Афганистан: кровь, опиум и головная боль будущего Евразийского Союза


Афганистан — могильщик империй, страна гор и опийных полей. Для кого-то это родина, для некоторых — место тренировок в лагерях и обкатки джихадистского опыта.

Но, пожалуй, для руководителей всех без исключения соседних с ним по региону стран Афганистан сейчас является непроходящей головной болью с тенденцией к серьёзному обострению к концу следующего года.


Монокультурная страна

Если узбекские школьники вынуждены иногда пропускать школу, участвуя в уборке хлопка на полях страны, то многие их афганские сверстники и вовсе никуда не ходят. Хвастаться стране нечем.

Единственное, в чём Афганистану удалось достигнуть «успеха» с начала 90-х, так это в выращивании опийного мака. Только за этот год его посевные площади выросли на 36%: с 154 до 209 тыс. га. И если прошлый год ознаменовался рекордным урожаем пшеницы, а собрали её 4,15 миллиона тонн, то этот — рекордным сбором опия — 5,5 тысяч тонн (950 миллионов долларов, 4% ВВП страны).

Рекорд был поставлен не только за счёт расширения посевных площадей, хотя в 2013 году, в отличие от предыдущих, под натиском мака пали не только западные провинции Балх и Фарьяб, но и северные, где зелье раньше не выращивалось вовсе. Упомянутый выше Фарьяб полгода назад и вовсе практически не контролировался официальным Кабулом, вместо этого властью в провинции стали талибы, позже выдавленные в горы.

И даже несмотря на попытки перевести крестьян Гильменда с мака на шафран, (стоимость 1 г шафрана в рознице — 10–15 долларов), производство зелья в данной провинции выросло на 34%.

Контингент НАТО ещё в 2010 году отказался от уничтожения опийных полей. По словам помощника госсекретаря по борьбе с наркотиками Дэвида Джонсона: «Мы обнаружили, что программа уничтожения опийного мака не соответствовала затратам, которые делались, и успехи приносила очень скромные. Экспорт продуктов опийного мака из Афганистана серьёзно угрожает России, как и всем его соседям, даже Западной Европе и Азии. Но я не считаю, что программа уничтожения сможет эффективным образом снять эту угрозу — особенно та, которую мы осуществляли и которую мы прекратили».

Что ж, будем надеяться, что после прекращения программы эффективность всё же повысилась.

А пока с опийными полями никто не борется, власть и талибы засевают поля, конвертируя опий в оружие и боеприпасы. 90% урожая опия дают 9 провинций на западе и юге страны, всего же опий выращивают как минимум в 19 из 34 провинций Афганистана.

Пуштуны, проживающие в тех самых южных провинциях, копят деньги: зима кончится, а весной состоится традиционное наступление Талибана. Его цель неизменна — победа и воскрешение Исламского Эмирата Афганистан к 2015 году. Как только Кабул ослабнет, в страну вернётся и Мулла Омар, а с ним все старые порядки.

Пуштунвали вместо шариата

Ничего нового к 2015 году Талибан придумывать не будет: студенты, а именно так переводится «талибы», имея за плечами только «образование» в медресе, восстановят порядки, именуемые ими «законами шариата». Впрочем, наказания и образ жизни талибов не имеют ничего общего с шариатом. Всё то, что преподносится афганцам как шариат, на самом деле — пуштунвали — кодекс обычного права пуштунских племён, расхождения которого с шариатом довольно серьёзны.

Но вначале талибам нужно будет не только упрочить свои позиции на фактически подконтрольном им юго-западе, но и расширить свою власть на центральные и северные провинции. И тут у талибов могут возникнуть сложности: в центре Афганистана, вокруг Кабула, достаточно компактно проживают хазарейцы-шииты, у которых с талибами, мягко говоря, отношения не очень. Север же и вовсе заселён узбеками и таджиками, которых талибы-пуштуны презирают.

Скорее всего, талибы увязнут в боях в центральной части Афганистана, где будут размещены основные базы американцев. В таком случае Афганистан развалится на несколько воюющих друг с другом государств, запитанных опийными потоками.

Обеспечить безопасность некому

Ну а пока талибы копят деньги, американцы давят на Карзая, желая заставить его подписать соглашение, позволяющее оставить своих военных на 9 базах. Планируется, что в Афганистане останется 15 тысяч человек вместо нынешних 87 тысяч военнослужащих. Естественно, 15 тысяч американских штыков, даже несмотря на их подавляющее техническое и технологическое превосходство, не будут заниматься поддержанием безопасности в стране. Задача американцев — уцелеть во всём этом клубке противоречий и сохранить способность перенаправлять гнев враждующих сторон в нужную им сторону, как внутри Афганистана, так и вне его.

Для обеспечения безопасности в республике за годы оккупации обучены 352 тысячи военнослужащих и полицейских. И если предположить, что американцы уйдут из страны, как угрожают правительству Афганистана (а они не уйдут, ведь не для демократизации в него входили), то афганская полиция и армия без 4 миллиардов долларов, выделяемых американцами, просто прекратят своё существование.

Стоит учесть и то, что к 2015 году талибы могут получить помощь извне. Саудовская Аравия, до недавних пор ближайший союзник США и по совместительству главный спонсор мирового терроризма, может перенаправить в Афганистан часть воюющих сейчас в Сирии боевиков.

Ещё один момент — позиция Пакистана. Предыдущему режиму талибов Пакистан всячески помогал по линии военной разведки и не препятствовал перемещениям талибов из пакистанской части зоны племён в афганскую. Как будет вести себя Пакистан теперь и далее — не совсем понятно. Впрочем, зону племён Исламабад до сих пор не контролирует, а потому талибы чувствуют себя там как дома.

По факту, никто и ничто не сможет обеспечить безопасность в Афганистане в ближайшие годы. Впрочем, это осознают не только в Центральной Азии, но и республиках Таможенного союза.

Как встретят хаос

Узбекистан с Туркменистаном к возвращению талибов готовиться особо не будут. У узбеков с Афганистаном самая короткая граница в Центральной Азии, всего 174 километра, а потому перекрыть её узбекские пограничники смогут сами без особых проблем.

Туркменистан такой протяжённостью границы похвастаться не может, но ему талибы с 1996 по 2001 годы не мешали: туркмены были немногими, кто признал Исламский Эмират Афганистан и оказывал ему гуманитарную помощь; откупятся и в этот раз.

Совсем иначе обстоит дело у Таджикистана. Граница протяжённостью в 1344 километра контролируется пограничниками, у которых из вспомогательных средств только собака, а из оружия — автомат. Эффективность такого контроля в комментариях не нуждается. А потому помощь Таджикистану в обустройстве границы с Афганистаном уже оказывает ОДКБ.

При необходимости в качестве «пожарной» команды выступят формируемые Силы быстрого реагирования, российские военнослужащие с 201-й военной базы и усиленное вдвое авиакрыло с авиабазы в киргизском Канте.

Впрочем, время для подготовки ещё есть: перед тем как начать совершать рейды в соседние государства, талибам потребуется максимально ослабить официальный Кабул и добиться устойчивости собственной власти, а с этим у них будут проблемы.

...А пока Афганистан остаётся страной маковых полей, обильно удобряемых кровью, фабрикой смертельного зелья и головной болью для стран Евразии. И лезть сломя голову в гущу бескрайних плантаций опия, воюя там с талибами, к счастью, никто в Евразии не собирается.

В данной ситуации Россия поступает наиболее верно: усиливает союзников, в первую очередь Киргизию и Таджикистан, перевооружая их армии, и помогает таджикским пограничникам, существующим в годы независимости Таджикистана на голодном пайке. Фактически Таможенный союз продвигает интеграцию в военной сфере, ведь до тех пор, пока в тылу не будет спокойно, лезть в котёл с неприятностями будет только сумасшедший.

Впрочем, в далёкой перспективе в Афганистан вернуться придётся и хотя бы восстановить всё то, что успел создать Советский Союз.
Автор:
Иван Лизан
Первоисточник:
http://www.odnako.org/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти