Нужен ли нам второй флот мира?


В заметке к Дню ВМФ я написал, что отечественный флот дважды становился вторым по силе флотом мира. Не будем сейчас спорить, был он таковым перед Порт-Артуром или нет; это как-нибудь потом. А сейчас, в порядке ответа на вопрос, заданный в первом же комментарии, хочу попробовать разобраться: нужно ли теперь к этому стремиться?

Исходя из сегодняшних реалий, я вижу в этом вопросе два аспекта.


Первый: нужен ли России могучий военно-морской флот в тех условиях, которые сложились в мире сейчас и проглядываются на перспективу.

Второй: куда ведёт нас госпрограмма вооружений? То есть: какою видит ЖЕЛАЕМУЮ мощь флота руководство государства?

Не ждите от меня гранитных формулировок, однозначных заявлений. Любой, кто хоть малость читал что-нибудь про военно-морских деятелей, про адмиралов, премьер-министров и парламенты в моменты, когда они обдумывали, обсуждали нужды своих флотов, – любой знает, насколько субъективно было понимание роли и потребностей флота даже у этих людей, компетентных по долгу службы и по располагаемым возможностям. Куда уж мне, любителю…

Что хочу сказать. Господа искушённые, не приставайте ко мне с Капитаном Очевидностью! Это вам всё это известно, и в сто раз больше, чем здесь написано. Но я знаю – точно знаю! – что сюда ходят люди, которые ну ужас как далеки от тематики. Часто, кстати, потому, что просто не знают, что это интересно. Их много, а я хочу, чтобы их было ещё больше. Потому что главная моя страсть – показывать другим то, что интересно мне. Извините за пафос, – увлекать.

А вам, искушённым, спасибо за то, что в комментариях всё это дело расширяете и углубляете.

Итак, первый аспект.

***

Простейшее соображение: длина береговой черты. А также соответствующая обширность экономической зоны, той, которая вдоль берегов, но за пределами территориальных вод. Задачи здесь понятны – охрана границы и экономического «права первородства». Если говорить об этих задачах, то, опять же, простейшее соображение: здесь нужен многочисленный патрульный флот.

Дальше можно не обсуждать. Даже самый многочисленный патрульный флот, состоящий из малотоннажных судов с лёгким вооружением, на роль одного из мировых лидеров не рассматривается. А его необходимость, думаю, сомнений не вызывает.

Но это не война, это мирное время. А в войну?

Традиционно: поддержка приморских флангов своих армий, нападение на таковые у армий вражеских. Защита своего каботажа и воздействие на вражьи прибрежные коммуникации. Борьба с вражьими десантами и высадка своих.

Нужен ли нам второй флот мира?


Ракетный катер пр.12411М «Молния» в центре, у причала слева направо: два МРК пр. 1234 «Мираж» и МРК пр.1239 «Самум»(катамаран на воздушной подушке)


В период расцвета советского ВМФ этот комплекс решался опять же небольшими кораблями: малыми ракетными и противолодочными, ракетными (а до того – торпедными) катерами. Плюс подводные лодки (правда, специальных «малюток» после войны у нас практически не строили), плюс базовая авиация. Это для коммуникаций; а для десантов и поддержки флангов – не самые огромные десантные корабли разных специализаций.

Хотел было пуститься в рассуждения – актуальна ли теперь защита прибрежных коммуникаций, нападение на трассы типа Петсамо-Киркенес или Констанца-Севастополь. Однако не нужно это. Потому что это опять не океанский флот, а для второго места (и третьего, и четвёртого) флот должен быть способен некоторой частью сил выходить в океан.

Так зачем же России океанский флот?

Зачем-то он всегда был нужен… Построили первый наш мореходный броненосец, «Князь Пожарский», и сразу его – на Средиземное море. Даже мониторного типа «Пётр Великий», и тот в Средиземье отметился. И всегда Российский Императорский флот держал там эскадру: хотя бы один броненосичек, да один крейсерок, да одна канонерочка, да посыльное судно…


Броненосный фрегат «Князь Пожарский». Как же я их люблю, эти старые броненосцы…


Да все так делали. Все, кто мог. И не только в таких узловых местах, как Мидитераньен или какая-нибудь Вест-Индия. Читаем про «Варяг» – в Чемульпо видим британский, американский, французский и итальянский стационеры. В Чемульпо! Не в Сингапуре, не в Нагасаки – в каком-то заштатном Чемульпо!

Не может быть, чтобы в этом не было смысла. Если я его не вижу, это не значит, что его нет.

Отлично; но это не аргумент в пользу огромного флота! Какой-нибудь корвет «Витязь» с Миклухой-Маклаем спокойно доплыл до папуасов, а и был-то всего деревянным пароходиком в 2 тысячи тонн водоизмещением. Построй дюжину сравнительно небольших, но хорошо мореходных судов, и демонстрируй флаг, где тебе нужно.

Есть ещё задача защиты океанских коммуникаций. Однако насколько это будет актуально для России, если, не дай бог, большая война? Думаю, при сегодняшнем раскладе не будет у нас особых океанских коммуникаций. Это Англии без них не жить, а мы справимся. Нам даже никель возить из Швеции не обязательно.

А в мирное время – какое теперь приватирство-каперство? Разве что сомалийское… Так для этого суперкрейсера не нужны. Даже, честно говоря, смешновато было читать в феврале 2009 года, как «Пётр Великий» задержал три пиратские лодки…

Ну, вот и подошли к главному.

Оборона страны с морских направлений.

Полвека назад это стало для нас означать борьбу с носителями ядерного оружия и с авианосными ударными группами. Надо понимать, что всё было всерьёз. И лодки с «Поларисами» уже в начале 1960-х дежурили в Средиземном море, и авианосцы там в составе 6-го флота были, всегда как минимум один. А уж в океане… А уж теперь…


Наши на Средиземном море. На topwar написано, что лодка американская. Да и похоже на то. Если это так, то это, думаю, ДЭПЛ типа «Гэтоу»


Суверенитет страны понимался, в том числе, как её способность отразить военное нападение. Что было делать руководителям государства?

До появления ядерного оружия можно было кряхтеть, но терпеть безнаказанное превосходство; в конце концов, ну, подойдут полдюжины авианосцев к берегу. Это означает – плюс три сотни бомбардировщиков, к тому же небольших. Перезимуем…

С появлением дальнобойного ядерного оружия требования изменились, и появилась реальная, насущная потребность противостоять его носителям. И стали строить флот, соответствующий задаче. И построили, и, я считаю, правильно сделали. То, что он стал таким большим, отвечало задаче. Если бы он строился по другим принципам – без поисков сравнительно дешёвых вариантов противодействия, а тупым противопоставлением аналогичных сил, – он должен был быть ещё больше. Хотя бы в силу географических особенностей страны. И уж точно дороже.

Не думаю, что среди моей аудитории найдётся кто-то, кто скажет: да на фиг всё это было?! Да кто на нас нападать собирался?

Кто собирается нападать на Францию? Однако ж у неё была своя стратегическая триада, вполне классическая; а сейчас есть подводные лодки с многозарядными термоядерными ракетами. Статус суверенной, самостоятельной державы, знаете ли, обязывает. Как считаете, если бы Германия, Япония не оказались в положении злодеев, проигравших войну всему добропорядочному человечеству, у них было бы сейчас ядерное оружие? Я считаю, непременно было бы. Они бы им ещё в 60-70-х обзавелись и теперь бы вряд ли отказались.

А что, разве теперь суверенитет понимается иначе? Разве распрекрасный Евросоюз не имел предшественника в лице сугубо военного блока НАТО? Не имеет теперь этого блока в качестве смежной организации? Видите, до чего доходит желание обрести способность отбить врага? Сразу после великой драки бывшие враги объединились против нового…

Полагаю, что буквально все страны мира, имеющие дееспособную центральную власть, рисуют себе сценарии возможного военного конфликта и ищут, и находят пути, на которых надеются успешно ему противостоять. Суверенитет по-прежнему включает в себя военный сектор.

А для нас, с нашей географической открытостью «ветрам со всех румбов», этот сектор превращается более чем в полуокружность.

Даже если исключить ядерное оружие. Думаю, рассматривая потенциальные конфликты между основными державами, его можно исключить.

Но только потому, что теперь можно и без него.

Опять прописная истина: дальнобойное высокоточное оружие встаёт на место ядерного. Уже сейчас, чтобы прикрыть, скажем, Владивосток от удара «Томагавками» с моря, надо уходить чуть не на тысячу миль от берега. Да ещё в «домашние воды» японского флота… А когда на смену «Томагавкам» придут более дальнобойные крылатые ракеты; или когда «потенциальный противник» решит, что уже не жалко переоборудовать баллистические ракеты на лодках под обычные БЧ, – тогда для борьбы с ним придётся иметь абсолютно океанские корабли.

В этом деле на базовую авиацию надеяться нельзя. Во-первых, подводную лодку с самолёта обнаружить трудно, а поразить ещё труднее, особенно если у вас патрулирует только один самолёт. Организовать же постоянное слежение невозможно вообще; понадобится столько самолётов, что уж лучше авианосцы строить.


Видите, Ил-38 летит один. Да ещё к нему, несчастному, «Корсар» пристроился. Тяжело и «Корсару»: хоть он и дозвуковой, но лететь так медленно ему трудновато. Видите, какой тангаж заметный?


Во-вторых, подлодкам можно устроить корабельно-авиационное прикрытие, тогда к противолодочной задаче добавляется противокорабельная (противоавианосная). Это надо будет за подводной лодкой те самые три полка ракетоносцев посылать.

Конечно, за ПЛами достаточно эффективно следят ПЛы же. Они же могут работать против корабельных ударных, авианосных, десантных соединений.

Так что, нам сосредоточиться на подводных лодках?

Может быть, может быть… Сделать флот, который:

– подводной своей составляющей будет способен ВДАЛИ ОТ РОДНЫХ БЕРЕГОВ противостоять совокупной мощи надводных сил любой возможной комбинации флотов наших оппонентов. А также, в сочетании с базовой противолодочной авиацией, совокупному потенциальному подводному противнику КАК НА БОЛЬШОМ, ТАК И НА МАЛОМ УДАЛЕНИИ от берега;

– а надводной составляющей, совместно, опять же, с авиацией, будет способен выполнить все потребные задачи на сравнительно малых удалениях от баз.

То есть, коротко говоря, пусть далеко в море ходят подводные лодки и там мочат всех подряд; и пусть они мочат близко в море, но не всякого противника, а преимущественно подводного. А надводные корабли и авиация пусть ходят близко в море и там мочат всё надводное: крейсера с «Томагавками», десанты и всякие воинские перевозки. А при случае мочат и подводные лодки, затеявшие шкоду на наших прибрежных коммуникациях.

Так?

Может быть, может быть…

Надо сказать, госпрограмма вооружений примерно это и планирует. Только ударных и многоцелевых атомных лодок для такой картины маловато. Ну да, это ж как дорого…

А надводность – корветы ближней морской зоны, корветы и фрегаты дальней морской… Гигантские эсминцы, несомненно, океанские, – когда-то потом; впрочем, в моём раскладе и непонятно, зачем они вообще нужны. Неужели фрегаты дальней морской зоны не способны преодолеть «ревущие сороковые»?

Может ли быть такой флот вторым в мире?


«Быстрый» – единственный корабль класса «эскадренный миноносец», находящийся сейчас в строю Тихоокеанского флота


***

Обратите внимание, я избегаю каких бы то ни было уточнений. Первое из которых так и просится на язык: как распределять силы между морскими театрами? Каков принцип распределения: от возможностей или всё-таки от «сколько надо»? А тогда – а сколько надо?

Что нам нужно на Чёрном море? Как в XIX веке – догнать и обогнать Турцию? Или бог с ней, с Турцией, хватит и просто надёжной обороны своих берегов? Или, наоборот, будем готовиться к прорыву через проливы могучей соединённой эскадры НАТО?

Что нужно на Дальнем Востоке? Пересилить Японию? Или только отпугнуть её от островов? Или, наоборот, накачаться так, чтобы отразить соединённую японо-китайскую атаку?

И так далее. Но я, повторяю, этот вопрос обхожу. Не моего ума это дело. По крайней мере, сейчас даже импровизировать не хочется.

Так что я повторяю вопрос: может ли совокупный флот РФ после выполнения программы до 2025 года стать вторым в мире?

Понимаете ли какое дело. Теперь, когда выяснилось, что логика госпрограммы совпадает с моей, вопрос: надо ли нам выводить флот на второе место в мире, – этот вопрос теряет смысл. Если я одобрил госпрограмму, то зачем дальше спрашивать, правильно ли она составлена? Поэтому надо спрашивать – не должен ли? а – может ли?

Вот чёрт его знает.

Выше я говорил о ГПВ, но ведь у нас и так кое-что имеется. Крупное такое: авианосец, четыре огромных атомных крейсера, несколько БПК, несколько эсминцев. Что-то из этого плавает, что-то модернизируется или ждёт модернизации. А ещё «Мистрали»… Если все планы выполнят, то у флота будет столько кораблей и таких, что хватит не только чтобы демонстрировать флаг, действительно, в любой точке мира, но и чтобы померяться пузом с другими морскими державами.

Вот, кстати, зачем и нужны эсминцы: они дозреют тогда, когда модернизируемые сегодня пароходы окончательно выработают все возможные ресурсы.

Собственно, я сам не заметил, как втянулся во второй аспект: чего же хотят авторы программы вооружений.

Так что там со вторым местом? С кем будем меряться?

Первое, что по праву заслуживает такой чести – Франция. Ибо только у неё (Штаты не считаем, здесь и впредь до скорого окончания статьи!), только у неё есть нормальный авианосец.


Два «Рафаля» и четыре «Сюпер Этандара» на палубе «Шарля де Голля»


Что ещё?

Четыре ракетно-ядерных «Триумфана» не считаем. Кроме них, шесть многоцелевых атомных подводных лодок.

А дальше – сплошные фрегаты и корветы. 23 первых и девять вторых. И штук двадцать небольших патрульных кораблей. Плюс три «Мистраля», плюс один или два дока «Фудр».

Что ж, если мы действительно построим к 2020 году 20 корветов и 14 фрегатов, то французы не пляшут.

Британия.

Самое фиговое в смысле этого нашего подсчёта то, что Англия строит два больших авианосца, по водоизмещению таких же, как наш «Кузнецов». Правда, рассчитаны они под истребитель УВП F-35. Ракетные лодки считать не будем, их четыре штуки. Ударных/многоцелевых лодок девять, все атомные – но здесь мы тоже сильнее.

Шесть солидных эсминцев, 13 солидных фрегатов, два универсальных десантных корабля и один десантный вертолётоносец.


Эскадренный миноносец Её Величества «Дэринг». А что, действительно солидная машина. Но – чувствую немалую печаль по уходящей классике корабельной архитектуры…


С владычицей морей всё ясно. Если «перемогут», то только по авианосцам. Не думаю, чтобы это позволило им занять второе место в общем зачёте. Занимали же мы его в 1970-х, когда не имели ни одного толкового авианосца.

Япония.

Тут просто и напряжённо.

Просто – потому, что совсем недавно я этим вопросом занимался.

Напряжённо…

Четыре могучих эсминца-вертолётоносца. Плюс 41 эсминец разного достоинства, в основном большие. Плюс шесть фрегатов. Очень мощный корабельный флот, отчётливо океанский. Если бы японцы стояли на месте, то мы бы их «сделали». Но ведь они не будут стоять! А если японцы захотят иметь авианосец, они ж его построят в три года! Захотят иметь три – построят три сразу!

В общем, сыны Аматэрасу могут нас на второе место не пустить. А если заниматься не теми глупостями, которыми я сейчас занимаюсь – абстрактное соизмерение суммарных сил, – а глядеть на соотношение сил на театре, то, как говорится, беспокоит меня Гондурас.

Кстати, о театрах. У Турции – 14 подводных лодок, 19 фрегатов и семь корветов. Так что нашему Черноморскому флоту есть, куда стремится.

Наконец, попробую посмотреть китайцев.

Насколько я понял, многоцелевых атомных подводных лодок у Китая будет 14 штук году к 2020-25-му. Это – опасное сближение с нашими аналогичными силами. Кстати, ракетная атомная лодка у Китая до сих пор одна, но ещё четыре строятся.

Неатомных лодок у китайцев сейчас 48, а будет больше. Видимо, в этом классе они нас обгонят.

Первый китайский авианосец, бывший наш «Варяг», введён в состав флота в прошлом году. Второй, собственной разработки, эксперты ожидают году этак к 2020-му. То есть, если так будет, у них будет тогда два авианосца против одного нашего. Плохо.

Десантный флот у китайцев мощный, порядка ста кораблей. Из них два десантно-вертолётных дока; может быть, «Мистрали» куплены с оглядкой на это обстоятельство? Как бы то ни было, 100 десантный кораблей и 150 десантных катеров – насколько я понимаю, в несколько раз больше, чем аналогичные силы у нас.

На 2011 год в составе ВМС Китая числились 27 эсминцев и 51 фрегат. Корабли этих классов строятся и сейчас, но небыстро. В целом, количественно их много, но качественно они сравнительно слабы. Потому что на них стоит преимущественно старое оружие и электроника. Даже на новейших кораблях эти вещи соответствуют зарубежной технике (часто нашей) 10-15-летней давности.


Ракетный эсминец «Чанчунь» вошел в боевой состав ВМС КНР. Источник: Жэньминь жибао он-лайн 18:20.05/02/2013.
Ну, не знаю. Выглядит супер-пупер


С другой стороны, эксперты пишут, что китайцы очень многого ещё не умеют делать сами, а другое многое делают в упрощённом варианте. Газовые и паровые турбины, высоконапорные котлы они не умеют делать даже по лицензии. У них нет даже автоматических пушек, мин и торпед собственной разработки.

То есть у нас вроде как есть качественный гандикап.

Однако, что такое – качество? Это материя тонкая… Сколько было и есть разговоров, что и наш огромный социалистический флот был, типа, на глиняных ногах из-за несовершенства электроники и вооружения?

Да, ещё у китайцев множество ракетных катеров. Поскольку ракете всё равно, стартовала она с крейсера или с фанерной скорлупки, то их тоже, вероятно, надо засчитывать в баланс.

Короче, тут я рассуждать не берусь. Даже обещать разобраться не буду – тут нужен настоящий эксперт, а не любитель вроде меня.

***

Что мы имеем в разделе «Итого»?

Если японцы предпримут могучий бросок в части наращивания своих ВМС, то они могут не пропустить нас на второе место.

Впрочем, серьёзно я такой вариант рассматривать бы не стал.

Если китайцы получат мощную технологическую поддержку и модернизируют хотя бы половину того, что у них сейчас плавает, да ещё сколько-то построят, то и они могут не пропустить нас на второе место.

Такой вариант я бы стал рассматривать серьёзно. Особенно если взять за горизонт планирования не 2020, и не 2025, а хотя бы 2030 год.

Если мы начнём срывать нашу программу, то нам вообще не светит. Если начнём срывать сильно, то отстанем и от галлов с бриттами. Впрочем, в это я тоже не верю.


Ну, а выйти на такое второе место, какое было у нас в конце 1980-х, когда ВМФ СССР по боевым возможностям уступал ВМС США, но водоизмещению превосходил их – выйти на такое второе место у нас шансов не будет ещё лет 50, я думаю.

Конечно, это уже глупо. За 50 лет такое может случиться… такое…

Всё. Опять, считай, целый день писал. А ведь я в отпуске. А света божьего не вижу.
Автор:
Владимир Мейлицев
Первоисточник:
http://vremena.takie.org/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

131 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти