Каким будет новый облик ВКО

Все, что разрушали много лет, придется восстанавливать в сжатые сроки

2 декабря Россия отметила вторую годовщину со дня создания Войск воздушно-космической обороны. За два года сделано немало для их формирования и успешного функционирования. Но есть проблемы, которые быстро не решишь. Об этом шла речь на пленуме Союза ветеранов Войск ПВО в Культурном центре Вооруженных Сил Российской Федерации, где с докладом выступил исполнительный директор Вневедомственного экспертного совета по проблемам воздушно-космической обороны, начальник Главного штаба ВВС РФ (2000–2007) Борис Чельцов.


Войска противовоздушной обороны пострадали от реформ Сердюкова – Макарова, думаю, как никакие другие. Для срочного принятия мер по их восстановлению сейчас проводится целый ряд слушаний в Государственной думе Российской Федерации, идет очень кропотливая работа в Генеральном штабе ВС РФ. К тому непростому «реформаторскому» периоду в жизни Вооруженных Сил осталось самое негативное отношение людей в погонах, ветеранов армии и флота. Ведь большего урона армии не нанесли даже бандитские 90-е годы.

Методом проб и ошибок

Но тогда имелись хоть какие-то объективные причины: голодная и раздетая армия, отсутствие средств на финансирование ГОЗ, распад СССР... А в последние пять лет подобных или других серьезных причин не было. Именно об этом с болью говорили многие выступавшие на одном из недавних «круглых столов» в Государственной думе Российской Федерации. Такого развала системы ПВО, повторю, не было за все время ее существования, а ей в декабре 2014 года исполнится сто лет.

Каким будет новый облик ВКО

Напомню, взамен дивизий ПВО были сформированы бригады ВКО. Но что это за бригады, если в них на вооружении стоят комплексы ВВТ, способные решать задачи только объектовой зенитной ракетной обороны? Ведь авиацию отняли. Фактически была разрушена основа системы противовоздушной обороны страны – ноу-хау Советского Союза. Тогда одной из основных сил стратегического сдерживания (кроме ядерного потенциала) были как раз Войска противовоздушной обороны. Потенциальный противник это знал. Неудивительно, что супостату (в том числе с помощью наших реформаторов) удалось добить именно эту составляющую, которая являлась компонентом стратегических сил сдерживания (ССС). Была разрушена сама ее основа – соединения противовоздушной обороны трехродового состава, боевые части и части обеспечения. А прекращение существования дивизий и соединений ПВО (корпусов), вывод из их состава авиации завершили развал. В результате на всю страну осталось 34 зенитных ракетных полка, из которых треть сосредоточена под Москвой. О чем тут говорить?

Задачи противовоздушной обороны в мирное время раньше решались прежде всего авиацией ПВО. При больших пространствах страны она и сегодня будет выполнять эту задачу. Но как быть, если разрушена система управления. Специалистам не надо объяснять, что такое пункты наведения в бригадах ВКО, где высший авиационный начальник – аж целый майор группы взаимодействия (четыре-пять человек), в лучшем случае штурман, а КП авиационного истребительного полка находится в авиационной базе и подчинен ее командиру. Как воевать при таком раскладе?

Или взять передачу в непосредственное подчинение командований ОСК объединений ВВС. Сегодня они состоят из четырех командований ВВС и ПВО, которые находятся в четырех военных округах. Эти объединения создавались, когда мы вынуждены были объединить ВВС и Войска ПВО в период масштабного сокращения армии. Но еще раньше, как вы помните, существовали воздушные армии и армии ПВО. То был, можно сказать, наш единственный и последний резерв, который надо было как-то спасать. Тогда-то и произошло объединение, которое позволило просуществовать войскам в новой организационно-штатной структуре еще 15 лет, что неплохо. Тогда же пришлось буквально с колес создавать теорию построения и применения нового вида Вооруженных Сил РФ. Военной наукой и Главным штабом ВВС были разработаны формы и способы ведения военных действий вновь образованных организационных структур. В кратчайший период (менее чем за три года) создана система управления новым видом. Хотя полностью автоматизированной она, к сожалению, так и не стала.

В 2011-м было принято решение о создании Войск воздушно-космической обороны. Мы приветствовали данное решение. Нужен один хозяин в этой сфере. Но с 2011 года по сей день идет постоянная борьба, как эти войска формировать. Сегодня позиции у многих оппонентов разделились. Благодаря очень настойчивой работе Совета ветеранов, Вневедомственного экспертного совета по проблемам ВКО и отделения ВКО Академии военных наук нам удалось привлечь комитет Государственной думы, который уже второй год предметно занимается данной проблемой. Проведено несколько «круглых столов» и совещаний на эту тему. Недавно состоялись слушания по вопросу о состоянии системы воздушно-космической обороны страны. После чего появилась докладная руководителя фракции Госдумы Геннадия Зюганова в адрес Верховного главнокомандующего – президента страны Владимира Путина. Поверьте, это стоило больших сил. И хорошо, что в органах власти у нас еще есть люди, которые понимают всю глубину и сложность задачи, поставленной Верховным главнокомандующим.

Сегодня обвиняют нашу военную науку. А я скажу, что отечественная военная и российская наука всегда шла впереди. Но руководство Минобороны и страны ее просто не слушало. Теорию воздушно-наземной операции США наша военная наука, прежде всего 2-й ЦНИИ МО, предсказала еще в 90-х годах. Уже в 1994-м появились теория воздушно-космической обороны и первый проект ВКО России и регионов страны. О каком отставании можно говорить? Те же китайцы уже тогда без стеснения строили свою ВКО по нашим принципам. Да и американцы взяли их на вооружение. Это тем более удивительно, что у нас некоторые руководители до сих пор предпочитают нередко принимать решения методом проб и ошибок.

Пора заканчивать дебаты

Как большую победу Госдумы, нашего экспертного сообщества, Совета ветеранов, всех здоровых сил можно расценивать сохранение Военной академии воздушно-космической обороны (город Тверь). Тем самым мы сохранили наше будущее. Сберегли систему подготовки кадров, к сожалению, очень сильно деформированную.


Академия была разрушена не только материально, но и на уровне подготовки профессиональных кадров. Всего год назад уникальное учебное заведение, которое выпустило многих видных военачальников, хотели полностью расформировать. Все висело буквально на волоске. Более того, разгром уже начался. Но с приходом нового министра обороны РФ его удалось остановить. Генерал армии Сергей Шойгу принял решение сохранить прославленный вуз и даже увеличить финансовое обеспечение его материальной базы для подготовки специалистов Войск воздушно-космической обороны. Теперь благодаря принятым мерам на базе академии можно дальше развивать теорию и практику ВКО. Поверьте, другого центра, способного разработать теорию воздушно-космической обороны, у нас в стране просто нет.


Однако сегодня, к сожалению, вынашивается решение создать головное научное учреждение на базе бывшего 45-го ЦНИИ МО, занимавшегося проблематикой РКО. Мы сейчас ведем работу, в том числе и через Госдуму, чтобы этот научный центр находился все же в Твери, где базировался и базируется бывший 2-й ЦНИИ МО РФ, который был и остается головным разработчиком теории построения системы ВКО РФ. Параллельно присоединить к нему и Военной академии ВКО 45-й институт, специализирующийся лишь на одной составляющей воздушно-космической обороны. Но пока по этому вопросу идет жесткая дискуссия.

Начальник Генерального штаба последние месяцы практически ежедневно собирает группу для анализа и развития проблематики ВКО, разработки теории ее построения и применения. Генерал армии Валерий Герасимов с большим вниманием прислушивается и к мнению ветеранов ПВО. К сожалению, пока среди самих ветеранов нет единства мнений по ряду вопросов. Некоторые, например, предлагают вернуть все в ВВС. Но куда возвращать-то? Все войска уже находятся в округах и непосредственно подчинены командующим ОСК. Лишь в Западном военном округе в подчинении Войск ВКО хоть что-то сохранилось в виде командования ПВО-ПРО.

Внизу системы управления нет. Командования ВВС и ПВО, которые мы в свое время создали, еще что-то значат и контролируют. Ведь с 2007 года были разгромлены многие авиационные компоненты. А сосредоточение сотен самолетов и вертолетов на семи базах – это просто подстава врагу.

Ни для кого не секрет, что США сейчас разрабатывают теорию глобального мгновенного удара. Она предполагает в течение нескольких часов нанесение обезоруживающего удара по противнику, чтобы исключить ответный ядерный удар. На это будут нацелены тысячи крылатых ракет, в том числе гиперзвуковых, которые нам пока просто нечем обнаружить. Комитет по обороне Государственной думы прекрасно понимает эту ситуацию и в послании президенту – Верховному главнокомандующему очень четко изложил ее.

В целом же, признавая на словах Войска ВКО как один из основных факторов ядерного сдерживания, на практике мы почти два года потратили на дебаты. Главное не в том, кто и кому подчинен, а в том, как восстановить противовоздушную оборону страны хотя бы на уровне 2005–2007 годов, как дальше ее строить. Предлагают, например, воссоздать все это на базе ВВС. Туда же передать РКО, космос. Но разве сможет главком ВВС, имея массу проблем с авиацией, всем этим эффективно управлять и сосредоточиться на выполнении главной задачи – построении системы ВКО РФ? Конечно, нет. В Госдуме называлась такая цифра. В ВВС лишь к 2016 году доведут исправность ВВТ до 80 процентов. А в каком же состоянии они сегодня находятся? Остается только догадываться.

Наконец-то принято решение о восстановлении авиационных полков и дивизий, перебазировании их с существующих мест. Какая глыба работы у главнокомандующего ВВС. Не вам рассказывать, что собой представляет брошенный даже на несколько месяцев аэродром. А ведь многие пустовали годами и теперь туда надо вернуть людей, восстановить всю разрушенную инфраструктуру. Это колоссальные деньги и очень трудоемкая работа. Проблемы с пресловутым «Оборонсервисом» на этом фоне покажутся просто мелочью и детской шалостью.

Президент поставил задачу до 2020-го завершить создание системы воздушно-космической обороны. Поэтому наша позиция однозначна – необходимо максимум в 2014–2015 годах:

  • вернуть авиацию в соединения противовоздушной обороны, причем начать с полков на МиГ-31;
  • восстановить дивизии, корпуса ПВО;
  • восстановить всю систему управления и подготовки кадров;
  • на базе командования ВВС и ПВО сформировать армии воздушно-космической обороны (для начала три армии и отдельный корпус на юге);
  • преобразовать Войска ВКО в вид Вооруженных Сил;
  • передать объединения ВКО в подчинение непосредственно главнокомандующему ВВС, а за командованиями ОСК оставить оперативное руководство войсками;
  • укомплектовать войска всем необходимым.

    Не может и не должен каждый командующий ОСК писать свои правила стрельбы, руководства по боевой работе, приказы по организации боевого дежурства. Идеологом и строителем всего вправе быть, как и раньше, главнокомандующий ВКО, он же должен отвечать за подготовку войск и кадры, а командующий ОСК – готовить и применять оперативно подчиненные войска в ходе проведения операций и боевых действий в регионе ответственности.

    Поскольку такая задача поставлена Верховным главнокомандующим, то в ближайшее время она в любом случае будет решена. А значит, приняты окончательные научно обоснованные с учетом богатого исторического опыта решения по облику войск и в целом системы воздушно-космической обороны Российской Федерации.
  • Автор:
    Борис Чельцов
    Первоисточник:
    http://vpk-news.ru/
    Ctrl Enter

    Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

    7 комментариев
    Информация
    Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
    Уже зарегистрированы? Войти