Режиссёр фильма «28 панфиловцев»: «Тут главное – себе не изменить»



В минувший понедельник по инициативе студенческого клуба «Полис» Академии народного хозяйства и государственной службы состоялась встреча с идеологом уже ставшей народной картины «28 панфиловцев» – Андреем Шальопой. От идеи и технологии сбора средств для съёмки в ходе двухчасовой встречи разговор пришёл к главному – для чего нужна мифологизация подвига.


«Начну с того, что ни одного фильма про подвиг 28 панфиловцев нет – его никто не снял, – открыл встречу Шальопа, – Когда искал информацию про подвиг, сразу наткнулся на то, что его просто не было. Это первое, что можно найти в Интернете, если написать запрос в поисковике». После этого Андрей, сценарист по образованию, взялся написать сценарий, который, по его словам, в перспективе должен был стать хорошей патриотической историей. Когда сценарий был готов, оказалось, что ни государственным киностудиям, ни бизнесу такой проект не нужен: будет дорого стоить, а кто там вспомнит этих панфиловцев?

Тогда друг предложил собрать деньги краундфайндингом, и хоть предложение показалось, мягко говоря, сомнительным – было решено попробовать. «Миллион мы собрали за один день. Это было нереально круто. С одной стороны, я испытал радость, но с другой – огромную ответственность, – вспомнил свои первые впечатления Шальопа, – Успешный в коммерческом плане проект сразу привлёк внимание СМИ, но всех по большей части интересовало, как нам удалось привлечь столько спонсоров, и идея фильма как-то стала отходить на второй план». Между тем, по словам режиссёра, сам факт народного сбора средств на фильм – это событие культурное, событие – масштаба страны, вклад народа в культуру. «Сам по себе народный сбор – это событие, отдельное от фильма. Эта такая вера, манифест людей – давайте что-то сделаем сами в обход некой порочной системы, которая приводит к тому, что появляется плохое кино. Я для себя решил: главное – себе не изменять. Потому что как бы мы ни старались, мы не угодим всем – у нас своя точка зрения, и, конечно, мы ошибёмся, но мы будем стараться, чтобы этого не было».

Тогда было решено не продлевать бесконечный сбор, а вне зависимости от собранной суммы, снять на него часть фильма. Так и поступили. Эпизод в подбрустверной нише, несмотря на все опасения, был воспринят положительно и хорошо разошёлся по сети. Кроме того, в значительной степени поддержал интерес к проекту и привлёк новых зрителей, что позволило «панфиловцам» открыть новый сбор средств.

На вопрос из зала о доступности народного кино Андрей заверил, что фильм обязательно будет размещён в сети в свободном доступе, хотя и не исключено, что в первые несколько недель проката фильм можно будет увидеть только в кинотеатре. Но об этом пока говорить рано, так как с прокатчиками разговора ещё не было. «Самое поразительное, что государство может даже полностью финансировать какой-либо кинопроект, но прокатать оно его не сможет, и никакого давления на прокатчика нет, – затронул больную тему российской киноиндустрии режиссер, – Зачастую государство вкладывает деньги в кино, которое потом никто не увидит». Другое дело с «панфиловцами». Кино, на которое «скидывается» 100 тыс человек – говорит о востребованности проекта. Следовательно, прокатчик сможет на нём можно заработать.

В качестве примера Андрей привёл «бренды», которые сегодня успешно продаются в кино. «Например, бренд «Сталинград» – это слово вызывает резонанс в огромном количестве советских сердец, не только в России, но и на территории бывшего СССР. Гагарин – такой же резонанс, хотя о чём это кино и как оно снято… Высоцкий – это продюсеры просекли. Но содержание их по-прежнему не волнует. Главное – заявить бренд и билет будет куплен».

Кроме содержательного аспекта, Шальопа затронул этическую сторону вопроса. «Я хотел бы, чтобы это кино посмотрели дети. Хотя из 28 панфиловцев 22 погибает, кишок и оторванных голов у нас не будет. Гибель человека – это само по себе избыточно драматично. Вообще, мне кажется, что моду на эффекты, где человека расчленяют на экране – мы уже пережили. Чем современное кино существенно проигрывает фильмам прошлого? В фильмах прошлого режиссёр был скован техническими возможностями, и ему приходилось придумывать какие-то решения, а они заставляли работать воображение. Картина, которая стимулирует воображение, намного ярче и намного интересней, чем та, которую ты видишь на экране. Всегда. Современная режиссура, особенно мэйнстрим, напротив, говорит о том, что всё должно быть на экране, но тогда не работает воображение. Понятно, что пуля, которая летит на экране и в воображении – в воображении разит точнее». По словам режиссёра, ему бы хотелось, чтобы таких сцен, где бы работало воображение, было больше.

«Главный герой закрывает ствол рукой – это тонкий момент», – подметили зрители после просмотра эпизода фильма. «Наш консультант порекомендовал такой жест сделать, так как ППД (пистолет-пулемёт Дегтярёва) – капризная техника, и он делает этот жест как бы автоматически. Многие обратили внимание. Я люблю, когда в кино детали не выставляются на передний план, на втором они работают гораздо лучше», – прокомментировал режиссёр.

По словам Андрея Шальопы, фильм взывает к патриотизму, правде, уважению к истории и нравственным ценностям. «Когда я писал сценарий, мне хотелось, чтобы зритель захотел оказаться рядом с этими людьми в одном окопе. Никакой сложной интриги. Тут не надо понимать, за кого тебе быть, и единственная необходимость – сражаться. В этом есть привлекательная сторона, в этот момент обостряются истинные ценности и всё становится просто: здесь твои друзья, которые с тобой готовы погибнуть и ты один среди них, там враги, там твоя Родина с детьми и жёнами. Я отчасти завидую этим людям. Здесь очевидна простота миссии – единственное, что от тебя требуется, как говорит один из героев фильма: «Спокойно жжём танки».

Но это, по мнению режиссёра, и самое трудное – в этом заключается подвиг. «Подвиг панфиловцев или таких, как они, заключается в том, что они не просто погибали, а они сражались. Они сопротивлялись, они действовали – вот это привело к Победе. Вот это самое сложно и самое тяжёлое. Страх сковывает, а эти люди его преодолели. На самом деле кино об этом».

На последний вопрос из зала, почему всё-таки кино называется именно «28 панфиловцев», а не рота или просто – «панфиловцы», Шальопа напомнил о необходимости нравственного примера. «В миф превратится любой подвиг. Это естественный процесс, а вот развенчивание подвигов – это процесс мало того, что бессмысленный, но ещё и безнравственный. Подвиг – это нравственный выбор, нравственная опора – образец поведения, как нужно себя вести сложной ситуации нравственного выбора. А когда подвиг развенчивается, что происходит? Едет танк: ты сидишь в окопе, у тебя в голове некий багаж, который ты накопил за жизнь. Часть его тебе говорит: танк тебя раздавит, бери барахло и тикай – подвигов не бывает. А другая часть сознания говорит, что можно этот танк подбить, есть примеры. И какая из частей сильнее, так ты и поступишь. Подвиги работают и в мирное время, необязательно, чтобы танк на тебя ехал – это примеры нравственного выбора. Развенчивание подвигов ослабляет общество».
Автор:
Данил Шишкин
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/show_34712/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

147 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти