О втором союзнике государства Российского

Как ищет человек свой путь в жизни? Ответ на этот вопрос так и не найден. Иногда, начав работу, службу в одном направлении, люди могут поменять сферу своей деятельности — подчас радикально. В выборе своего жизненного пути одни идут по стопам родителей, близких родственников, вдохновленные примером предков, другие с детства, увлеченные чем-то, продолжают заниматься этим всю свою жизнь. Третьи (это основная часть молодежи) выбирают свой жизненный путь, руководствуясь порывом души.


Никольский Морской собор (Кронштадт) создан по подобию собора Святой Софии в Константинополе. На архитектуру собора оказал заметное влияние расцветавший в начале ХХ века стиль модерн



Можно ли полюбить море, если ты никогда не видел его, или знаешь о нем, походив на шлюпке вдоль берега или удаляясь от него не более чем на милю? Раз и навсегда полюбил море и Военно-морской флот, посвятив им всю свою жизнь, вице-адмирал, дважды Герой Советского Союза А.О. Шабалин, увидев в детстве стоящий на рейде эсминец. Многие мальчишки, смотря в небо и видя бескрайнюю синеву «пятого океана», мечтали о полетах. И какая радость наполняла их души, когда они в первый раз на летательном аппарате отрывались от земли, поднимаясь ввысь. «Я лечу!» — кричали они.

Но вернемся к морю. На воде людей всегда ожидает опасность, особенно тех, кто выполняет свои воинские обязанности. Помощь друг другу в море оказать особенно сложно. В армии при выполнении наземных операций любой воин может рассчитывать на помощь своего товарища. В воздухе и на море такая помощь проблематична. Издревле человек, который отправлялся в путь, надеялся на счастливое возвращение. Поэтому перед выходом в море, перед началом боевых действий защитники Отечества всегда читали молитву.

Русская армия в императорской России сражалась: «За веру, царя и Отечество». Назывались вооруженные силы России «христолюбивым воинством». В те времена богослужение сопровождало человека всю воинскую жизнь. Военные храмы стали строиться одновременно с созданием войск. Так, например, в регионах Российской империи после развертывания артиллерийских полков обустраивались «полковые артиллерийские дворы», где в обязательном порядке строились часовни, а затем церкви. Тоже было и с казачьими полками. Длительный поход, изнурительная корабельная жизнь в стесненных кубриках, боевые действия, сопряженные с гибелью, требовали духовной поддержки для экипажа корабля.

В марте 1697 года из России за границу отправляется великое посольство численностью более 100 человек. Члены посольства должны были освоить не только науку строительства кораблей, но и овладеть правилами вождения их в море и создания духовно-нравственного климата среди моряков. К концу XVII века в Атлантическом океане несли службу сотни кораблей Англии, Голландии, Испании, Франции, Португалии. На флотах этих стран уже действовали морские уставы, где были сформулированы основные законы несения морской службы. Этими флотами был также накоплен опыт духовно-нравственного воздействия священнослужителей на экипажи. Русским было чему учиться в морском деле у Европы. В 1701 году в Москве в районе Кунцево была открыта первая Навигацкая школа, а через пять лет более 140 ее выпускников были направлены на зарубежные флоты для длительной практики. Основатель российского Военно-морского флота Петр I понимал, что для выполнения поставленных перед моряками задач надо научиться воздействовать на них силой духа. Это воспитание необходимо было осуществлять специальным аппаратом. Флотоводцы стран Европы держали морскую паству под пристальным вниманием церкви. На кораблях мог отсутствовать медик, но не слуга божий. На французском линейном корабле «Корона» (начало XVII века), например, на 600 членов экипажа приходилось два священника и три монаха. Все моряки европейских стран имели своих святых покровителей.

Вся жизнь русского человека в период становления российского флота была связана с христианством, с церковью. При рождении мальчика крестили, затем он венчался, крестил своих детей, был крестным у детей родственников и затем его отпевали, когда провожали в последний путь. Император России понимал, что если во время боя рядом с моряком будет находиться священник, то моральный дух защитника Отечества будет повышаться. Моряка, который не боится смерти, убить можно, но победить нельзя. С августа 1718 года в высочайшем повелении предписывалось иметь обязательно на каждом корабле по одному иеромонаху, который направлялся на службу из Александро-Невского монастыря. Во время боя иеромонах должен был находиться рядом с корабельным медиком. Церковь строго следила за тем, чтобы он был лицом, совершающим не только богослужение, но являлся примером во всех проявлениях жизни. Таким образом, во время царствования Петра I было завершено создание православного морского ведомства.

Шли годы, и на службу в российский Военно-морской флот стали приглашаться иностранные специалисты не православного вероисповедания. Среди них преобладали штурманы, комендоры, боцманы, констапели, лекари. Император и Священный Синод мудро относились к проблеме вероисповедания иностранных офицеров, которые поступали на российскую флотскую службу. Но при этом не допускалось возможности, чтобы православные поданные российского флота могли переходить в другую религию.

Особой традицией на флоте являлось принятие присяги, которая вводилась с апреля 1710 года. Текст этой присяги хотя и носил религиозный характер, но в нем была заложена идея верности Отечеству. Принимал присягу представитель духовенства. Для православных — православный священник, для мусульман — имам, который вызывался из штаба флота, для иудеев — раввин, для католиков — пастор. В случае отсутствия духовного лица присягу дозволялось принимать командиру.

Береговые православные храмы начали строиться одновременно с созданием российского флота. В Санкт-Петербурге на левом берегу реки Мойки в районе Синего моста вниз по течению в 1730 году разместились адмиралтейские служители. Это был первый корабельный двор. Синий мост возник не случайно, он соединял Казанский и 2-й Адмиралтейский острова. На этом дворе построили часовню во имя Святого Николая Чудотворца. Через 12 лет на правом берегу Глухой речки (это канал Грибоедова в наши дни), в районе Вознесенского моста была построена деревянная церковь. А в 1762 году недалеко от этого места был возведен Никольский Морской собор, который был освящен во имя Николая Чудотворца. В Кронштадте, где постоянно находилось более 10 тысяч морских служащих, строящиеся храмы изначально принадлежали Морскому ведомству России. Первый храм — храм апостола Андрея Первозванного в Кронштадтской морской базе — появился уже в 1718 году. Затем в морской крепости корабельные плотники поставили церковь Богоявления, которая разместилась на месте, указанном еще Петром I. Для строительства этого храма выкупили частный дом отставного капитана фон Дезина. Создание же каменного храма для моряков в Кронштадте затянулось на много лет. Военный губернатор Кронштадта вице-адмирал Казнаков Николай Иванович в 1896 году представил в Морское министерство предложение о строительстве в крепости каменного православного храма. В этом предложении адмирал напоминал министру, а вместе с ним императору, что храм в Кронштадте — колыбели русского флота — должен быть не только местом молитвы, но и всенародным памятником. Затем последовало вмешательство в этот процесс отца Иоанна Кронштадтского. Он упрекнул российское правительство в том, что в стране находятся средства на создание лютеранских церквей, а для создания Морского храма средств нет. «Нам, русским, стыдно показать иностранцам морскую святыню, разумею церковь (деревянный Кронштадтский храм). Не от того ли наши частые морские несчастья? Мало ли нам уроков от Бога? Господа! Доколе же это будет?» — писал Иоанн Кронштадтский. И в 1897 году было получено высочайшее разрешение открыть подписку на сбор средств для возведения Морского храма в Кронштадте. В городе была площадь, где хранились старые якоря. Архитектор Василий Антонович Косяков выбрал это место для возведения нового храма. Он считал, что вокруг храма необходимо разбить также парк и должна быть свободная территория для крестного хода. Особое условие, которое диктовалось свыше, предписывало, что высота купола храма должна быть такой, чтобы корабли, проходящие по фарватеру, могли видеть храм. Освящение нового собора состоялось 10 июня 1913 года.

На севере Российской империи созданный в 1420 году Соловецкий монастырь помимо военно-оборонительной миссии исполнял и роль храма для моряков.

На Черном море Свято-Георгиевский монастырь, помимо основной миссии, служил и второй школой подготовки корабельных священников. Собор Святого равноапостольного князя Владимира был местом захоронения моряков.

На Дальнем Востоке Российской империи было создано множество храмов, которые находились в прибрежных городах с христианскими названиями.

На кораблях самым почетным и любимым место считалась верхняя часть палубы от грот-мачты до бизань-мачты. В этом месте располагались божницы икон Богоматери и других святых. Иконы считались самой важной святыней корабля, поэтому в случаях крушения они спасались в первую очередь.
Автор:
Ю. Г. Шатраков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

51 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти