Теневые стороны радиоэлектронной борьбы

Теневые стороны радиоэлектронной борьбыРеализация достижений очередного (пятого) технологического уклада в жизни современного мирового сообщества привела к гигантским масштабам внедрения информационных и телекоммуникационных технологий практически во все сферы человеческой деятельности. Массовое внедрение продуктов IT-технологий является очевидным фактом технического прогресса, заслуживающим самых высоких оценок. Успешность их применения в невоенных областях за счет большеобъемного массового производства средств IT, высокого уровня конкурентной среды, унификации и стандартизации, постепенного снижения цены явилась безоговорочным фактором их привлекательности для применения в военной сфере.

Военные системы управления и связи на протяжении последнего поколения своего развития производятся на основе технологий, освоенных телекоммуникационным рынком, с учетом требований по классу защиты, по техническим условиям боевого применения этих средств на бронебазе, в боевой авиации, на флоте, с элементной базой, выдерживающей условия боевой эксплуатации. Объемы производства IT-продукции для сфер государственного и коммерческого назначения значительно (на порядки) превосходят объемы IT-продукции военного назначения.


С учетом того, что из десяти крупнейших в мире транснациональных корпораций в области IT восемь ТНК принадлежат США (девятая и десятая ТНК – Sony, Samsung), то IT-индустрия США, создав сверхприбыльную и высокотехнологическую отрасль, оказалась способной влиять на экономическое развитие мира.

Поддержание этого влияния навязывается через самые различные инструментарии в виде теорий и концепций типа «постиндустриального информационного сообщества», различного рода «информационных войн», «информационных операций», «борьбы за информационное превосходство» и тому подобного.

МОНОПОЛИЯ В ПЯТОМ УКЛАДЕ

В этом, с исторической точки зрения, ничего принципиально нового нет, человечество применяло такие инструментарии, как методы дезинформирования, введения в заблуждение, прямого обмана и искажения информации, в своем развитии неоднократно. Новизна в том, что IT-индустрия США создала и владеет гигантскими общемировыми сервисами для воспроизводства и распространения информации, данных и масштабных операционных действий с ними. Задача остального мира, по мнению США, участвовать в этом, покупать непрерывно обновляющуюся IT-продукцию, следовать технологической логике IT-индустрии США, обеспечивая ее сверхдоходность, вкладываясь в ее развитие своими средствами и своими «мозгами» офшорного программирования, поддерживая иллюзии информационного сообщества, потребляя продукцию IT-индустрии США. Несправедливость сложившегося положения заключается в том, что руководство США, IT-индустрия США фактически единолично оседлали современный, «пятый» технологический уклад, сняли с него основные прибыли, оставив остальному миру, в том числе остальной мировой прикладной науке, разбираться и осваивать новации IT-индустрии США.

На таком фоне происходит развитие тактики действий сил и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), сил и средств радиоэлектронного подавления (РЭП) как составной части РЭБ.

Системы РЭП функционально подразделяются на системы подавления:

– радиоэлектронных средств (РЭС) систем управления оружием;
– систем управления, систем связи;
– систем навигации, опознавания «свой-чужой».

Проблематика подавления систем управления оружием заключается в участии специальных средств РЭП в решении дуэльных задач, таких, как, например, «самолет – зенитная ракета системы ПВО», «самолет – наземная РЛС», «корабль – противокорабельная ракета», «войсковая колонна на марше – радиоуправляемый фугас противника». Это является самостоятельной ветвью развития средств РЭП как составной части бортовых комплексов оружия. Основное внимание в плане «информационного противоборства» заключается в решении задач подавления силами и средствами РЭП системы радиосвязи как системообразующей составной части управления войсками.

По мере расширения представлений о роли и значении РЭБ решение задач РЭП систем радиосвязи было направлено на достижение следующих целей (в порядке эволюционного развития):

– РЭП с целью задержки прохождения отдельных сигналов управления, сигналов введения степеней боевой готовности, боевых сигналов на поле боя, отдельных сообщений в виде приказов, распоряжений, докладов и т.п.;
– РЭП с целью задержки определенных объемов информационных потоков сообщений, направленное на увеличение длительности циклов управления войсками противника настолько, чтобы они превзошли по длительности соответствующие циклы управления нашими войсками;
– РЭП с целью нарушения, срыва управления войсками противника за счет массированного применения средств РЭП при обеспечении сопоставимых количественных соотношений – подавляемые РЭС / средства РЭП.


Проблематика достижения этих целей не всегда соизмерялась с технологическими возможностями средств РЭП, с обеспечением приемлемого количественного соотношения подавляемых РЭС противника и средств РЭП, с отсутствием реального боевого опыта применения средств и систем РЭП в военных действиях (соответственно с отсутствием реальных выводов и рекомендаций по эффективному применению РЭП в будущих конфликтах и войнах). А также, несмотря на декларативность заявлений о стремлении к ведению «информационной войны», эта проблематика усугубляется практическим отсутствием методов и метрик оценки снижения информированности командования, штабов противника в результате подавления его систем связи.

ЗАБЛУЖДЕНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ

Подавление систем управления войсками путем воздействия на средства радиосвязи на объектах управления или на управляемых объектах на первый взгляд является очень заманчивой и перспективной задачей для достижения целей радиоэлектронной борьбы и, как следствие, вооруженной борьбы. Так ли это на самом деле, постараемся понять и оценить.

В решении простой, казалось бы, задачи подавления систем радиосвязи противника в современную эпоху появился ряд технологических, организационных и этических «деталей», серьезно искажающих очевидную на первый взгляд успешность борьбы с вероятным противником путем подавления РЭС его систем управления войсками. На этой уверенности, уверенности в очевидной успешности подавления РЭС систем управления войсками противника, основана вера в идею РЭП как некоего «чудо-оружия», способного экономически незатратно и безнаказанно нанести серьезный ущерб противнику, соизмеримый с ущербом от средств огневого поражения. Для этого необходимо создавать такую плотность средств РЭП, такое соотношение сил по средствам РЭП к средствам радиосвязи, чтобы у противника основная часть средств радиосвязи была подавлена и он неминуемо отказался бы от ведения боевых действий или признал свое поражение. Эта идея настолько прочно овладевала умами военных теоретиков, что в эпоху массовых армий в 70–80-х годах прошлого века появилась мысль о создании дивизий РЭБ, которую, к счастью, до практической реализации не довели. Но создание бригад РЭБ, а за ними и войск РЭБ в наше время увенчалось успехом. Видимо, теперь это нелепое явление надо считать прорывным для военной науки, для оперативного искусства и стратегии. Более того, появилась идея о возможности запугивания реального противника или формирований на мятежных территориях применением сил РЭП. Эта идея нашла свое отражение в предложении такого способа, как «демонстративные действия» сил РЭП.

Действительно, демонстративные действия боевых сил, сил флота, авиации проводятся с целью введения противника в заблуждение с реализацией мероприятий по скрытию, имитации, дезинформации. Однако демонстративные действия сил и средств РЭП с учетом их «отрицательной» живучести имеют в соответствии с классикой психиатрии все признаки модели суицидального поведения. Применение средств РЭП непосредственно в боевых действиях вызывает соответствующую оперативную реакцию противоборствующей стороны по обнаружению мощных излучающих средств РЭП и их огневому подавлению. Риски применения средств РЭП очень велики. Время жизни этих средств ограничивается практически мгновенным временем реакции систем радиоэлектронной разведки и средств поражения противника. А это значит, что потери в станциях РЭП и в их обслуживающем персонале будут максимальными. Активные средства РЭП становятся одноразовыми по возможностям их применения.

Для сравнения отметим, что функциональное предназначение РЭП вооруженных сил США заключается в администрировании (регулировании) электромагнитного спектра в боевых действиях – Joint Electromagnetic Spectrum Management Operations, которое, по анализу опыта реального применения РЭБ ВС США в локальных конфликтах, заключается в проведении распорядительных мероприятий во всем электромагнитном спектре частот. В их числе способность осуществлять радиоэлектронное воздействие (Electronic Attack), радиоэлектронную защиту (Electronic Protection) и обеспечение радиоэлектронной борьбы (Electronic Warfare Support).

ЗАЧИСТКА В ВИРТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Мероприятия РЭБ ВС США в современных условиях, в отличие от того, что они пишут в собственных руководящих документах, на самом деле ориентированы не на дуэльное противостояние радиоэлектронных средств и систем (так называемое информационное противоборство), а на превентивные меры зачистки всего радиочастотного спектра от всех излучений искусственного происхождения, учета естественных излучений и недопущения в эфир РЭС противника с началом военных действий. Ресурс сил и средств РЭБ в вооруженных силах США огромен. Реально до начала военных действий на протяжении нескольких суток «выжигается» весь электромагнитный спектр частот, и в дальнейшем он распределяется между своими РЭС. Тем самым во многом решается проблема выбора свободных частот, электромагнитной совместимости РЭС, подавления «ненужных» излучателей непосредственно в ходе боевых действий. Именно об этом свидетельствует опыт событий на Ближнем Востоке с участием войск США. В 1982 году за двое суток до высадки морской пехоты США в Ливане была проведена операция по полному подавлению радиочастотного спектра в регионе. Перед проведением наземной фазы операции «Буря в пустыне» осуществлялось массированное подавление во всем спектре частот тоже на протяжении двух суток, заодно были подавлены системы управления и связи тогдашнего Закавказского военного округа, а само электромагнитное поле, созданное средствами РЭП США, отмечалось на широте Воронежа. То есть неформально основное предназначение РЭБ США заключается в создании благоприятных условий для функционирования собственных радиоэлектронных средств в зоне боевых действий.

РАДИОЭЛЕКТРОННАЯ БОРЬБА УЖЕСТОЧАЕТСЯ

Прорывные достижения научной и технической мысли последних двух десятилетий позволили создать целый ряд инфокоммуникационных систем, которые кардинально изменили облик информационного пространства, систем управления сложными техническими и инфраструктурными объектами, в том числе объектами, содержащими потенциально опасные угрозы (атомные электростанции, гидротехнические сооружения, предприятия химической промышленности, воздушные и морские порты). В этом же перечне объектов находятся и потенциально уязвимые глобальные системы управления воздушным и морским движением, органы обеспечения жизнедеятельности общественной сферы – пожарной и скорой медицинской помощи, спасательных служб, правопорядка, электроснабжения, снабжения населения продовольствием, пресной водой.

Нарушения, препятствия в их функционировании способны привести к катастрофическим последствиям и труднопредсказуемым бедствиям гуманитарного порядка. А причиной возникновения таких нарушений может быть и массовое применение средств РЭБ, особенно в локально-очаговых конфликтах, разворачивающихся в условиях сильно урбанизированных территорий, городской партизанской войны, когда боевые действия и повседневная гражданская жизнь могут протекать на соседних улицах, в соседних кварталах. В таком случае гражданское население и его система жизнеобеспечения могут нести ущерб от подавления персональных мультимедийных средств, сетей, в эфире практически не отличающихся от средств, систем военной радиосвязи (результаты технологий двойного назначения). В этих условиях применение средств РЭП превращается буквально в оружие массового поражения. Понимание этого вынуждает командование США больше внимания уделять информационному воздействию на население подконтрольных территорий как более результативному и менее ущербному для телекоммуникационного пространства общего назначения.

В современной действительности появление и распространение систем и средств РЭБ инициирует ряд непростых проблем, каждая из которых пока не имеет своего законченного решения. С военной точки зрения низкая живучесть, «одноразовость» применения средств РЭП ставит вопрос о затратности их применения, средства РЭП являются дорогостоящими изделиями, и к расходным средствам на случай военных действий их не отнести. Следующая проблема заключается в отсутствии четких представлений о проецировании подавления систем коммуникационного пространства на снижение потенциала, возможностей информационного пространства. Каких-либо соответствующих информационных метрик, способных оценить последействия применения РЭП на содержательную сторону информационного пространства, пока нет, если не брать во внимание различные статистические оценки по задержкам во времени. Поскольку телекоммуникационное пространство в силу единства технологической основы предоставляет свой ресурс как для военных систем управления, связи и навигации, так и для глобальных, региональных и муниципальных систем управления воздушным и морским транспортом, систем жизнеобеспечения, то неразборчивость, ошибочность в действиях сил и средств РЭП способна привести к катастрофическим последствиям. Если к этому добавить бесконтрольность распространения средств РЭП, то возникает вопрос о возможности применения средств РЭП в террористических целях, а последствия неконтролируемого применения РЭП могут быть сопоставимы с последствиями применения оружия массового поражения.
Автор:
Александр Кудрявцев
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти