит о достаточно большой общественной открытости оборонного ведомства, что само по себе – значимый прецедент. Его сложно проигнорировать. А открытость на этапе существенного обновления армии – это один из немаловажных пунктов прозрачности всей реформы. Конечно, сделать нужно гораздо больше того, что сделано на данный момент, но здесь главное не терять темпа и не скатываться к новым размышлениям: а может финансирование армии несколько урезать или перенести на будущее, чтобы сэкономить деньги в бюджете?.. Экономить куда лучше другими способами. Можно не только экономить, но даже приобретать: как вариант, конфискация имущества тех, кто на реформе армии сумел отлично модернизировать свой семейный жилой фонд и автопарк…
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
http://www.arms-expo.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

52 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти