Россия и Индия: портрет будущего партнёра по многополярному миру

Россия и Индия: портрет будущего партнёра по многополярному миру…Я пробираюсь сквозь толпу индийцев и вспоминаю рекламу, заполонившую чуть ли не все телеэкраны мира. Вы, наверняка, тоже видели этот ролик, в котором парень отрывается по полной в Индии, а в конце, мечтательно улыбаясь, пишет на открытке «Incredible India!» — и опускает послание в почтовый ящик.

«Incredible» — значит «невероятная». Вся Индия — бесконечные контрасты: здесь мирно соседствуют не только яркая природа и вонь на городских улицах, удивительные памятники архитектуры и лачуги городских трущоб, но впечатляющий экономический рост и нищета большинства населения. Хорошей зарплатой считается сумма в 3 тысячи рупий: это около полутора тысяч рублей. Однако специалисты рисуют Индии великолепное будущее. Ниже — о том, какое место в индийском будущем может быть у нас.


Страна контрастов

Современная Индия — соединение двух абсолютно разных миров. Новый Дели — современный мегаполис с правительственными зданиями, университетами, роскошными отелями, бутиками известных марок. И старый Дели — шумный, грязный, беспорядочный. Именно он — символ той отсталой Индии, в которой по-прежнему живёт большая часть населения: без электричества, канализации.

Эта старая Индия даже в 21 веке живёт по древним законам. К примеру, деление общества на касты, с которым так яростно боролся отец нации Махатма Ганди, здесь до сих пор существует. Рассказывают, что в случае неравных межкастовых браков молодожёнов убивают, так же, как и десятки, и сотни лет назад. Ведь если, скажем, молодой человек женился на девушке из низшей касты, вся его родня автоматически оказывается в сословии невесты.

Впрочем, как объясняет мне профессор столичного университета Арун Моханти, кастовость медленно, но изживается. В последние годы, правда, некоторые аналитики стали говорить, что кастовость необходима Индии, поскольку лишь благодаря этой традиции в стране не наблюдается недовольства нищенской жизнью (по некоторым данным, за чертой бедности живут около 800 миллионов индийцев, то есть почти 70%. При этом прожиточный минимум, установленный государством, составляет 12 долларов в месяц — менее 400 рублей). Пока люди из низших сословий по-прежнему боятся испортить карму, надеясь в следующей жизни переродиться в представителей более высокой касты. Однако процесс, запущенный Махатмой Ганди, похоже, уже не остановить. «Кастовая проблема постепенно становится классовой, — говорит Арун, — Чем ниже каста, тем беднее человек. Так заведено испокон веков. У индийцев такая психология: если я из низшего сословия, то должен подчиняться. С другой стороны, они уже начинают осознавать, что такое демократия. В глухих деревнях человек ещё терпит унижения, а в городах уже нет. Допустим, в нашем университете самая активная часть студенчества — это представители низших каст». В истории современной Индии был даже один президент из касты неприкасаемых — Кочерил Раман Нараянан, занимавший этот пост с 1997 по 2002 год.

Государство до сих пор числится в мировых лидерах по числу неграмотных (половина индийских крестьян не умеет читать и писать). И одновременно считается одним из крупнейших разработчиков программного обеспечения. Индия уже не только ядерная, но и космическая держава. Объём золотовалютных резервов страны, по последним данным, перевалил отметку в 308 млрд долларов, а валовой внутренний продукт составляет 1 трлн долларов, что делает Индию двенадцатой по величине экономикой в мире. (Если же измерять по паритету покупательной способности, страна имеет четвёртый по величине ВВП в мире — 4,7 трлн долларов). У Индии крупнейшая на планете армия рабочих — 516 млн человек. По этому критерию, да и по многим другим, Индия находится на втором месте, сразу после Китая. Впрочем, не исключено, что это только пока.

Сами индийцы посмеиваются, утверждая, что весь мир боится экспансии китайцев и не замечает, что в тени Китая растёт куда более сильная держава — Индия. Страна с древней историей, своей философией. Индийцы не ограничивают рождаемость и скоро могут обогнать КНР по числу жителей. Они, впрочем, утверждают, что никогда не начинают войну первыми. Поэтому индийцам симпатизируют гораздо больше, чем китайцам, от которых всё время ждут какого-то подвоха.

Индия не скрывает своей цели — стать мировой державой. А вот когда в Пекине я спрашивал политиков о том, каким они видят будущее своей страны, мне отвечали, что КНР не стремится проводить державную политику, ведь державность означает экспансию и насилие, а они — мирные люди и мечтают только о том, чтобы на планете воцарилась гармония. Но чем будет отличаться продвижение китайской гармонии от продвижения американской демократии, которую США огнём и мечом насаждают по всему миру, мне так никто и не объяснил.

Рынок вооружений

В феврале в акватории Северодвинска прозвучал прощальный гудок авианосца «Викрамадитья», взявшего курс на Мумбаи. Этот гудок — финальный аккорд в долгой истории превращения советского авианосца в красу и гордость индийского военного флота. Перерождение «Адмирала Горшкова» в «Викрамадитью», то есть во Всемогущего, сопровождалось чередой скандалов: сроки сдачи неоднократно сдвигали, в итоге вместо четырёх корабль перестраивали девять лет, а первоначальная сумма контракта возросла почти в 4 раза — с 600 миллионов долларов до 2 миллиардов трёхсот! Поговаривали даже, что из-за авианосца индийцы могут разойтись с нами, как в море корабли. Однако российский посол в Индии Александр Кадакин уверяет, что слухи о недовольстве Нью-Дели были сильно преувеличены. «Индийцы, конечно, хотели получить корабль раньше, — заявил он в интервью «Однако». — Но они проявили больше понимания, чем наша пресса. Когда проходили испытания Горшкова-Викрамадитьи, именно российские, а не индийские СМИ подняли шум, утверждая, что это — провал. Индийцы так не психовали и не стремились отыскать недостатки в нашем авианосце».

Правда, многие специалисты именно со скандалом вокруг «адмирала Горшкова» связывают неудачи наших оборонщиков в тендерах на поставку техники для военно-воздушных сил Индии. Впервые за многие годы индийцы предпочли купить истребители во Франции, а вертолёты и грузовые самолёты — в США, а не в России. За этим усмотрели изменение внешнеполитического курса Нью-Дели, решение индийских властей сблизиться с Западом в ущерб России. Однако, по словам Кадакина, такая трактовка в корне неправильна. «Рано хоронить наше сотрудничество в военно-технической области, — уверяет он. — В СМИ пишут, что Россия теряет свои позиции на индийском рынке. Но если французы выиграли какой-то тендер, который, кстати, до сих пор висит в воздухе, это ровным счётом ничего не значит». В любом случае, индийский флот на 80% укомплектован нашим оружием, а ВВС — на 70%.

Хотя надо признать, что индийцы по прежнему демонстрируют недовольство стоимостью запчастей, сроками их поставки и общим обслуживанием военной техники, купленной ещё у СССР. «Существуют, например, проблемы с МИГ-21, — поясняет «Однако» руководитель BrahMos Aerospace Сиватхану Паллаи. — Компания «Рособоронэкспорт», которая продаёт нам технику, отвечает также за обслуживание и поставку запчастей. И нельзя отрицать, что существуют задержки, есть серьёзные проблемы с сервисом и доступностью некоторых деталей. Россия не должна игнорировать эти проблемы, и мы надеемся, что тогда большая часть вопросов отпадёт. Отношение Индии к РФ не изменилось. Просто требования возросли. И неудивительно. Ведь уже в ближайшие пять лет наша страна готова потратить на перевооружение и закупку нового оружия около 150 млрд долларов».

Концепция «сверхприсоединения»


Нынешний глава правительства Индии Манмохан Сингх известен своим прагматизмом. Он вроде бы выступает за сотрудничество с Россией, но одновременно является сторонником сближения с США. В начале XXI века, как известно, Соединённые Штаты пересмотрели своё отношение к Нью-Дели. Во многом это произошло под влиянием американских неоконов, которые увидели в демократической Индии естественного союзника США. К тому же основные цели администрации президента Буша — демократизация Большого Ближнего Востока, борьба с международным исламским экстремизмом и поддержка умеренных мусульманских государств — оказались созвучны интересам индийской элиты. Идея стратегического альянса с Нью-Дели приписывалась советнику госсекретаря Кондолизы Райс Филиппу Зеликову. Основой для такого альянса стала ядерная сделка, которая позволила индийцам получать от США топливо и компоненты атомных реакторов. Таким образом, де-факто администрация Буша признала ядерный статус Индии. Неудивительно, что в середине нулевых правительство Сингха было зациклено на Америку. «Только США могут дать Индии почувствовать себя великой державой», — отмечал тогда индийский премьер. Немалую роль в сближении с Вашингтоном сыграл и крупный бизнес, связанный с информационными технологиями, который всё больше ориентировался на Соединённые Штаты.

Однако не зря Сингха называют сторонником концепции «сверхприсоединения», означающей развитие тесных связей со всеми мировыми и региональными державами. «К концу нулевых, — отмечает профессор Арун Моханги, — в Нью-Дели пришли к выводу, что если дружба с США идёт в ущерб отношениям с Россией — это не в интересах Индии. И дело здесь не только в ценах на военную технику и ядерные реакторы. Хотя следует признать, что российская продукция намного дешевле. И даже не в том, что за последние 10-15 лет американцы не построили ни одного реактора. Больше всего индийцев привлекает то, что Россия, в отличие от США, не ставит им политические условия. Американский же президент, когда приезжал в последний раз, дал понять, что контракты на продукцию ВПК будут зависеть от позиции Индии по иранскому и бирманскому вопросам».

От братства к привилегированному партнёрству

На бытовом уровне американцев в Индии тоже не жалуют. Достаточно вспомнить, как встречали пару лет назад авианосец «Нимиц» — в порту собралась огромная толпа протестующих, которая сожгла флаг США. К России же индийцы традиционно очень расположены. Более того, по мнению Александра Кадакина, отношения между Москвой и Нью-Дели изменились в лучшую сторону. «В советскую эпоху, — говорит он, — было слишком много романтики: хинди — руси: бхай-бхай. Сейчас же отношения стали зрелыми». Бхай-бхай, то есть братья, превратились в деловых партнёров, причём привилегированных.

Действительно, пожалуй, больше ни с кем у нас нет таких доверительных отношений. Россия готова предоставить индийцам доступ к спутниковой системе навигации ГЛОНАСС, идёт совместная разработка крылатой ракеты «Брамос». Генеральный менеджер по маркетингу Правин Патак показывает мне устройство ракеты, демонстрируя не только техническое совершенство детища российско-индийского СП BrahMos Aerospace, но и отличное владение русским языком. Оказывается, учился он в Курском техническом университете, впервые приехал в Россию зимой. Тогда Правину было не до смеха, а сейчас вспоминает с удовольствием и, можно сказать, даже с ностальгией. «Я был в 25 странах, — говорит он, — но только Россия оказалась близка моему сердцу».

Кстати, русский язык в Индии входит в тройку самых популярных иностранных языков. Только на курсах при российских культурных центрах сейчас занимается 700 человек — это почти в 2 раза больше, чем в советскую эпоху. На вопрос «Почему?» студенты отвечают: есть перспективы! Девушка по имени Фирдаус рассказывает, что когда-то изучала русский в университете и даже не думала, что он может пригодиться. «Когда я получила работу в русской компании, — говорит она — то решила освежить свои знания». Я спросил, как называется компания, оказалось — «Таджикские авиалинии». Ещё одна девочка по имени Вашан стала изучать русский всего год назад, но говорит уже практически без акцента…

Руководитель BrahMos Aerospace Сиватхану Паллаи называет отношения между Россией и Индией «особыми». «С Россией мы друзья, партнёры, не «купи-продай», — отмечает он. — Какая ещё страна может дать другой ядерную подводную лодку? Только Россия Индии! Ярким примером «особых отношений» является и наш совместный проект Брамос. Это единственное предприятие для разработки и продвижения одной из самых мощных и продвинутых ракетных систем в мире».

Ещё один пример удачного сотрудничества с РФ — вообще из другой области. Мечтая войти в клуб лидеров многополярного мира, Индия старательно учится выглядеть опрятной и благовоспитанной. В Дели по этому поводу решают дорожную проблему. На улицах 16-миллионной столицы творится сущий ад. Похоже, что главный принцип местных водителей — «анархия — мать порядка». У многих автомобилей зеркал заднего вида нет вообще: здесь не принято следить за манёврами других. Если надо повернуть или поменять полосу, шофёр сигналит, и потом — «кто не успел мне уступить, я не виноват». Одно из решений дорожной проблемы — строительство метро. И российские специалисты помогают строить подземку. Наши технологии, помноженные на трудолюбие индийцев, дают отличные результаты. Первая линия метро заработала в 2002 году, а сейчас здесь уже 6 веток, 142 станции, а общая протяжённость превысила 190 км — как в Москве.

…Многих удивляет, что объём торговли между странами составляет при этом всего 11 миллиардов долларов (для сравнения, у Индии и КНР — 70 млрд, а у России и КНР — 80 млрд долларов).

А ведь нам есть что предложить друг другу. Вопрос только в том, чтобы заниматься развитием связей системно.
Автор:
Рамиль Гатауллин
Первоисточник:
http://www.odnako.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти