Ракетные войска Болгарии. Часть II. Гибель под ударом США

Демократия пришла в Болгарию 10 ноября 1989 года — день после падения Берлинской стены. В стране были три ракетные бригады (РБр) оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТР), вооружёны: 46-я и 66-я РБр — ОТР 9К72 «Эльбрус», 76-я РБр — ОТР 9К714 «Ока». В каждой РБр были два ракетные дивизиона (РДн) с три стартовые батареи (СБат) по две пусковые установки (ПУ) в каждой. 46-я и 66-я РБр находились в подчинении 1-й и 3-й Болгарской армии (БА), а 76-я РБр была в Резерве Главного командования (РГК). В трех болгарских армии были и 13 отдельных ракетных дивизионов (ОРДн), которые находились в подчинении мотострелковых дивизии (МСД) и танковых бригад (ТБр). ОРДн состояли из 2 СБат по 2 ПУ в МСД и по 1 ПУ в ТБр, и имели на вооружение: 2-й ОРДн — тактический ракетный комплекс (ТР) 9К79 «Точка»; 5-й, 7-й, 11-й, 16-й, 17й, 21-й, 24-й — 9К52 «Луна-М»; 1-й, 3-й, 9-й, 13-й, 18-й — 2К6 «Луна».

Последний путь болгарских ракетОписанные ракетные соединения обеспечивались двумя подвижными ракетными техническими базами (ПРТБ) — 129-й и 130-й, одной центральной ракетной технической базы (ЦРТБ) и прочими тыловыми и другими обеспечивающими частями. ОРДн ТР имели на вооружении фугасные, химические и учебные боеголовки, которые находились в Болгарии. У РБр ОТР числились на вооружении 47 ядерных боевых головных частей (ГЧ). Однако они находились на сохранении в СССР и могли быть выданы БА только по распоряжению Штаба Организации Варшавского договора (ОВД), которой в 1991 не стало. Тогда министр-председатель Болгарии обратился к своему советскому коллеге с просьбой о том, чтобы Болгарии были выданы полагающиеся ГЧ, снаряжённые фугасными и кумулятивными зарядами. СССР ответил, что Болгария должна закупить их по цене около $ 50.000 за каждую. Болгария без обиняков заплатила требуемую сумму и получила фугасные и кумулятивные ГЧ для ОТР 9К72 «Эльбрус» и кассетные ГЧ для 9К714 «Ока». Понимая сложившуюся политическую обстановку, начальник Генерального штаба (НГШ) БА по собственной инициативе, без какого-либо внешнего давления, дал указания о демонтаже и уничтожении кодово-блокировочных устройств ПУ и переходных отсеков (конусов) носителей с индексами АЭ1820 и АЭ1830, а заодно и всех инструментов, которые использовались для регламентной работы с ними. После этого ни одна болгарская ракета не могла быть использована как носитель для ядерной ГЧ.


В феврале 1992 года США надавили на беспозвоночного президента Болгарии Желю Желева, и тот приказал министру обороны и НГШ показать технику и вооружение лучшей болгарской 76-й РБр и ЦРТБ американцам. Хваленая американская разведка ничего не знала о развертывании ОТР «Ока» в Болгарии, пока СССР в 1989 году сам не перечислил американцам все носители ядерного оружия, которые он поставил за рубеж. Скрытное развертывание и пятнадцатилетнее содержание целой ракетной бригады, которая осуществила 6 пусков ОТР и несколько раз побывала на полигоне «Капустин Яр» в СССР, достаточно хорошо говорит об уровне профессионализма болгарских ракетчиков и обеспечивающих их болгарских спецслужб, а также о лояльности Болгарии СССР. Американцы приехали к нам, имея полный список фабричных номеров ракет-носителей (РН) и ГЧ, поставленных нам СССР. Во время проверки в 76-й РБр американцы неожиданно запросили открытие люков к приборным отсекам РН, что не было согласованно в предварительных условиях. После телефонного разговора с МО требование американцев было выполнено, и они засняли внутреннее устройство РН видеокамерой. Такой же унизительной проверке подверглась и ЦРТБ в Ловече, где американцы проверяли толщину покрытия РН и ГЧ и сверяли их фабричные номера с имевшимся у них списком. На совещании в ГШ БА после поездки в 76-й РБр и ЦРТБ американцы спросили, где находятся демонтированные кодово-блокировочные устройства с ПУ и переходные отсеки (конусы) РН. Болгары объяснили, что всё уничтожено, но американцы не поверили. Им было предоставлено дело с подшитым к нему протоколом об уничтожении, который они и сфотографировали. 25 июня 1997 года в МИД Болгарии поступила нота США с требованием об уничтожении наших ракетных комплексов. Это было начало конца Ракетных войск Республики Болгария. Чтобы унижение было полным, ракеты назывались по натовской классификации: 9К72 «Эльбрус» стали SS-1C «Scud» («Туман»), а 9К714 «Ока» — SS-23 «Spider» («Паук»). К нашей чести, мы не прогнулись под унизительным диктатом, и США понадобилось целых пять лет, чтобы «выдёрнуть» наши зубы. Однако результат противостояния мирового гегемона (США) и Республики Болгария, которая занимает территорию в 111 кв. км. и имеет население в 7 млн. человек, был предрешен.

В 1997 году специалисты из ГШ БА, МО, Народного собрания Болгарии (нашей «Думы») и советники президента ответили США, что уничтожение этих ракет не соответствует национальным интересам Болгарии. К тому времени США уже серьёзно занялись созданием исламской дуги на Балканах и хотели полностью исключить любую возможность противостояния православных славян исламистам. 18 июля 1997 года говоритель Госдепа Джеймс Рубин заявил: «Нераспространение ракетного вооружения является верховным приоритетом американской администрации. Ракеты Болгарии и Словакии принадлежат к первой категории по возможностям переносить оружие для массового уничтожения, и поэтому ведутся разговоры о их уничтожении. США готовы оказать содействие в уничтожении этих ракет». Готовясь к войне против Югославии и прочному закреплению исламистов на Балканах, США и ЕС с помощью международных банкиров и транснациональных корпораций умышленно ввергли Болгарию в жуткий экономический кризис. Доведенный до голода и отчаяния болгарский народ в первый (и, очень надеюсь, в последний) раз в своей истории проголосовал за «демократов» — открытых сторонников Запада и США. Это обернулось гибелью сотни болгарских заводов, закрытием четырех из шести реакторов нашей АЭС «Белене», отданием болгарского неба для преступной войны НАТО против Югославии и ещё многих бед для всего болгарского народа.

Болгарский народ хорошо усвоил, что такое «демократия» и что такое масоно-сатанинское государство — США. Сегодня в болгарском парламенте нет ни одной партии, в чьё название входят слова «демократия», «демократический». Но чёрное дело было сделано, и 27 июля 1998 года тогдашний министр-председатель (сегодня — самый ненавистный для болгаров политик) Иван Костов совершил очередное отвратительное преступление против болгарского народа, подписав «Соглашение о разбирательстве, экономической, технической и иной помощи», в соответствие с которым США «обязывались помочь» правительству Болгарии в уничтожении:

• SS-23 — ракетный комплекс 9К714;
• SCUD-B — ракетный комплекс 9К72;
• FROG-7 — ракетный комплекс 9К52;
• наличных SCUD-A — ракеты 8К11.

Соглашение вступило в силу 1 февраля 1999 года, но в связи с войной НАТО против Югославии мы не спешили уничтожать свои ракеты. США были нужны союзники возле Югославии, и они тоже не спешили давить на Болгарию с выполнением принятых обязательств. Летом 2000 года замминистра обороны Велизар Шаламанов приказал ГШ подготовить подробный доклад о Ракетных войсках страны. Он содержал чувствительнейшую оперативную информацию, которой в своё время мы не давали даже СССР. Да и никогда братушки не давили так на руководство страны, они уважали наш суверенитет. Полученный доклад Шаламанов поторопился отнести в посольство США в Софии (пусть подавится со своими 30 сребрениками, иуда). 5 декабря того года в 66-й РБр пошла очередная «дружественная» американская комиссия. В результате её работы правительство Болгарии «совместно» (т.е. под диктатом) с Госдепом США приняло решение:

• ПУ и все машины, которые не могут использоваться в народном хозяйстве страны, будут демилитаризованы на заводе «Терем» в г. Велико-Тырново за счёт США;
• остальные машины будут проданы с молотка;
США забирают окислитель и боевые части ракеты Р-300 (9К72).

В январе 2001 года министр обороны Бойко Ноев, ставленник Ивана Костова, сказал: у Болгарии нет и не будет политических и военных целей, которые могут быть достигнутыми ракетами Р-300. В конце 2001 года правительство Симеона Сакскобургготского приняло тайное решение об уничтожении последних ОТР Болгарии — 9К714 «Ока». Министр иностранных дел Болгарии еврей Соломон Паси торжественно объявил об этом решении, находясь на саммите в Вашингтоне. Это было последнее условие для членства Болгарии в блоке НАТО. По планам Запада наша страна должна была войти в НАТО безоружной, униженной и полностью зависимой от воли, оружия и техники старших «братьев» по блоку. Времена, когда наши союзники снабжали нас лучшей боевой техникой в достаточном количестве, кончились четверть века тому назад.

Ответственные, патриотично настроенные руководители страны сделали всё, что только можно, чтобы спасти ракетные войска страны. Тянули переговоры и выполняли принятые решения целых пять лет, идя прямо против воли «мирового жандарма» — США. То, что в конце концов наши ракеты оказались разрезанными, а окислитель и ГЧ отправились в США — не наша вина. Если бы Россия захотела, мы бы вернули ей её ракеты обратно. Мы очень надеялись, что Россия заступится за Югославию, и в крупных территориальных договоренностях найдётся параграф и для наших ракетных бригад. Ведь не для того тянули выполнение указов США, чтобы шарахнуть ракетным залпом по своим же православным соседям-славянам.

Хотя в прошлом у нас с сербами были свои разборки, ракетное вооружение Болгарии всегда стояло на страже против исламизации Балкан. НАТО растерзало Сербию, как «Тузик грелку». Исламисты основали очередное мусульманское государство в самом сердце Балкан — Косово. США установили в центре Балканского полуострова могучую военную базу — Бондстийл. Россия молчала. Болгарии не осталось иного выбора, кроме как подчиниться диктату Госдепа. После пяти лет увертываний, обдумываний и пересмотров наконец мы нарезали свои ракеты на металлолом и передали окислитель и боеголовки США.

В 2001 году, после того, как мы сняли свои ОТР с вооружения и начали их резать, Турция сразу приняла на вооружение ОТР с дальностью до 300 км. Янки обещали, что взамен уничтоженных ОТР и ТР поставят нам РСЗО (MLRS) с дальностью до 90 км, но, конечно, обманули нас.


Практически все патриотично настроенные болгары выступили против уничтожения ракетных войск страны и сотрудничества с НАТО, каждый в той форме, в которой смог. Автор выразил свою позицию дважды.

Во втором случае я был студентом и свободно протестовал против предоставления воздушного пространства Болгарии для разбойничьего нападения НАТО на Югославию. Не рисковал ничем, кроме пары ударов полицейской дубинкой по плечу и по заднице. Для здорового 19-летнего парня это совсем не страшно и к тому же — немалый повод для гордости. Полицейские сочувствовали протестующим, и не было случая, чтобы они били их по печени, почкам или по головам.

А вот в первом случае я здорово рисковал. Тогда я был ещё на срочной службе, ефрейтором роты связи 21-й механизированной бригады, где до совсем недавнего времени располагался 21-й ОРДн. Когда я оказался там, ракеты и ПУ уже не было, но все еще стояла земляная техника, климатизированные склады с кранами и прочим оборудованием. Однажды к нашему хозяйству прибыли офицеры НАТО — американцы, турки и греки, чтобы лично убедиться, что ракеты уже нет. В подразделении узнали о проверке за полчаса до ее проведения и, конечно, все лихорадочно кинулись «облагораживать территорию». Мне как грамотному солдату поручили задание в соответствием с моей «высокой» технической квалификацией — протереть пульт управления климатической инсталляции в бывшем ракетном складе ветошью, а заодно двери, ручки, пульт крана… Как непьющему, некурящему и вообще бывшему на хорошем счету у командования солдату, мне без колебаний вручили полную бутылку спирта. Кадровым сержантам никогда бы не доверили такую «материальную ценность». Я честно выполнил поставленную задачу, но не стал докладывать о готовности, чтобы мне не поручили «вылизать» что-то менее приятное, чем пульты управления. Пару раз на склад вбегали офицеры, но каждый раз я старательно и весьма энергично улучшал уже выполненную работу, и претензий ко мне не было. Наконец, ко мне зашла комиссия проверяющих в полном составе.

Если бы комиссию водил болгарский или хотя бы американский офицер, я бы повел себя как положено. Но для моего и комиссии несчастья ее возглавлял турецкий офицер. Прогнуться перед турком я не смог. Вместо того, чтобы щелкнуть каблуками, отдать честь и замереть в стойке «смирно», я хмуро сунул руки в карманы, обернулся спиной к турку и медленно пошел по своим делам. Болгарский генерал в комиссии заорал так, будто его резали. Две «шестёрки» генерала — подполковник и майор — схватили меня под мышки и потащили на гауптвахту. Генерал пообещал отдать меня под трибунал, но обошлось. Хотя я схлопотал 15 суток от генерала ГШ, специально уполномоченного по чему-то там (холуйство), я просидел на гауптвахте всего полтора дня. Меня освободили уже на следующий день, после отъезда комиссии. Очевидно, офицерам бригады проверка тоже не понравилась…

Сегодня нет ни ракеты, ни 21-й мехбригады. Недавно проехал возле бывшего место службы. Склады и территорию расчищали под очередной торговый центр…

Статья написана по книге бывшего командующего ракетными войсками и артиллерией БНА генерал-лейтенанта в отставке Димитра Тодорова «Ракетните войски на България», изд. «Еър Груп 2002», София, 2007, 453 с.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти